96720

Межэтнические конфликты в современном обществе

Курсовая

Социология, социальная работа и статистика

Теоретические основы межэтнических конфликтов. Понятие межэтнического конфликта. Причины и факторы межэтнических конфликтов. Типы и формы межэтнических конфликтов. Функции этнического конфликта. Структура этнического конфликта. Межэтнические конфликты в современном мире. Этнические и религиозные войны в Африке.

Русский

2015-10-09

194 KB

16 чел.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Иркутский государственный университет»

(ФГБОУ ВПО «ИГУ»)

Педагогический институт

Кафедра географии, безопасности жизнедеятельности и методики

КУРСОВАЯ РАБОТА

Межэтнические конфликты в современном обществе

Выполнил: студент 3 курса группы 203311 ДБ

Алексеев Кирилл Игоревич                  

         Проверила: к. г. н., доцент, Ипполитова Н. А.

Иркутск 2015

Содержание

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1. Теоретические основы межэтнических конфликтов………………….5

1.1 Понятие межэтнического конфликта………………………………………...5

1.2 Причины и факторы межэтнических конфликтов…………………………..7

1.3 Типы и формы межэтнических конфликтов…………………………………9

1.3.1 Функции этнического конфликта…………………………………………12

1.4 Структура этнического конфликта………………………………………….15

Глава 2. Межэтнические конфликты в современном мире……………………19

2.1 Этнические и религиозные войны в Африке……………………………….19

2.2 Конфликты на Ближнем и Среднем Востоке……………………………….21

2.3 Конфликты в Восточной и Центральной Европе…………………………..24

Глава 3. Технология разрешения межэтнических конфликтов……………….26

3.1 Профилактика и урегулирование межэтнических конфликтов…………...26

Заключение……………………………………………………………………….33

Список использованной литературы……………………………………………36

ВВЕДЕНИЕ

Для нашей страны чрезвычайно актуальна проблема оптимизации межэтнического общения. В связи с этим существует насущная необходимость поиска новых путей анализа.

Главная причина столь пристального внимания к данному вопросу заключается в трудно разрешимости подобного рода конфликтов, которые к тому же стали одним из наиболее распространенных источников общественных противоречий и политической нестабильности. Большинство существующих в настоящее время конфликтов можно идентифицировать как этнорелигиозно-территориальные. Это косовский, баскский, ольстерский, карабахский, грузино-абхазский кризисы и другие. Огромное количество этнических конфликтов продолжает дестабилизировать ситуацию в странах Африки и Латинской Америки. Для Российской Федерации данная проблема также является серьезной – например, тяжелый конфликт, развернувшийся на территории России – война в Чеченской республике.[13]

Сегодня события,  происходящие в республиках СНГ, свидетельствуют о дезинтеграционных разрушительных тенденциях, угрожающих  новыми конфликтами. Поэтому проблемы изучения их истории, механизмов их предупреждения и урегулирования как никогда актуальны.

Целью курсовой работы является изучение особенностей межэтнического конфликта и способов его урегулирования.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

  •  раскрыть понятие этнического конфликта;
  •  рассмотреть основные характеристики этнических конфликтов – структуру и причины;
  •  определить типологию этнических конфликтов;
  •  проанализировать основные функции этнических конфликтов;
  •  выявить и охарактеризовать способы профилактики этнических конфликтов.

Объект - общество.

Предмет - Межэтнические конфликты и пути их разрешения.

Методы исследования – литературный.

Структура работы строилась в соответствии с поставленными задачами и состоит из введения, 3глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

  1.  Понятие межэтнического конфликта

В науке накопилось множество определений этого феномена, рассматриваемого как часть конфликта вообще. Можно сказать, что и этнический конфликт, как разновидность конфликта, отнюдь не является прецедентом современным. Он сопровождает человечество на протяжении длительного исторического периода, полного насильственных действий, разрушений, войн и глобальных катастроф.

Межэтнические конфликты (нередко их называют просто этническими) стали распространенным явлением в современном мире. По данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира в Осло, две трети всех насильственных конфликтов в середине 90-х годов были межэтническими. Переход к демократизации в нашей стране и распад СССР также сопровождались острыми межнациональными, межэтническими напряжениями и конфликтами.

Один из принципиальных вопросов для понимания таких конфликтов — вопрос об их связи с самим феноменом этничности: является ли связь между ними сущностной, заложенной в самом этническом многообразии человечества, или она сугубо функциональна? Если признать истинным первый подход, то тогда ингушей и осетин, арабов и евреев, армян и азербайджанцев следует признать «несовместимыми». Если исходить из второго, то надо сделать вывод: не этничность составляет суть таких конфликтов, она — форма их проявления.

В конфликтных ситуациях обнажаются противоречия, которые существуют между общностями людей, консолидированными на этнической основе. Далеко не в каждый конфликт бывает вовлечен весь этнос, это может быть его часть, группа, которая ощущает на себе или даже осознает противоречия, ведущие к конфликту. По существу конфликт есть способ разрешения противоречий, проблем, а они могут быть самыми разными.

Функциональный подход к пониманию конфликта характерен для большинства этноконфликтологов. В.А. Тишков определяет межэтнический конфликт как любую форму «гражданского, политического или вооруженного противоборства, в котором стороны, или одна из сторон, мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий».[5]

Л. М. Дробижева подчеркивает функциональную основу этнического конфликта, заложенную не в этничности, а в социальных проблемах, возникающих между группами, консолидированными на этнической основе.

А. Ямсков определяет этнический конфликт через описание коллективных действий: «Этнический конфликт - это динамически меняющаяся социально-политическая ситуация, порожденная неприятием ранее сложившегося статус-кво существенной частью представителей одной (нескольких) из местных этнических групп и проявляющийся в виде хотя бы одного из следующих действий членов данной группы:

а) начавшейся этноизбирательной эмиграции из региона;

б) создании политических организаций, декларирующих необходимость изменений существующего положения в интересах указанной этнической группы;

в) спонтанных акций протеста против ущемления своих интересов со стороны представителей другой местной этнической группы;

З. В. Сикевич в своем определении этнического конфликта смещает акценты с поведенческой составляющей на анализ пересечения этнического и политического пространств: «Под этническим конфликтом мы понимаем социальную ситуацию, обусловленную несовпадением интересов и целей отдельных этнических групп в рамках единого этнического пространства или этнической группы, с одной стороны, и государства, с другой, на пересечении этнического и политического пространства, выражающегося в стремлении этнической группы (групп) изменить этнические неравенства или политическое пространство в его территориальном измерении».

В последнем случае в определении жестко увязаны субъекты конфликта и глубинные цели их политической активности, какими бы декларациями они не прикрывались, и в каких бы формах не проявлялся сам этнический конфликт.[8]

Этнический конфликт - момент кульминации межэтнических противоречий, принимающих характер открытой конфронтации. Психологический словарь дает, к примеру, следующее определение: «Этнический конфликт - форма межгруппового конфликта, когда группы с противоречивыми интересами поляризуются по этническому признаку».

Заметное место в современной жизни занимают национально-этнические конфликты – конфликты на основе борьбы за права и интересы этнических и национальных групп. Чаще всего они связаны со статусными или территориальными претензиями.[1]

1.2. Причины и факторы межэтнических конфликтов

Обострение этнических проблем во всём мире усилило внимание к методологическим и концептуальным поискам в сфере этнических конфликтов. «Межнациональные конфликты как социальное явление есть столкновение интересов разного уровня и содержания, и представляет собой проявление сложных глубинных процессов в отношениях между отдельными этническими общностями, группами людей, протекающих под влиянием множества социально-экономических, политических, исторических, психологических, территориальных, сепаратистских, языково-культурных, религиозных и иных факторов», – считает М.Д. Давитадзе. Это означает существование национальных противоречий и проблем, вызывающих межнациональные конфликты, что, в свою очередь, порождает необходимость изучения причин их возникновения. Авторы труда «Социология межнациональных отношений в цифрах» выделяют следующие факторы, оказывающие влияние на межнациональные конфликты:

1. Национальный состав региона конфликта (выше его вероятность в смешанных регионах);

2. Тип поселения (вероятность выше в большом городе);

3. Возраст (крайние полюсы: «старшие-молодые» дают более высокую вероятность конфликта);

4. Социальное положение (выше вероятность конфликта при наличии маргиналов);

5. Уровень образования (корни конфликта гнездятся в массе невысокого уровня образования, однако, следует помнить, что идеологами его всегда выступают отдельные представители интеллигенции);

6. Политические взгляды (конфликты значительно выше у радикалов).

Какими бы причинами ни вызывались межэтнические конфликты, они приводят к массовому нарушению законов и прав граждан. Объективными причинами обострения межэтнической напряженности могут быть:

во-первых, последствия серьёзных деформаций национальной политики, накопившаяся за долгие десятилетия неудовлетворенность, выплеснувшаяся наружу в условиях гласности и демократизации;

во-вторых, результат серьёзного ухудшения экономического положения в стране, которое также порождает недовольство и вражду у различных слоёв населения, причём эти негативные настроения канализируются, прежде всего, в сфере межнациональных отношений;

в-третьих, следствие закостеневшей структуры государственного устройства, ослабления тех основ, на которых создавалась свободная федерация советских народов.[16]

Немаловажны и факторы субъективного порядка.

Межнациональные конфликты по причине и характеру происхождения могут быть:

•   социально-экономическими (безработица, задержки и невыплаты зарплаты, социальных пособий, не позволяющие большинству граждан удовлетворять необходимые потребности, монополия представителей одного из этносов в какой-либо сфере услуг или отраслей народного хозяйства, и т. д.);

•   культурно-языковыми (связанными с защитой, возрождением и развитием родного языка, национальной культуры и гарантированных прав национальных меньшинств);

•   этнодемографическими (сравнительно быстрое изменение соотношения численности населения, т.е. увеличения доли пришлого, иноэтнического населения в связи с миграцией вынужденных переселенцев, беженцев);

• этнотерриториально-статусными (несовпадение государственных или административных границ с границами расселения народов, требование малых народов о расширении или приобретении нового статуса);

•    историческими (взаимоотношения в прошлом – войны, былые отношения политики «господство – подчинение», депортации и связанные с ними негативные аспекты исторической памяти, и т. д.);

•    межрелигиозными и межконфессиональными (включая различия в уровне современного религиозного населения);

• сепаратистскими (требование создать собственную независимую государственность или же воссоединение с соседним «материнским» или родственным с культурно-исторической точки зрения государством).

Причиной возникновения межэтнических конфликтов могут стать и любые необдуманные или заведомо провокационные заявления политиков, национальных лидеров, представителей духовенства, СМИ, происшествия бытового характера, случаи.  Фактически этнонациональные организации не являются силами межнационального согласия и предотвращения конфликтов. Наоборот, в ряде случаев они выступают с деструктивных позиций, как это имело место с осетинской организацией «Стыр Ныхас» по отношению к усилиям североосетинских и ингушских властей преодолеть последствия конфликта.[6]

1.3 Типы и формы межэтнических конфликтов

Исходя из анализа межэтнических конфликтов прошлого, особенно конца 80-ых – начала 90-ых годов XX века, можно выделить основные типы межэтнических столкновений.

Во-первых, это конфликты, основанные на психологических стереотипах. Они зачастую вспыхивают неожиданно и не имеют за собой какую-либо рациональную основу. Здесь большую роль играют именно психологические факторы: эмоции, чувства и переживания. Так же средства массовой информации могут подтолкнуть этнос для развязывания войны. Неверно понятая информация, слухи и первоначальная ненависть к другому народу побуждают этнос начать вооруженное столкновение.

Второй тип — межэтнические конфликты идеологических концепций (или доктрин).

К третьему типу можно отнести те столкновения, когда в ход событий вмешиваются политические организации. Они имеют значительное влияние и могут кардинальным способом изменить обстановку, так как обладают властью и силой принуждения. Политические институты в свою очередь могут, как ослабить конфликт и привести его стороны к примирению, так и наоборот разжечь его еще больше.

Четвертый тип заключается в избрании стратегической цели этносоциального движения.[11]

Конечно же, исходя их предпосылок, можно выделить и другие классификации межэтнических конфликтов. Например, по особенностям противоборствующих сторон выделяют:

1) «горизонтальные» конфликты между этническими группами (например, осетино-ингушский конфликт или ферганский конфликт между узбеками и турками-месхетинцами);

2) «вертикальные» конфликты между этнической группой и государством (например, чеченский или карабахский конфликты).

Самый простой принцип определения формы этнического конфликта — это от несение его к ненасильственным или насильственным. Но те и другие бывают разными. Центр этнополитических и региональных исследований среди насильственных конфликтов на территории Российской Федерации и стран ближнего зарубежья выделил следующие:

Региональные войны (шесть из них длительные — не менее не скольких месяцев), т.е. вооруженные столкновения с участием регулярных войск и использованием тяжелого вооружения. Это Карабахский, Абхазский, Таджикский, Южноосетинский, Приднестровский конфликты (сюда же относится Чеченский конфликт);

Краткосрочные вооруженные столкновения, продолжавшиеся несколько дней и сопровождавшиеся жертвами. К ним относятся, в частности, столкновения в Фергане, Оше, Осетино-ингушское, а также в Сумгаите, — всего около 20. Такие столкновения называют «конфликтами-бунтами», «конфликтами-погромами», «конфликтами неуправляемых эмоций».

Другие конфликты отнесены к невооруженным. Их в Центре насчитывают на постсоветском пространстве более 100. Среди них достаточно четко, на наш взгляд, выделяются институциональные формы конфликта, когда в противоречие приходят нормы конституций, законодательства, реализующие идеологемы конфликтующих сторон. Не всегда такая форма конфликтов сопровождается межобщинными конфликтами.

Еще одна форма — манифестирующие проявления конфликтов, к числу которых следует отнести митинги, демонстрации, голодовки, акции «гражданского неповиновения».[4]

Наконец, как уже говорилось, существует идеологическая форма конфликтов, когда разгорается «конфликт идей».

Каждая из указанных форм отличается «действующими лицами», или основными субъектами, конфликта. При доминирующей институциональной форме главными действующими лицами являются властные структуры, партии, организаторы общественных движений, обычно действующие через институты власти. При манифестирующей форме конфликта субъектом выступают уже значительные массы людей, поэтому данную форму называют еще конфликтами «массовых действий». И, наконец, участниками идеологических по форме конфликтов являются группы элиты — политической, научной, художественно-творческой. Их идеи транслируются работниками средств массовой информации и сферы образования. [7]

Особую роль в развитии конфликтов, в том числе в придании им массовой формы, играют средства массовой информации. Любая искаженная информация, неуместные определения, эпитеты очень быстро накаляют страсти.

В зонах этнополитических, идеологических и институциональных конфликтов распространено устойчивое мнение о необъективности отражения ситуации в республиках средствами массовой информации, и это создает напряжение в межнациональных отношениях титульных национальностей и русских. Иногда речь идет даже об информационной войне.[11]

1.3.1. Функции межэтнических конфликтов

На современном этапе четко выделяются как осуждение враждебных противоборств на любом уровне, так и признание важной роли мирно разрешаемых конфликтов в установлении взаимопонимания и сотрудничества между сторонами.

Функция конфликта выражает, с одной стороны, его социальное назначение, а с другой – зависимость, которая возникает между ним и другими компонентами общественной жизни. В первом случае берутся во внимание последствия конфликта, во втором – направленность отношений конфликтующих субъектов социальных связей.[3]

Конфликтное столкновение относится к тем явлениям, которые не поддаются однозначной оценке. Оно выступает способом социального взаимодействия в условиях обострения напряженности между субъектами, когда обнаруживаются несовместимые взгляды, позиции и интересы, происходит противоборство сторон, преследующих далеко отстоящие друг от друга цели.

Уже в силу самой своей природы конфликт может являться носителем и созидательных, и разрушительных тенденций, быть добром и злом одновременно, приносить как благо, так и вред участвующим в нем сторонам. Поэтому его функции характеризуются с учетом позитивных и негативных последствий.

Положительными, функционально полезными результатами конфликта считаются решение той проблемы, которая породила противоречие и вызвала столкновение, с учетом взаимных интересов и целей всех сторон, а также достижение понимания и доверия, укрепление партнерских отношений и сотрудничества, преодоление конформизма, покорности, стремления к превосходству. К отрицательным, дисфункциональным последствиям конфликта относятся неудовлетворенность общим делом, уход от решения назревших проблем, нарастание враждебности в отношениях.[9]

По своему содержанию функции конфликта охватывают как материальную сферу (связаны с экономическими интересами, выгодой или потерями), так и духовно-нравственную сферу (способны повышать или ослаблять социальную активность, поощрять или подавлять оптимизм, воодушевление людей). Все это эмоционально сказывается на эффективности совместной деятельности, может облегчать либо затруднять процесс управления организацией.

Жизнь представляет бесчисленное количество фактов, подтверждающих функциональное разнообразие конфликтов по направленности, полезным и вредным последствиям.

Одна из основных функций конфликта – та, благодаря которой достигается интегрирующий эффект. Интеграция выигрывает в тех конкретных ситуациях, когда конфликт приводит к объединению совместных усилий на основе согласования взаимных интересов, и проигрывает, если конфликтное столкновение наносит трудно восполнимый ущерб организованности и единству.

Важнейшая функция конфликта – активизация социальных связей, придание взаимодействию сторон и их отношениям большей динамичности и мобильности. Соответствующим получается и расклад последствий конкретного конфликта. Он может способствовать социальной мобильности, ускорять или замедлять процесс социально-экономического и духовно-нравственного развития.

К существенным функциям конфликта относится сигнализация об очагах социальной напряженности. Конфликтное столкновение позволяет не только обнаружить нерешенные проблемы и серьезные промахи в ведении дела, но и предоставляет возможность для открытого выражения потребностей, интересов и устремлений субъектов, их неудовлетворенности или протеста. Важно, уяснив причину конфликта, оценить его функциональную направленность.

Весьма значима и такая функция конфликта, как трансформация (преобразование) отношений. Конфликт, поляризуя противоположные силы, одновременно создает предпосылки для их объединения и сплоченности на новой основе, способствует укреплению взаимного уважения и доверия.

Если же в конфликте преобладают негативные начала, такой конфликт отвращает противоборствующие стороны от сотрудничества, воздвигает искусственные преграды на пути к взаимопониманию, подогреваемые стремлением продолжить противостояние и, не считаясь ни с чем, любой ценой настоять на своем. В результате ухудшается морально-психологическая атмосфера, осложняются отношения между соучастниками общего дела.[10]

Более полная информированность, достигаемая благодаря развертыванию конфликта, способствует установлению нормального общения, выявлению общих представлений об истинном положении вещей, согласованию взаимных интересов и обязательств сторон. А это в свою очередь может дать выход доброжелательным отношениям, равноправному диалогу, открытости в обмене расходящимися по смыслу мнениями, что необходимо и практически всегда полезно для того, чтобы каждый лучше понимал других участников конфликта, мотивы их поведения, те потенциальные способности, которыми они располагают.

И еще на одну немаловажную функцию конфликта следует обратить внимание – на профилактику (предотвращение) разрушительных противоборств. Достигая разрядки напряженности между участниками конфликта, улаживая возникшие и обострившиеся разногласия, удается избежать столкновений со значительным материальным ущербом и нравственными потерями. Но только тщательное осмысление конфликтного процесса, его результатов может с большей точностью указать ведущий вектор происходящих изменений. Лишь через призму тщательного анализа и осознание последствий определяется преобладающая функция конкретного конфликта. Тем более что последствия конфликта зависят от многих факторов объективного и субъективного порядка, характера поведения сторон, методов преодоления расхождений, умения тех, кто управлял конфликтом.[8]

1.4 Структура этнического конфликта

Прежде всего, всякий конфликт характеризуется, конечно же, конфликтующими сторонами, а также предметом противоборства. Эти два определяющие элемента конфликта не исчерпывают его структуру. Последняя включает конфликтное действие в той или иной форме и направляющее его сознание, средства и методы действия, поле конфликта. Кроме того, ни один конфликт невозможен без сложившейся до его появления конфликтной ситуации. Рассмотрим отмеченные структурные элементы конфликтного взаимодействия.

Субъектами конфликта, в зависимости от его уровня, выступают индивиды, группы, классы, национально-этнические общности, организации, социальные институты, общественные и политические объединения, государства, международные сообщества. Ключевым моментом в анализе конфликта, считает А.Турен, является четкое определение социальных оппонентов и их ценностных ориентации.

Субъекты конфликта не остаются неизменными в процессе противоборства. О зрелости конфликта судят по степени формирования субъектов. Чем более развит конфликт, тем выше зрелость субъектов. Динамика конфликта прямо связана с развитием его субъектов, и наоборот. Если конфликт перерастает в иное качественное состояние, соответственно качественно изменяются противоборствующие стороны. В случае развития экономического конфликта в политический ведущую роль начинают играть политическая организация наемных рабочих, с одной стороны, и институты политической власти, с другой. В такой ситуации возможны два варианта преобразования инициатора конфликта: подключение к организации экономической борьбы политических партий и движений или превращение организации, созданной для защиты экономических интересов определенной социальной группы, в политическую организацию, ведущую борьбу за власть.

Проблема субъекта конфликта имеет еще один аспект. Для анализа конфликта, его динамики важно различать субъекта, инициирующего конфликтное действие и доминирующего и этом действии. Причем, это не всегда один и тот же субъект. Агент, спровоцировавший конфронтацию, зачастую оказывается не ведущей, не определяющей, а ведомой, определяемой стороной. Изменение соотношения противоборствующих сил — одна из закономерностей конфликта, в особенности классового, да международного. Для военных конфликтов — это правило, хотя в истории было немало войн без победителей.[7]

Теперь о предмете конфликта. Материальный или духовный объект общественной жизни, в отношении которого формируется противоположная направленность активности людей, составляет предмет конфликта. Им могут быть экономические и социальные блага, материальные и духовные ценности, политические режимы, юридические институты, политические и общественные лидеры, их программы, идеологические доктрины, религиозные верования, права и свободы человека, нравственные и эстетические идеалы, разнообразные традиции и многое другое, что составляет элементы цивилизованной социальной жизни. В конфликте наряду с реальным предметом конфронтации может фигурировать мнимый, так сказать, квази - предмет. Действительный предмет нередко скрыт до поры до времени.

Козер Л. обозначил в качестве переменных (предмета) конфликта власть, статус, перераспределение ценностей и доходов. Дарендорф Р. назвал предметом современного социального конфликта право на включение в «большинство» общества, добившегося нормальных для себя условий жизни. Парсонс Т. и его сторонники считают предметом общественного конфликта сохранение стабильности системы, ее нормативно-ценностной основы. Марксисты на первый план классового конфликта выдвигают отношения собственности на средства производства и определяемое ими политическое господство владельцев собственности.

Как следует из сказанного, понимание предмета конфликта имеет концептуальное значение и связано с общим подходом тех или иных авторов к пониманию механизма социального процесса в целом. Предмет конфликта — это его источник. В зависимости от глубины проникновения анализа в суть общественных процессов, исследователем фиксируется определенный уровень основы конфликта. Скажем, Парсонс Т. ограничивается объяснением большинства конфликтов отклоняющимся поведением людей. «Одним из источников изменения, — пишет он, — служит распространение отклоняющегося поведения, равно как и разрастание различного вида конфликтов, причем большинство конфликтов содержит в качестве существенных ингредиентов то, что может быть с полным основанием названо отклоняющимся поведением». Отсюда, естественно, вывод о конфликте как временном, патологическом явлении.[12]

Уже говорилось об определении Л.Козера, считающего общими основаниями конфликтов власть, статус, ценности. Это определение также недостаточно глубоко выясняет предмет конфликта — отношения господства, в первую очередь социально-экономического, что предопределяет типологию статусов, характер власти и ценности. Ограниченным представляется марксистский подход, поскольку им признаются в качестве основы конфликта, его предмета лишь классовые отношения господства. В обществе же, как известно, существуют и иные виды господства, порождающие противоположность интересов, позиций, взглядов и т.п. Политические структуры как само достаточные реальности, различного рода социальные институты, представляющие собой независимые образования, господствующие системы ценностей — все эти элементы общества оказывают обратное воздействие на классовые отношения и служат постоянным источником разнообразных конфликтов.

Предметом многих конфликтов служит уровень эффективности экономики, политического руководства и организации общественной жизни в различных ее областях.

Предмет конфликта — это та переменная, которая характеризует любой конфликт. Ее анализ всегда необходим, какими бы ни были конфликтные отношения.

Конфликтная ситуация включает, в первую очередь, острую форму противоречия, образующего основу конфликта; именно такую, при которой обе противоположности или одна из них уже не могут существовать в рамках прежней взаимосвязи, единства. [9]

Наличие конфликтной ситуации свидетельствует о сформировавшихся конфликтогенных факторах, говорит о появлении инициатора конфликта (лидера, группы, организации), а также о готовности поддержать его со стороны других субъектов со сложившейся установкой на конфликт. Конфликтная ситуация в обществе — это ситуация социальной напряженности, когда подорвана легитимность в самом широком смысле слова (социальная оправданность) различных общественных структур, ценностей, порядка. Конфликтная ситуация стимулируется кризисными явлениями. Кризисы в обществе могут выступать условием возникновения конфликтной ситуации, либо являются фоном, на котором развертываются конфликты.[10]

ГЛАВА 2. МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

2.1 Этнические и религиозные войны в Африке

Все последнее столетие Африканский континент становился полем боя для межконфессиональных войн. Многие страны континента пережили настоящую религиозную резню. Некоторые переживают ее до сих пор. Последние четырнадцать лет Судан раздирается ожесточенным противоборством между властью и оппозицией. Кровопролитная гражданская война унесла уже 2 миллиона человеческих жизней, а 600 тысяч суданцев были вынуждены покинуть свою родину.

Политические противоречия здесь отступают на второй план и уступают место противоречиям религиозным. Суданские власти выражают интересы мусульманской части страны, составляющей 70% всего населения, тогда как оппозиция строго ориентирована на язычников (25%) и христиан (5%). Причем ситуация усложняется тем, что правящий режим борется еще и с неортодоксальными нубийскими мусульманами, а также с многочисленными исламскими сектами.

В Нигерии, самой крупной стране Африканского континента, идет непрекращающийся религиозный конфликт между христианами, мусульманами и язычниками.

Этнические и религиозные распри, постоянно раздирающие Нигерию, стали одной из самых больших опасностей для этой молодой страны. Борьба за власть в федерации между политическими деятелями Севера (мусульмане хауса, фульбе) и Юга (христиане йоруба, игбо) непрерывно осложняет политическое положение в стране.[2]

Жестокие столкновения часто парализуют Лагос - экономическую столицу и самый крупный город Нигерии. В этом десятимиллионном африканском мегаполисе кровопролитные столкновения на улицах между христианами и мусульманами считаются совершенно обыденным явлением. В Лагосе, бывшей столице Нигерии, экстремисты из "Конгресса народа Одуа", представляющего собой военизированную группировку народности йоруба, захватывают представителей народности хауса и вершат над ними самосуд.

В штате Кадуна после введение шариата христиане, составляющие примерно половину населения штата, устроили массовый марш протеста. В считанные часы город был охвачен погромами.

Большинство стран Азии и Африки долгое время находились в колониальной или полуколониальной зависимости и обрели суверенитет около пятидесяти лет назад. Зачастую новые государства создавались метрополиями без учёта исторически сложившихся общностей (в том числе и религиозных), а границы проводились в зависимости от политической и военной конъюнктуры. В результате общности, исповедовавшие одну и ту же религию, оказались разобщёнными. Такая ситуация сложилась, например, в Эфиопии, в состав которой входили народности и территории, отличающиеся в этническом и религиозном отношении и сохранявшие определённую долю самостоятельности. В 1993 г. В результате многолетней гражданской войны провинция Эритрея превратилась в самостоятельное государство, где основная религия - ислам, тогда как население Эфиопии исповедует христианство.

«Полное отсутствие расовой толерантности - явление, типичное для Ливии. В 2000 году, в местах компактного проживания чернокожих (в рабочих городках и лагерях при промышленных центрах) под расистскими лозунгами прошла серия массовых избиений и грабежей выходцев из Тропической Африки. По предварительным данным, прямыми жертвами нападений стали не менее 130 человек. Граждане Ганы попробовали ответить нападавшим, и в результате многие из них оказались за решеткой. Все они приехали в Ливию на заработки, совершенно не предполагая подобного исхода. Помимо выходцев из Нигерии и Ганы жертвами погромов стали также подданные Чада, Нигера и Судана.

Этнорасовые противоречия являются одной из причин затяжной гражданской войны в Судане, они способствовали длительному внутриполитическому противостоянию в Чаде, не раз взрывали политическую стабильность в Мавритании. В Гвинее межрасовая напряженность всегда обострялась синхронно с экономическими неурядицами: торговую жизнь страны контролируют по большей части выходцы из ливанской и сирийской общин, и именно на них традиционно обрушивается гнев наиболее бедных слоев населения.

Конфликты на расовой почве между представителями "белой" (арабской) и "черной" Африки вызваны давними социально-экономическими и более глубокими межцивилизационными противоречиями. Эти противоречия до сих пор остаются неразрешимой проблемой для адептов панафриканизма, приверженных идее Соединенных Штатов Африки. К тому же, что сегодня особенно важно, они грозят нанести ущерб реальной общеконтинентальной солидарности в таких важнейших международных конфликтах, как арабо-израильское противостояние на Ближнем Востоке».[13]

2.2. Конфликты на Ближнем и Среднем Востоке

Наиболее ярким примером действия этого фактора может служить ситуация в Ливане. Ливан - уникальная страна по конфессиональному составу, в нем проживают более двадцати религиозных групп. Свыше половины населения составляют мусульмане (сунниты, шииты, друзы), около 25 % ливанских арабов - христиане-марониты. В Ливане проживают армяне и греки, исповедующие христианство, курды и палестинские беженцы, в массе своей относящиеся к мусульманам, но среди них есть и последователи христианства. На протяжении веков каждая этнорелигиозная община стремилась сохранить свой обособленный характер, при этом лояльность клану всегда ставилась выше верности государству.

Таким образом, религиозные общины сосуществовали как отдельные социокультурные группы. В 1943 г., когда Ливан стал независимой республикой, был заключен негласный Национальный пакт, который предусматривал систему распределения высших должностей в зависимости от принадлежности к религиозной общине (президент республики - христианин, премьер-министр - мусульманин-суннит, а председатель парламента - мусульманин-шиит). Христиане-марониты, традиционно составляющие наиболее состоятельную часть ливанцев, благодаря такому распределению власти значительно укрепили свои позиции в стране, что не могло не вызывать недовольства у мусульманского населения. Создание ОАР в 1958 г. активизировало деятельность мусульман в Ливане и привело к вооруженным столкновениям.[10]

 В 1960-х гг. Ливан оказался втянут во внутриарабские конфликты, в результате шестидневной войны 1967 г. и наплыва палестинских и иорданских беженцев он превратился в один из главных центров деятельности антиизраильских политических организаций. В 1975-1976 гг. спорадические столкновения между мусульманами и христианами переросли в кровопролитную гражданскую войну. В состав мусульманской коалиции вошла Организация Освобождения Палестины (ООП), на помощь маронитам пришел Израиль. В результате посреднической деятельности ЛАГ ситуация в стране стабилизировалась, на ливано-израильской границе была создана буферная зона для защиты Израиля от базирующихся в Ливане боевых отрядов ООП. В 1982 г. израильские войска вторглись на территорию южного Ливана для того, чтобы вытеснить оттуда ООП, что и было сделано, а для стабилизации обстановки были введены межнациональные силы (США, Великобритании, Франции и Италии). Мусульманская коалиция (включавшая движение АМАЛЬ, которое поддерживала Сирия, исламский АМАЛЬ, Хезболлах, которые поддерживал Иран), не признала ливано-израильского соглашения и начала осуществлять диверсионные действия против иностранных войск, что привело к их выводу в 1984 г. Окончательное истощение сил мусульманской и маронитской коалиций побудило воюющие стороны заключить в 1989 г. Хартию национального согласия. В стране остались сирийские войска, и суверенитет Ливана был существенно ограничен. Период относительного затишья закончился, когда в 2005 г. бывший премьер-министр Ливана Харири был убит. На волне массовых выступлений, спровоцированных этим убийством, а также под давлением западных стран сирийские войска наконец-то покинули Ливан. Новое прозападное правительство не смогло взять под свой контроль ситуацию в стране, и межконфессиональные противоречия вновь обострились. Шиитская проиранская группировка Хезболлах (ее лидер - шейх Насралла) контролировала южные районы Ливана, пограничные с Израилем; власть центрального правительства в этих районах была номинальной. Летом 2006 г. действия боевиков Хезболлы спровоцировали очередное израильское вторжение на территорию Ливана. Израильская армия предприняла массовые бомбардировки, что привело к жертвам среди мирного населения. Боевики Хезболлы оказали упорное сопротивление, и впервые за много лет военная акция Израиля не достигла своих конечных целей. Под давлением международного сообщества израильские войска покинули территорию Ливана, в южные районы страны были введены регулярные части ливанской армии и международные миротворческие силы, но внутриполитическая ситуация в Ливане, прежде всего в конфессиональной сфере, осталась крайне напряженной.[14]

Дискриминация отдельных религиозных групп населения, проявляющаяся в социально-экономическом неравенстве, а также в преобладании в политической элите страны представителей определенной конфессии. Такая ситуация сложилась, например, в Ираке, где исторически господствовало арабское суннитское меньшинство, в то время как большая часть арабского населения была представлена шиитами; кроме того, на севере страны проживают курды. Такое положение сохранялось как при короле, вплоть до революции 1958 г., так и при последующих режимах, включая правление Саддама Хуссейна. Господство суннитов вызывало недовольство у шиитского большинства, что привело к шиитскому восстанию 1991 г.[2]

Конфликт между суннитами и шиитами дал о себе знать и во время событий 2003 г. Быстрое падение режима Саддама Хуссейна, всех его государственных и общественных институтов во многом было связано именно с тем, что значительная часть населения Ирака к началу вторжения американо-английских войск не поддерживала существующую политическую систему. Последние годы шииты играют все большую роль в политической жизни Ирака, они доминируют во вновь созданных органах власти, государственной безопасности и армии. Это, в свою очередь, вновь порождает конфликтную ситуацию внутри Ирака и провоцирует террористическую деятельность суннитских боевиков. Этот же фактор спровоцировал и внутренний конфликт на Филиппинах, где дискриминированное мусульманское меньшинство в 1969 г. подняло восстание под лозунгами свержения филиппинского «колониализма».[11]

2.3 Конфликты в Восточной и Центральной Европе

Особенность современной ситуации в странах Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы, с одной стороны, состоит в том, что тенденция к созданию моноэтничных государств противоречит демократии и делает такие государства нежизнеспособными. Для указанных регионов Европы характерны перемешанность этносов, долговременное проживание их на одной территории и отождествление в этническом сознании представлений о единстве и идентичности территории, национальности, государства, нации, религии и общества.

С другой стороны, у жителей этих стран и у лиц, причисляющих себя как к титульным этническим общностям, так и национальным меньшинствам, за столь короткий исторический срок (после 1991 г.) не успело сформироваться чувство политической ответственности за свои политическую идеологию, выбор, поведение и т.д. Гражданское общество и присущее ему сознание ещё отсутствуют. Поэтому обыденное сознание привычно перекладывает ответственность либо на современного харизматического лидера, либо на предшествующие поколения.

В конце 80 - начале 90-х гг. и в Югославии сплелись воедино застарелый межэтнический конфликт, то есть взаимные обиды, нанесённые народами этих государств друг другу за долгое время их проживания на одной территории или же рядом друг с другом, и социально-политические противоречия. Абсолютизация прав этнических общностей на создание государственных образований в сочетании с тяжелым психологическим и политическим наследием тоталитаризма и идеологическим - коммунизма, укоренившиеся в сознании многих политиков и простых людей разных национальностей, делают возникшие конфликты чрезвычайно трудно разрешимыми.[15]

В период обострения межэтнических отношений в Юго-Восточной и Центральной Европе история, политология, другие гуманитарные науки часто используются для обоснования притязаний вновь образовавшихся государств на те или иные территории. При этом активно используются традиции идеологии национальных движений XIX- XX веков, опирающиеся на историческое и естественное право, национальный принцип, подсчеты этнодемографического состава населения. В то же время часто сравнивают, проводя не всегда корректные аналогии, Австро-Венгерскую и Российскую империи, СССР и Югославию, хотя это во многом типологически и исторически разные многонациональные и полиэтничные государства.

Распад единых полиэтнических тоталитарных коммунистических государств в Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европе и образование некоторыми из входивших в него народов «своих» национальных государств не снялс повестки дня вопрос о национальном самоопределении народов Средней и Юго-Восточной Европы. Ни после создания, ни после распада Югославии этот вопрос также не был решен. Остались и проблемы границ между новыми государствами, внутригосударственные межэтнические конфликты стали межгосударственными, а на смену крупным авторитарным государствам пришли им подобные, только более мелкие. Социальный тоталитаризм и социальная гомогенность были заменены на этнические. Новые государства для многих народов так и не стали «своими», несмотря даже на этническое родство с новой государствообразующей нацией.[4]

ГЛАВА 3. ТЕХНОЛОГИЯ РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

3.1 Профилактика и урегулирование этнических конфликтов

На развитие межэтнических конфликтов влияют не только причины, приводящие к ним, но и другие обстоятельства: во-первых, то, насколько широко они разрастаются, какое охватывают пространство (при этом имеется в виду не просто территория, что важно особенно для насильственных конфликтов, а именно какая это территория - равнинная, горная, лесистая, болотистая и т.д.); во-вторых, население какого типа поселений вовлечено в конфликт - большого города, малого города, поселков и т.д. Имеют значение также интенсивность и время развития конфликта, поскольку, например, чем затяжнее конфликт, тем сложнее выходить из него.

Методом ослабления конфликта является деконсолидация сил, участвующих в конфликте, с помощью системы мер, которые позволяют отсечь (например, путем дискредитации в глазах общественности) наиболее радикальные элементы или группы и поддержать силы, более склонные к компромиссам, переговорам.

Важно в процессе регулирования конфликта исключить воздействие факторов, способных консолидировать ту или иную конфликтующую сторону. Таким фактором может быть применение силы или угроза ее использования. Опыт Чеченского конфликта очень наглядно продемонстрировал это.

Применение широкого спектра санкций– от символических до военных. Следует учитывать, что санкции могут работать на экстремистские силы, усиление и ожесточение конфликта. Вооруженное вмешательство допустимо только в одном случае: если в ходе конфликта, принявшего форму вооруженных столкновений, имеют место массовые нарушения прав человека.

Перерыв конфликта. В результате меняется эмоциональный фон конфликта, снижается накал страстей, ослабевает консолидация сил в обществе.[3]

Прагматизация переговорного процесса. Разделение глобальной цели на ряд последовательных задач, которые решаются совместно от простых к сложным.

Предупреждение конфликтов – сумма усилий, направленная на не допускание событий, приводящих к конфликтам.

При регулировании многих межнациональных конфликтов этносоциологи выступали экспертами, а нередко и участниками переговорного процесса. В Центре, в субъектах Российской Федерации этносоциологи участвовали в подготовке законов, регулирующих межнациональные отношения, предупреждающих межэтнические конфликты, выполняли гуманистическую миссию, помогая проводить акции народной дипломатии.[12]

Структурообразующую роль в межэтническом общении играют существующие межэтнические границы, которые сами подвержены трансформации за счет действия разнообразных факторов как геополитического (единое политико-административное пространство, близость территориальных границ, экономическое взаимодействие и т.д.), так и культурологического характера (обычаи, традиции, историческое прошлое, конфессиональная принадлежность и т.д.). В свою очередь, от степени подвижности этнических границ существенным образом зависит выбор той или иной поведенческой стратегии, избираемой этнической группой в тех или иных ситуациях межэтнического контакта, возникающих на разных планах и уровнях общественной жизни.

Таким образом, подвижность этнических границ и выбор конкретной групповой поведенческой стратегии в межэтническом взаимодействии в значительной мере детерминированы сложным комплексом взаимообусловленных и сопряженных факторов как объективного, так и субъективного свойства, среди которых немаловажную роль наряду с этническими стереотипами и ценностными установками играет тот или иной тип этнической идентичности.

Теоретическое осмысление процессов, происходящих в столь деликатной сфере человеческого бытия, какой являются межэтнические отношения, должно стать основой для выработки властными структурами различного уровня действий, адекватных современным реалиям общественной жизни. В нынешней ситуации обсуждаемые проблемы блокированы наличием более существенных, лежащих в той же области, но сохраняющих тенденцию к проявлению в форме межэтнического конфликта. Со временем, будем надеяться, они все же разрешатся, однако временно скрытые трудности могут обозначиться в неожиданном ракурсе. Между тем, неожиданностей можно избежать уже сегодня, не только выстраивая региональную политику и проводя соответствующие мероприятия в русле урегулирования уже проявившихся конфликтов, но и налаживая повседневную работу по профилактике возможных, что в действительности является двумя сторонами одного и того процесса.[2]

Существует пять способов разрешения способы разрешения межэтнических конфликтов.

Первый способ можно условно назвать геттоизацией (от слова "гетто"). Он реализуется в ситуациях, когда человек прибывает в другое общество, но старается или вынужден (из-за незнания языка, природной робости, иного вероисповедания или по каким-либо другим причинам) избегать всякого соприкосновения с чужой культурой. В этом случае он старается создать собственную культурную среду - окружение соплеменников, отгораживаясь этим окружением от влияния инокультурной среды.

Практически в любом крупном западном городе существуют более или менее изолированные и замкнутые районы, населенные представителями других культур. Это китайские кварталы или целые чайнатауны, это кварталы или районы, где поселяются выходцы из мусульманских стран, индийские кварталы и т. д. Например, в берлинском районе Кройцберг в процессе многих десятилетий миграции турецких рабочих и интеллектуалов-беженцев возникла не просто турецкая диаспора, но своего рода гетто. Здесь большинство жителей - турки, и даже улицы в этом районе имеют турецкий облик, который придают им реклама и объявления почти исключительно на турецком языке, турецкие закусочные и рестораны, турецкие банки и бюро путешествий, представительства турецких партий и турецкие политические лозунги на стенах. В Кройцберге можно прожить всю жизнь, не сказав ни слова по-немецки.

Второй способ разрешения конфликтов - ассимиляция, противоположная по сути геттоизации. В случае ассимиляции индивид полностью отказывается от своей культуры и стремится целиком усвоить необходимый для жизни багаж чужой культуры. Конечно, это не всегда удается. Причиной затруднений оказывается либо недостаточная пластичность личности самого ассимилирующегося, либо сопротивление культурной среды, частью которой он намерен стать.

Такое сопротивление встречается, например, в некоторых европейских странах (во Франции, в Германии) по отношению к новым эмигрантам из России и стран СНГ, которые хотят стать своими среди немцев или французов. Даже при условии успешного овладения языком и достижения приемлемого уровня повседневной компетентности среда не принимает их как своих, они постоянно "выталкиваются" в ту среду, которую по аналогии с невидимым колледжем (термин социологии) можно назвать невидимым гетто - в круг соплеменников и "сокультурников", вынужденных вне работы общаться только друг с другом. Разумеется, для детей таких эмигрантов, включенных в инокультурную среду с раннего детства, ассимиляция не составляет проблемы.

Третий способ разрешения конфликтов – промежуточный, состоящий в культурном обмене и взаимодействии. Для того чтобы обмен осуществлялся адекватно, то есть приносил пользу и обогащал обе стороны, нужны благожелательность и открытость с обеих сторон, что на практике встречается, к сожалению, чрезвычайно редко, особенно если стороны изначально неравны: одна - автохтоны, другая - беженцы или эмигранты. Тем не менее примеры такого удавшегося культурного взаимодействия в истории есть: это гугеноты, бежавшие в Германию после ужасов Варфоломеевской ночи, осевшие там и многое сделавшие для сближения французской и немецкой культур; это немецкие философы и ученые, покинувшие Германию после прихода к власти нацистов и сумевшие внести весомый вклад в развитие науки и философии в англоязычных странах, существенно изменившие там интеллектуальный климат и повлиявшие на развитие общественной жизни вообще. Вообще же результаты такого взаимодействия не всегда очевидны в самый момент его осуществления. Они становятся видимыми и весомыми лишь по прошествии значительного времени.

Четвертый способ решения конфликтов - частичная ассимиляция, когда индивид жертвует своей культурой в пользу инокультурной среды в какой-либо одной из сфер жизни: например, на работе он руководствуется нормами и требованиями инокультурной среды, а в семье, на досуге, в религиозной сфере - нормами своей традиционной культуры. Такая практика преодоления культурных противоречий, пожалуй, наиболее распространена. Эмигранты обычно ассимилируются частично, разделяя свою жизнь как бы на две неравные половины. Как правило, ассимиляция оказывается частичной либо когда невозможна геттоизация, полная изоляция от окружающей культурной среды, либо когда по разным причинам невозможна полная ассимиляция. Но частичная ассимиляция может быть также вполне намеренным позитивным результатом межэтнического взаимодействия.

И, наконец, пятый способ разрешения конфликтов - культурная колонизация. Определить механизм колонизации в самом общем виде очень просто. О колонизации можно вести речь тогда, когда представители чужого этноса, прибыв в страну, активно навязывают титульному этносу собственные ценности, нормы и модели поведения.[1]

При этом имеется в виду не колонизация в политическом смысле, которая является лишь одной из многочисленных форм культурной колонизации, причем не самой действенной ее формой. Известно, что превращение какого-то государства или территории в колонию часто сопровождалось не столько культурной колонизацией, сколько геттоизацией пришельцев, которые жили, почти не соприкасаясь с автохтонной культурой, а потому практически не воздействуя на нее.

Гораздо более действенной формой культурной колонизации является широко распространившаяся практика помощи слаборазвитым странам со стороны индустриальных государств. Например, когда западная фирма осуществляет строительство ирригационного канала в засушливой африканской или ближневосточной стране, она не только внедряет новые модели технологической и организационной культуры, к которой вынуждено приспосабливаться и которую вынуждено усваивать местное население, работающее на постройке канала, но и вносит глубокие изменения в культуру земледелия, которое начинает функционировать по западным моделям и технологиям. А вместе с этим кардинально изменяется социальная и культурная организация общества в целом.

В разрешении конфликтной ситуации наиболее эффективно прерывание конфликта, которое позволяет расширить действие прагматических подходов к его урегулированию. И что тоже очень важно, в результате этого меняется эмоциональный фон конфликта, снижается накал страстей, идут на спад психозы, ослабевает общая консолидированность групп, участвующих в конфликте.

Особые правила существуют и в переговорном процессе. Для того чтобы добиться успеха, этот процесс нужно прежде всего прагматизировать. Прагматизация переговоров состоит в разделении глобальной цели на ряд последовательных задач. Обычно стороны бывают готовы заключить перемирие для решения наиболее важных вопросов: для захоронения погибших, обмена пленными. Затем переходят к наиболее актуальным экономическим и социальным вопросам. Политические вопросы, особенно имеющие символическое значение, решают в последнюю очередь. Однако бывают и такие случаи, когда переводу конфликта в стадию переговоров мешает личностная позиция лидеров.

Переговоры должны вестись таким образом, чтобы каждая сторона стремилась найти удовлетворительные решения не только для себя, но и для партнера. Как говорят конфликтологи, надо сменить модель "выигрыш - проигрыш" на модели "выигрыш - выигрыш" или "проигрыш - проигрыш". Каждый шаг в переговорном процессе следует закреплять документально.

Урегулирование конфликтов - это всегда очень сложный процесс, граничащий с искусством. Поэтому все возможные усилия должны быть сконцентрированы на предупреждении конфликтов. Ведь даже худой мир всегда предпочтительнее доброй ссоры, особенно в межэтнических отношениях.[12]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В основе любого конфликта, особенно межэтнического, лежат неразрешимые противоречия, которые могут быть как субъективными, так и объективными. Столкновение этносов, к сожалению, остается и сегодня насущней проблемой нашего современного государства. Погасить разгоревшийся конфликт крайне сложно, он может длиться месяцы, годы, иногда, немного затихая, возобновляться снова с новой силой. Полностью нейтрализовать конфликт представляется очень сложным, особенно если в нем участвует большое количество народа, действия, которых плохо скоординированы.

Основные выводы, сделанные в курсовой работе, могут быть сведены к следующему:

Межэтнический конфликт – это сложное комплексное явление, которое нельзя рассматривать только с одной стороны. Он представляется некоторыми характерными чертами, которые в разной степени, но, несомненно, влияют на разжигание противоречий.[5]

Причины межэтнических конфликт также могут быть различны, но можно выделить основные: территориальные притязания этносов, политические мотивы, противоречия в ценностных составляющих. Особое внимание было уделено психологическим и социальным причинам возникновения межэтнических конфликтов, так как он, как и любое явление, имеет не только объективные причины, но и субъективные, зависящие от внутренних побуждений человека.[1]

При возникновении конфликта необходимо провести его комплексный и детальный разбор, чтобы провести меры по его урегулированию и предотвращению возможного возникновения очага опасности в будущем.

Каждый конфликт должен рассматриваться как уникальный, однако нельзя исключать возможности сравнительного исследования и нахождения некоторых (относительно) общих тенденций в развитии конфликтов, что может дать определенный шанс в поиске путей их решения.

Сходство конфликтов в первую очередь выражается в отсутствии какой-либо ясности относительно природы и путей их урегулирования, их «неправильности» с точки зрения соотношения целей и средств их участников, опасности, которую они представляют для населения. Каждый конфликт многомерен и содержит в себе не один, а несколько кризисов и противоречий, каждый – уникален по своему характеру. Переговоры, консультации, посредничество, соглашения и другие традиционные средства урегулирования в современных конфликтах обнаруживают весьма низкую эффективность. Их действенность определяется возможностями формализации конфликта, придания ему официального статуса, четкого определения его причин и идентификации бесспорных легитимных представителей сторон.

Попытки урегулирования конфликтов сталкиваются с такой проблемой, как «ускользающая» природа успеха. Однако довольно большая часть конфликтов не может быть урегулирована при помощи операций по поддержанию мира, а тем более принудительными операциями с использованием военной силы.[3]

Все рассмотренные способы урегулирования конфликтов больше подходят для попытки разрешить уже существующий конфликт. Но, как мне кажется, конфликт необходимо решать еще на самом раннем этапе, когда только появляются предпосылки к его возникновению. И в большей степени, появление и предотвращение, например, межгосударственных конфликтов зависит от тех, кто стоит у власти, от проводимой ими политики, а также от их взглядов на ту или иную ситуацию.

Подводя итоги к вышесказанному, стоит отметить, что межэтнический конфликт, несмотря на свою достаточно разработанную теоретическую базу, на практике является трудноразрешимой проблемой, которая волнует человечество не один век. Для Российской Федерации актуальность этой проблемы не устает снижаться и необходимо разрабатывать этот вопрос и дальше, особенно в правовой сфере, чтобы предотвратить эти столкновения в будущем.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Авксентьев, А. В., Авксентьев В. А. Этнические проблемы современности и культура межнационального общения: учебное пособие / А. В. Авксентьев, В. А. Авксентьев; ред. проф. В. А. Шаповалов. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – 196 с.
  2.  Анцупов, А. Я., Шипилов А.И. Конфликтология: учебник / А. Я. Анцупов, А.И. Шипилов. – М.: ЮНИТИ, 1999. – 240 с.
  3.  Глухова, А. В. Политические конфликты: основания, типология, динамика: монография / А. В. Глухова. – М.: Либроком, 2000. – 280 с.
  4.  Денисова, Г. С., Радовель М. Р. Этносоциология: учебник / Г. С. Денисова, М. Р. Радовель. -  Ростов н/Д.: ООО «ЦВВР». 2000. - 274 с.
  5.  Зеркин, Д. П. Основы конфликтологии: учебное пособие /Д. П. Зеркин. – Ростов н/Д.: Изд-во «Феникс», 1998. – 62 с.
  6.  Козырев, Г. И. Введение в конфликтологию: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Г. И. Козырев. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. – 87 с.
  7.  Лебедева, М. М. Политическое урегулирование конфликтов: учебник / М. М. Лебедева. - М.: Наука, 1999. – 161 с.
  8.  Понятие межэтнического конфликта. Причины, типы и формы межэтнических конфликтов [Электронный ресурс] // Учебники, монографии по социологии : сайт. URL: http://socioline.ru/_seminar/exams/ethno/13.php. (дата обращения 7.04.2015).
  9.  Родин, Л., Фролов А. Роль посредничества в урегулировании межнациональных конфликтов: Международная жизнь: учебное пособие / Л. Родин, А. Фролов. - М.: Аспект Пресс, 2002. – 206 с.
  10.  Сикевич, З. В. Социология и психология национальных отношений: учебное пособие / З. В. Синкевич. - СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999.- 203 с.
  11.  Скотт, Г. Джинни. Способы разрешения конфликтов / Пер. с англ. – К.: Издат. Об-во “Верзилин и КЛТД”, 2001. – 312 с.
  12.  Тавадов, Г. Т. Этнология: учебник для вузов / Г. Т. Тавадов. - М.: Проект, 2002. – 312 с.
  13.  Тагиров, Э. Р., Тронова Л. С. Конфликты в обществе: от противостояния к согласию: монография / Э. Р. Тагиров, Л. С. Тронова. – Казань: Изд-во КФЭИ, 2003. – 240 с.
  14.  Фельдман, Д.М. Конфликты в мировой политике / Под ред. П. А. Цыганкова. – М.: МУБУ, 2001. – 128 с.
  15.  Цыганков, П.А. Политическая социология международных отношений: учебное пособие / – М.: Радикс, 2002. – 320 с.
  16.  Ямсков, А. Этнический конфликт: проблемы дефиниции и типологии: учебное пособие / А. Ямсков. - М.: Дрофа, 1997. - 207 с.

PAGE   \* MERGEFORMAT1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

12157. ТИПЫ ПОЛЕЙ. НЕКОТОРЫЕ СВОЙСТВА ТАБЛИЦЫ 61.5 KB
  ТИПЫ ПОЛЕЙ. НЕКОТОРЫЕ СВОЙСТВА ТАБЛИЦЫ Типы полей реляционной базы данных Проектирование приложения работающего с базами данных предполагает наличие самих баз данных. Вместе с BDE в Delphi поставляется программа Database Desktop которая позволяет создавать таблицы ба...
12158. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О БАЗЕ ДАННЫХ. МОДЕЛИ ДАННЫХ. СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ БАЗАМИ ДАННЫХ 182.07 KB
  ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О БАЗЕ ДАННЫХ. МОДЕЛИ ДАННЫХ. СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ БАЗАМИ ДАННЫХ База данных Всегда когда возникает потребность манипулирования большими массивами данных используются базы данных. В общем случае под данными понимается информация наход...
12159. ПОСТРОЕНИЕ ЗАПРОСОВ В DELPHI 36 KB
  ПОСТРОЕНИЕ ЗАПРОСОВ В DELPHI Запрос – это вопрос к базе данных возвращающий запись или множество записей удовлетворяющих вопросу. Любой запрос по базе данных выполняется на языке SQL Structured Query Language – язык структурированных запросов который был создан Microsoft в конце 70х год...
12160. Режимы design-time и run-time. Объектные процедурные типы. Работа с ini файлами 148.5 KB
  Лабораторная работа №1 Тема: Режимы designtime и runtime. Объектные процедурные типы. Работа с iniфайлами Цель работы: показать простоту создания приложений в режиме designtime и удобство использования компонентов; показать возможность создания приложений с настраиваемым интер...
12161. Классы для представления потока данных 43 KB
  Классы для представления потока данных В среде Delphi существует иерархия классов для хранения и последовательного вводавывода данных. Классы этой иерархии называются потоками. Потоки лучше всего представлять как файлы. Классы потоков обеспечивают различное физическое ...
12162. КОМПОНЕНТЫ TCHART, TPAINTBOX. РАБОТА С ГРАФИКОЙ 25.5 KB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА №4 Компоненты TChart TPaintBox. работа с Графикой Цель: овладеть навыками анимации построение графиков функций. Замечание: Графики функций необходимо вывести в отдельных окнах в двух вариантах а именно: используя компонент для отображения г
12163. ПОТОКИ. СЕРИАЛИЗАЦИЯ. КОМПОНЕНТ TREEVIEW 21 KB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА №5 Потоки. Сериализация. Компонент TreeView Цель: научиться эффективно использовать потоки; освоить сериализацию; использование контейнеров; компонент TreeView. Вариант 1. Дерево просмотра каталогов и файлов Вариант 2. Дерево манипуляции с каталог
12164. ДИНАМИЧЕСКИЕ БИБЛИОТЕКИ 58.5 KB
  ДИНАМИЧЕСКИЕ БИБЛИОТЕКИ Динамические библиотеки DLL Dynamic Link Library играют важную роль в функционировании ОС Windows и прикладных программ. Они представляют собой файлы с откомпилированным исполняемым кодом который используется приложениями и другими DLL. Реализация многи
12165. КЛАССЫ ОБЩЕГО НАЗНАЧЕНИЯ 51 KB
  Классы общего назначения Как показывает практика в большинстве задач приходится использовать однотипные структуры данных: списки массивы множества и т.д. От задачи к задаче изменяются только их элементы а методы работы сохраняются. Например для любого списка нужны п...