96956

Психологические особенности личностной защиты младшего подростка

Курсовая

Психология и эзотерика

Механизмы психологической защиты у подростков. Особенности развития детей подросткового возраста. Основные механизмы защиты. Особенности психологической защиты у подростков. Практическая работа по исследованию особенностей личностной защиты младших подростков. Гипотеза исследования.

Русский

2015-10-12

337 KB

8 чел.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

РОВЕНЬКОВСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ЛУГАНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Психодиагностика»

на тему: «Психологические особенности личностной защиты младшего подростка»

Выполнила: студентка 3 курса

специальности  «Практическая психология»

группы ПП-3

Парфенова Яна Сергеевна

Научный руководитель: 

Воронина Галина Григорьевна

Ровеньки 2015

Содержание

Введение

Глава 1. Механизмы психологической защиты у подростков

1.1.Особенности развития детей подросткового возраста

1.2.Основные механизмы защиты

1.3.Особенности психологической защиты у подростков

Глава 2. Практическая работа по исследованию особенностей личностной защиты младших подростков.

2.1. Гипотеза исследования.

2.2. Методика исследования.

2.3. Анализ и обсуждение результатов.

Заключение

Список литературы


Введение

Актуальность темы. Начиная с раннего детства, и в течение всей жизни, в психике человека возникают и развиваются механизмы, традиционно называемые «психологические защиты», «защитные механизмы психики», «защитные механизмы личности». Эти механизмы как бы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний и перцепций, способствуют сохранению психологического гомеостаза, стабильности, разрешению внутриличностных конфликтов и протекают на бессознательном и подсознательном психологических уровнях.

Проблема психологических защит в возрастной психологии и психотерапии на сегодня является одной из наиболее обсуждаемых. Сложность эмпирического изучения выделенного феномена обусловлена его особой спецификой. Защитные процессы сугубо индивидуальны, многообразны и плохо поддаются рефлексии. Кроме того, наблюдения за результатами функционирования психологической защиты осложняются тем, что реальные стимулы и реакции могут быть отделены друг от друга во времени и пространстве.

Из всех периодов человеческой жизни, в которых инстинктивные процессы обретают первостепенную важность, период полового созревания всегда привлекал наибольшее внимание. Психические явления, свидетельствовавшие о наступлении полового созревания, долгое время были предметом психологического исследования.

В психоаналитических работах мы находим много замечательных описаний изменений, происходящих в характере в эти годы, нарушений психического равновесия и в первую очередь непонятных и непримиримых противоречий, появляющихся в психической жизни. Подростки исключительно эгоистичны, считают себя центром Вселенной и единственным предметом, достойным интереса, а в то же время ни в один из последующих периодов своей жизни они не способны на такую преданность и самопожертвование. Они вступают в страстные любовные отношения - лишь для того, чтобы оборвать их так же внезапно, как и начали. С одной стороны, они с энтузиазмом включаются в жизнь сообщества, а с другой - они охвачены страстью к одиночеству. Они колеблются между слепым подчинением избранному ими лидеру и вызывающим бунтом против любой и всяческой власти. Они эгоистичны и материалистичны и в то же время преисполнены возвышенного идеализма. Они аскетичны, но внезапно погружаются в распущенность самого примитивного характера. Иногда их поведение по отношению к другим людям грубо и бесцеремонно, хотя сами они неимоверно ранимы.

До настоящего времени в научной литературе отсутствует конкретный источник, содержащий сколько-нибудь систематизированные сведения по проблеме психологической защиты непосредственно у подростков. Специфика психологических защит обычно рассматривается в ряду многих психологических факторов, интересующих ученых (причем, чаще всего, в ситуациях с акцентом на аномальное развитие личности). Наиболее развернутое исследование отечественных психологов С.Н. Крыгиной «Особенности психологической защиты подростков, воспитывающихся в условиях детского дома, в ситуации общения со сверстниками из семей», Е.В. Чумаковой «Психологическая защита личности в системе детско-родительского взаимодействия».

Психическая травма - это ситуация вынужденного отказа от удовлетворения нашего желания, для которой у нас нет автоматического стереотипа отреагирования в данный промежуток времени. Набор таких автоматических стереотипов отреагирования - есть ничто иное, как наши механизмы защиты, которые и составляют наше Я.

Понятие «психологические защиты» изначально прорастает из психоанализа и до сегодняшнего дня преимущественно рассматривается в рамках общей психологии в психоаналитической канве. Психологическая защита - специальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта. Психологические защиты, по определению, выполняют функции самосохранения (Э.Эриксон, Е.Т.Соколова, В.В.Николаева, Ф.В.Бассин, А.А.Реан, М.К.Бурлакова, В.Н.Волков и др.) и осуществляя адаптивную перестройку восприятия и оценки (В.А.Ташлыков), приводят к внутренней согласованности, равновесию и эмоциональной устойчивости (И.Д.Стойков), поддерживают целостность самосознания (В.С.Ротенберг, В.В.Аршавский), без которых в принципе невозможно говорить о позитивном результате адаптационного процесса. В то же время многие теоретики видят в психологических защитах по преимуществу скорее фактор дезадаптации (К.Роджер, А.Маслоу, К.Хорни, В.В.Столин и др.) [39]. Следует отметить то общее, с чем согласны практически все исследователи. Под психологическими механизмами защит подразумеваются некие специфические преобразования, которыми оперирует индивид. Принято считать, что защитными действиями руководит «Я» (Эго). Следовательно, проявление действий механизмов психологических защит свойственно взрослому человеку. Когда речь идет о ребенке, мы имеем дело с несформировавшимся «Я». Однако, с теоретической точки зрения, неясно, всегда ли включение защитных механизмов требует опоры на сформировавшимся «Я» [36]. У З.Фрейда в работе «Торможение, симптом и страх» высказывается предположение о том, что психический аппарат - еще до четкого разграничения между «Я» и «Оно», до образования «Сверх-Я» - уже использует методы защиты, отличные от тех, что свойственны более высоким стадиям организации [40]. Однако изучение психологических защит у подростков затруднено тем, что специальные отдельные методики по их диагностике на сегодня не разработаны.

В научной литературе описаны исследования половых различий механизмов психологических защит в старшем подростковом и раннем юношеском возрасте, исследования же особенностей защитного поведения в младшем подростковом возрасте только еще начинают проводиться. Поэтому младший подростковый возраст является особенно актуальным для изучения половозрастных особенностей защит.

Предметом исследования стали гендерные отличия использования механизмов защиты.

Объектом исследования выступили психологические защиты  детей  младшего подросткового возраста разного пола.

Цель исследования: выявить особенности механизмов психологической защиты у детей младшего подросткового возраста разного пола.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

1.Изучить основные механизмы защиты личности.

2.Выявить особенности развития детей подросткового возраста.

3.Выявить особенности психологической защиты у подростков.

4. Провести экспериментальное исследование по выявлению гендерных особенностей использования защитных механизмов у младших подростков.


Глава 1. Механизмы психологической защиты у подростков

1.1. Особенности развития детей подросткового возраста

Границы подросткового периода примерно совпадают с обучением детей в V-VIII классах средней школы и охватывают возраст от одиннадцати-двенадцати до четырнадцати-пятнадцати лет, но фактическое вступление в подростковый возраст может не совпадать с переходом в V класс и происходить на год раньше или позже.

Настроение подростков колеблется между сияющим оптимизмом и самым мрачным пессимизмом. Иногда они трудятся с неиссякающим энтузиазмом, а иногда медлительны и апатичны.

Официальная психология стремится объяснить эти явления двумя различными путями. В соответствии с одной теорией этот сдвиг в психической жизни происходит из-за химических изменений, т.е. представляет собой прямое следствие начала функционирования половых желез. Это, так сказать, простое психическое сопровождение физиологических изменений. Другая теория отвергает всякое представление о такой связи между физическим и психическим. В соответствии с ней революция, происходящая в психической сфере, является просто знаком того, что индивид достиг психической зрелости, точно так же, как одновременно происходящие физические изменения свидетельствуют о физической зрелости. Подчеркивается, что тот факт, что психические и физические процессы появляются одновременно, не доказывает наличия причинно-следственной связи между ними. Таким образом, вторая теория утверждает, что психическое развитие полностью независимо от процессов, происходящих в железах, и от инстинктивных процессов. Эти два направления психологической мысли сходятся в одном: оба они считают, что не только физические, но и психологические явления периода полового созревания исключительно важны для развития индивида и что именно здесь лежит начало и исток сексуальной жизни, способности любить и характера в целом.

Особое положение подросткового периода в цикле детского развития отражено в других его названиях - "переходный", "трудный", "критический". В них зафиксирована сложность и важность происходящих в этом возрасте процессов развития, связанных с переходом от одной эпохи жизни к другой. Переход от детства к взрослости составляет основное содержание и специфическое отличие всех сторон развития в этот период - физического, умственного, нравственного, социального. По всем направлениям происходит становление качественно новых образований, появляются элементы взрослости в результате перестройки организма, самосознания, типа отношений с взрослыми и товарищами, способов социального взаимодействия с ними, интересов, познавательной и учебной деятельности, содержательной стороны морально-этических инстанций, опосредующих поведение, деятельность и отношения.

Развитие социальной взрослости есть становление готовности ребенка к жизни в обществе взрослых как полноценного и равноправного члена. Этот процесс предполагает развитие не только объективной, но и субъективной готовности, которая необходима для усвоения общественных требований к деятельности, отношениям и поведению взрослых, поскольку именно в процессе овладения этими требованиями развивается социальная взрослость.

В начале подросткового периода дети не похожи на взрослых: они еще много играют и просто бегают, возятся и шалят, они непосредственны и непоседливы, кипучи и взрывчаты, разнонаправленно активны и часто легкомысленны, неустойчивы в интересах и увлечениях, в симпатиях и отношениях, легко поддаются влиянию. Однако такая внешняя картина детскости обманчива, за ней скрываются важные процессы становления нового. Подростки могут взрослеть незаметно, оставаясь во многом детьми. Процесс становления взрослости не лежит на поверхности. Его проявления и симптомы разнохарактерны и многообразны. Первые ростки взрослости могут очень отличаться от ее развитых форм, проявляться неожиданно для взрослого подчас в неприятных для него новых моментах поведения подростка. Именно обилие нового и непохожего в подростке по сравнению с младшим школьником говорит о том, что подросток уже начал уходить от детства. Это новое обращено в будущее, именно оно будет развиваться и именно на него необходимо опираться в воспитании подростка. Если не знать и не учитывать новых тенденций развития в подростковом периоде, то процесс воспитания может быть неэффективным, а формирование личности может происходить стихийно в этот ответственный период ее развития.

Кардинальные изменения в структуре личности ребенка, вступающего в подростковый возраст, определяются качественным сдвигом в развитии самосознания, благодаря чему нарушается прежнее отношение между ребенком и средой. Центральным и специфическим новообразованием в личности подростка является возникновение у него представления о том, что он уже не ребенок (чувство взрослости); действенная сторона этого представления проявляется в стремлении быть и считаться взрослым. Своеобразие этой особенности заключается в том, что подросток отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной, полноценной взрослости, хотя есть стремление к ней и потребность в признании его взрослости окружающими.

Чувство взрослости может возникать в результате осознания и оценки сдвигов в физическом развитии и половом созревании, которые очень ощутимы для подростка и делают его более взрослым объективно и в собственном представлении. Другие источники чувства взрослости - социальные. Чувство взрослости может рождаться в условиях, когда в отношениях с взрослыми подросток объективно не занимает положения ребенка, участвует в труде, имеет серьезные обязанности. Ранняя самостоятельность и доверие окружающих делают ребенка взрослым не только в социальном, но и субъективном плане. Множество подобных примеров было в годы Великой Отечественной войны. (Этот возможный путь возникновения чувства взрослости, причем задолго до начала полового созревания, зафиксирован Н.А. Некрасовым в образе мужичка с ноготок.) Чувство взрослости формируется у подростка и тогда, когда к нему относятся как к равному товарищу, которых он считает намного старше себя. Ощущение собственной взрослости может рождаться и в результате установления сходства по одному или нескольким параметрам между собой и человеком, которого подросток считает взрослым (в знаниях, умениях, в силе, ловкости, смелости). Ощущение собственной взрослости может возникнуть до начала полового созревания? Существующая в настоящее время акселерация физического развития и полового созревания создает условия для более раннего, чем в прежние годы, сдвига в представлении ребенка о степени собственной взрослости, означающего вступление в подростковый возраст.

Это новообразование самосознания является стержневой особенностью личности, ее структурным центром, так как выражает новую жизненную позицию подростка по отношению к людям и миру, определяет специфическое направление и содержание его социальной активности, систему новых стремлений, переживаний и аффективных реакции. Специфическая социальная активность подростка заключается в большой восприимчивости к усвоению норм, ценностей и способов поведения, которые существуют в мире взрослых и в их отношениях. Это имеет далеко идущие последствия потому, что взрослые и дети представляют две разные группы и имеют разные обязанности, права и привилегии. Во множестве норм, правил, ограничений и в особой «морали послушания», которая существует для детей, зафиксирована их несамостоятельность, неравноправное и зависимое положение в мире взрослых. Для ребенка многое из доступного взрослым еще запретно. В детстве ребенок овладевает нормами и требованиями, которые общество предъявляет к детям. Эти нормы и требования качественно меняются при переходе в группу взрослых. Возникновение у подростка представления о себе как о человеке, уже перешагнувшем границы детства, определяет его переориентацию с одних норм и ценностей на другие - с детских на взрослые. Равнение подростка на взрослых проявляется в стремлении походить на них внешне, приобщиться к некоторым сторонам их жизни и деятельности, приобрести их качества, умения, права и привилегии, причем, прежде всего те, в которых наиболее зримо проявляется отличие взрослых и их преимущества по сравнению с детьми. Зоны развития и основные задачи развития в подростковом возрасте (Кле М. Психология подростка):

1. Пубертатное развитие. В течение относительно короткого периода, занимающего в среднем 4 года, тело ребенка претерпевает значительные изменения, Это влечет за собой две основные задачи развития: 1) необходимость реконструкции телесного образа Я и построения мужской или женской «родовой» идентичности; 2) постепенный переход к взрослой генитальной сексуальности, характеризующейся совместным с партнером эротизмом и соединением двух взаимодополняющих влечений.

2. Когнитивное развитие. Развитие интеллектуальной сферы подростка характеризуется качественными и количественными изменениями, которые отличают его от детского способа познания мира. Становление когнитивных способностей отмечено двумя основными достижениями: развитием способности к абстрактному мышлению и расширением временной перспективы.

3. Преобразования социализации. Отрочество также характеризуется важными изменениями в социальных связях и социализации, так как преобладающее влияние семьи постепенно заменяется влиянием группы сверстников, выступающей источником референтных норм поведения и получения определенного статуса, эти изменения протекают в двух направлениях, в соответствии с двумя задачами развития: 1) освобождение от родительской опеки; 2) постепенное вхождение в группу сверстников.

1.2.Основные механизмы защиты

Организация защитного процесса – важная и необходимая составная часть развития личности ребенка. Ребенок является незрелым до тех пор, пока его инстинктивные желания и их осуществление разделены между ним и его окружением таким образом, что желания остаются на стороне ребенка, а решения об их удовлетворении или отказе от удовлетворения – на стороне внешнего мира. По мнению А. Фрейд, почти все нормальные элементы детской жизни, такие как жадность, корысть, ревность, желание смерти кому-то, толкают ребенка в направлении десоциальности  [34]. Социализация – это защита от этих естественных желаний. Под ее влиянием некоторые инстинктивные желания вытесняются из сознания, другие переходят в свою противоположность или направляются на другие цели. Становление принципа реальности и развитие мыслительных процессов открывает путь для новых механизмов социализации, таких как идентификация и интеллектуализация. Ребенок теперь способен не только подчиняться моральным требованиям своего социального окружения и сам принимать в них участие, но также имеет возможность переоценить нежелательную информацию удобным для себя образом  [41].

Многие исследователи считают, что использование защитных механизмов приводит к невротической адаптации – довольно субтильному аппарату приспособления к негативным стимулам. Шаткость подобного приспособления обусловлена ригидностью – основной характеристикой защитных техник. Невротическая адаптация в конечном счете формирует структуру невротического характера человека [42].

Некоторые исследователи отмечают, что концепция защитных механизмов, разрабатываемая в психоанализе, привлекает тем, «что в нее хорошо вписываются «житейские факты» [19]. Другие считают, что явление защитных механизмов может и должно быть предметом действительно научного исследования [4, 9, 28]. Третьи сетуют на то, что использование психологической защиты в конфликтных, травмирующих ситуациях здоровыми людьми редко становится объектом изучения в научной психологии [15]. Наконец, четвертые начинают вводить категориальный аппарат психологической защиты в исследования и практику психотерапии и психокоррекции [10, 12, 23, 27].

Приоритет в постановке проблемы в отечественной литературе принадлежит Ф.В.Бассину. Заслуга этого ученого в том, что он отнесся к явлению защиты не как к научному арктефакту психоанализа, а как к реально существующему психическому феномену, имеющему право и операциональные возможности научного исследования [5,4,6]. Примечательны его слова, подчеркивающие выдающийся статус психологической защиты как объекта исследования: «В условиях нашего, уже близящегося к завершению, неимоверно обогатившего нас знаниями ХХ века, вряд ли можно сколько-нибудь серьезно думать… что теория активности человека, его взаимоотношений с окружающим его миром, с социальными коллективами, в которые он включен, не требует обращения к идеям типа «психологическая защита»»[7,с 432].

Сам Бассин не ограничивает значение психозащиты только специфическими эксквизитивными ситуациями, как это, например, делают такие исследователи как Ю.С.Савенко и Ф.Е.Василюк, которые считают, что защитные механизмы возникают в процессе самоактуализации в ситуациях, осложняющих этот процесс [28], или в так называемых «ситуациях невозможности» [1]. Для Бассина и ряда других психологов и медиков психологическая защита представляет собой нормальный, широко обнаруживаемый механизм, направленный на предотвращение расстройств поведения и физиологических процессов не только при конфликтах сознания и бессознательного, но и при столкновении вполне осознаваемых, но аффективно насыщенных установок [4, 6, 8, 9, 27]. Бассин причисляет к психозащитным механизмам создание более широкой в смысловом отношении установки, которая направлена на нейтрализацию нереализуемой по каким-либо причинам аффективно насыщенной установки.

В поле действия новой установки снимается противоречие между первоначальными стремлениями и препятствием, при этом первоначальное стремление как мотив преобразуется и обезвреживается [4]. При таком определении психологической защиты снимаются отрицательные моменты в психозащитной регуляции поведения, игнорируется тот важный для оценки личности факт, что психозащита есть свидетельство слабого «Я», что она, хотя определенным образом и мобилизует поведение, но, подчиняясь инфантильной установке, «пытается бороться против сложности не преодолением и разрешением, а иллюзорным упрощением и устранением», в определенной степени нечувствительна к целостной психологической ситуации [10]. В понимании Бассиным уже присутствует момент развития, момент расширения мотивационной структуры личности, расширения взаимодействия, а значит расширения и дифферентации индивидуальных процессов отражения и регуляции. А Б.Д. Карвасарский считает, что повседневными, нормальными являются психологические адаптивные реакции, но не реакции психологической защиты [17].

Р.М.Грановская и И.Я.Березная отмечают, что психологическая защита тормозит полет творческой фантазии, работу интуиции, она выступает в качестве барьера, который сужает, заслоняет и искажает полноценное восприятие и переживание мира. Эти исследовательницы описывают защиту как организацию ловушек и преобразователей опасной и тревожной для личности информации. Наиболее опасная информация не воспринимается уже на уровне восприятия, менее опасная воспринимается, но затем искажается, трансформируется в удобную для личности. Одновременно авторы отмечают и другую, положительную роль защиты. Защита ограждает сознание от информации, которая может разрушить целенаправленное мышление, мышление, которое настроено на решение в соответствии с отображаемой картиной ситуации. В этом смысле защитные техники рассматриваются как система стабилизации личности, которая направлена на устранение или минимизацию отрицательных эмоций, тревоги, которая возникает при рассогласовании имеющейся картины мира и ситуации с новой и неожиданной информацией [28].

Еще одну оценку защитным механизмам дал в своей монографии Ф.Е.Василюк. Он разводит цели защитных механизмов, которые направлены на стремление избавить человека от рассогласованности и амбивалентности чувств, на предохранение его от осознания нежелательных содержаний и на устранение негативных психических состояний тревоги, страха, стыда и т.д., и ту дорогую цену, которую платит человек за использование защитных механизмов, которые представляют собой ригидные, автоматические, вынужденные непроизвольные и неосознаваемые процессы отражения и регуляции. Конечный результат их использования выражается в объективной дезинтеграции поведения, самообмане, мнимом, паллиативном разрешении конфликта или даже неврозе [10].

Единой классификации механизмов психологической защиты до настоящего времени не существует, однако наиболее изученными и общепринятыми являются: отрицание, подавление, вытеснение, проекция, идентификация, рационализация,  замещение, сублимация.

Отрицание.  Отрицание – это стремление избежать новой информации, не совместимой со сложившимися представлениями о себе. Защита проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации, уклонение от нее. Это как бы барьер, расположенный прямо на входе воспринимающей системы. Он не допускает туда нежелательную информацию, которая при этом необратимо теряется для человека и впоследствии не может быть восстановлена. Таким образом, отрицание приводит к тому, что некоторая информация ни сразу, ни в последствии не может дойти до сознания человека.

Наиболее примитивные формы отрицания: не-видение, не-слышание – могут реализоваться либо через отвлечение внимания, либо через механизм отрицательных галлюцинаций (такого нарушения зрительного восприятия, когда человек не видит некоторых предметов, находящихся в поле зрения, при нормальном восприятии других). Способность детей отключать произвольное внимание во время бодрствования – следующий (после засыпания) шаг в развитии перцептивного отрицания. Невозможность избежать неприятного события может компенсироваться отрицанием не его самого, а его тревожащего смысла. Эта форма отрицания возникает в возрасте двух лет, когда активно формируется речь. В этом смысле лживость маленьких детей нередко имеет чисто защитную функцию.

 При отрицании переориентируется внимание. Его направление меняется так, что человек становится особо невнимательным к тем сферам жизни и граням событий, которые чреваты для него неприятностями. Например, родители могут долго и эмоционально ругать своего ребенка за очередную проделку и вдруг с возмущением обнаружить, что он давно уже «отключился» и ровным счетом «никак» на их нравоучение не реагирует.

Отрицание может позволить человеку и с опережением отгородиться от травмирующих событий. Таким образом действует, например, страх перед неудачей. У многих детей это проявляется в избегании соревнований или в отказе от занятий, в которых он не силен, особенно по сравнению с другими детьми.

Стимул для запуска отрицания может быть не только внешним, но и внутренним, когда человек старается о чем-то не думать, отогнать мысли о неприятном. Если в чем-то никак нельзя признаться самому себе, то наилучшим выходом остается, по возможности, не заглядывать в этот страшный угол.

В отличии от других защитных механизмов, отрицание осуществляет селекцию сведений, а не трансформацию их из неприемлемых в приемлемые. Кроме того, отрицание часто является реакцией на внешнюю опасность.

Подавление. При подавлении защита проявляется в забывании, блокировании неприятной, нежелательной информации либо при ее переводе из восприятия в память, либо при выводе из памяти в сознание. Поскольку в этом случае информация уже является содержанием психики, так как была воспринята и пережита, она как бы снабжается специальными метками, которые позволяют затем удерживать ее там.

Особенность подавления состоит в том, что содержание переживаемой информации забывается, а ее эмоциональные, двигательные, вегетативные и психосоматические проявления могут сохраняться, проявляться в навязчивых движениях и состояниях, ошибках, описках, оговорках. Эти симптомы в символической форме отражают связь между реальным поведением и подавляемой информацией.

Вытеснение. Вытеснение связано с забыванием истинного, но неприемлемого для человека мотива поступка. Забывается не само событие (действие, переживание, ситуация), а только его причина, первооснова. Забыв истинный мотив, человек заменяет его на ложный, скрывая настоящий от себя и от окружающих. Ошибки припоминания как следствие вытеснения возникают из-за внутреннего протеста, изменяющего ход мыслей. Вытеснение считается самым эффективным защитным механизмом, поскольку оно способно справиться с такими мощными инстинктивными импульсами, с которыми не справляются другие формы защиты. Однако вытеснение требует постоянного расхода энергии, и эти затраты вызывают торможение других видов жизненной активности.

Для детей типичным является вытеснение страха смерти. В этом случае у ребенка сохраняется сознание того, что он боится, что страх – есть. В то же время настоящая причина страха маскируется. Например, вместо страха смерти появляется страх «медведя» или «волка», которые могут «напасть и голову откусить».

События, вытесненные в бессознательное, сохраняют эмоциональный энергетический заряд и постоянно ищут возможности выхода наружу, возможности пробиться в сознание. Для удержания их в бессознательном требуется непрерывный расход энергии. В то же время, когда вытесненное влечение делает попытку пробиться в сознание, субъективно это ощущается как переживание беспокойства, тревоги или беспричинного страха. Такое повышение тревожности и общей эмоциональности побуждает человека менять логику своего мышления. Под действием вытеснения формируется особая аффективная черно-белая логика, связанная с предпочтением крайних вариантов в оценки действительности.

Вытеснение может осуществляться не только полностью, но и частично. При неполном вытеснении остается невытесненным, сохраненным, отношение человека к истинному мотиву как причине переживания. Это отношение существует в сознании в замаскированном виде как чувство немотивированной тревоги, сопровождающие иногда соматическими явлениями. Повышенная тревожность, возникающая в результате неполного вытеснения, таким образом, имеет функциональный смысл, поскольку может заставить человека либо по-новому попытаться воспринять и оценить травмирующую ситуацию, либо подключить другие защитные механизмы. Однако обычно следствием вытеснения является нервоз – болезнь личности, не способной разрешить свой внутренний конфликт. При этом аффективная составляющая вытесненного события сохраняется и отыскивает для своего проявления новые, неадекватные пути и обстоятельства.

Мелани Кляйн еще в 1919 году на заседании Будапештского психологического общества показала, что вытеснение как защитный механизм снижает качество исследовательской деятельности ребенка, не освобождая энергетического потенциала для сублимации, т.е. перевода энергии на социально одобряемую деятельность, в том числе и интеллектуальную [18].

Проекция.  Проекция – механизм психологической защиты, связанный с бессознательным переносом собственных неприемлемых чувств, желаний и стремлений на другое лицо. В его основе лежит неосознаваемое отвержение своих переживаний, сомнений, установок и приписывание их другим людям с целью перекладывания ответственности за то, что происходит внутри «Я», на окружающий мир. Субъективно проекция переживается как отношение, направленное на ребенка от кого-то другого, тогда как дело обстоит как раз наоборот.

Впервые термин «проекция» ввел Фрейд [32], понимая ее как приписывание другим людям того, в чем человек не расположен себе сознаться. Это неявное уподобление окружающих людей себе, своему внутреннему миру. Обнаруживаясь в раннем детстве, проекция часто выступает как подсознательный механизм защиты у взрослых.

Следы проекции обнаруживаются в тот момент, когда, столкнувшись с собственным неблаговидным поступком или нежелательным качеством, человек частично урезает информацию об этом, не сознавая, что это его собственным неблаговидным или нежелательным качеством. Пропуская в сознание информацию о существовании неблагоприятного факта как такового, человек меняет его принадлежность – относит его не к себе, а к другому лицу или объекту, дополняя (изменяя) тем самым вытесненную часть информации. Как бы ни был сам человек неправ, он готов винить всех, кроме самого себя. Заявляет, что его не любят, хотя в действительности не любит сам; упрекает других в своих собственных ошибках и недостатках.

При реализации проекции личность сдвигает границы своего «Я», осознание которых позволяет ей пережить свою нетождественность с окружающим миром. Границы «Я» сжимаются, удерживая внутри себя только положительные личностные качества. Тем самым создаются условия для отвержения неприемлемых аспектов образа «Я» и возникновения ощущения того, что они как бы принадлежат другому. В противоположном случае, когда объем «Я» расширяется, становится возможным «захват» другой личности, с ее привлекательными качествами, и тогда за свое принимается то, что принадлежит другому (подсознательный механизм идентификации). Обе эти формы защиты связаны с вторжением одного «Я» в «пространство» другого. При этом проекция как форма защиты с целью ослабления чувства вины приписывает собственные пороки и слабости – другим. За счет сужения границ «Я» это позволяет личности относиться к внутренним проблемам так, как если бы они происходили снаружи, и изживать неудовольствие так, как будто оно пришло извне, а не обусловлено внутренними причинами. А если «враг» снаружи, а не внутри, то к нему можно применить более радикальные и эффективные способы наказания, используемые обычно по отношению к внешним «вредностям». «Внешнего врага» стыдить, ругать и высмеивать намного легче, чем самого себя.

Идентификация.  Идентификация – разновидность проекции, связанная с неосознаваемым отождествлением себя с другим человеком, переносом на себя чувств и качеств желаемых, но недоступных. Идентификация – это возвышение себя до другого путем расширения границ собственного «Я». Идентификация связана с процессом, в котором человек, как бы включив другого в свое «Я», заимствует его мысли, чувства и действия. Это позволяет ему преодолеть чувство собственной неполноценности и тревоги, изменить свое «Я» таким образом, чтобы оно было лучше приспособлено к социальному окружению, и в этом – защитная функция механизма идентификации.

Незрелой формой идентификации является имитация. Эта защитная реакция отличается от идентификации тем, что она целостна. Ее незрелость обнаруживается в выраженном стремлении подражать определенному лицу, любимому человеку, герою во всем. У зрелого подражание избирательно: он выделяет у другого только понравившуюся черту и способен идентифицироваться отдельно с этим качеством, не  распространяя свою положительную реакцию на все остальные качества этого человека. Соответственно, и эмоциональное отношение к предмету подражания у взрослого более сдержанное, чем у ребенка. У детей – это глобальное приятие или отрицание.

Обычно идентификация проявляется в детских ролевых играх. Дети играют в дочки-матери, в детский сад, магазин, школу, в «войнушку», в трансформеров и т.д., последовательно проигрывают разные роли и совершают разнообразные действия: наказывают кукол-детей, «удаляют» друг другу аппендикс, прячутся от врагов, защищают слабых. Являясь одним из механизмов самопознания, идентификация увеличивает способность ребенка испытывать чувства удовольствия, единства и гармонии путем сопричастности к кому-то. Дети идентифицируются с теми, кого больше любят, кого выше ценят, создавая тем самым основу для самоуважения. Вместе с тем имитация поведения отрицательных персонажей, отношение к которым вызывает тревогу и беспокойство, нередко позволяет ребенку превратить эту тревогу в приятное чувство безопасности. А. Фрейд приводит такой пример. Маленькая девочка боялась проходить через темный зал из-за привидений. Тогда она сама с помощью жестов стала изображать привидение и пришла к выводу, что если ты сам привидение можно не бояться идти. Такая физическая имитация антагониста – один из самых распространенных способов коррекции детских страхов [48].

З. Фрейд рассматривал идентификацию как самоотождествление человека со значимой личностью, по образцу которой он сознательно или бессознательно старается действовать [54]. Ведь каждый из нас в тот момент, когда привычные правила поведения вдруг кажутся несостоятельными, спрашивал себя: чего ожидал бы от него тот или иной человек в подобном случае? Этим человеком мог быть кто-то из наших родных или друзей. Но точно в такой же роли мог выступить человек, лично нам незнакомый, о жизни которого мы читали, о котором нам рассказывали и суду которого мы сейчас, в воображении, подвергаем свое поведение, опасаясь его осуждения и гордясь его одобрением. Так идентификация расширяет границы «Я», включая в него конкретных людей.

В норме с помощью идентификации ребенок усваивает образцы поведения значимых для него людей, то есть активно социализируется. Он становится способным не только подчиняться моральным требованиям своего социального окружения, но и сам принимать в них участие, чувствовать себя их представителем. Однако эта внутренняя инстанция сознания еще очень слаба. Еще долгие годы она нуждается в поддержке и опоре авторитетного лица (родитель, учитель) и может легко разрушиться из-за разочарования в нем. Имитация и идентификация – необходимые предварительные условия для последующего вступления ребенка в социальное сообщество взрослых [25].

Самые обычные виды идентификации являются фактором, первоначально облегчающим налаживание отношений. Облегчение  имеет место в той степени, в какой мы находим в другом человеке желаемую часть нашей собственной судьбы. И в этой мере он и привлекает нас к себе. Вместе с тем нарушение идентификации может порождать тяжелые переживания. Так, например, конформные дети и подростки настолько тесно связаны со своим окружением, что, по сути дела, являются его продуктом. Если по каким-то причинам отношения привязанности рвутся, такие дети очень тяжело переживают разрыв, теряя себя и не понимая, как дальше жить и действовать. Типичным для них является конфликт, возникающий на основе коренной ломки жизненных стереотипов – при необходимости перейти в другой класс или школу, поменять место жительства или найти новых друзей.

Проекция и идентификация имеют свои ограничения. Граница «Я», помогающая личности ощутить свою нетождественность с остальным миром, может смещаться и приводить либо к отвержению того, что принадлежит ей самой, либо к принятию того, что принадлежит другому человеку. Однако как исключительная центрированность человека на себе, так и полное уподобление другому, отождествление с его ценностями, означает прекращение развития собственной индивидуальности. Только уравновешенность этих взаимно дополняющих друг друга механизмов защиты способствует гармонии внутреннего мира человека.

Рационализация. Рационализация – это механизм защиты, связанный с осознанием и использованием в мышлении только той части воспринимаемой информации, благодаря которой собственное поведение предстает как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. Суть рационализации – в отыскании «достойного» места для непонятного или недостойного побуждения либо поступка в имеющейся у человека системе внутренних ориентиров, ценностей, без разрушения этой системы. С этой целью неприемлемая часть ситуации из сознания удаляется, особым образом преобразуется и уже после этого осознается в измененном виде. При помощи рационализации человек легко закрывает глаза на расхождение между причиной и следствием, которое так заметно для внешнего наблюдателя.

Мощным стимулом, провоцирующим рационализацию, является потребность в системе разумной ориентации в окружающем мире. Человеку необходимо иметь хоть какую-то систему такой ориентации, безотносительно к тому, истинна она или ложна. Без такой субъективно приемлемой системы он не может оставаться в здравом рассудке. Она помогает ему осуществлять контакт с реальностью и постигать мир до некоторой степени объективно. Поэтому, каким бы неразумным или аморальным ни было действие, человек испытывает неодолимое стремление доказать себе и другим, что оно определялось разумом, здравым смыслом или, по меньшей мере, общепринятой моралью. Ему не трудно поступить иррационально, но для него почти немыслимо не придать своему действию видимость разумно мотивированного.

Главная особенность рационализации состоит в попытке постфактум создать гармонию между желаемым и реальным положением, тем самым предотвратив потерю самоуважения. Рационализация – это всегда выдача себе индульгенции, то есть это оправдательное отношение к своему поведению и своим принципам. При этом человек уверен в своей искренности. Однако субъективная убежденность в собственной искренности ни в коем случае не служит критерием истинности. Мотив поступка не обязательно совпадает с причиной, предшествовавшей действию, поскольку оправдательные мотивы часто выдвигаются и осознаются после совершения действия. Так, мальчик отказывается мыть посуду, потому что это «не мужское, а женское дело»; агрессивный подросток объясняет, что он, как сильный и гордый человек, никому не может позволить  «сесть себе на шею», а ленивая девочка долго рассказывает, почему ей в жизни математика никогда не пригодится. В этих случаях решение, как поступить, принимается бессознательно, человек не осознает стоящих за этим решением подлинных сил. Но когда поступок совершен, сразу возникает задача найти для него оправдание, чтобы убедить себя и других, что действуешь ты правильно, в соответствии с реальной ситуацией.

Чаще всего рационализация достигается с помощью двух типичных вариантов рассуждения: по типу «зеленый виноград» и по типу «сладкий лимон». Первый из них («зеленый виноград») основывается на понижении ценности поступка, который совершить не удалось, или результата, который не был достигнут. В этом случае, утверждая, что ему чего-то не очень-то и хотелось, ребенок, по сути, снижает цель своей деятельности.В основе второго варианта («сладкий лимон») лежит повышение ценности совершенного поступка, полученного результата.

Итак, рационализация – это поиск ложных оснований, когда человек не уклоняется от встречи с угрозой, а нейтрализует ее, интерпретируя безболезненным для себя способом. С этой целью реальное состояние дел подвергается содержательному анализу, и этому состоянию дается такое объяснение, на основании которого человек может пребывать в иллюзии, что действует исходя из разумных и достойных мотивов. Однако независимо от того, какой вариант рационализации используется, в нем обязательно проявляются неудовлетворенность собой и своими поступками и потребность в самооправдании.

Замещение. Замещение – это механизм психологической защиты от неприятной ситуации, в основе которого лежит перенос реакции с недоступного на доступный объект или замена неприемлемого действия – приемлемым. За счет такого переноса происходит разрядка напряжения, созданного неудовлетворенной потребностью. Для достижения эффекта замена должна быть достаточно близка первично желаемому объекту или результату, чтобы хотя бы отчасти разрешить существующую проблему. Замещение – это та защита, которую все люди (и взрослые, и дети) обязательно используют в повседневной жизни. Так, у многих детей нет возможности не только наказать своих родителей за их проступки или несправедливое поведение, но и просто им противоречить. Поэтому в качестве «громоотвода» в ситуации злости ребенка на родителя может выступить игрушка, домашнее животное или другой ребенок. Капризы, которые нельзя направить на отца (неприемлемый для этого объект), прекрасно могут быть направлены на бабушку – как на объект, для этого вполне приемлемые («вот кто во всем виноват»).

Итак, суть замещения состоит в переадресации реакции. Если при наличии какой-либо потребности желаемый путь для ее удовлетворения закрыт, активность человека ищет другой выход для достижения поставленной цели. Защита осуществляется через перенос возбуждения, не способного найти нормальный выход, на другую исполнительную систему. Однако способность человека переориентировать свои поступки с лично недопустимых на допустимые или с социально неодобряемых на одобряемые ограничена. Ограничение определяется тем, что наибольшее удовлетворение от действия, которое замещает желаемое, возникает у человека тогда, когда близки мотивы этих действий, то есть когда они размещены на соседних или близких уровнях мотивационной системы человека.

Замещение может осуществляться разными способами. Первый способ – замещение одного действия другим. Мальчик не может нарисовать крейсер, и от злости рвет рисунок. Второй способ – замещение действия словами. Тем не менее стандартной формой замещение грубой силы, нацеленной на наказание или оскорбление действием, служат брань и словесные оскорбления. Они используются как предохранительные клапаны для выхода переполняющих человека чувств, предотвращая физическое воздействие. Показано, что у человека, привыкшего решать свои проблемы с помощью грубой силы, запас скверных слов существенно меньше, чем у человека, не склонного к дракам. Человек, которому наступили на мозоль, либо ударит наступившего, либо обругает его. Одновременное обращение и к тому и к другому происходит редко.

Замещение может разворачиваться также путем перевода действий  в иной план – из реального мира в мир утешительных фантазий. Как известно, человек не только охраняет, но и творит свой внутренний мир, и когда не может достичь желаемого во внешнем мире, то погружается в события, осуществляемые в мире внутреннем, реализуя себя в них. Маленькие дети, которые воспитываются в детском доме, встретив любого незнакомого человека, пришедшего по делу в их детский дом, видя в нем своего отца или мать. Таким образом они пытаются удовлетворить свое неутоленное желание любви, единения, близости. Эта отвлеченная и отчужденная форма любви служит наркотиком, облегчающим боль, вызванную реальностью: одиночеством и обделенностью.

Уход в мечту, фантазию – типичный вариант защитного поведения детей. Вместе с тем фантазии иногда могут быть опасными не только для самого ребенка, но и для его близких. Так, если ребенку не удастся наладить контакт со сверстниками и сравняться с ними в учебе, он может еще глубже уйти в свой внутренний мир, полностью отгородиться от мира внешнего и жить в плену своих иллюзий.

Достаточно распространенным вариантом замещения является также регрессия – перевод поведения в ранние, незрелые, детские формы. В этом случае часто можно наблюдать эгоистическое и безответственное поведение, когда допустимы и капризы, и истерики. Проявляющиеся детские формы демонстративны и призваны замаскировать, заместить, отодвинуть поведение, которое человек в данный момент по каким-то причинам не хочет принимать и осуществлять [50].

 Защитный механизм регрессии, позволяющий всегда вернуться к простым и хорошо усвоенным формам поведения, развивается в раннем детстве. Регрессия сдерживает чувство неуверенности в себе и страх неудачи, связанные с проявлением инициативы. Родители нередко поощряют формирование регрессивного поведения, так как находятся со своим ребенком в отношениях эмоционального симбиоза и хотят, чтобы он всегда оставался маленьким. Если этот способ станет стереотипным, то во взрослом состоянии человека будет отличать инфантилизм: легкая смена настроения, потребность в стимуляции, контроле, подбадривании, утешении, непереносимость одиночества, импульсивность, податливость влиянию окружающих, неумение доводить начатое дело до конца и т.д.

Сублимация. Противоречиво отношение к такой технике психической регуляции как сублимация, в задачу которой входит переработка неудовлетворяемых влечений эроса или деструктивных тенденций в социально полезную активность. Чаще всего сублимация противопоставляется защитным техникам; использование сублимации считается одним из свидетельств сильной творческой личности. Хотя некоторые исследователи, в частности, американский психоаналитик О. Феничел [40], понимал под сублимацией целый спектр защитных техник, способствующих эффективной, здоровой, бесконфликтной социолизации личности. В отличии от Феничела Фрейд одним из критериев психологического благополучия считал отсутствие психической сиптоматики, но отнють не свободу от конфликтов [33].  Сублимация – это один из высших и наиболее эффективных защитных механизмов человека. Она реализует замещение инстинктивной цели в соответствии с высшими социальными ценностями. Формы замещения разнообразны. У взрослых это не только уход в мечту, но и уход в работу, религию, всевозможные увлечения. У детей к реакциям регрессии и незрелым формам поведения примыкает также замещение с помощью ритуалов и навязчивых действий, которые выступают как комплексы непроизвольных реакций, позволяющих человеку удовлетворить запретное бессознательное желание. По мнению З. Фрейда, опираясь на сублимацию, человек способен преодолеть воздействие ищущих выхода сексуальных и агрессивных желаний, которые нельзя ни подавить, ни удовлетворить, направив их в другое русло [33]. Зашита по этому типу осуществляется путем переориентации сексуального и агрессивного потенциалов человека, реализация которых входит в конфликт с личностными и социальными нормами, в приемлемые и даже поощряемые формы общественной и творческой деятельности. Однако такая переориентация требует принятия или, по крайней мере, знакомства с нормами и ценностями, то есть с идеальным стандартом, в соответствии с которым сексуальность запрещается, а агрессия объявляется антисоциальной. Понятно, что этот механизм защиты вызревает у детей достаточно поздно. Благодаря такой форме переработки неприемлемой информации асоциальные импульсы как бы меняют свое направление. Замещается не сам объект (неприемлемый на приемлемый), а способ взаимодействия с ним.

Рисование как одна из форм сублимации позволяет отреагировать инстинктивные импульсы, снижая вероятность их внешних проявлений в социально опасной или неприемлемой форме. Сублимация включает в себя замещение не только сексуальных, но и агрессивных импульсов. В широком смысле под агрессией понимают стремление человека непосредственно, без вынужденных задержек и отказов, удовлетворить свой бессознательный импульс и разрядиться на объект. Как известно, агрессивное поведение включает в себя два рода действий: условную агрессию, связанную с самоутверждением, и враждебную, направленную на причинение вреда противнику. В первую очередь сублимируется агрессия, связанная с самоутверждением. Стремление «я хочу» особенно свойственно детям с доминирующем типом личности.

Важно знать, что когда что-то, например, сексуальная любознательность, сублимируется в стремление к познанию вообще, то она таким способом избегает вытеснения. Сублимация достаточно часто связана с десексуализацией, то есть с перекачкой избытка сексуальной энергии не только на другой сексуальный объект, но и в иную сферу, обнаруживаясь в увлечении художественной или научной деятельностью. Первоначально сексуальную природу чувств, сублимированных в творчество, можно распознать по жажде самопожертвования. Известно, что сублимация пробуждающихся в подростковом возрасте половых инстинктов в различные виды интеллектуальной деятельности и физической активности – надежный путь снижения юношеской гиперсексуальности и повышения творческого потенциала. Однако сублимация не должна быть тотальной, поскольку существенное подавление реальной половой жизни или естественной (нормальной) агрессии не создает благоприятных условий для сублимирования стремлений, так как в этом случае активность и способность к эффективным решениям начинают ослабевать.

В общем случае сублимация – процесс, ведущий к переориентации реагирования с низших, рефлекторных форм на высшие, произвольно управляемые и способствующие разрядки энергии инстинктов в иных (неинстинктивных) формах поведения. Она включает (в отличие от замещения) перемещение энергии не с одного объекта на другой, а с одной цели на другую, существенно более далекую, а также трансформацию эмоций. На этом пути благодаря исключительной силе сексуальных побуждений открывается выход заключенной в них энергии в области, сопутствующие объекту влечения. Это приводит к значительному повышению психической работоспособности в процессе творческой деятельности. Существенно, что если образование идеала «Я» повышает требования человека к себе и провоцирует вытеснение, то сублимация позволяет реализовать эти неприемлемые устремления и обойтись без требующих вытеснения конфликта и тревоги в душе.

3.3. Особенности развития психологической защиты у подростков

Мы пришли к выводу о том, что подростковый возраст, характеризуемый возрастанием либидо, общие установки «Я» могут развиваться в определенные способы защиты. Что объясняет и другие изменения, происходящие в «пубертате».

Причины, определяющие выбор со стороны «Я» того или иного защитного механизма, остаются пока неясными. Возможно, вытеснение используется главным образом при борьбе с сексуальными желаниями, тогда как другие способы могут быть более пригодны для борьбы против инстинктивных сил различного рода, в частности, против инстинктивных импульсов. Возможно также, что эти другие способы лишь завершают то, что не сделало вытеснение, или же имеют дело с нежелательными мыслями, возвращающимися в сознание при неудавшемся вытеснении. Возможно также, что каждый защитный механизм вначале формируется для овладения конкретными инстинктивными побуждениями и связан, таким образом, с проблемными ситуациями, которые переживает подросток.

Зигмунд Фрейд в своей работе «Психология масс и анализ человеческого «Я»», предполагает, «что до расщепления на «Я» и «Оно» и до формирования «Сверх-Я» психический аппарат использует различные способы защиты из числа тех, которыми он пользуется уже после достижения этих стадий организации» [46].

Все способы защиты, открытые и описанные в психоанализе, служат единственной цели - помочь «Я» в его борьбе с инстинктивной жизнью. Они мотивированы тремя основными типами тревоги, которой подвержено «Я», - невротической тревогой, моральной тревогой и реальной тревогой. Кроме того, простой борьбы конфликтующих импульсов уже достаточно для того, чтобы запустить защитные механизмы.

Однако «Я» защищается не только от неудовольствия, исходящего изнутри, но и научится выносить неудовольствие вовне. В этот период незрелости и зависимости «Я», помимо того, что оно предпринимает усилия по овладению инстинктивными стимулами, стремится всеми способами защитить себя от объективного неудовольствия и грозящих ему опасностей.

Из всех периодов человеческой жизни, в которых инстинктивные процессы обретают постепенную важность, период полового созревания всегда привлекал наибольшее внимание. Психические явления, свидетельствовавшие о наступлении полового созревания, долгое время были предметом психологического исследования. В неаналитических работах мы находим много замечательных описаний изменений, происходящих в характере в эти годы, нарушений психического равновесия и в первую очередь непонятных и непримиримых противоречий, появляющихся в психической жизни.

В подростковом возрасте возрастающее либидо не может быть использовано, и для того, чтобы держать его под контролем, необходимо постоянное действие антикатексиса, защитных механизмов и симптомов. И определяется относительными факторами: во-первых, силой импульсов «Оно», которая обусловлена физиологическими процессами в пубертате; во-вторых, толерантностью или интолерантностью «Я» по отношению к инстинктам, которые зависят от характера, сформировавшегося в период латентности; в-третьих, -- и это качественный фактор, который определяет количественный конфликт, -- природой и эффективностью имеющихся в распоряжении «Я» защитных механизмов, варьирующей в зависимости от конституции индивида (т.е. его предрасположенности к истерии или неврозу навязчивости) и направлений его развития [35].

Важно сосредоточить внимание на периодах возросшего либидо и на исследовании «Я». Так как, косвенным следствием усиления инстинктивных импульсов является удвоение усилий индивида по овладению инстинктами. Общие тенденции, которые в периоды спокойствия инстинктивной жизни едва заметны, становятся яснее очерченными, и выраженные механизмы «Я» латентного периода или взрослой жизни могут оказаться настолько преувеличенными, что приводят к патологическим искажениям характера. Из различных установок, которые «Я» может принять по отношению к инстинктивной жизни, выделяются две. Акцентуируясь в пубертате, они поражают наблюдателя своей силой и объясняют некоторые из характерных особенностей этого периода. Фрейд имеет в виду аскетизм и интеллектуальность в подростковом возрасте [35].

Глава 2. Практическая работа по исследованию особенностей личностной защиты младших подростков.

2.1. Гипотеза исследования

В качестве гипотезы были выдвинуты предположения о том, что существуют выраженные половые различия в использовании защитных механизмов в младшем подростковом возрасте.

2.2. Методика исследования

Описание выборки

В нашем исследовании приняли участие 42 человека в среднем возрасте 12 лет, из них 20 мальчиков и  22 девочки. Опрос проводился среди учащихся 6-х классов в специализированной школе №11 г. Свердловска.

Методы исследования

Метод опроса — психологический вербально-коммуникативный метод, заключающийся в осуществлении взаимодействия между психологом и субъектом посредством получения от субъекта ответов на задаваемые вопросы. Иными словами, опрос представляет собой общение психолога и респондента, в котором главным инструментом выступает заранее сформулированный вопрос.

Опрос можно рассматривать как один из самых распространённых методов получения информации о субъектах — респондентах опроса. Опрос заключается в задавании людям специальных вопросов, ответы на которые позволяют исследователю получить необходимые сведения в зависимости от задач исследования. К особенностям опроса можно причислить его массовость, что вызвано спецификой задач, которые им решаются. Массовость обуславливается тем, что психологу, как правило, требуется получение сведений о группе индивидов, а не изучение отдельного представителя.

Статистические методы анализа - группа методов и способов сбора и обработки данных, используемых для описания и анализа информации.

Этапы исследования

1. Проведение исследований (Плутчик, Келлерман, Конте «Опросник на выявление механизмов защиты», адаптация  Т.М. Домнич»)

2. Участников исследования ознакомили с целью исследования и попросили внимательно прочитать инструкцию, а затем заполнить полученные бланки.

3. Обработка полученных данных осуществлялась с помощью программы Exel.

Для анализа результатов использовался коэффициент корреляции Пирсона, который рассчитывается по формуле

4. Анализ, обсуждение и интерпретация полученных результатов.

Описание методик

Выбор психодиагностического инструментария осуществлялся в соответствии с поставленными задачами исследования и требованиями валидности, надёжности, стандартизации и адаптации используемых методик.

По всем параметрам подошел «Опросник на выявление механизмов защиты».

Адаптация: Т.М. Домнич

Цель: определить доминирующие виды психологической защиты личности

Тест на выявление защитных механизмов LSI Р. Плутчик был разработан совместно с Г. Келлермановм и Х.Р. Контом в 1979 году. Этот опросник является логическим продолжением оригинальной теории разработанной Р. Плутчик, которая рассматривает защитные механизмы в контексте эволюционной структуры и предполагает, что они являются прямо пропорциональны эмоциям.

Автор выделяет 8 базисных адаптивных реакций, которые являются прототипом 8 базисных эмоций, а в комбинациях – всех существующих эмоций. Базисными эмоциями являются: страх, гнев, радость, доверие, горе, обида, ожидание, удивление.

Психологическая защита (по Плутчик) – является последовательным искривлением когнитивных и эмоциональных составляющих образа реальной ситуации с целью уменьшения эмоционального напряжения, которое угрожает личности в случаях полного или адекватного отображения реальности.

Содействия психологической защиты ослабляют интенсивные эмоциональные реакции и поддерживают социально адекватные отношения.

Психологические защиты регулируют переживания, экспрессию и поведения на базе таких эмоций: регрессия – удивление, замещение – гнев, отрицание - доверие, вытеснение – страх, проекция – обида, компенсация - горе, реактивное образование – радость, рационализация – ожидание.

Часто переживание этих эмоций и использование ответных защит является основанием в формировании особенных черт характера личности:

  •  регрессия (механизм защиты) – удивление (эмоция) – наивность или непоследовательность (черта характера);
  •  замещение (механизм защиты) – гнев (эмоция) – агрессивность;
  •  отрицание – доверие – общительность;
  •  вытеснение – страх – неуверенность;
  •  проекция – обида – подозрительность;
  •  компенсация – горе – депрессивность;
  •  реактивное образование – радость – дружелюбие;

рационализация – ожидание – рациональность

Ключ к методике Роберта Плутчика. Обработка результатов теста Плутчика Келлермана Конте.

Восемь механизмов психологической защиты личности формируют восемь отдельных шкал, численные значения которых выводятся из числа положительных ответов на определенные, указанные выше утверждения, разделенные на число утверждений в каждой шкале. Напряженность каждой психологической защиты подсчитывается по формуле n/N х 100 %, где n – число положительных ответов по шкале этой защиты, N – число всех утверждений, относящихся к этой шкале. Тогда общая напряженность всех защит (ОНЗ) подсчитывается по формуле n/92 х 100%, где n – сумма всех положительных ответов по опроснику.


2.3. Анализ и обсуждение результатов

В результате применения методики «Опросник на выявление механизмов защиты» было установлено, что испытуемые используют практически все виды защиты, однако их интенсивность неодинакова. Младшие подростки активно используют механизмы отрицания, проекции, интеллектуализации, компенсации, реактивного образования.
Ответы детей были занесены в таблицы по классам (Таблица 1,2).

Таблица 1

Протокол опросника на выявление механизмов защиты (6-А класс)

№ п/п

Ф.И.О.

Выт.

Регр.

Зам.

Отр.

Пр.

Комп.

Р.О

Рац.

1.

Башлачева

-

-

-

-

-

-

-

-

2.

Безяева Е.

2

5

1

6

11

4

9

6

3.

Борисюк В.

3

1

1

4

4

1

3

4

4.

Герасименко Е.

2

1

0

6

4

1

6

5

5.

Диденко Б.

2

3

0

8

9

2

6

7

6.

Димова М.

2

3

0

7

9

6

3

10

7.

Елисеева А.

4

9

5

7

12

6

9

7

8.

Ерошкин Н.

4

2

2

6

5

2

1

4

9.

Кащавцева А.

2

0

1

4

6

4

7

8

10.

Колесник Я.

4

6

2

6

8

6

5

6

11.

Кулябо А.

3

4

0

4

8

4

5

7

12.

Курепин

-

-

-

-

-

-

-

-

13.

Лопушанский А.

2

3

1

5

7

4

2

6

14.

Мельников Д.

6

8

2

3

9

8

5

10

15.

Милидис

-

-

-

-

-

-

-

-

16.

Науменко Н.

1

7

5

9

11

6

6

9

17.

Погорелов Е.

4

4

0

5

8

5

3

2

18.

Похилько Д.

3

2

0

6

7

1

2

9

19.

Романова Д.

5

8

2

6

9

8

4

10

20.

Секретенко И.

5

9

8

8

12

9

6

8

21.

Смирных К.

3

7

3

6

9

10

6

7

22.

Степаненко О.

8

2

1

5

4

2

2

5

23.

Тодоров

-

-

-

-

-

-

-

-

24.

Топор В.

3

6

4

5

7

6

1

4

25.

Фаландыш Ф.

5

3

4

6

5

1

5

4

26.

Филипенко А.

5

4

2

9

9

6

4

4

27.

Шлюкова А.

2

8

2

7

11

4

3

7

28.

Шпак А.

5

9

3

5

10

5

7

8

29.

Яковлев

-

-

-

-

-

-

-

-

30.

Гулька

-

-

-

-

-

-

-

-

31.

Хирный В.

3

2

2

6

10

3

6

8



Таблица 2

Протокол опросника на выявление механизмов защиты  (6-Б класс)

п/п

Ф.И.О.

Выт.

Регр.

Зам.

Отр.

Пр.

Комп.

Р.О.

Рац.

1.

Асадчих В.

2

8

3

4

7

3

7

5

2.

Бендриков Д.

6

6

2

8

10

7

6

5

3.

Бураметова

-

-

-

-

-

-

-

-

4.

Валиулина Ю.

3

3

1

6

10

5

5

5

5.

Васильченко А.

2

2

2

6

10

2

6

5

6.

Гнитиенко И.

5

7

1

4

9

6

6

5

7.

Каменева А.

5

4

0

3

9

2

5

4

8.

Кисилева А.

-

-

-

-

-

-

-

-

9.

Клепикова А.

3

2

2

3

8

2

6

6

10.

Котельнокова Д.

7

7

1

10

12

8

10

8

11.

Радионова Н.

4

12

8

5

12

8

10

10

12.

Савин А.

4

5

4

9

10

6

7

10

13.

Сероштан Д.

7

6

3

8

7

7

7

7

14.

Сухобруз Я.

9

14

7

6

11

4

9

7

15.

Фролова А.

4

12

9

7

10

7

10

6

16.

Хомутянская А.

2

3

1

4

9

5

7

7

17.

Чернышов А.

8

9

3

7

10

8

10

6

18.

Чичко А.

3

2

0

4

10

2

6

4

19.

Щитун А.

4

1

2

8

8

7

6

6

После этого мы выделили наиболее и наименее используемые механизмы защиты в следующую таблицу, разделяя мальчиков и девочек с целью проследить в них гендерные отличия (Таблица 3).

Таблица 3

Гендерные отличия использования защитных механизмов

Механизмы защиты

Девочки

Мальчики

Часто используемые

Редко исп./не используемые

Часто используемые

Редко исп./не используемые

Вытеснение

-

9

-

3

Регрессия

-

3

-

3

Замещение

11

-

13

Отрицание

-

-

2

-

Проекция

17

-

7

-

Компенсация

2

-

3

-

Реактивное образование

2

-

5

2

Рационализация

2

-

6

-

Переведем полученные результаты в проценты и занесем их в следующую таблицу (Таблица 4).

Таблица 4

Механизмы защиты

Девочки

Мальчики

Часто используемые(%)

Редко исп./не используемые(%)

Часто используемые(%)

Редко исп./не используемые(%)

Вытеснение

-

40,9

-

15

Регрессия

-

13,6

-

15

Замещение

-

50

-

65

Отрицание

-

-

10

-

Проекция

77,2

-

35

-

Компенсация

9,09

-

15

-

Реактивное образование

9,09

-

25

-

Рационализация

9,09

-

30

-

Далее, построим диаграмму для наглядности результатов исследования отдельно для девочек (рис. 1) и для мальчиков (рис. 2).

Рис. 1

На данной гистограмме ряд 1 отображает наиболее часто используемые механизмы защиты, а ряд 2 – наименее или совершенно не используемые механизмы.

С помощью этой гистограммы мы наглядно можем увидеть результаты проведенной методики. В данном случае, у девочек более выражен такой механизм психологической защиты, как проекция. Компенсация, реактивное образование и рационализация находятся на одном, относительно невысоком уровне. Практически не используются ими механизмы замещения и вытеснения.

Затем, построим график и для мальчиков по тому же принципу.

Рис. 2

На данной гистограмме ряд 1 также отображает наиболее часто используемые механизмы защиты, а ряд 2 – наименее или совершенно не используемые механизмы.

С помощью этой гистограммы мы наглядно видим, что у мальчиков более выражен такой механизм психологической защиты, как проекция. Чуть менее выражена рационализация, еще меньше – реактивное образование. Менее часто, но все же используемы такие механизмы, как компенсация и отрицание. Практически не используется замещение; вытеснение и регрессия также мало популярны среди младших подростков-парней.

У мальчиков и девочек наиболее лидирует по частоте использования механизм проекции, но у девочек она выше, чем у парней. Но мальчики практически на равнее с проецией используют рационализацию, реактивное образование и компенсацию, а девочки – нет. Механизм замещения и у парней, и у девушек используется на самом низком уровне, регрессией также практически не пользуются ни те, ни другие. Что касается вытеснения, у девочек оно стоит практически на таком же низком уровне, как и замещение. У парней же оно находится наравне с регрессией.

Заключение

Анализ особенностей личностной защиты младших подростков позволяет заключить следуещее:

- изучение психологических защит у подростков затруднено тем, что специальные отдельные методики по их диагностике на сегодня не разработаны;

- До настоящего времени в научной литературе отсутствует конкретный источник, содержащий сколько-нибудь систематизированные сведения по проблеме психологической защиты непосредственно у подростков;

В подростковом возрасте происходят сложные биосоциальные процессы. Подростки испытывают на себе выраженное влияние эмоционального стресса. В связи с этим подростковый возраст часто рассматривают как фазу уникального стресса развития. Стрессы, связанные с физическими и психологическими изменениями в пубертате, имеют высокую выраженность. Подростки обладают повышенной чувствительностью к стрессу по сравнению с лицами более старшего возраста, более чувствительны к различным жизненным событиям и изменениям. Само осознание подростком происходящих с ним изменений в пубертате является стрессогенным и создает внутреннюю неуверенность, мобилизует защитные механизмы. Подростки защищаются от стрессогенного, негативного влияния социальной среды с помощью защитных механизмов.

Было проведено практическое исследование, в результате чего была подтверждена гипотеза о том, что существуют выраженные половые различия в использовании защитных механизмов в младшем подростковом возрасте.
Мы считаем, что данная тема требует более подробного и глубоко рассмотрения и анализа, однако, с уверенностью можем сказать, что в ограничивающих временем и объёмом рамках нашей работы цель нашего исследования достигнута.


Список литературы.

1.  Карпов А.Б. Механизмы психологической защиты и стратегии преодоления в переходный период от подросткового к юношескому возрасту: Дис. …  канд.  психол. наук.  М., 2007.

2.  Носов С.С., Дворянчиков Н.В. Психологический пол в динамической системе психической адаптации // Сексология и сексопатология. 2004. № 1. 

3. Русалов В.М. Пол и темперамент // Психологический журнал. 1993. Т. 14. № 6.

4.  Соловьева А.В. Закономерности проявления психологической защиты в период полового созревания: Автореферат дис. ... канд.  психол. наук. М., 2009.

5. Тулупьева Т.В. Психологическая защита и особенности личности  в юношеском возрасте: Дис. … канд. психол. наук. СПб.,  2001.

6. Cramer P. The Study of Defense Mechanisms: Gender Implications. The Psychodynamics of Gender and Gender Role. Washington, D.C., 2002.
7. Карпов А. Б. Механизмы психологической защиты и стратегии преодоления в переходный период от подросткового к юношескому возрасту: Дис. … канд. психол. наук. М., 2007.

8. Носов С. С., Дворянчиков Н. В. Психологический пол в динамической системе психической адаптации // Сексология и сексопатология. 2004. № 1.

9. Русалов В. М. Пол и темперамент // Психологический журнал. 1993. Т. 14. № 6.

10. Соловьева А. В. Закономерности проявления психологической защиты в период полового созревания: Автореферат дис. ... канд. психол. наук. М., 2009.

11. Тулупьева Т. В. Психологическая защита и особенности личности в юношеском возрасте: Дис. … канд. психол. наук. СПб., 2001.

12.Будасси С.А. Защитные механизмы личности. М., 1998

13.Грановская Р.М, Никольская И.М. Защита личности: психологические механизмы. СПб.: Знание, 1999

14.Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта. СПб: Детство-пресс, 1999.

15.Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. – 3-е изд.-Смысл; СПб.: Питер, 2005

16.Маликова Т.В., Михайлов Л.А., Соломин В.П., Шатровой О.В. Психологическая защита: направления и методы: Учебное пособие. СПб.: Речь, 2008

17Мамайчук И.И., Смирнова М.И. Психологическая помощь детям и подросткам с расстройствами поведения. СПб.: Речь, 2010

18Никольская И.М., Грановская Р.М Психологическая защита у детей. СПб.: Речь, 2006

19.Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизм психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика. Мытищи, 1996

20.Семенака С.И. Социально-психологическая адаптация ребенка в обществе. Коррекционно-развивающие занятия. М.:АРКТИ, 2006

21.Субботина Л.Ю. Психологическая защита. Ярославль: Академия развития: Академия Холдинг, 2000

22.Фрейд А. Психология “Я” И защитные механизмы. М.: “Педагогика - Пресс”, 1993


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

76779. Общая анатомия мышц 183.23 KB
  Скелетные мышцы связаны с костями и действуют вместе с ними и суставами в единой биомеханической системе рычагов обеспечивая статику и динамику тела. Гладкие мышцы располагаются в коже сосудах стенках полых внутренних органов выделительных протоках желез. Сила мышцы на 1 см 2 ее поперечного сечения называется абсолютной и составляет от 50 до 100 Н что зависит от длины мышечных волокон и площади поперечного сечения.
76780. Вспомогательные аппараты мышц 185.15 KB
  Лесгафта на взаимоотношение между работой и строением мышц и костей; мышцы – синергисты и антагонисты. Фасция – соединительнотканная оболочка в виде футляра вокруг мышцы создающая опору для мышечного брюшка и отграничивающая мускул чем устраняется трение между мышцами. Фасции подразделяются на: поверхностные которые служат мягкой опорой для подкожной клетчатки и отделяют ее от глубже расположенных фасций и мышц; собственные которые окружают отдельные мышцы и мышечные группы и часто называются по области где располагаются: плечевая...
76781. Мышцы и фасции груди 183.63 KB
  Кроме того на груди поверхностные мышцы распределяют на передние боковые и задние соответственно делению грудной стенки на переднюю боковую и заднюю области. Внутренние межреберные мышцы 11 имеют направление волокон перпендикулярное наружным и заполняют промежуток от грудины до угла ребра где переходят в заднюю мембрану. Подреберные мышцы начинаются от углов XXII ребер и перекидываясь через одно два ребра прикрепляются к внутренней поверхности вышележащих ребер.
76782. Мышцы живота 183.58 KB
  Мышцы передней брюшной стенки прямые: правая и левая – начинаются узкими длинными пучками от лобковых гребней и лобкового симфиза прикрепляются к наружной поверхности хрящей YYII ребер широкими лентовидными полосами; по своему ходу мышечные пучки прерываются 34 сухожильными поперечными перемычками которые срастаются с влагалищем прямых мышц; влагалище прямой мышцы образуется из апоневрозов косых и поперечных мышц живота так что передняя и задняя стенки его имеют неодинаковое строение: над межостистой линией обе стенки влагалища...
76783. Паховый канал 180.59 KB
  Его четыре стенки образуются: верхняя – нижними краями внутренней косой и поперечной мышц живота; нижняя – паховой связкой важным клиникоанатомическим ориентиром особенно при отличии паховой грыжи от бедренной и наоборот; передняя – апоневрозом наружной косой мышцы; задняя – поперечной фасцией рыхло прилежащей к париетальной брюшине. Медиальнонижняя оконечность кольца образована загнутой связкой из латеральной ножки апоневроза и паховой связки; латеральноверхняя округлость состоит из межножковых фиброзных волокон собственной...
76784. Диафрагма. Послойное строение диафрагмы 181.04 KB
  Послойное строение диафрагмы сверху вниз: диафрагмальная плевра: правая и левая между ними по средине – диафрагмальный листок перикарда; подплевральная клетчатка и верхняя диафрагмальная фасция часть внутригрудной фасции; мышца диафрагмы и ее сухожильное растяжение; нижняя диафрагмальная фасция – часть внутрибрюшной фасции; подбрюшинная клетчатка и диафрагмальная брюшина. Все три части в середине диафрагмы сходятся образуя фиброзное растяжение – сухожильный центр который со стороны грудной полости имеет в середине перикардиальное...
76785. Мышцы шеи 193.78 KB
  Поверхностная мышечная группа состоит из подкожной и грудино-ключично-сосцевидной мышц, окруженных поверхностной пластинкой шейной фасции. Средняя группа (мышцы, связанные с подъязычной костью) включает надподъязычные мышцы: челюстно-подъязычную, подбородочно-подъязычную, шилоподъязычную, двубрюшную и подподъязычные мышцы: лопаточно-подъязычную, грудино-подъязычную, грудино-щитовидную, щитоподъязычную.
76786. Мимические мышцы 181.98 KB
  В процессе развития мимические мышцы совершают большие миграции но сохраняют иннервацию от лицевого нерва. Лицевые мышцы сокращаясь формируют выражение лица мимику участвуют в регуляции дыхания артикуляции речи жевании. Мышцы свода черепа Надчерепная мышца состоит из трех частей: лобной затылочной и сухожильного шлема между ними который образует апоневроз затылочнолобной мышцы.
76787. Жевательные мышцы 184.17 KB
  Из промежуточной части – с началом от внутренней поверхности скуловой дуги и суставного бугорка височной кости и прикреплением к наружной поверхности ветви нижней челюсти ниже ее вырезки. Из глубокой части начинающейся от внутренней поверхности скуловой дуги и прикрепляющейся к наружной поверхности мыщелкового отростка и сухожилию височной мышцы. Височная мышца заполняет веерообразно височную яму и состоит: из поверхностного слоя начинающегося от верхней височной линии теменной кости височной фасции и прикрепляющегося к наружной...