97324

Модификации эстетических ценностей. Особенности эстетического способа ценностного освоения действительного

Реферат

Архивоведение и делопроизводство

Определение эстетической ценности. Социально-психологический аспект формирования эстетической ценности. Условия и механизмы формирования эстетической ценности в массовом сознании. Особенности формирования различных типов эстетической ценности.

Русский

2015-10-16

149.5 KB

2 чел.

Содержание

1. Введение……………………………………………………………………………..3

2. Формирование предмета эстетики в границах философского знания.…………………………………………………………………………………..4

3. Предмет эстетики…………………………………………………………………....8

4.Задачи эстетики……………………………………………………………………...11

5. Определение эстетической ценности……………………………………………...15

6. Социально-психологический аспект формирования эстетической ценности………………………………………………………………………………...17

7. Условия и механизмы формирования эстетической ценности в массовом

сознании………………………………………………………………………………...19

8. Особенности формирования различных типов эстетической ценности……...….20

9. Эстетическое освоение действительного……………………………………….….22

10. Заключение………………………………………………………………………….24

11. Список литературы………………………………………………………………....25

 

Введение

Истоки эстетической практики и эстетических знаний уходят вглубь человеческой истории. Свидетельства проявления первобытными людьми эстетического отношения к окружающей действительности, своих художественных наклонностей в виде орнаментально украшенных орудий труда и быта, наскальных изображений, животных наука относит к ориньякосолютрейскому периоду верхнего палеолита (35-10 тыс. лет назад). Со времени открытия археологами в 1879 г. в испанских пещерах наскальных рисунков в научный обиход вошло понятие «палеолитическое искусство».

Возникновение у древних людей непосредственно художественного творчества предшествовал достаточно длительный период освоения окружающей действительности в сугубо утилитарных целях. Все, с чем сталкивался человек, - земля и вода, растения и животные, солнце и луна, свет и мрак, тепло и холод, - осознавалось им как полезное или вредное, хорошее или плохое, а стало быть, приносящее добро или зло. В представлениях о «полезном» и «добром» отражались самые существенные (содержательные) характеристики предметов и явлений действительности, взятые в их значении для человека. На этой основе, вследствие расширяющейся практики и углубления познания, постепенно возникало и восприятие человеком предметов и явлений со стороны их формы как красивых или безобразных.

Содержание мифов у разных народов мира, в частности, иллюстрирует характерную особенность ценностного сознания древнейших людей, связанную с его синкретичностью. Оценка «полезности», «добра» и «красоты», как впрочем «вреда», «зла» и «уродства», изначально предстает недифференцированной, слитной, фиксирующей лишь в самом общем виде положительное или отрицательное значение для человека предметов и явлений, попадавших в сферу их практического освоения и познания.

В последующем, уже на стадии более зрелых состояний человеческого общества, инерция первоначальной синкретичности ценностного смысла утилитарно-этически-эстетических представлений своеобразно проявляется в языке. Отголоском этой особенности в наше время можно считать употребление понятия «прекрасного» как в эстетическом значении (очень красивый), так и в этическом (прекрасный человек, прекрасный поступок), а так же утилитарном (очень хорошее, очень полезное или удобное). Полисемантизм слова «прекрасное» характерен при его использовании не только в русском, но и во многих других европейских языках.

Опираясь на комплекс современных научных знаний о человеке, следует исходить из того, что его развитая и достаточно самостоятельная способность к собственно эстетической рефлексии, эстетическому чувствованию (переживанию) и эстетической оценке – итог длительной эволюции, становления человека как общественного существа в процессе активного освоения им окружающей действительности, приспособления к своим нуждам естественно-природных сил, условий и факторов социального взаимодействия, их прогрессирующего очеловечивания, приложения к ним «человеческой меры». Проявившись наиболее ярко в художественном творчестве, в искусстве, эта способность стала в истории человечества одним из мощных и уникальных факторов сохранения и закрепления духовного опыта, облагораживания окружающей человека среды, воспитания и уточнения его чувств.

3

Формирование предмета эстетики в границах философского знания

Эстетика относительно молодая наука, если её сравнивать, например, с философией, которая пестрела школами и именами ещё за несколько столетий до нашей эры в Индии, Китае, Египте, Греции и Риме.

Как наука эстетика известна с XVIII века, а своим названием наука эстетика (от древнегреческого «aisthetikos», то есть относящийся к чувствам, ощущениям) обязана немецкому просветителю Александру Готлибу Баумгартену (1714-1762), опубликовавшему в 1750 г. работу «Эстетика, предназначенная для лекций». Представление о предмете науки ограничивалось в ней областью сугубо чувственного познания. «Эстетика, - писал Баумгартен, - (теория свободных искусств, низшая гносеология, искусство прекрасно мыслить, искусство аналога разума) есть наука о чувственном познании». По существу, в поле зрения автора «Эстетики» находились лишь два явления – красота, отожествляемая им с «совершенством чувственного познания», и искусство, как наивысшее ее выражение. Отдавая дань заслугам «крестного отца» в самоопределении «Эстетики», необходимо учитывать ограниченность такого понимания ее предметной сферы.

И все же на самом деле эстетика берет начало не с Баумгартена; он, по сути, опираясь на большой историко-теоретический опыт, зафиксировал и закрепил его за эстетикой как частью философского знания. Очевидно, первой исторической формой того, что со временем стало эстетическими знаниями, можно считать мифологией, в которой имели место элементы эстетических оценок действительности, что тесным способом были связаны с другими частями: научной, религиозной, моральной, и, конечно, с художественной. Можно даже говорить, что жизнеспособность и вплыв мифологического смысла по большому счету обрисовывались эстетичным как обязательной частью мифа – конденсированной формы духовного опыта, с которого начинаются все явные формы духовной деятельности, как: философия, наука, религия, мораль, искусство.

Одним из создателей философской эстетики Нового времени по праву считают немецкого философа Иммануила Канта (1724-1804). Его идеи, метод обоснования и исследования эстетических проблем оказали огромное воздействие на мировую эстетическую мысль и художественную практику XIX-XX вв. Сердцевиной кантовской эстетики является его учение об эстетическом суждении. Последнее не зависит от созерцания предмета и понятия, свободно от всякого интереса, основу его составляет внутреннее чувство, возникающее в свободной игре познавательных сил рассудка и воображения – таковы его основные характеристики. В соответствии с этим за эстетикой закрепляется статус науки, предмет которой, по выражению самого И. Канта, ограничивается рамками «учения о внешних чувствах». Односторонность субъективистской эстетики в известном отношении преодолевается в философии Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770-1831). В его системе объективного идеализма эстетике отведено место учения об идее прекрасного, порождающей в своем развитии его различные модификации в природе и обществе и, в частности, в искусстве. Искусство, по Гегелю, есть ни что иное, как самопознание абсолютного

4

духа в форме созерцания. Несмотря на идеалистическую мистификацию в гегелевской эстетике содержатся весьма ценные и реалистические со своему смыслу обоснования и разработки как общих, так и специфических законов искусства. После Гегеля первоначальный смысл эстетики как теории чувственного восприятия постепенно утрачивается и к концу XVIII века она уже повсеместно предстает то в значении «философии прекрасного», то как «философия искусства», либо и того и другого одновременно. Этому в немалой степени способствовали философско-эстетические работы Фридриха Шиллера (1759-1805), позднее Фридриха Шеллинга (1785-1854) и др.

Связь эстетики с искусством известна со времен Аристотеля (384-322 до н. э.), она неоспорима. Вместе с тем, очевидно, что эстетическое, как специфическое отношение человека к миру, окружающей действительности, отнюдь не исчерпывается прекрасным и его художественно-образным отражением в искусстве. Эстетика равно проявляет интерес к многочисленным его разновидностям – трагическому, комическому, возвышенному, низменному, безобразному, ужасному и др., представленным не только в формах искусства, но и в жизни, в реальной действительности.

Данный акцент в понимании предмета эстетики, однако, не связан с умалением места и роли искусства в эстетических исследованиях. Искусство, выражая эстетическое отношение человека к миру посредством художественно-образного моделирования, занимает в предметном поле эстетики свое определенное и весьма заметно место. Важно, однако, учитывать диалектику соотношения эстетического и художественного, их связь и различие, единство и относительную самостоятельность. Отмечаемая же тенденция к автономизации, с одной стороны, собственно эстетической (чувственно-ценностной) проблематики, а с другой – общефилософской теории искусства не является абсолютной и имеет значение лишь в плане отражения ее в структуре предмета самой науки, определяемого в целом характером и спецификой эстетического отношения человека к миру, окружающей действительности.

Природа эстетического отношения к миру в своей основе едина и в этом смысле между искусством и реальной жизнью нет непроходимой грани. Неслучайно, мы постоянно сравниваем реальную действительность с творением искусства, которые, в свою очередь, проверяем, соотносим с жизнью. Попытки игнорировать или вовсе исключать из этого взаимодействия ту или иную сторону несостоятельны и ведут в тупики либо голого эстетизма, либо ползучего утилитаризма и бытовизма жизни, исключительно рассудочного к ней отношения.

Из истории эстетической мысли известны примеры сведения предмета эстетики к некой совокупности норм и канонов для искусства. Наиболее последовательно данная точка зрения была выражена в теории и практике классицизма. Никола Буало (1636-1711) – яркий представитель этого направления в эстетике, в частности, призывал художников «прислушаться чутко к достойным доводам и знанья, и рассудка», представленным в виде свода отвлеченных идей и правил, коим надлежало неукоснительно следовать при создании произведений искусства.

Стремление сделать искусство образной интерпретацией выработанных эстетикой правил, вопреки и без учета постоянных изменений в сфере художественного творчества, эстетического сознания и в самой жизни общества, в характере его взаимодействия с природой, по-существу, исходит из противопоставления

5

эстетического сознания во всей широте его проявления в реальной действительности и в искусстве. Великие художники, творившие в эпоху классицизма, - Мольер, Пуссен, Давид, Расин, и др., - стали таковыми в определенной мере, благодаря преодолению в своем творчестве навязываемых классицистской эстетикой схем.

Научный характер эстетического знания связан отнюдь не с претензией на «истину в последней инстанции» и не с канонизацией неких абсолютных правил художественного творчества, а со способностью этого знания отображать и фиксировать наиболее существенное, важное в эстетическом освоении человеком действительности, анализировать проявляемые в этом процессе закономерности, выделяя общее и типологическое в диалектической увязке с уникальным и неповторимым.

Эстетика, не будучи наукой о нормах, между тем содержит в себе знания в известном смысле нормативного характера. В ее арсенале целая система типологических понятий – категорий, фиксирующих самые разные и наиболее существенные стороны проявления эстетической практики и сознания.

Использование их при анализе процесса эстетического освоения человеком действительности позволяет глубже, всестороннее и целостнее познавать и преобразовывать ее «по законам красоты». Сами эстетические категории и критерии, будучи важным инструментом познания и практического освоения действительности, есть следствие длительного исторического процесса эстетического взаимодействия человека с миром, его очеловечивания, создания мира « второй природы», т.е. культуры.

Противоположная точка зрения, сосредоточивающая внимание лишь на индивидуальном и неповторимом, что характерно для концепций позитивистского и интуитивистского толка, по существу, отказывает эстетике в научности, ведет к ее ликвидации. Так, ещё в XIX веке известный французский философ и эстетик Ипполит Тэн (1828-1893), стоявший фактически на позициях позитивистской методологии в анализе искусства, писал: «Мое дело изложить факты и показать каким образом произошли они» (И. Тэн. Философия искусства. - М., 1996. – С.13).

Представители ряда современных ведущих на Западе интеллектуальных направлений в своем отрицании научности эстетического знания идут дальше. К примеру, сторонники лингвистической философии, иначе называемой «концептуальный анализ», вообще не зачисляют эстетику в разряд «респектабельных» философских дисциплин на том основании, что язык ее полон неясности и эстетические суждения зачастую демонстрируют бессмысленность. Однако отказывать эстетике в основании, что эстетические термины подчиняются иной логике, нежели логика обычных описательных выражений, вряд ли обоснованно. Как утверждает один из видных английских эстетиков Р. Вудфилд, оппонируя позитивистам-логикам: «назвать китайскую вазу «элегантной», не тоже самое, что назвать ее «красивой», «изящное» отличается от «тонкого», - и все эти терминологические различия доступны анализу». Представляется, что данный вывод более конструктивен.

Отмечу, что при всей разнообразности школ и направлений в эстетике, разнообразии взглядов и высказываний философов-естетиков, при всех отклонениях и пути её исторического развития, есть что-то связывающее, что разрешает говорить про эстетику как науку на разных ступенях её развития, про смысловое ядро её традиций.

6

Вообще, эстетика как наука продолжает развиваться и обогачиваться учениями, школами, именами, а время – беспристрастный судья – все и всех поставит на свои места.[3,с.251]

7

Предмет эстетики

Что же является предметом эстетики? На этот вопрос пытались и пытаются ответить не одно поколение эстетиков, но убедительного ответа на него нет. Баумгартен – основоположник эстетики как науки пытался определить её предмет через понятие «совершенное»: это наука про совершенность чувственного познания и усовершенствования вкуса. То есть эстетика – особая сфера знаний, прежде всего знаний о прекрасном, и делиться она на ту часть, которая тянется к философии, и ту, которую сейчас мы называем искусствознанием. В дальнейшем Гегель ликвидировал это «раздвоение» предмета эстетики и сузил его к «царству прекрасного», к искусству, в первую очередь безупречного. Г. Чернишувский, тоже, определяя предмет эстетики через прекрасное, расширил его рамки до объединения всего разнообразия эстетического отношений человека к действительности.

Эстетика продолжительное время развивалась преимущественно как философия прекрасного, но такое определение не охватывает всего спектра эстетических оценок и вне ее предмета остаются такие важные модификации эстетического, как преподнесенное, безобразное, трагическое, низкое, комическое, юмор, сатира, ирония, бурлеск, поэтому поиск определения предмета эстетики не прекращался.

На сегодня относительно предмета эстетики существует широкий "разброс" определений: от утверждения, что она "философская дисциплина, которая имеет своим предметом область выразительных форм любой сферы действительности (в том числе художественного), данных, как самостоятельная и чувствительная ценность, которая непосредственно воспринимается", к суждению, что "эстетика - наука о национально, классово, исторически обусловленную сущность общечеловеческих ценностей, их создания, восприятия, оценки и освоения". Кое-кто считает наиболее "плодотворным" "определение предмета эстетики через понятие " гармония" и понимания этой науки как науки о реализации принципов гармонического развития человека, человека и общества, человека и природы".

Есть мнение, что эстетика - это "наука о природе, закономерностях эстетического освоения действительности". В одном из учебников советских времен идет речь, о том, что "эстетика - это наука, которая изучает законы художественного познания и преобразования действительности". Поскольку эстетика изучает лишь объективные свойства прекрасного и не владеет сугубо своей сферой, а, соответственно, не имеет и своих закономерностей, то кое-кто считает, что она не имеет и своего предмета, не может быть самостоятельной наукой. Единственной сферой применения эстетики считается только история развития эстетических вкусов и история эстетических учений, а то, что эстетика и ныне заботится проблематикой искусства, некоторые авторы называют "пережитком философского синкретизма", который безвозвратно отошел в прошлое. В результате подобных утверждений эстетика лишается главного - своего предмета, своей мировоззренческой и методологической функции, следовательно, становится непригодной для теории и практики эстетично-художественного освоения действительности, деятельности относительно создания предметов для удовлетворения специфических духовных нужд, без чего невозможна гармонизация и функциональная целостность человека.

Учитывая современные научные достижения и представления, можно говорить, что

8

эстетика является наукой, предмет которой намного более широкий за прекрасное и не

ограничивается искусством: она охватывает и изучает спектр эстетично-художественных ценностей, которые человек находит в окружающей действительности и создает сам, осваивая действительность специфическими средствами, прежде всего удовлетворяя искусством потребность в духовной целостности, гармонии и свободы. Г. Каган считает, что в такой трактовке эстетика представляется не только как "философия прекрасного", но и как "философия искусства", даже шире - "как философия художественной культуры".

Подытоживая, можно остановиться на таком определении: эстетика - наука об эстетическом в природе, обществе и в жизнедеятельности людей, закономерности эстетически-художественного освоения действительности и создания продуктов, способных удовлетворять специфическую потребность человека в функциональной целостности, гармонизации ее внутреннего мира и ее взаимоотношений со средой в творческой жизни и в духовной свободе.

Эстетика изучает генезис и закономерности эстетичного- художественного освоения действительности, формулирует общие принципы творчества "по законам красоты", прежде всего в искусстве, изучает механизмы влияния ее результатов на жизнедеятельность человека. Наиболее общими категориями, которые охватывают все, или почти все сферы эстетично-художественного, есть такие, как эстетический идеал, прекрасное, поднесенное, безобразное, низкое, трагическое, комическое, эстетический вкус, эстетическая потребность, эстетическое переживание. Вторая группа ее категорий касается художественного творчества и применяется только в сфере искусства: художественный образ, художественная типизация, художественная идеализация, художественное мастерство, художественный талант, художественный язык, художественное произведение, художественное вкус и т.п. Главными категориями эстетики, несомненно, есть категории "эстетическое" и "художественное".

Выделив из целого отдельные составные в виде категорий " эстетический идеал", "прекрасное", "отвратительное", "трагическое", "комическое", "высокое", "низкое" и т.п., эстетика формулирует их как ценности, поэтому она, как и этика, нормативная наука. Предоставляя ценностно-смысловые ориентиры, она становится наивысшими "этажом" осмысления и обобщения эстетически-художественного. Эстетика владеет системным подходом как методом исследования, она способна интегрировать всю совокупность информации о своем предмете, способна не только получить адекватное представление о состоянии и проблемы эстетично-художественной культуры и ее составных, но и выступать относительно них как наиболее общая мировоззренческая и методологическая наука.

Итак, эстетика имеет свой предмет, который отличается от предмета какой-либо другой науки, в частности, философии, этики, психологии, социологии, теории искусства и т.п. Являясь составляющей духовной культуры человечества, эстетика осваивает и изучает только ей присущий "пласт" и аспект в природе, обществе и жизнедеятельности человека. Принято говорить об эстетическом отношении к природе, об эстетике производства, быта, межличностных отношений и т.п. В наиболее концентрированном виде эстетика проявляется в человеческой личности, которой она надает ценностно-смысловые ориентиры и методологические средства, содействует формированию вкусов, побуждает к созданию продуктов, которые

9

удовлетворяют специфическую духовную потребность в бескорыстном удовлетворении, без которого она не может ощутить себя целостной и гармонической, совершенной и счастливой.[2,с.122]

10

Задачи эстетики

Наблюдаемое концептуальное предметно-содержательное самоопределение эстетики – своеобразная реакция на требования современной историко-культурной ситуации. Пересмотр ориентиров общественного развития, новые реалии самой жизни, переживаемые ценностный кризис – все это обусловило повышенную востребованность знания, не только освобожденного от идеологических и политических спекуляций, но максимально способного к поиску ответов на коренные вопросы бытия современного человека. Эстетика в ее современном виде стремится стать адекватной природе и меняющемуся положению в мире, критерием при выработке целостного отношения к окружающей действительности в единстве её природных и социальных компонентов. В общем комплексе наук о человеке у эстетики свое незаменимое ничем место. Чувственно-ценностная природа эстетического знания, его критериальный характер в отношении ведущихся культурных и художественных поисков дают основание относиться к эстетике как к «специфической аксиологии культуры», как к её «самосознанию», имеющему самое прямое отношение к формированию культурно-ценностных эталонов и приоритетов.

Создав мир культуры, человечество от века пребывает среди грандиозного многообразия эстетических ценностей и анти ценностей, соотношение которых в их актуальной востребованности зависит каждый раз от особенностей переживаемой конкретно-исторической ситуации. Эстетический параметр культуры, связанный с её ценностно-смысловой доминантой, является при этом чрезвычайно важным ориентиром развития человеческого общества, предохранения от негативных следствий «культурной экспансии», сопровождаемой опасным креном в сторону производства антиценностей, превращением культуры в свою противоположность – антикультуру.

В XX веке способность культуры выходить из-под контроля человека, превращаться в «стихию» нового типа стала очевидной. Угрожающий характер для самого существования человека приобрели такие явления, как загрязнение окружающей среды, милитаризация космоса, истощение природных ресурсов, валообразное распространение так называемого «масскульта», сопровождаемое общим снижением культурного уровня людей, стандартизацией их жизни, деперсонализацией личности. В феномене «массового человека», бесчувственного к Красоте, Истине и Добру, кроются опасности новых войн, массовых разрушительных движений, техногенных катастроф. Это путь к уничтожению человеческой цивилизации.

В этих условиях, сложившихся в рамках традиционной эстетики – философии прекрасного, уровень анализа эстетического отношения человека к миру явно ограничен и не соответствует назревшим потребностям современного общественного развития. Не случайно все чаще пишут и говорят о необходимости смены парадигмы в эстетической науке.

Смена научной парадигмы – не самоцель, она есть следствие существенной коррекции общей картины мира и возникшего во второй половине XX века нового понимания соотношения человека и природы. Ранее, как известно, главенствующее место в этой диспозиции неизменно отводилось человеку, пребывавшему то в качестве «царя природы», то «центра мира», либо «меры всего». Сегодня мало кто сомневается

11

в том, что данная парадигма не выдержала испытания временем и есть все основания говорить о иной роли человека в его взаимодействии с окружающим миром, более подобающей его истинному призванию быть частью природы, жить в ней максимально сообразуя свою деятельность с ее законами, не пытаясь изменить или «отменить» их вовсе.

Эстетика с её подходом к миру с позиций целостного восприятия, единства материального и духовного, ценностного отбора наиболее значимого для развития человеческого рода из того, что содержится в исторической практике человечества, способна внести в процесс гармонизации жизни людей XXI века свой особый, ничем незаменимый вклад. Условием этого является решительный поворот её к реальным проблемам духовно-творческой жизнедеятельности общества, эстетического самосознания человека, всей сферы современной художественной жизни. Важно при этом отказаться от претензии возвести в абсолют «истины» какого-либо одного направления эстетической мысли, встать на позиции диалога, быть способным услышать и понять другого. За многовековую историю своего развития эстетическое знание приобрело многомерный, весьма сложный и противоречивый характер. Особенно это относиться к эстетике XX в. При мысленном обозрении эстетических концепций и теорий, которым «несть числа», невольно возникает образ лабиринта.

Проникновение в суть эстетических взглядов связано, между тем, с ощущением многосторонности и многомерности практически любого явления эстетической и художественной действительности. На этой основе возникает понимание ограниченности любого их однозначного и абсолютного осмыления. А потому, конфронтация и противоборство различных точек зрения, связанные с претензией на абсолютную истину, представляются малоконструктивными и, в известном смысле. Именно в контексте такого подхода сегодня все больше утверждается себя так называемая «плюралистическая эстетика», в которой вся сложность и многообразие эстетического опыта человечества представлены, разумеется, приблизительно, через всю совокупность существующих эстетических концепций и теорий. Данное обстоятельство объясняет также и взгляд на эстетику в статусе учебной дисциплины, как на историю эстетической мысли. С этим, безусловно, можно согласиться, полагая, что освоение учащейся молодежью достижений мировой эстетической мысли, дело весьма необходимое и полезное. Обращаясь к летописи эстетических учений, важно при этом уйти от их сухого академического толкования и уметь прочитывать их через контекст духа и характера современной историко-культурной ситуации. Императивы конца второго и начала третьего тысячелетий предъявляют свой счет характеру и направленности научного знания. Последнее проявляет свою мощь, в конечном счете, не в абстрактно-схоластическом теоретизировании, а через практическое приложение к решению жизненно важных для человека и общества задач.

Дальнейшее развитие эстетического знания просматривается ныне в предпринимаемых попыток построения концептуальной философской модели эстетики природы, а также при осмыслении новой художественной практики, не вписывающейся в традиционные представления об эстетическом и художественном. Все это предполагает разработку новой системы критериев эстетических оценок, более универсально определение природы эстетической ценности, уяснение и описание различных систем ценностей и эстетических вкусов. К этому подталкивает общая ситуация, сложившаяся в мировой эстетике к концу XX века.

12

Среди проблемных узлов современной эстетики – соотношение эстетического с областью художественного, определение статуса целого ряда явлений «пограничного» происхождения, которые, предназначались для эстетического потребления, далеко не всегда рассматриваются в качестве самостоятельной художественной ценности. В модернистской эстетике, например, открыто противопоставляются искусство и декоративизм. На этом основании все, что является орнаментальным, к искусству не причисляется. С другой стороны, имеют место попытки художественной обработки природы, стремление изменить ее так, чтобы она напоминала произведение искусства. Неудивительно, что для многих эстетиков поиск ответа на вопрос «Что есть искусство?» лишен всякого смысла и ничего, кроме выражения «пристрастного взгляда» в итоге не приносит. Данная логика связана с представлением об открытости понятия искусства и необходимости его постоянного пересмотра. Вопрос о сущности искусства, его природе является далеко не риторическим ещё и потому, что решение зачастую не выносится за рамки обсуждения чисто прикладных его функций. Искусство при этом предстает лишь в качестве своеобразного средства нравственного, идейно-политического, трудового и т. п. воспитания. При этом предполагается однонаправленность воздействия искусства и, стало быть, адекватно представить его природу. Это сопряжено с тривилизацией искусства, сведением всего художественного опыта к некой единой схеме.

Для современного эстетического знания важно не только отвергнуть крайности в понимании искусства, с одной стороны, как выражения «чистого видения», а с другой – как сугубо утилитарного средства в решении задач по улучшению общественного состояния, но и более глубоко и всесторонне обосновать необходимость соответствия искусства характеру жизненного опыта современного человека и общества в целом.

Эстетика, вырабатывая критерии художественности, проистекающие из самой сущности искусства, не может отрешиться от данного его социального предназначения. Искусство, будучи социального предназначения. Искусство, будучи социально ценностным по своей природе явлением, выражает эстетическое отношение человека к миру, как отношение, воспитанное культурой, анне её антиподом. Культура же, как известно, есть всегда выражение подлинно человеческих родовых начал в жизни. В данном контексте участие искусства в переустройстве общества на истинно человеческих началах, в гуманизации жизни людей выступает как его функция, органично связанная с художественностью, не противостоящая ей.

Противоречия, однако, возможны и имеют место тогда, когда методология отдельных художественных направлений строится на абсолютизации частностей, на принципах, страдающих одномерностью. Очевидно, что эстетическое знание нуждается в более обобщенных и универсальных системах критериальных оценок искусства, отражающих всю сложность и многомерность данного феномена.

Интенсивное развитие современной художественно-эстетической практики, особенно таких ее массовых форм, как кино, телевидение, архитектура, принимающих характер «массового производства», выявляет ограниченность чисто интуитивного понимания специфики и функций эстетической деятельности, требует от теории научно выверенных критериев и обоснований.

Эстетика в анализе эстетических явлений, помимо традиционных для нее методов абстрактно – теоретического мышления, все чаще обращается к данным научных дисциплин, имеющим с ней смежный предмет исследования, таких, как

13

социология, психология, семиотика, подвергая при этом философско-эстетической интерпретации их выводы и специфизируя применительно к своим задачам методы этих наук. Диапазон исследовательских возможностей в эстетике при этом значительно возрастает. Научному анализу становятся доступными не только результаты эстетического освоения человеком окружающей действительности, но и сам процесс эстетического отношения и эстетической деятельности, познание их сущности, структуры и функций.[ 3,с.261]

14


Определение эстетической ценности

ЦЕННОСТЬ ЭСТЕТИЧЕСКАЯ — термин, служащий для обозначения объекта эстетического отношения в его положительном значении. Различие между концепциями эстетической ценности заключается в том, как понимается ее источник, основа, сущность. Это или бог (Фома Аквинский, неотомизм), идея (Платон, Гегель), чувства человека (Д. Сантаяна, Д. Дьюи), «ирреальное» (Н. Гартман), природная закономерность (Э. Бёрк, У. Хогарт), антропологически понимаемая сущность человека (Д. Фейербах), или же общественные отношения, формирующиеся в процессе общественно-исторической практики.

Эстетическая ценность обладает объективностью в двух отношениях, во-первых, она представляет собой некоторые предметы, вещи, явления с определенными свойствами, во-вторых, она имеет определенное объективное значение для человека и общества. Освоение эстетической ценности осуществляется в процессе оценки, включенной в эстетическое переживание, вкус, идеал. Соответствие эстетической оценки эстетической ценности определяет истинность эстетического суждения. Эстетические ценности могут создаваться в различных видах человеческой деятельности, поскольку в них проявляется творчество «также и по законам красоты» (К. Маркс). Особым типом эстетической ценности является художественная ценность.

Эстетическая ценность взаимосвязана с другими ценностями материальными и духовными. Ее специфика проявляется в особенностях структуры и содержания эстетической ценности «пересекается» с материально-практическими ценностями в той мере, в какой последние объединяют потребности личности и общества и выражают высшую целесообразность. На этой основе и существует взаимопроникновение их и эстетической ценности в высококачественных продуктах производственного и художественного труда (архитектура прикладное искусство, дизайн). В то же время Эстетическая ценность противостоит таким утилитарным ценностям, которые имеют узко потребительский характер и эгоистическую направленность, ибо эстетическое отношение характеризуется тем, что оно является областью высших интересов личности и в этом смысле бескорыстно. В отличие от таких духовных ценностей, как нравственные, общественно-политические, познавательные, религиозные, в эстетической ценности очень большую роль играет форма. Важность формы обусловлена особенностями ее содержания эстетическая ценность воплощает в себе множество различных значений: психофизиологическое значение для органов чувств человека, значения, связанные с сущностью человеческого труда, с различными общественными отношениями; значения для познания, самопознания, для воспитания и самовоспитания, для ценностной ориентации, для общения между людьми, как стимул творческой активности, для наслаждения. Все эти значения объединены в единый комплекс, своеобразный у каждого конкретного явления. Неповторимые особенности формы явления и дают возможность соединять, объединять, запечатлевать неповторимые, уникальные комплексы различных значений эстетической ценности. Сущность эстетической ценности — утверждение человека в действительности, проявление свободного развития и развития свободы человека и общества. По словам Ф. Энгельса, «каждый шаг вперед на пути культуры был шагом к свободе» эстетические ценности — вехи на

15

этом пути.

Обладая своей спецификой, эстетическая ценность не автономна по отношению к другим ценностям. На основе ее общности с другими духовными ценностями образуются эстетико-нравственные, эстетико-политические, эстетико-познавательные ценности, когда гуманистичность, целесообразность и свобода, лежащие в основе всякой подлинной ценности, находят свое выражение и воплощение в конкретно-чувственной форме. Одно из назначений искусства и состоит в том, чтобы обнаружить эстетическое начало в различных общественных отношениях и объединять нравственные и общественно-политические ценности с ценностью эстетической.

Эстетическая ценность имеет различные формы проявления, фиксируемые эстетическими категориями. Прекрасное есть основная эстетическая ценность, ее эталон. Разновидностью эстетической ценности является и возвышенное. Если прекрасное и возвышенное представляют собой прямое воплощение эстетической ценности, то безобразное и низменное - ее антиподы, они относятся к эстетическим антиценностям, т. е. к объекту эстетического отношения, имеющему отрицательное ценностное значение. Трагическое и комическое образуются в результате сложного переплетения сил, возникающих в противоречии эстетической ценности с эстетической антиценностью. Трагическое с аксиологической точки зрения можно рассматривать, как утверждение ценности явления, которое гибнет или страдает в противоборстве с враждебными ему силами. Комическое же — это саморазоблачение явлений и людей, обнаружение их подлинного значения, которое оказывается ничтожеством, антиценностью, контрастирующей с действительной эстетической ценностью. Т. о., комическое утверждение эстетической ценности через отрицание ее отрицания.

Благодаря своей универсальности эстетическая ценность через искусство и вне его играет особую роль в формировании социальных качеств личности, приобщая человека не только к различным общностям людей, общественным группам и коллективам, но и к человечеству, к «родовой сущности человека» (К. Маркс), и поэтому вызывает при своем восприятии и создании высшее человеческое наслаждение — ощущение «счастья быть человеком» (Г. Успенский).[5,с.182]

16

Социально-психологический аспект формирования эстетической ценности

Сознание и потребность, отношение и действие - все это система чисто человеческих факторов, находящихся в диалектической взаимообусловленности и взаимодействии. Действуя в каждой сфере общественной жизни на новых уровнях, они обогащаются, возвышаются, становятся все более определенными, творчески активными. Конечно, эти качественные перемены не совершаются изолированно от условий общественной жизни. В постоянстве качественных перемен в эстетическом сознании сказываются объективные условия общественной жизни, в особенности, характер и содержательность конкретной эстетической культуры и нравственно-психологической атмосферы, вне которой трудно представить эту культуру, являющуюся одним из существенных факторов формирования эстетического сознания. На развитие эстетической культуры влияют эстетические взгляды, представления, понятия, художественное творчество во всех его видах, материализация эстетического сознания через эстетику быта, спорта, и т.д. Эстетическое сознание, отражая определенные стороны образа жизни, отличается лишь относительной самостоятельностью. Развиваясь по своим специфическим законам, эстетическое сознание испытывает на себе влияние различных форм жизни общества.

В полной мере эстетические ценности являются достоянием элиты. Эстетические же потребности широких слоев народа удовлетворяются главным образом "массовой культурой". Но мне кажется,  что эстетические ценности архитектуры во многом определяются особенностями массового потребления. Исследование социологических  и социально- психологических проблем последнего имеет поэтому фундаментальное значение для их понимания. Здания и сооружения, образуя неотъемлемые элементы повседневной жизни, во многом определяют и образное своеобразие человека. Они служат не только устроению вещного мира в соответствии с художественными программами, но становятся и средством выражения жизненной позиции потребителя и его социокультурной ориентации. Архитектура адресована широким слоям населения, оказывая влияние на общий уровень эстетического сознания. Однако массовое сознание не всегда готово воспринять эстетическую ценность, особенно если речь идет о новом и непривычном.

Оценку произведений искусства могут подчинить своему авторитету профессионалы и «знатоки», предлагая суждения, претендующие на общезначимость. Их давление на публику становится эффективной тактикой изменения массового вкуса, причем мнение рядовых потребителей, высказывающих эстетическое суждение, далеко не всегда оказывают влияние на судьбу произведений. Включение или не включение того или иного произведения в канон, вероятнее всего, имеет явное социальное значение, потому что каждая культурно - социальная группа так или иначе разделяет эстетические  пристрастия, имеющие существенное значение для формирования этой группы и поддержания ее единства.

Постоянное воздействие развитой системы средств массовой коммуникации и рекламы приводят к внедрению в массовое сознание новых социокультурных значений и эстетических представлений, предлагая все новые образы вещей и эталоны

17

моды. В конечном итоге и на их основе,  а не только стихийно, складываются вкусы. Поэтому в основе решения потребителем вопроса о том, что красиво и что нет, чаще лежат скорее социопсихологические, чем искусствоведческие критерии.

При изучении процессов, протекающих в массовом потреблении, на первый план выдвигаются такие явления, как престижное потребление, социальный символ, мода и кич, играющие значительную, а иногда и определяющую роль в формировании и трансформации эстетической ценности в сфере массового сознания и поведения.

Эстетическую ценность связывают то с субъективными переживаниями воспринимающего индивида, то с объективными характеристиками общественно значимого предмета. Однако ни психологические, ни объективно-социологические исследования эстетического до сих пор не имели решающего успеха, хотя и добавили многое к пониманию эстетического восприятия и зависимости эстетического сознания от конкретных социально-исторических обстоятельств. Эти исследования ясно показали, что эстетическая ценность не может быть отнесена только к индивиду или только к некоторой культуре. Представление о формировании эстетической  ценности в массовом сознании должно объединять в себе оба эти аспекта ее существования.[5,с.201]

18

Условия и механизмы формирования эстетической ценности в массовом

сознании

Процесс формирования эстетической ценности в деятельности проектировщика может рассматриваться как процесс художественного моделирования. Но в массовом сознании эстетическая ценность формируется как бы в стихийном процессе под воздействием многих сил, действующих в культуре. Для сохранения и воспроизводства эстетической ценности в меняющихся обстоятельствах общественного бытия необходим ряд условий. В их число входят не только эстетические установки, потребности и ситуации, но и способность эстетического суждения, без которой любые установки останутся нереализованными, потребности – неосознанными, а эстетические ситуации – неосуществленными.

Формирование эстетической ценности происходит как движение в многослойной структуре, где относительно независимое функционирование и развитие эстетических потребностей, установок, ситуаций и способности эстетического суждения соединено с их взаимодействием, возникновением и изменением одного на основе другого. Процесс формирования эстетической ценности включает в себя внутреннюю субъективную составляющую (эстетические установки и потребности, способность эстетического  суждения) и внешнюю, объективную составляющую (эстетические ситуации).

   Возникновение эстетической потребности и эстетической установки – лишь первая стадия процесса формирования эстетической ценности  в системе культуры. Следующая стадия процесса – рефлекторно-оценочный, где эстетическая ценность покоится не просто на эстетическом чувстве, а имеет под собой осознанные, поддающие выявлению и анализу критерии оценки. Третья стадия формирования эстетической ценности предполагает столь развитую способность эстетического суждения, которую не могут  удовлетворить наличные эстетические ситуации. На этой стадии возникает потребность в принципиально новой эстетической ценности, расширяющей рамки нормативной системы.

М. С. Каган выделяет в эстетической ценности собственно эстетическую и художественную ценности как две составляющие. В художественной ценности интерес потребителя относится не к собственно художественному произведению, а к объекту художественного отражения. В практико-эстетической ситуации произведения архитектуры как бы сливаются с объектом отражения.

Процесс формирования эстетической ценности не может быть выведен из практики производства и существующих утилитарных потребностей. Эстетическая деятельность – выделилась в особую сферу общественного производства, а эстетические потребности стали равноправны с другими духовными и материальными потребностями.[1,с.324]

19

Особенности формирования различных типов эстетической ценности

Эстетическая ценность в массовом сознании весьма неоднородна. Утверждая, что вещь красива, люди редко могут обосновать это утверждение. Во многих случаях выясняется, что вещь признана красивой, потому что она модна, престижна, символизирует нечто или позволяет выделиться среди других.  Поэтому на первый план выдвигается проблема отделения собственно эстетических ситуаций от внеэстетических, влияющих на ценностное осознание архитектуры. Так, престижное отношение, ценностное по своей сути, не является эстетическим. Эстетическая ценность оказывается во многом зависящей от внеэстетического ценностного отношения.

Стремление обрести единства предметно-пространственной среды, которое противостояло бы расширенному хаосу форм, приводит к тому, что в массовом сознании одним из критериев эстетической ценности становится отнесенность его к определенной стилевой системе.  Представления о стиле воплощаются в образы, которые узнают и которые могут символически обозначать важные аспекты потребления. Тем самым культурная и социальная значимость стилевой культуры связывается с особенностями порождения и воспроизводства эстетической ценности.

Взаимосвязь стиля и эстетической ценности определяется их принадлежностью к одной нормативной системе художественной культуры. Если стилевая система выступает как жесткофиксированная система норм, задающая формальные условия художественному творчеству, то эстетическая ценность  представляет собой социальную форму реализации такого рода норм и восприятия произведений художественного творчества. Активность распространения информации в современной культуре ведет  к тому, что, едва наметившись как стиль, новая система художественно-образных  средств формообразования за короткое время получает широкое распространение. Множество таких структур рождает их наложение, «скрещивание» и мозаичное сочетание.

Однако в массовом сознании основной акцент ставится не на нормативных системах, а на социокультурных значениях, которыми нагружаются произведения в практике их потребительского и профессионального освоения. Это создает условия для оценки произведения архитектуры прежде всего с точки зрения символических и престижных значений. Стиль схватывается массовым сознанием как «геометрический» или даже «прямоугольный», «живописный», «обтекаемый» и т. д.  Для кича  в его первоначальном «наивном» варианте характерно, что предмет, имеющий для потребителя эстетическую ценность, для художника и эксперта этой ценностью не обладает. Проектировщик, создавая кич, не предлагает нового способа эстетического освоения действительности и не осуществляет творческого поиска, но лишь служит воспроизводству определенных стереотипов эстетического потребления.

Наряду с «наивным» кичем заявляет себя рефлектированный кич. Эстетическое освоение кича как элемента действительности ставит перед исследователями новые проблемы. Появляются вещи «стилизованные под кич», которые потребляются как эстетические, а в ценностях обладающих несомненной эстетической ценностью,

20

возникают преобразованные элементы кича.

Среди явлений массовой культуры кич и мода привлекают в последнее время особое внимание исследователей. В то же время их сложность и противоречивость рождают неоднозначность оценок, как социально-культурных, так и эстетических. Последние колеблются от отнесения к антиценностям до признания и моды, и кича полноправными и даже необходимыми элементами массового сознания, выполняющими свои функции в социокультурном целом. Если сравнивать теоретико-искусствоведческое описания, посвященные моде, с описаниями, посвященными кичу, можно заметить параллельное развертывание – определений и характеристик. Однако неверно считать их явлениями одного порядка.[4,с.359]

21

Эстетическое освоение действительного

Эстетическое освоение мира дает нам сумму знаний и опыта о реальных вещах, событиях и явлениях в их конкретной целостности, т. е. в том виде, в каком мы сталкиваемся с ними в живой, непосредственной практике, в самой жизни. Отсюда мы можем понять еще одну важную сторону эстетического освоения действительности.

Мир бесконечно многообразен: в прихотливом переплетении его индивидуальных проявлений поначалу бывает нелегко разобраться. Теоретическая мысль всегда стремится отделить существенное от несущественного, она не дает человеку потеряться в частностях, позволяет ухватить главное, ведущее, закономерное; и это одно из главных средств, с помощью которых наука руководит практикой.

Но в реальной практике люди соприкасаются с конкретными явлениями, в которых необходимое всегда неразрывно связано со случайным. Поэтому в сумму практического опыта обязательно входит умение ориентироваться в случайностях. Эстетическое сознание позволяет человеку, непосредственно осмысливая целостный предмет, осваивать его со всеми его неповторимо-своеобразными чертами и свойствами. Вот почему и в искусство индивидуально-неповторимое, порою случайное имеет столь большое значение.

Эстетическое отношение к действительности тоже, как и теория, есть способ осознания действительности. Отражая мир конкретных вещей, искусство ставит своей целью их познание, раскрытие их смысла, сущности, необходимости. Но эта сущность выражается но понятиями, а оказывается «видимой», различимой в самом предмете.

Далее, в эстетическом отношении к действительности необходимо отметить следующую очень важную сторону дела.

Практическая связь человека с внешней средой, соотношение между субъектом и объектом в процессе практики — это есть творчество в широком смысле слова. Деятельность человека, целесообразное преобразование действительности есть творческий процесс. Это относится ко всякой практической деятельности — будь то производственная, общественная или любая другая человеческая деятельность. В предмете, который человек изменяет практически, «овеществлена» субъективная цель человека; тем самым этот предмет становится как бы отражением деятельного субъекта, его замысла, его идеи, чувств, желаний. Человек видит себя в созданном им мире. Каждому из нас великолепно знакомо чувство радости, которое охватывает человека, когда он видит удачные плоды своей деятельности, будь то создание какой-нибудь вещи или организация какого-либо общественного дела.

Но эта «переделка мира» не есть выражение произвола творящего. Нельзя безнаказанно попирать объективные законы жизни. Мастер — не тот, кто вслепую, без должного понимания сущности своего предмета, без чувства материала, пытается что-то выполнить. Из олова нельзя выковать клинка, в гипсе нельзя добиться эффекта мраморной статуи. Истинное мастерство творца в принципе враждебно себялюбивому эгоизму капризного своеволия.

Мастер — тот, кто глубоко познает свой предмет, чувствует его, любит его и испытывает великое наслаждение в творчестве, следуя объективным законам этого предмета. Практика требует от человека необходимой меры осознания «истины

22

предмета». Человек потому и наслаждается делами рук своих, что в них он видит не

проявление своих мелких субъективных прихотей, но выполнение, в конечном счете, объективных требований действительности, в каком бы малом объеме оно ни проявлялось. Именно эта «мудрость» практического мастерства вызывает в человеке высокое эстетическое наслаждение.[1,с.342]


23

Заключение

В заключение хотелось бы сказать, что необходимо разграничивать типы эстетических объектов, которые существуют в сознании человека. Знание типов, а также механизмов и факторов формирования эстетических ценностей полезно каждому человеку, ибо помогает нам лучше ориентироваться в их безграничном мире.

 Хотелось бы отметить еще одну мысль о формировании эстетической ценности. Георг Зиммель в своей классической “Философии денег” описал формирование эстетической ценности как постепенное замещение “примитивных” форм наслаждения от присвоения — дистанцированием. Согласно 3иммелю, в примитивных обществах еще царит процесс чисто физического потребления. То, что немецкий социолог Норберт Элиас назвал “цивилизующим процессом”, может описываться в формах постепенного дистанцирования. Элиас показывает, например, что даже поглощение пищи за столом (самая грубая и примитивная, но необходимая форма присвоения) подвергается дистанцированию. Человек перестает рвать мясо руками и зубами, а начинает пользоваться “дистанцирующими приборами” — вилкой и ножом. Нет сомнений в том, что эстетическая ценность, в конечном счете, не может быть ни грубо присвоена, ни потреблена. То, что в музеях мы не можем не только дотронуться до картин, но даже подойти к ним на “неприлично” близкое расстояние, отражает тот же процесс дистанцирования. Новейшие исследователи форм раннего обмена и присвоения показали, однако, что и в примитивных культурах существовала группа предметов, не предназначенных для потребления. В новейшей работе Мориса Годелье “Загадка дара” такие объекты определяются как sacra, сакральные амулеты и талисманы. Но еще задолго до Годелье Луи Жерне в своем известном эссе о возникновении понятия “ценность” у греков показал, что целый ряд предметов, наделенных высшей ценностью, не могут быть присвоены, а их происхождение мифологически приписывается не людям, а богам. Sacra важны потому, что на них опирается вся иерархия социальных ценностей. Система высших ценностей всегда претендует на существование вне потребления, а музеи имеют значение гарантов чисто эстетического, незаинтересованного и никому не принадлежащего пантеона шедевров.

24

Список литературы

  1.  Эстетика: Учеб. Пособие для вузов/ Научный редактор А.А.Радугин. – М. Центр, 2002. – С. 563
  2.  Бачинин В.А. Эстетика. Энциклопедический словарь. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2005.-С.245
  3.  Борев Ю.В. Эстетика. – М.: Русь-Олимп; АСТ Астрель, 2005. – С. 431
  4.  Берелехис, А.А. О конфликте различных систем ценностей / А.А. Берелехис // Философские науки. – 2007. - № 3. - С. 383
  5.  Миронов, А.В. Понятие ценности, виды и иерархия ценностей // Социально-гуманитарные знания. – 2007. № 1. – С.317
  6.  Киященко Н.И. Эстетика – философская наука.- Научно-попул. Издание.- М.: Вильямс,2008.- 592 с.

25

Министерство образования и науки РФ

БРЯНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

реферат.

по дисциплине  «Философия»

      Тема : «Модификации эстетических ценностей. Особенности эстетического способа ценностного освоения действительного. »

          

                                                                 Студент группы:  11-ТТП

                                                                                       Будников В.

                                                                                     Преподаватель: к.п.н.  

                                                                                        доцент кафедры           

                                                                                         «Философия и история»  

                                                                                   Дзюбан В.В.

Брянск 2012


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

46005. Особенности работы PR-структур в условиях кризиса 59.5 KB
  Особенности работы PRструктур в условиях кризиса. Для этого в компании должен быть заранее подготовленный список возможных проблем и план действий в случае кризиса. Особенности работы PRструктур в условиях кризиса. Блэку – проанализировать все возможные источники и направления развития кризиса в зависимости от того чем занимается ваша организация в какой среде находится кто её конкуренты и проч.
46011. Виды и источники маркетинговой информации. Методы сбора информации 59 KB
  Основа работы специалиста-маркетолога – это умение собрать, проанализировать, систематизировать информацию о рынке, превратить ее в знание тенденции развития рынка, а затем в систему мероприятий, воздействующих на рынок.