96999

Анализ текстов СМИ с использованием разграничения понятий «факт» и «мнение»

Курсовая

Журналистика, издательское дело, полиграфия и СМИ

Важную роль в формировании активности играют средства массовой информации. О возрастающей роли печати радио и телевидения в общественной жизни страны свидетельствуют их бурный рост распространенность и доступность массовой информации. Широкие возможности средств массовой информации вызывают необходимость изучать механизмы их функционирования и развития...

Русский

2015-10-12

138 KB

0 чел.

Глава 1. Факт и мнение как объекты лингвистического анализа

1.1 Развитие понимания факта и мнения

В современный период развития российского общества успешное решение политических, экономических и социальных задач все больше зависит от действия такого субъективного фактора как социальная активность личности. Важную роль в формировании активности играют средства массовой информации. О возрастающей роли печати, радио и телевидения в общественной жизни страны свидетельствуют их бурный рост, распространенность и доступность массовой информации. Печатное и устное слово, телевизионное изображение способны в кратчайшие сроки достигнуть самых отдаленных районов, проникнуть в любую социальную среду.

Факт - это правдивая информация о каком-либо событии.

Широкие возможности средств массовой информации вызывают необходимость изучать механизмы их функционирования и развития, эффективность влияния на аудиторию.

В отличие от традиционного подхода к изучению эффективности средств массовой информации (СМИ), ограниченного анализом потребления аудиторией массовой информации, при котором измеряются главным образом масштабы «охвата» газетами, радио и телевидением многомиллионных аудиторий, системный подход позволяет обнаружить, что масштабы реального влияния СМИ на социальную активность личности пока еще далеки от ожидаемого. Актуальные проблемы культуры речи. М.: Наука, 2000.-155с.1

Социологическое исследование проблем эффективности СМИ, внедрение их результатов в журналистскую практику будет способствовать более полному отражению процесса социально-экономического развития общества. Олешко В. Ф. Социожурналистика. Екатеринбург: УрГУ, 2003.-174с.2

Язык -- это "практическое, действительное сознание", в котором отражен не только общественно-исторический опыт человечества, но и социальный статус конкретного слоя общества. Язык имеет знаковую природу и системную организацию, являясь, вследствие этого, универсальным средством общения. Язык используется в быту, в производственной деятельности человека, в различных областях науки, культуры, общественной и политической жизни общества. Выбор и активизация различных языковых средств в каждом конкретном случае зависит от целей, задач и условий общения, а также от социальной среды, возрастной группы и многих других факторов. Так проявляется функциональное расслоение русского языка. В различных функциональных слоях языка используется своеобразная стилевая система: в быту -- бытовая, в общественно-политической жизни -- публицистическая, в административно-правовой - деловая и т.д. Различаются также социальные диалекты, которые принято разделять на три большие группы: жаргоны, условно-профессиональные языки, арго. Васильева А.Н. Основы культуры речи. М.: Просвещение, 2000.-110с.3

В ХХ веке произошла техническая революция, заметно ускорился темп жизни, увеличился словарный запас, ведь каждому новому понятию должно соответствовать как минимум одно слово. Соответственно расширяется словарный запас жаргона, добавились тысячи новых слов, отразивших политические и социальные перемены. Новые слова возникают и для того, чтобы освежить старые понятия.

Когда - то крупный русский лингвист А.М. Пешковский высказал важную мысль о том, что "трудность языкового общения растет прямо пропорционально числу общающихся, и там, где одна из общающихся сторон является непосредственным множеством, эта трудность достигает максимума" Давно замечено, что в устной речи весьма существенную роль играют изменения высоты тона и силы звука. Каждое из них, целесообразно и обоснованно использованное, способно усиливать выразительность речи, которая неизмеримо возрастает, когда эти средства воздействия выступают в совокупности.

Таким образом, переданные по радио материалы, которые читают с определенной интонацией, выражающей отношение к ним говорящего человека, несут дополнительную, не заключенную в словах текста информацию и приобретают ни с чем не сравнимую убедительность и силу воздействия. Одним из стойких и распространенных заблуждений является мнение, будто радиоязык - это разговорная речь и будто радиоязык - это разговорная речь и будто особенности разговорной речи обусловливают его своеобразие.

Поскольку характер отношений между языком радио и разговорной речью представляет собой проблему принципиально важную и достаточно острую, целесообразно остановиться на ней в первую очередь. Язык радио разнотипичен и многопланов. Мы слышим в эфире и диалог - такую форму речи, когда каждое высказывание говорящего адресуется непосредственному, также находящемуся у микрофона собеседнику и вызывает его ответную словесную реакцию. Звучит в эфире и полилог, когда собеседников несколько, и их реплики создают иногда достаточно многоцветный в стилистическом отношении рисунок беседы. Но все же преобладающим на радио пока остается монолог.

В форме монолога строится большая часть бесед, комментариев, выступлений у микрофона, рассказов корреспондента. Форму монолога чаще всего имеет репортаж (даже в репортажах, которые ведут два лица, диалог, как правило, довольно своеобразен: небольшие диалогические "мостики" - лишь связующие звенья между монологами каждого из репортеров). А в таких жанрах, как корреспонденция, очерк, фельетон, радиорассказ, или в различных жанровых ответвлениях - радионовелле, радиописьме, радиооткрытке и т.д., несмотря на всякого рода диалогические вставки, основной языковой стихией, "стержнем" повествования в большинстве случаев остается монолог. При этом следует иметь в виду, что существуют разные виды монолога. С одной стороны, это речь, обращенная к самому себе, не рассчитанная на словесную реакцию собеседника. Субъект и объект речи оказываются здесь совмещенными, объединенными в одном лице. Таков, например, внутренний монолог, используемый для литературно - художественного изображения переживаний описываемого лица. С другой же стороны, если мы обратимся к монологу сообщающему, который представляет собой логически развивающееся изложение событий, или к монологу убеждающему, который служит основной формой ораторской речи, то увидим, что это речь, где субъект и объект разделены, что она обращена не к себе, а к собеседнику.

Монолог такого типа мы и встречаем на радио. Он всегда адресован, целенаправлен, более последователен в развитии мысли, более строго организован, но вместе с тем как бы пронизан элементами диалога, поскольку ставит своей задачей определенное влияние говорящего на аудиторию. Структурные особенности диалога, его синтаксическое своеобразие наиболее отчетливо проявляются в убеждающем монологе. В монологе же чисто информационном (сообщающем) они представлены в слабой степени, однако и здесь, хотя и в иной сфере - в интонационной сфере речи говорящего лица. Устность радиомонолога, его обязательная направленность вовне, к отсутствующим рядом, но, тем не менее, реально существующим собеседникам и в связи с этим оправданность использования в нем некоторых лексико-структурных средств, свойственных диалогу, привели многих исследователей к мысли, что на радио должна господствовать разговорная речь. Олешко В. Ф. Заложники гласности. Екатеринбург. 2002.-153с.4

Еще несколько лет назад имела большую популярность так называемая «желтая пресса», в которой выдумывались различные «утки» про популярных людей, событий. Деятельность «желтой прессы» основана на лжи, слухах и сплетнях.

В настоящее время, деятельность почти всех СМИ основана на фактах.

Понятие мнение

Современные массово-коммуникационные отношения предполагают взаимодействие двух субъектов - коммуникатора и коммуникантов (аудитории), в рамках которого каждый участник этого процесса, осуществляя свою специфическую деятельность, предполагает активность также и в партнере. Лишь в этом случае аудитория включена во всю систему общественных отношений. Коммуникатору же для установления диалоговых отношений или реализации целей своей деятельности необходимо учитывать потребности, интересы, мотивы, установки и соответствующие им характеристики аудитории, включающие и ряд специфических, формируемых при прямом участии средств массовой информации. При таком подходе аудитории отводится деятельная, целевая роль, являющаяся результатом коммуникативного процесса.

Раньше позиция телевидения заключалась в нейтралитете, в настоящее же время, с приходом демократии, мнение журналистов на одну и ту же проблему может быть разная и отличаться даже от мнения правительства. Так, например, вспоминая недавние выборы депутатов в Городской совет, позиция канала НТН - 4 резко отличалась от позиции других каналов. Конечно же, решающим факторов в выборе мнения был тот факт, что в ГорСовет балатировался президент канала. Во время всей своей агитационной политики президент канала использовал свой канал как средство, чтобы показать свои заслуги и недостатки нынешней системы управления городом.

В современный период развития российского общества успешное решение политических, экономических и социальных задач все больше зависит от действия такого субъективного фактора как социальная активность личности. Важную роль в формировании активности играют средства массовой информации. О возрастающей роли печати, радио и телевидения в общественной жизни страны свидетельствуют их бурный рост, распространенность и доступность массовой информации. Печатное и устное слово, телевизионное изображение способны в кратчайшие сроки достигнуть самых отдаленных районов, проникнуть в любую социальную среду.

Широкие возможности средств массовой информации вызывают необходимость изучать механизмы их функционирования и развития, эффективность влияния на аудиторию.

В отличие от традиционного подхода к изучению эффективности средств массовой информации (СМИ) , ограниченного анализом потребления аудиторией массовой информации, при котором измеряются главным образом масштабы “охвата” газетами, радио и телевидением многомиллионных аудиторий, системный подход позволяет обнаружить, что масштабы реального влияния СМИ на социальную активность личности пока еще далеки от ожидаемого. Установлено, например, что массово-коммуникационная деятельность современного человека, связанная с потреблением, использованием и производством массовой информации, при тотальной распространенности и доступности информация становится необходимым условием и средством осуществления практически любой социальной деятельности: общественно-политической, познавательной, трудовой и пр. Однако это происходит лишь тогда, когда содержание и форма массовой информации изменяется в соответствии с информационными интересами и потребностями людей. Социологическое исследование проблем эффективности СМИ, внедрение их результатов в журналистскую практику будет способствовать более полному отражению процесса социально-экономического развития общества.

С постановкой проблемы эффективности средств массовой информации сразу же возникает вопрос о путях и способах изучения, “замера” реальной эффективности журналистики. И лишь недавно стали появляться работы, в которых проблемы и опыт изучения эффективности решаются основательно и масштабно.

Журналист в своей деятельности отражает действительность, затем создает на основе познанного текст, и, наконец, текст поступает в аудиторию. Поэтому для выяснения данной деятельности надо, прежде всего, изучит отношения между текстом и аудиторией. Оптимальными эти отношения могут быть только тогда, когда журналист, ориентируясь на “потребителя” , видоизменяет в той или иной мере и форме любые стороны произведения. Следовательно, задачами анализа “на эффективность” является рассмотрение всего многообразия этапов журналистской деятельности на соответствие требованиям прагматической адекватности, а затем выработка практических рекомендаций.

Изучая эффективность журналистской деятельности, следует различать два типа результатов в деятельности СМИ. Они прямо связаны с двумя типами решаемых журналистами задач: последовательно и целенаправленно добиваться отвечающих общественным потребностям результатов, как в области “принятия решений”, так и в области формирования сознания человека, его жизненной позиции. Сложно определить, какой из результатов важнее. Ясно одно: их нельзя смешивать; необходимо разделять понятия действенность и эффективность. Требование повышать действенность и эффективность журналистики означает, что и работники СМИ, и ученые-исследователи должны исходить из того, что задачи, стоящие перед журналистикой, следует решать системно и согласованно. Ведь высокая эффективность способствует повышению действенности, а высокая действенность повышает - повышению эффективности, т.к. авторитет повышает доверие аудитории. Практика показывает, что большая часть материалов СМИ обращена в оба “адреса” и тем самым обладает тем или иным уровнем и действенности, и эффективности.

Чтобы более полно понять сущность эффективности журналистской деятельности, необходимо раскрыть внутреннюю структуру этого понятия. Традиционное определение эффективности как отношения результата и цели нуждается в существенных уточнениях. “Цель”, будучи субъективным предвосхищением желаемого результата, вырабатывается и формируется людьми. Если при этом недостаточно ясны объективные основы целеполагания или недостаточно уточнены реальные предпосылки, то выдвигаемая цель может иметь в своем содержании те или иные неточности или даже носить субъективный характер. Можно ставить цели “слишком большие” или “слишком маленькие”, “легко выполнимые” или “заведомо невыполнимые”, соответствующие или несоответствующие объективным потребностям. Поэтому сама постановка задачи нуждается в серьезном обосновании и в проверке точности её определения. Цель лишь тогда может быть “точкой отсчета” в деятельности журналиста, когда она оказывается максимально глубоким и точным отражением потребностей. Следовательно, рассматривая цель как основание для расчета эффективности, необходимо учитывать потребности аудитории (и её различных социальных слоев) в информации, а также реальные возможности их удовлетворения в данное время. Такое понимание эффективности, по-видимому, и является исходной точкой изучения эффективности журналистской деятельности.

Точные знания о сущности эффективности дают возможность изучить реальную эффективность СМИ в том или ином “срезе” и составить представление о потенциальной эффективности, т.е. способности данной системы или отдельных её компонентов выполнять стоящие перед ней задачи.

Знание конкретных целей, формируемых в соответствии с информационными потребностями аудитории, оценке верности их постановки - обязательное условие анализа “на эффективность” . При это необходимо иметь ввиду, что роль конкретного сообщения СМИ есть результат движения: от общих функций журналистики - через их конкретизацию применительно к задачам и аудитории данного СМИ в связи с особенностями современного положения внутри страны и на международной арене и т.д. - вплоть до постановки задач перед журналистом на подготовку произведения в определенном жанре, стиле, форме.

Эта закономерность журналистской деятельности приобретает особое значение при теоретическом и практическом решении проблем эффективности. Ясное понимание сущности эффективности позволяет социологам программировать исследования, проводить их и разрабатывать рекомендации на соответствующей методологической основе. Результаты работы социологов по исследованию средств массовой информации должны использоваться для оптимизации деятельности журналистов по реализации информационных потребностей и интересов аудитории.

1.2 Мнение и факты в новостях

Мнение в новостях

События второй половины 80-х - начала "90-х годов по своему воздействию на общество и язык подобны революции:

1. Резко расширяется состав участников массовой и коллективной коммуникации: новые слои населения приобщаются к роли ораторов, к роли пишущих в газеты и журналы.

2. Резко ослабляется цензура и автоцензура. Люди начинают говорить и писать свободно, причем не, только дома, на улице, в очереди, но и по радио, телевидению, на собраниях, в газетах и журналах.

3. Возрастает личностное начало в речи. Безликая и безадресная речь сменяется речью личной, приобретает конкретного адресата. Возрастает биологичность общения, как устного, так и письменного. Это видно особенно отчетливо на примере жанра интервью. Если раньше интервьюер был безликим человеком, роль которого сводилась к задаванию более или менее стандартных вопросов, то теперь в интервью участвуют два равноправных собеседника. Интервьюер может не соглашаться со своим гостем, спорить с ним, задавать «колкие» вопросы. Это - беседа на равных. Пример является передача «К барьеру» на НТВ.

4. Расширяется сфера спонтанного общения не только личного, но устного публичного. Люди уже не произносят и не читают заранее написанные речи. Они говорят.

5. Меняются ситуации и жанры общения и в области публичной, и в области личной коммуникации. Сухой официальный диктор радио и телевидения сменился ведущим, который размышляет, шутит, высказывает свое мнение. Рождается много новых жанров устной публичной речи в сфере массовой коммуникации - разнообразные беседы, круглые столы, новые виды интервью и пр.

Все вышеперечисленные факторы оказывают значительное влияние на особенности языка современной эпохи, на речевое поведение нашего современника. Раскованность говорящего действует на все механизмы языка на словоупотребление и словообразование, на синтаксис, интонационное и фонетическое построение речи. Лосев А.Ф., Тахо - Годи А. Платон. Аристотель. М.,2000.-120с.5

Факты в новостях

Почти все, что было сказано выше, относится как к телевидению, так и к радио, но не нужно забывать, что в языке этих двух электронных средств передачи информации имеются значительные отличия.

Язык телеэкрана более сжат и сконцентрирован. Работая со сценарием для телесюжета, нам нередко приходится вычеркивать лишнее, перечитывать и опять вычеркивать, а потом еще и еще... до тех пор, пока в тексте не останется эссенция самого важного и нужного. Видеоряд является важным носителем информации. Нередко репортеру нет необходимости называть город или предприятие, - достаточно лишь показать дорожный знак с названием населенного пункта или вывеску на здании фирмы или завода. Язык кадров, графические изображения, символы и другие приемы, используемые в телевидении, с успехом заменяют словесные описания.

Сценарий телерепортажа пишется с большей тщательностью, поскольку текст за кадром должен совпадать с тем, что появляется на экране. Импровизированный репортерский (спикерский) текст к 13 секундам видеоряда обречен на провал. Самый лучший способ добиться состыковки текста и видеоряда - писать свой текст во время монтажа, сидя рядом с монтажером (конечно, если есть такая возможность). Это позволяет после нескольких проб добиться гармонии в сочетании текста с видеорядом. Телерепортер должен преподносить свой текст естественно и непринужденно.

Первое, что вы замечаете в хорошем устном изложении, это то, что структура предложений короче, проще, менее запутана, чем в предложении написанного или напечатанного литературного произведения. Это вполне естественно, потому что ни один человек не может импровизировать с такой же изобретательностью, разнообразием приемов, утонченностью, искусностью, как человек, сидящий за своим письменным столом и терпеливо переделывающий свою работу заново до тех пор, пока он не добивается полной гармонии каждого предложения со сложной мозаикой всего произведения в целом. А если бы даже он смог так импровизировать, то слушатели сказали бы, что он говорит по - книжному. И, что имеет значительно большее значение, они не могли бы без труда следить за его речью, чтобы получить от нее удовольствие и воспринять ее содержание». Главными источниками нашей информации об окружающем мире служат не только слуховые впечатления, но и зрительные образы. Они взаимно дополняют и обогащают друг друга. Однако исследования психологов позволили установить интересную закономерность: объем информации, получаемой и передаваемой человеком при помощи слуха и устной речи, втрое превосходит информацию, которую он получает и передает зрительным путем - чтением или письмом.

В настоящее время резко ослабляется цензура и автоцензура. Люди начинают говорить и писать свободно, причем не только дома, на улице, в очереди, но и по радио, телевидению, на собраниях, в газетах и журналах.

Многие журналисты придерживаются следующего мнения: журналист должен быть свободен в сборе информации и в выражении своих мыслей, иначе наше общество никогда не выздоровеет. Каждый имеет право на слово и каждый имеет право быть услышанным. Это сама сущность журналистики: узнать новое и донести до слушателя, читателя, зрителя. Понятно, что в чрезвычайных ситуациях некоторая информация может вредить делу: создавать панику, мешать разрешению конфликта. Но здесь вопрос к власти. Именно она, как мне представляется, имеет право налагать ограничения на деятельность журналистов и обязана сама охранять свои секреты. Принять, скажем, закон о чрезвычайных ситуациях, объявить о его введении на такой-то территории в такое-то время и четко контролировать его исполнение своим репрессивным аппаратом. Цензура - дело государства, но не дело журналиста. Вместе с цензурой у нас уничтожили и редактуру. Нет, редактура, конечно, остались, но очень однобокая, угодная заказчикам всей этой гнусности и пошлости. Выросло первое поколение "пепси-Колы", как назвал его писатель Виктор Пелевин, поколение "Пи". Его появлению предшествовало полное разрушение шкалы ценностей и идеалов, сформированных при социализме. Цинизм, наглость, рвачество, "крепкие локти", равнодушие к окружающим - характерные черты этих "саблезубых тигров", готовых разорвать в клочья любого, кто посмеет встать на их жизненном пути. Их бездуховные "предки" и в СССР, переиначивая слова известной романтической песни, горланили: "За мечтами пускай едут дураки". "Запахи тайги" их никогда не привлекали. Олешко В. Ф. Заложники гласности. Екатеринбург. 2002.-176с.6

Молодые люди, вынужденные постоянно жить в условиях материального дискомфорта, привносят в общественную жизнь ряд новых изощренных образцов аморального поведения. Как показывают результаты исследований, по многим качественным показателям жизни молодежь выступает, с одной стороны, носительницей всего нового, а с другой стороны, - своего рода "цензором" современной действительности и социальной справедливости. Молодежь критична к стереотипам социального поведения старшего поколения, не происходит их усвоения.

Молодые люди не столько оглядываются "назад" в поисках одобрения и поддержки, сколько обращают взгляд на своих сверстников и в их жизненном опыте находят ценностные ориентации для своего поведения. Очевидно, что эту ситуацию нельзя признать характерной лишь для ХХ века. Она неоднократно возникала во все предыдущие века и тысячелетия и поэтому может быть признана всеобщим механизмом духовного облика поколения. Но в различных эпохах и культурах неодинаков был объем новшеств, их роль и значение в жизни. Бурное развитие российского рынка породило спрос на новую профессию - бандит. В середине 90-х годов в преступные сообщества подались сотни молодых людей. "Разборки", перестрелки, убийства стали привычным явлением. Но со временем организованная преступность стала принимать иные формы. Бандитов потянуло в легальный бизнес и в депутаты. Вакурова В.Н. о языке радио- и телепередач. Под ред. проф. Былинского К.И. НМО ГКТР. М., 2002.-227с.7

Почти все, что было сказано выше, относится как к телевидению, так и к радио, но не нужно забывать, что в языке этих двух электронных средств передачи информации имеются значительные отличия.

Язык телеэкрана более сжат и сконцентрирован. Работая со сценарием для телесюжета, нам нередко приходится вычеркивать лишнее, перечитывать и опять вычеркивать, а потом еще и еще... до тех пор, пока в тексте не останется эссенция самого важного и нужного. Видеоряд является важным носителем информации. Нередко репортеру нет необходимости называть город или предприятие, - достаточно лишь показать дорожный знак с названием населенного пункта или вывеску на здании фирмы или завода. Язык кадров, графические изображения, символы и другие приемы, используемые в телевидении, с успехом заменяют словесные описания.

Сценарий телерепортажа пишется с большей тщательностью, поскольку текст за кадром должен совпадать с тем, что появляется на экране. Импровизированный репортерский (спикерский) текст к 13 секундам видеоряда обречен на провал. Самый лучший способ добиться состыковки текста и видеоряда - писать свой текст во время монтажа, сидя рядом с монтажером (конечно, если есть такая возможность). Это позволяет после нескольких проб добиться гармонии в сочетании текста с видеорядом. Телерепортер должен преподносить свой текст естественно и непринужденно.

Иногда о сложных и запутанных явлениях лучше рассказывать в прямом эфире. Проще всего это сделать в форме комментария. Репортер находится в студии вместе с ведущим программы и в прямом эфире объясняет то или иное событие или решение. Конечно, это требует тщательной подготовки. До эфира ведущий и комментатор основательно обсуждают каждый вопрос и ответ. Но в самой студии комментатор должен уметь говорить свободно, не зачитывая свои ответы с бумажки. Лучше вообще не писать текст как таковой, достаточно набросать основные тезисы выступления, заглядывая в „шпаргалку" время от времени. Доверие к словам комментатора в таком случае будет больше, чем к тому, кто читает свой текст с суфлера. Ярцева Н.В начале было слово. М.: Сфера, 2001. -120с.8

Первое, что вы замечаете в хорошем устном изложении, это то, что структура предложений короче, проще, менее запутана, чем в предложении написанного или напечатанного литературного произведения. Это вполне естественно, потому что ни один человек не может импровизировать с такой же изобретательностью, разнообразием приемов, утонченностью, искусностью, как человек, сидящий за своим письменным столом и терпеливо переделывающий свою работу заново до тех пор, пока он не добивается полной гармонии каждого предложения со сложной мозаикой всего произведения в целом. А если бы даже он смог так импровизировать, то слушатели сказали бы, что он говорит по - книжному. И, что имеет значительно большее значение, они не могли бы без труда следить за его речью, чтобы получить от нее удовольствие и воспринять ее содержание». Главными источниками нашей информации об окружающем мире служат не только слуховые впечатления, но и зрительные образы. Они взаимно дополняют и обогащают друг друга. Однако исследования психологов позволили установить интересную закономерность: объем информации, получаемой и передаваемой человеком при помощи слуха и устной речи, втрое превосходит информацию, которую он получает и передает зрительным путем - чтением или письмом.

Но это предполагает необходимость ясного представления о своеобразии устной речи по сравнению с письменной. Нельзя согласиться с мнением, будто слово может не быть главным выразительным средством радио. Мы присоединяемся к тем, кто считает, что «радиотеория - это, прежде всего, наука об искусстве воздействия на человека при помощи живого слова», а также, что «устарели взгляды раннего периода радиовещания, когда переоценивалось значение звуковых эффектов. Незыблемым остается принцип, согласно которому основным элементом является слово как носитель идеи, точного содержания понятий и чувств». «Каждое произнесенное слово, - говорится в одном исследовании мелодики нашей речи, изданном свыше шестидесяти лет назад, - в звуках своих дает нечто особое, некоторую трудно объяснимую, но существенную прибавку к тому логическому понятию, которое заключается в каждом слове. Понятие есть создание мысли, отвлеченное, лишенное плоти и жизни; произнесенное же человеческим голосом, явившись в мир в виде слова, - оно живет, оно дает впечатление уже не только логическое, но и ярко чувственное, - притом индивидуально-чувственное, так как каждый человек по-своему произносит слова...».

Обязательность точности словоупотребления, продуманности и структурной «прозрачности» текстов радио - и телепередач обусловлена тем, что язык радио и телевидения обслуживает сферу массовой коммуникации. Но для радио- и тележурналиста точность выражения приобретает особую значимость. Здесь речь существует только в форме устной. А устная речь - мимолетна, она ускользает из «поля слуха» мгновенно. И хотя техника позволяет сейчас фиксировать и даже консервировать устную речь в записи на пленке, в практике современного вещания речь «поступает» к слушателю не в вещественном облике - не в виде пленки, которая может быть воспроизведена множество раз, а в облике «бестелесном» - в виде чистого звучания. Устность звучащей на радио речи, ее прямая, хотя и опосредованная обращенность к массовому слушателю, воспринимающему речь синхронно с ее произнесением, требует знания ее особых свойств. Если лексическая или грамматическая ошибка вкрадется в печатный текст, читатель «преодолеет» ее с несравненно меньшими усилиями и смысловыми потерями, чем слушатель. Еще в древности мастера публичных выступлений утверждали необходимость однозначности высказывания. «Достоинство стиля заключается в ясности; доказательством этого служит то, что раз речь не ясна, она не достигает своей цели», - утверждал Аристотель. «Не следует употреблять двусмысленных выражений», - предостерегал он. К двусмысленности прибегают лишь люди, «которым нечего сказать, но которые, тем не менее, делают вид, что говорят нечто». Безусловно, журналистика, и в особенности радиожурналистика, оперирующая устным словом, призвана не только активизировать ум читателя и слушателя, но и затрагивать его душевные струны, интеллектуальное в ней должно находиться в неразрывной связи с эмоциональным.

Даже в жанрах чисто информационных, где, как правило, выступает не корреспондент, не хроникер, а диктор, которого слушатели не отождествляют с автором текста, и где отношение к материалу будет выражено предельно скупо, - это отношение все же будет ощущаться, ибо абсолютная бесстрастность была бы возможна лишь при условии, если бы вместо живого человека, повествующего людям о событиях в мире, у микрофона находилось говорящее кибернетическое устройство. И если эстетика газетной речи состоит в максимальном обнажении коммуникативной функции слова, то эстетика речи по радио помимо коммуникативности непременно предполагает лиричность - присутствие во всех радиотекстах, хотя и выраженной в разной степени и разными средствами, личности говорящего. Поэтому на радио во всех жанрах несоизмеримо возрастает по сравнению с газетой степень воздействия на аудиторию. Окрашенное живыми эмоциями звучащее человеческое слово обладает несравненно большей энергией, большей активностью, большими возможностями привлечения умов и сердец, чем слово написанное.

Используя радио в качестве средства массовой коммуникации, журналисты заинтересованы в том, чтобы найти со слушателем «общий язык». Это сказывается не в примитивной установке говорить «под рабочего», «под крестьянина» - то есть полностью настроиться на речевую волну слушателя, а в потребности заместить языковые средства специального назначения нейтральными.

ГЛАВА 2. Анализ текстов СМИ с использованием разграничения понятий "факт" и "мнение"»

Кроме свободы слова и права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию Конституция РФ также гарантирует гражданам сходные, но не тождественные им свободу мысли и мнений, включая свободу выражать свои мнения и убеждения. Продуктом реализации этих групп прав являются сообщения о фактах и сообщения, выражающие мнения. При этом в Конституции РФ подчёркивается, что ничто не может стать основанием для умаления человеческого достоинства.

Ограничением свободы слова, мнений и информации является наказание за распространение недостоверных сведений, ущемляющих честь, достоинство и деловую репутацию. Многие правоведы считают, что ключевое здесь слово «недостоверных» неприменимо к сообщениям о мнениях и убеждениях. Причина тому – невозможность определения судом истинности либо ложности мнения. Мнение (комментарий, авторская реминисценция, сравнение и т.п.), следовательно, должно иметь иммунитет от гражданских исков по защите чести и достоинства. Оценочные высказывания, если они не носят оскорбительного характера, также не должны образовывать состава уголовного преступления. В пункте 9 статьи 47 Закона о СМИ дополнительно закреплено право журналиста на выказывание своего мнения, суждения, оценки.

Такая точка зрения опирается на судебную практику в Западной Европе и США. В США, где права прессы практически возведены в абсолют или, по крайней мере, ставятся выше других прав, тем не менее, существуют серьёзные ограничения возможности журналистов манипулировать фактами и злоупотреблять правом на собственное мнение.

В судебных разбирательствах, связанных с изложением фактов в прессе, главным элементом, который решает судьбу иска к журналистам и СМИ, является правдивость этих фактов. Причём правдивость не должна быть абсолютной, главное, чтобы по существу факт был изложен верно. Ярким примером, характеризующим ситуацию в американском праве в связи с этим утверждением, является случай, когда местная газета изложила одно из выступлений на парламентских слушаниях в Конгрессе США.

В этой речи прозвучала фраза, в которой выступавший обвинил «политических заговорщиков-сионистов» в разработке плана захвата власти во всем мире с целью передать её в руки мирового правительства. В статье же было написано, что г-н N «выступил с нападками на евреев». N подал иск против газеты, но суд отклонил его в связи с тем, что по существу газета изложила факт правдиво.

Необходимо заметить, что по американскому законодательству, за исключением достаточно ограниченного ряда случаев, правдивое сообщение о ложных обвинениях не может служить защитой от судебных исков. На федеральном уровне или, по крайней мере, на уровне всех 50 штатов защитой считается: использование стенограмм судебных заседаний, документов либо стенограмм заседаний органов как исполнительной, так и законодательной власти, а также (в некоторых штатах) точное цитирование документов полицейских управлений, полицейских участков, книг записей, в которых фиксируется, кто, когда и в чём был обвинён, предположим, при аресте.

Но в соответствии с законодательством (как, впрочем, и с профессиональными принципами и практикой) западный журналист не должен ограничиваться лишь правдивым цитированием предположительно ложного обвинения или ложных высказываний. Так же, как и в российском законодательстве, он обязан доказать или, по крайней мере, получить какие-то доказательства правдивости того или иного утверждения. Причём так же, как и в России, сделать это, опираясь только на свидетелей, достаточно сложно (свидетели, как правило, либо исчезают в самый неподходящий момент, либо начинают менять свои показания). Личной же убеждённости репортёра в правдивости информации недостаточно. Поэтому, чтобы избежать возможно ложных обвинений либо ложной интерпретации событий, журналист должен иметь документальное подтверждение тех утверждений, которые он собирается использовать в репортаже.

Проверка фактов важна для американских журналистов, но у них, как и у работников российских СМИ, нет следственного аппарата, а, следовательно, они не могут удостовериться на 100% в том, что то или иное заявление или обвинение соответствует действительности.

Если же говорить о различиях между мнением и фактом, то здесь на основе прецедентного решения Верховного суда США определена достаточно чёткая граница, позволяющая с большой ясностью отделить факт от мнения. Мы имеем в виду решение, которое было написано судьёй Пауэллом по делу Герца.

Пауэлл пришёл к выводу, что не существует такого понятия, как «ложная идея». С тех пор эта сентенция стала канонической и используется во всех последующих судебных разбирательствах, когда речь идет о разграничении фактов и мнений. Сколь бы нелепым ни казалось мнение, суд не должен корректировать его. Оно может быть оспорено лишь на основе конкуренции с другими мнениями. То есть здесь подчёркивается, что демократическому обществу необходим «рынок идей», на котором должна существовать конкуренция, и эту конкуренцию нельзя ограничивать. В этом и заключается ценность американской и всей западной демократии.

Основные отличия факта от мнения были определены также в решении Верховного суда США по делу Эванса и Новака против Ольмана. (Журналисты-комментаторы Эванс и Новак обвинили профессора Ольмана, незадолго до этого получившего должность руководителя кафедры политологии в Массачусетском университете, в том, что он марксист и собирается использовать университет для пропаганды идей революции, а также в том, что он является неквалифицированным и неграмотным специалистом. После таких обвинений Ольман подал иск против журналистов.)

Итак, в суде должен быть получен ясный ответ на вопросы, каждый из которых служит критерием для отделения мнения от факта. Первый из этих вопросов касается стиля: использован ли в журналистском материале точный язык или для него характерны туманные выражения и напыщенный слог? Если материал состоит из точных выражений, которые говорят о конкретных вещах, статью можно охарактеризовать как содержащую факты. Если же автор изъясняется напыщенным языком или прибегает к туманным выражениям, то, скорее всего, в статье подаётся субъективное мнение.

Второй критерий разграничения факта и мнения – это проверяемость. Если можно проверить, соответствует факт истине или нет, ложен он или верен, то мнение можно охарактеризовать по принципу «справедливое или несправедливое». Но даже если речь идёт о выяснении справедливости или несправедливости мнений, не суд должен решать данный вопрос.

Третий критерий – это критерий контекста; как правило, это выяснение того, в какой части издания помещена статья. Если она вышла на странице новостей, то, скорее всего, в ней должны быть изложены факты, а если на странице с комментариями, например в разделе, где публикуют мнения синдицированных обозревателей, книжное обозрение, ресторанное обозрение и т.п., то читатель наверняка воспримет такую статью как выражение мнения, а не факта.

Четвёртый критерий также имеет отношение к языку. Суд должен поставить вопрос, понимает ли читатель, что в материале использованы такие художественно-изобразительные средства речи, как метафоры, гиперболы и другие, присущие именно выражению мнения, а не факта? В частности, если в статье сказано, что г-н N изнасиловал девушку, то речь, видимо, идёт о факте, если же написано, что он изнасиловал родную страну, то, естественно, это – гипербола, ни о каком факте здесь не говорится и такой журналистский материал должен квалифицироваться как выражение мнения. Или вспомним случай, который более-менее верно показан в известном фильме «Народ против Ларри Флинта». В нём рассказывается об иске, поданном в суд в связи с утверждением американского порнографического журнала «Хастлер», что руководитель общественной организации «Моральное большинство» впервые в жизни занимался сексом в туалете во дворе собственного дома, причём со своей матерью и в состоянии алкогольного опьянения. По целому ряду признаков суд выяснил, что это гипербола, использованная в целях сатиры и не имеющая никакого отношения к реальным фактам. Решением суда (в 1988 г.) иск не был удовлетворён.

Пятый критерий – наличие политических обвинений. Если в журналистском материале присутствуют политические обвинения, то это всегда должно квалифицироваться как выражение мнения. Политические обвинения на Западе примерно такие же, как и в нашей стране: «фашист», «фюрер», «Аль Капоне», «мафиози», «шарлатан». Бывают и более мягкие – «невежда», «бездарный политик» и т.п.

Шестым критерием разграничения факта и мнения может служить так называемая «нейтральность репортажа». Этот критерий связан с иском, который был подан около 20 лет назад. Тогда американские учёные, работавшие в ряде химических компаний, утверждали, что создаваемые ими химикаты (например, ДЦТ) являются безвредными для людей. Эти учёные были обвинены активистами движения в защиту окружающей среды в том, что они высказывают такое мнение только потому, что получают деньги от этих химических компаний. Газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала большой материал об этом конфликте, изложив в нём мнение противников ДЦТ. Журналисты также взяли интервью у специалистов, которые были обвинены экологами, и, наконец, был опубликован краткий комментарий научного обозревателя газеты. Несмотря на кажущийся баланс, учёные, обвинённые в том, что «лгут за деньги», подали иск против «Нью-Йорк Таймс». И тогда впервые возник критерий «нейтральности репортажа». На стадии апелляции судья отклонил иск, основываясь на том, что при написании статьи журналисты не высказывали собственной точки зрения, не проводили собственного расследования и не становились на чью-либо сторону. А так как обвинения против учёных имели отношение к общественным интересам, к новостям, то журналистов винить не в чем.

Итак, в США мнение неподсудно. Но мнение должно быть основано на достоверных фактах, а не на слухах или фантастических умозаключениях журналиста. Достоверность является весьма важным элементом в западной журналистике, и нейтральность репортажа выступает надёжной защитой в тех случаях, когда истец пытается опровергнуть достоверность того или иного материала. Как видим, правдивость фактов и достоверность мнений – отнюдь не столь уж эфемерные понятия. Отечественному судопроизводству необходимо накапливать собственный опыт, не потворствуя при этом тем, кто использует суды для подавления свободы печати. Очевидно, что здесь небесполезен анализ западных примеров разрешения конфликтов с участием СМИ.

На сегодняшний день в российском судопроизводстве часто не видят разницы между сообщением о факте и сообщением о мнении, требуя от СМИ доказывания истинности «сведений» любого рода. Дело доходит до необходимости доказывать истинность художественных, пародийных произведений (стихов, басен, пьес, рисунков, коллажей и карикатур). Для усиления эффекта авторы часто используют в них жёсткие и неприемлемые для объекта произведения эпитеты, которые также являются своеобразными художественными оценками. В результате подаются иски.

Печальным примером судебной практики по делам такого рода может служить происшедшее в 1999 году разбирательство по иску тогдашнего губернатора Приморского края Евгения Наздратенко по поводу карикатуры, напечатанной в газете «Приморье». Газета опубликовала интервью с бывшим следователем Тельманом Гдляном. Материал оказался чрезвычайно острым: в первых же строках утверждалось, что губернатор является «заказчиком убийства». Однако в поданном Наздратенко иске это обвинение и вообще суть изложенного в интервью даже не затрагивались. Фактически иск был подан только против шаржа: губернатор, у ног которого вьётся чёрная кошка, сидит в кресле и читает книгу «Крёстный отец». В исковом заявлении суд просили признать, что «шарж выполнен на низком художественном уровне». Кроме того, истец потребовал взыскать с газеты за моральный ущерб, причинённый ему публикацией шаржа, 300 тыс. рублей. Суд принял дело к производству и, как ни странно, удовлетворил исковые требования. Правда, судья снизил размер компенсации до 10 тыс. рублей, но признал, что, действительно, «шарж выполнен на низком художественном уровне». На основании этого, было сказано в решении, «суд считает, что публикацией данного шаржа затрагивается и унижается честь и достоинство истца, поскольку любой средний житель, увидев изображение Е. Наздратенко... предположит, что он является "крёстным отцом"».

В нашей стране сложилась судебная практика, когда «обиженная сторона» добивается признания распространённых материалов СМИ порочащими их честь и достоинство, не затрагивая при этом сути сообщений, а лишь требуя доказать соответствие действительности сопровождающих их рисунков. На сегодняшний день удобство подачи иска против газеты или журнала, проиллюстрировавшего статью шаржем или карикатурой, не вызывает сомнений. В большинстве случаев редакция может пытаться доказать соответствие действительности распространённых в СМИ негативных сведений, что почти невозможно, если дело касается карикатуры, коллажа или шаржа, поскольку эти произведения чаще всего заведомо не соответствуют реальным обстоятельствам, представляя изображённых в них лиц в искажённом виде. Основная задача этих жанров – обратить внимание аудитории на те или иные особенности или недостатки человека, гиперболизировав их или изобразив этого человека в нелепой, часто нереальной ситуации. Столкнувшись же с требованиями суда доказать соответствие действительности сведений, «изложенных в иллюстрации», редакции неизбежно проигрывают.

Такую практику стимулирует и принятое в 1999 году решение Верховного Суда РФ по делу, возбуждённому рядовым пенсионером, узнавшим себя на фотоколлаже, опубликованном двумя нижегородскими газетами в поддержку кандидата в мэры города. На коллаже под лозунгом «Сильному – работа, слабому – забота!» кандидат был изображён стоящим на фоне людских масс. Лица нескольких человек из толпы можно было различить, одним из них и был будущий истец С. Пройдя через все кассационные и надзорные инстанции, дело дошло до Верховного Суда РФ, который признал, что коллаж может стать предметом иска, на редакции средства массовой информации лежит бремя доказывания соответствия изображения действительности, а сюжет коллажа может быть рассмотрен в отрыве от иллюстрируемых им статей.

Некоторые судьи отказывают в возбуждении дел о коллажах и карикатурах либо отклоняют предъявляемые по ним исковые требования, полагая, что статья 152 Гражданского кодекса РФ9, устанавливающая, что «гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности», не должна применяться к шаржам, коллажам или карикатурам. Во-первых, последние нельзя признать «сведениями», – в них не содержатся сообщения о каком-либо событии или явлении. Во-вторых, любому читателю ясно, что, например, карикатура – это изображение вымышленной ситуации, коллаж не является фотографией и т.д. Таким образом, его нельзя ввести в заблуждение относительно истинности изображённого. Наконец, в-третьих, карикатура, шарж – это художественные произведения, созданные фантазией художника, а требовать доказательств соответствия плода фантазии действительности в принципе неверно.

Справедливой причиной отказа судей в приёме такого рода дел к производству является также то, что «потерпевшие» не затрагивают в своих заявлениях сути журналистских материалов, а просят дать оценку лишь сопровождающим их иллюстрациям. Отказ в принятии к рассмотрению таких исков мотивируется обязательностью рассмотрения дела лишь в совокупности сведений, изложенных как в публикации, так и в сопровождающих её рисунках. Кстати, в Англии, по мнению профессора Д. Голдберга, прецедентным в области карикатур и коллажей можно считать дело, рассмотренное палатой лордов (высшая судебная инстанция страны) в 1995 году. Дело касалось двух актёров, сыгравших в популярной австралийской мыльной опере «Соседи». Они подали в суд на корпорацию Р. Мэрдока, издающую лондонскую газету «Ньюс оф зе уорлд». В одном из её номеров была напечатана статья о сериале и его главных героях, а рядом – коллаж, на котором головы актёров были приставлены к голым телам. Телезвёзды утверждали, что этот коллаж нанёс значительный ущерб их чести и достоинству. Суд отклонил иск, постановив, что рассматривать коллаж отдельно от сопровождаемого им текста неправомерно. Публикация должна анализироваться полностью, а не по частям, в целом же, по мнению судей, она не носила оскорбительного или клеветнического характера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, трудность заключается в следующем: можно ли считать конкретное высказывание, содержащее негативную информацию о лице, утверждением о факте (или, скажем, оценочным суждением, мнением, предположением). Так или иначе экспертам приходится решать, достаточно ли выделенных в конкретном высказывании языковых признаков для квалификации его как высказывания, относящегося к той или иной указанной в Постановлении … форме, или не достаточно. В лингвоэкспертной практике возникают ситуации, когда то или иное высказывание в принципе невозможно квалифицировать однозначно. К таковым высказываниям следует отнести высказывания, грамматически оформленные как повествовательные предложения, но содержащие фразеологизмы, метафоры и другие слова с эмоционально-экспрессивными компонентами значения, а также высказывания о будущих событиях, высказывания о намерениях другого лица и т.д. В таком случае лингвист-эксперт, оставаясь верным своему подходу, принимает решение и относит спорное высказывание, скажем, к утверждениям о факте, обосновывая свое решение определенным набором выделенных в данном высказывании признаков. Отметим, что, сколько бы признаков, подтверждающих квалификацию эксперта, не было выделено в высказывании, достаточно одного отрицательного признака, чтобы опровергнуть сделанный вывод или, по крайней мере, поставить его под сомнение. Аналогию можно привести из лингвистической науки, где ряд проблемных вопросов может быть снят простым принятием решения. Так, в морфологии проблемным считается вопрос о частеречной принадлежности такого слова, как «один». Семантически данное слово традиционно относят к количественным числительным, однако морфологические и синтагматические признаки (данное слово изменяется по родам, числам и падежам, согласуется в роде, числе и падеже с существительными) ставят под сомнение правомерность отнесения его к числительным; указанные признаки сближают слово «один» с прилагательными. Однако вопрос о частеречной принадлежности хоть и возникает в лингвистике (не только по отношению к слову «один», но и к таким словам, как «рад», «горазд» и многим другим), но не имеет большой познавательной ценности, поскольку он не направлен на установление нового знания об определенной группе слов. Та же ситуация в лингвоэкспертной практике: квалификация спорных высказываний, представляющая собой принятое экспертом решение об отнесении спорного высказывания к одной из указанных в Постановлении Пленума Верховного Суда форм, не выражает как таковой информации о самом высказывании, о его признаках и свойствах.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Актуальные проблемы культуры речи. М.: Наука, 2000.-456с.

2. Буганов В.И., Зырянов П.Н. История России конец XVII-XIX век / Под ред. А.Н. Сахарова. - М.: Просвещение, 1998. - 303 с.

3. Вакурова В.Н. о языке радио- и телепередач. Под ред. проф. Былинского К.И. НМО ГКТР. М., 2002.-439с.

4. Гаймакова Б.Д., Сенкевич М.П., Макарова С.К. Мастерство эфирного выступления. М., 2003.-524с.

5. Ким Н.В. От замысла к воплощению. Учебное пособие. СПб., 2002.-493с.

6. Лозовский Б. Н. Журналистское воздействие на молодежь. Свердловск. 2001.-358с.

7. Массовая информация и общественное мнение молодежи. Киев. 1990.-483с.

8. Олешко В. Ф. Заложники гласности. Екатеринбург. 2002.-379с.

9. Олешко В. Ф. Социожурналистика. Екатеринбург: УрГУ, 2003.-571с.

10. Щерба Л.В. Современный русский язык//Избранные труды по русскому языку. М., Учпедгиз. 2001.-396с.

11. Эффективность средств массовой информации. Минск, 2001.-584с.

12. Язык современной публицистики. М.: Сфера, 2001.-349с

1 М.: Наука, 2000.-155с.

2 Екатеринбург: УрГУ, 2003.-174с.

3 Васильева А.Н. Основы культуры речи. М.: Просвещение, 2000.-110с.

4 Васильева А.Н. Основы культуры речи. М.: Просвещение, 2000.-110с.

5 Лосев А.Ф., Тахо - Годи А. Платон. Аристотель. М.,2000.-120с.

6 . Олешко В. Ф. Заложники гласности. Екатеринбург. 2002.-176с.

7 Под ред. проф. Былинского К.И. НМО ГКТР. М., 2002.-227с.

8 Ярцева Н.В начале было слово. М.: Сфера, 2001. -120с.

9 статья 152 Гражданского кодекса РФ

PAGE   \* MERGEFORMAT 5


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

25867. Экономическая сущность ликвидности баланса коммерческого банка 26.5 KB
  Различают следующие понятия ликвидности: рынка достаточное количество денежных средств у участников рынка для обеспечения его нормального функционирования; банка способность своевременно погашать свои обязательства; баланса соответствие соотношения отдельных статей баланса установленным нормативам; активов скорость и наличие возможностей трансформации их отдельных видов в денежные средства.Ликвидность банкапредполагает уде ежеднев.устойчивость банка.
25868. Анализ выполнения экономических нормативов деятельности КБ 22.5 KB
  Для обеспечения устойчивости банковской системы Центральный банк РФ устанавливает ряд экономических нормативов т. Посредством экономических нормативов регулируется вопервых абсолютный и относительный уровень собственного капитала кредитной организации вовторых ликвидность баланса; втретьих диверсификация активных и пассивных операций кредитной организации; вчетвертых создание каждой кредитной организацией централизованных резервов для обеспечения финансовой устойчивости банковской системы в целом. Для соблюдения указанных...
25869. Анализ движения и структуры кредитов, выданных банком 21 KB
  Содержание анализа кредх операций: крты группся по срокам объемам по видам клиентов – анализся состав клиентов сроки сопостовлся с предыдущим годом. Далее опредся объем ссудных операций в общей сумме операций норматив 08 если меньше то ситуация отрицная.
25870. Анализ динамики дебиторской и кредиторской задолженности банка по видам и срокам возникновения 23 KB
  Дебиторской задолженности традиционно рассматривается в двух аспектах: в соответствии со сроками ее погашения: 1.краткосрочная платежи по которой ожидаются в течение 12 месяцев после отчетной даты; в соответствии с причинами возникновения задолженности : 1. Анализ кредиторской задолженности начинается с оценки структуры и динамики источников заемных средств: 1.
25871. Анализ динамики объема и структуры доходов банка 21.5 KB
  Общий доход делится на процентные и непроцентные доходы. Процентные доходы: доходы по ссудным операциям в рублях и валюте. Непроцентные доходы: дивиденды по бумагам и инвестициям доходы от участия в совместной деятельности комиссионные штрафы присужденные судом плата за оказание услуг. Факторы доходов: процентные доходы повышение непроцентных доходов увеличение активов приносящих доход.
25872. Анализ динамики объема и структуры расходов банка 23 KB
  Основными направлениями анализа расходов являются: оценка уровня всех и отдельных видов расходов и их динамики; структурный анализ расходов; оценка общего уровня расходов. Для оценки закономерности изменения отдельных видов расходов используется относительный показатель: все или отдельные виды расходов за период активы На основе его динамики можно судить о росте или снижении определенных расходов правомерности этих изменений. Структурный анализ расходов производится с целью выявления основных видов расходов динамика которых и причины...
25873. Анализ динамики процентных ставок по пассивным и активным операциям банка 43.5 KB
  Пассивные операции банка связаны с привлечением ресурсов. Ресурсная база формируется за счет таких привлеченных ресурсов как вклады депозиты до востребования и срочные депозиты юридических и физических лиц межбанковские кредиты депозитные сертификаты векселя. Поэтому при оценке процентной политики коммерческого банка анализируется стоимость всех ресурсов и депозитных операций.изучение динамики в том числе номинальной средней цены ресурсов коммерческого банка; 2.
25874. Анализ длительной задолженности на счете «Прочие дебиторы и кредиторы» 24 KB
  По пассиву отражаются и учитываются: начисление з п до ее выдачи а также суммы з п не полученной служащими банка; суммы удержанных из з п налогов страховых взносов по договорам добровольного страхования перечисление сумм из з п во вклады до перевода этих сумм до востребования; невостребованные остатки по закрытым расчетным и текущим счетам по акцептованным поручениям и чекам; оплаченный при приобретении основных средств налог на добавленную стоимость и спецналог; операции по формированию акционерного капитала банка в период проведения...