97354

Перспективы взаимоотношений между странами в XXI веке

Дипломная

Международные отношения

Список использованной литературы Введение Китай издревле является ключевым цивилизационным очагом общемировой человеческой цивилизации. Китай это страна Поднебесной Срединное государство которая всегда имела важность во всемирной истории. И тем самым Китай представляет особое внимание со стороны исследователей-синологов востоковедов историков политологов.

Русский

2015-10-16

169.61 KB

2 чел.

Содержание

Введение………………………………………………………………………

Глава 1 История китайско-саудовских взаимоотношений…………………………….

1.1Становление сотрудничества, основные направления и тренды взаимоотношений между КНР и КСА ………………….

1.2Результаты, достижения двухстороннего партнерства…………………

Глава 2Партнерские взаимоотношения двух государств в контексте современности…………….

2.1 Торгово-экономические взаимоотношения…………….

2.2 Политические взаимоотношения…………………………………………………………………..

2.3Совместная борьба против экстремизма и терроризма …………………………

Глава 3 Перспективы взаимоотношений между странами в XXI веке……………

3.1 Ключевые стороны взаимоотношений на ближайшую перспективу……………..

3.2 Роль Саудовской Аравии в энергетической безопасности Китая……………..

Заключение…………………..

Список использованной литературы……………………

Введение

Китай издревле является ключевым цивилизационным очагом общемировой человеческой цивилизации. Китай – это страна «Поднебесной», «Срединное государство», которая всегда имела важность во всемирной истории. И тем самым Китай представляет особое внимание со стороны исследователей-синологов, востоковедов, историков, политологов. И сегодня, когда на дворе XXI век, мы видим, что Китай является одной из крупнейших держав мира. Китай - это великая когда-то древняя цивилизация с развитой экономикой, позволявшей осуществлять активную миссию, но впоследствии, однако, отодвинутую на обочину мировой политики и экономики. Ныне, по конкретным показателям экономики и политическому весу, все возвращается «на круги своя». Начиная со второй половины XX  века, Китай набирает темпы экономического и социального развития. Став одной из великих держав мира, постоянным членом Совета Безопасности ООН, он вошел в состав «ядерной пятерки». Сейчас Китай является крупнейшим мировым производителем хлопка, цинка, свинца, алюминия, никеля, древесины и редкоземельных металлов. Он лидирует в мире по объему гидроэнергетических ресурсов. Его исключительное своеобразие заключается в том, что в КНР построено одно государство с двумя действующими системами. В стране социалистическая система управления, в тоже время экономика развивается по принципу рыночных отношений, присущих капитализму.  С декабря 2014 года является первой экономикой мира по ВВП (ППС). С 2010 года китайская экономика обогнала японскую и стала второй экономикой мира по номинальному ВВП. КНР является мировым лидером по производству большинства видов промышленной продукции, в том числе по производству автомобилей и потребительскому спросу на них. Крупнейший мировой экспортёр («фабрика мира»). Располагает наибольшими в мире золотовалютными резервами. Китай состоит в таких международных организациях, как ООН, АТЭС, G20, Всемирная торговая организация (ВТО; с декабря 2001 года), а также ШОС и БРИКС. Со времени провозглашения Китайской Народной Республики в 1949 году правящей партией является Коммунистическая партия Китая (КПК).

Саудовская Аравия – это одна из крупнейших нефтяных и газовых держав в мире. Экономика Саудовской Аравии базируется на нефтяной промышленности, которая составляет 45 % всего валового внутреннего продукта (ВВП) страны. Саудовская Аравия располагает 25 %, что составляет примерно 260 миллиардов баррелей всех подтвержденных запасов нефти в мире и имеет статус крупнейшего экспортера нефти, играя первую скрипку в ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти). Причем, в Саудовской Аравии это цифра постоянно возрастает, благодаря открытию новых месторождений нефти, особенно в районе Персидского залива. В 2009 году Королевство Саудовская Аравия занимала второе место в мире по добыче и экспорту нефти после Российской Федерации. Основными потребителями аравийской нефти, как не странно, являются развивающиеся страны Восточной Азии (в том числе Китай 46,1 %) и США (18,6). Саудовская Аравия является ведущей экономической державой Совета по сотрудничеству арабских государств Персидского залива.  Промышленное развитие в течение последних 30 лет обусловило производство в стране удобрений, стали, нефтехимических продуктов, цемента, стекла пластика. В настоящее время промышленные товары экспортируются более чем 90 стран мира.  Сельское хозяйство, использующее современные технику и технологию, представляет собой динамично развивающуюся отрасль и также играет важную роль в национальной экономике страны. Страна полностью обеспечивает себя продуктами питания и из страны импортирующей большую часть продовольствия, превратилась в экспортера продуктов питания.  Согласно докладу, подготовленному Международной финансовой корпорацией и Всемирным Банком «Легкость ведения бизнеса в 2009 году» Саудовская Аравия занимает 16-е место среди 181 стран мира и 1-е место по этому показателю в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Другим показателем устойчивости финансового положения страны является отношение государственного долга Саудовской Аравии к его ВВП, снизившегося с 18,7% в 2007 году до 13,5% в 2008 году, при этом весь объем государственного долга — внутренний (63,2 млрд. долл. США). Прямые иностранные инвестиции в Королевство в 2007 году составили 24,3 млрд. долл. США. Саудовская Аравия занимает первое место в мире по инвестициям в иностранные экономики. Саудовские инвестиции за рубежом оцениваются в 800 млрд. долларов США.

Сегодня, когда Поднебесная является экономическим, промышленным и индустриальным гигантом в мире ей столь необходима большие ресурсы, которые добываются во всем мире. Особенно сейчас очень необходимо «черное золото». Ярким показателем экономического роста страны является потребление энергоносителей. Так, например, потребление нефти в Китае за последние 40 лет с начала 1960-х годов увеличилось более чем в 25 раз, составив в 2005 году, по данным Государственного статистического управления (ГСУ) КНР 300 миллионов тонн. По данным IEA (International Energy Agency) – МЭА (Международного энергетического агентства), в 2013 году Китай потреблял 13,62 миллион баррелей нефти в день. Также по оценкам этого авторитетного международного агентства к 2020 году Китай будет импортировать около 70 % сырой нефти и 50 % природного газа. Уровень потребления нефти до этого периода возрастет в среднем до 7,5 % в год, что будет в семь раз больше, чем в США. Собственная добыча КНР составила 208 миллионов в 2013 году. Еще 269 тонн нефти Китай импортировал в начале 2014 года. В октябре 2009 года нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) Китая перерабатывали 33,29 миллион тонн нефти, побив предыдущий рекорд в 33,11 миллион тонн нефти, установленный в июне 2009 года. В Китае сейчас отсутствует необходимая ресурсная база, которая могла бы позволить рассчитывать на увеличение добычи нефти, что приводит к постепенному увеличению зависимости от импорта. Учитывая продолжающийся экономический рост, по прогнозам китайских специалистов, к 2020 году потребность страны в импорте нефти составит 450 миллионов тонн, а в 2025 году потребность КНР составит 710 миллионов тонн. По прогнозам IEA к 2030 году Китай сравняется с США по объемам импортируемой нефти. Внутреннее потребление природного газа в КНР, по последним данным составило 100-120 миллиард куб.м. Согласно прогнозам главных специалистов, к 2020 году потребление газа примерно вырастет вдвое и составит 200-240 миллиардов куб.м. В следствии как мы видим сейчас, Китай колоссально нуждается в мощных нефтедобывающих странах как Саудовская Аравия. Так как они сегодня являются крупными политическими и экономическими партнерами, то исследование этих двухсторонних взаимоотношений является очень важным и насущным для многих специалистов различных областей.

Актуальность темы дипломной работы. Сегодня Китай является «фабрикой мира» для стимулирования и подпитки, которой необходимо очень много сырьевых ресурсов, особенно углеводородов. Саудовская Аравия располагает всеми ресурсами, являясь нефтегазовой державой во всем мире. И поэтому ее роль для Китая становится все важнее и важнее с развитием макроэкономики и микроэкономики Поднебесной. Если обратится к официальной статистике, то можно увидеть, что китайская экономика, начиная с 1980 года, растет в среднем на 15-17 % в год. После вступления КНР во Всемирную торговую организацию (ВТО) в 2001 году приток прямых инвестиций и расширение экспорта товаров привели еще к более быстрому и активному ускорению. В таком случае всестороннее изучение взаимоотношений между Китаем и Ближним Востоком в лице их главного гегемона Саудовской Аравии на фоне обилия богатства ближневосточных энергетических ресурсов, особенно саудовских, представляется очень актуальным для специалиста-востоковеда.

Цель дипломной работы – всесторонне раскрыть актуальные тренды и направления сотрудничества между КНР и КСА и их значимость в современном мире. Цель исследования осуществляется исходя этапности с исторического момента, то есть с момента  установления первых дипломатических взаимоотношений между КНР и КСА и до наших дней. Это можно охарактеризовать следующим образом:

• исследование исторических предпосылок взаимоотношений, основных трендов и направлений межгосударственного сотрудничества;

•  исследование современных ключевых пунктов взаимоотношений Пекина и эр-Рияда в контексте современной геополитики и геоэкономики;

• анализ перспективных аспектов китайско-саудовского партнерства в XXI веке;

Объектами исследования выбраны сами страны и различные  области межгосударственных взаимоотношений между КНР и КСА, особенно политические, военные, торгово-экономические и совместная борьба двух стран против экстремизма и терроризма.

Методы исследования. В этой дипломной работе использованы в основном методы исторических исследований, системный подход и аналитический метод. В процессе подготовки данной работы были пройдены фазы выявления и подбора материала, его всестороннего рассмотрения, выработка аналитических выводов и заключений;

Изученность работы. Несмотря на имеющуюся литературу и исследования, посвященных двухсторонним взаимоотношениям между КНР и КСА, к сожалению, масштабных исследований на русском языке в просторах бывшего СССР практически не существуют за исключением статей журналов и книг. В основном, китайско-саудовские взаимоотношения изучали и изучают наши западные и арабские коллеги-исследователи различных институтов. Среди особо известных исследователей китайско-саудовских и китайско-ближневосточных взаимоотношений можно отнести следующих лиц: Пахомова Марина, Насер Тамими, Джон Альтерман, Даниэль Морильо, Нурафида бинт Исмаил, Ицхак Шичор, Мухаммад Турки аль-Судайри, Юрген Будайк, Абдуллах Насер аль-Аззам, Эндрю Маршалл, Наваф Оббейд, Эмми Джеффи, Брюс Вейльфилд, Сюзан Левештайн, Крис Замбелис, Брэндон Гентри, Джон Дуглас, Александр Трухин, Кевин Шварц, Лю Чхулин, Куан И Йаои.т.д. Научная новизна исследовательской работы заключается в том, что данные взаимоотношения на серьезном научном уровне на русском языке практически не рассматривался в Республике Казахстан. И тем самым данная работа станет очень полезным материалом для востоковедческих исследований у нас в стране.

В соответствии с поставленной целью и задачами, структура дипломной работы  состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

В первой главе рассмотрены становление сотрудничества, основные направления и тренды взаимоотношений, а также результаты и достижения двухстороннего партнерства между КНР и КСА.

Во второй главе описываются партнерские взаимоотношения двух государств, в контексте современности. Конкретно в данной главе дается описания политических взаимоотношений, торгово-экономических, а также совместная борьба против экстремизма и терроризма.

В третьей главе дается анализ перспектив двухсторонних взаимоотношений КНР и КСА в XXI веке. Также в этой главе рассмотрена проблема энергетической безопасности Китая и роли Саудовской Аравии.

Глава 1 История китайско-саудовских взаимоотношений

1.1Становление сотрудничества, основные направления и тренды взаимоотношений между КНР и КСА

Предыстория. Китайско-арабские взаимоотношения уходят далеко вглубь истории. Арабы и китайцы в истории уже имели интеграционные связи и взаимодействия, наподобие великого шелкового пути (ВШП), который соединял не только большие и маленькие евразийские народы, а целые средневековые цивилизационные институты. Эта историческая дорога являлась на протяжении восемнадцати веков одной из главных трансконтинентальных коммуникаций между Западом и Востоком, активно способствовала развитию торговых, культурных, экономических и политических связей между государствами.

Термин "Великий шелковый путь" был введен в историческую науку немецким путешественником К.Рихтгофеном в конце XIX столетия. На страницах первого тома своего пятитомного труда "Китай", вышедшего в Берлинев 1875 году, Рихтгофен впервые ввел в научный оборот название системы дорог, связывающих различные регионы обширного Евразийского материка: Seidenstrassen - Шелковый путь. Эта трансконтинентальная дорога, связывающая античную и китайскую цивилизации, объединяла интересы разных государств. По ней доставлялось огромное количество самых разнообразных товаров, в том числе экзотических, включая шелк, шерстяные ткани и лен, золото, серебро, слоновую кость, коралл, янтарь, фарфор, стекло, зеркала, пряности, меха, изделия из керамики и железа, глазурь, оружие из бронзы, а также редких птиц и зверей[1].

Если обратиться к историческим преданиям и летописям, то можно отчетливо увидеть, что арабы издревле имели огромное представление о стране Поднебесной. Пророк Мухаммад изрек в одном из священных хадисов, мотивируя своих сподвижников к приобретению знаний, где бы, они не были:«Приобретайте знания, даже если вы находитесь в Китае»[2]. Также китайцы очень хорошо были осведомлены о арабо-мусульманской цивилизации, которая имела огромное влияние в средневековье. Например, многим специалистам востоковедам известно то, что император Минской династии (1368-1644) Хунью (также известный по личному имени Чжу Юаньчжан) был правителем Китая с 1368 по 1398 год. Он был первым императором династии Мин, возглавившим армию, которая завоевала страну и разбила монгольскую династию Юань.Хотя он и не был мусульманином, Хуньу приказал построить несколько мечетей в Нанкине, Юньнани, Гуандуне и Фуцзяне. Он перестроил мечеть Цзиньцзюе в Нанкине и множество людей хуэй (китайских мусульман) переселилось в город во время его правления. В его армии было около 10 мусульманских генералов, включая Чан Ючуна, Лян Ю, Дин Децсина, МуЙина, Фен Шеняи ХуДахаи. К тому же, жена Хуньу, императрица Ма, происходила из мусульманской семьи, в то время как сам он изначально был членом мусульманского повстанческого отряда во главе с ГоЦзысином. Также перу императора принадлежит известная стихотворная ода из ста слов, в которой восхваляет Пророка Мухаммада[3].

«Син» - Китай, «сини» - китаец (ханец). Так арабы именуют китайское государство и сам этнос. Как мы видим, эти две крупные евразийские цивилизации (китайская и арабо-мусульманская) издревле знали друг друга и имели тесные связи между собой. Данный предысторический факт является преамбулой данного исследования взаимоотношений Китая и Саудовской Аравии.

До захвата власти коммунистами китайско-саудовские отношения динамично развивались. Саудовско-китайские отношения стали еще ближе, когда 26 октября 1939 года было открыто первое китайское консульство на территории Саудовской Аравии в городе Джидда, спустя семь лет после основания КСА в 1932 году. Создание этого консульства стало очень важным для двухстороннего партнерства. Также необходимо отметить, что первым китайским вице-консулом стал Ван Ши Мин (Хаджи Саад  Абдуррахим Ван) – известный мусульманский богослов и ученый, который закончил популярный в исламском мире университет аль-Азхар в Каире и имел докторскую степень данного ВУЗа. После 1949 года коммунистическое господство над материковой частью Китая привело к бегству мусульман из северо-западных провинций (Синьцзян, Кансу) в Саудовскую Аравию, Турцию и Тайвань. С 1949 года по 1954 год примерно 10.000 китайских мусульман покинули свои дома и отправились искать убежище в Саудовской Аравии, спасаясь от тиранического подавления исламской религии коммунистическим режимом Мао Цзэдуна[4].

После длительной и изнурительной вооруженной борьбы КПК вылитую в гражданскую войну с Гоминьданом, 1 октября 1949 года Китай провозгласил себя независимой страной – Китайской Народной Республикой. Мао Цзэдун установил коммунистический режим на материковом Китае, а правительство Гоминьдана во главе с Чаном Кайши потерпели сокрушительное поражение. Он со своими соратниками и другими китайскими националистами-демократами убежали на остров Тайвань, где основали тайванское китайское государство. 2 октября 1949 года СССР первым признал новое правительство КНР в лице Мао. Затем, все остальные коммунистические страны последовали примеру СССР и установили дипломатические отношения. Китай после обретения полной независимости начал строить свою внешнюю политику, почти - что с нуля. Китай избрал для себя модель внешней политики именуемой «leantooneside» (досл. наклонится к одной стороне). Главного союзника по этой стратегической модели Китай выбрал грозный Советский Союз. 14 февраля 1950 года, две страны заключили Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи сроком на 30 лет. В соответствии с этим соглашением советские и китайские власти согласились быть союзниками и помогать друг другу. С этого периода начинается эра новых дипломатических взаимоотношений и в целом появляется новая китайская система дипломатии в контексте современных международных отношений[5].

Наряду с построением отношений со сверхдержавами как СССР Китай искал пути развития своей дипломатии, особенно в странах Азии и Африки. В 1955 году Бандунгская конференция (Конференция 29 стран Азии и Африки, прошедшая в Индонезии с 18 по 24 апреля 1955 года. Инициаторами проведения данной конференции явились Индия, Индонезия, Бирма, Пакистан и Шри-Ланка. СССР, Австралия, Новая Зеландия, Израиль, КНДР, Республика Корея, Тайвань и ЮАР не были приглашены.) положительно сказалась на отношения КНР с некоторыми из стран Ближнего Востока. В результате Сирия, Ирак, Йемен и Египет установили дипломатические отношения с Китаем. В 1956 году Китай инициировал дипломатические отношения с Оманом, Катаром. Эти вышеперечисленные страны отказались признавать Тайвань и начали сотрудничать с материковым Китаем. За это время торговые отношения между Китаем и данными странами существенно выросли.В исследованиях профессора политологии и азиатских исследований института Хайфы (Израиль) Ицхака Шичора говорится, что Китай и Египет заключили китайское-египетское торговое соглашение, что позволило покупать до полумиллиона кантаров (25 миллионов тонн) хлопка из Египта, а также продать 60 тысяч тонн стали. Китай также выдал ссуды Египту и Йемену в размере 5 млн. и 16,4 млн. долларов соответственно[6].

За период с 1949 по 1965 год, то есть, начиная с основания китайского государства и до «Великой Культурной Революции» между Китаем и Саудовской Аравией, почти – что не было ни каких экономических и дипломатических взаимоотношений. Исследователь сино-арабских взаимоотношений Гольдштейн утверждает, что Саудовская Аравия имела определенные контакты с руководством КНР в Индонезии во время Бандунгской конференции в 1955 году, входе которого встречались вице-председатель КПК Чжоу Эньлай и наследный принц КСА Файсал ибн Сауд. Китайская сторона предлагала наладить различного рода взаимоотношения между государствами, но саудовцы,в то время предпочли сохранить свою тесную дружбу с правительством Тайваня. Такого рода поведение саудовского руководства объясняется в первую очередь антикоммунистическими взглядами[7].

Минимальные контакты между КНР и КСА также происходили во время исполнения ритуала «хаджа» (паломничества к Запретным городам). Бурхан Шахиди (Bao Erhan) – значительная мусульманская политическая фигура Китая. В 1955 году Бурхан Шахиди по приглашению вице-председателя Чжоу Эньлая перешел на руководящую работу в столицу Китая. В течении длительного времени он работал заместителем Председателя Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) первого, второго и третьего созывов. Одновременно он исполнял обязанности заместителя председателя Комитета по делам национальностей ВСНП первого и второго созывов. Бурхан Шахиди в ходе первоначальных китайских контактов с Саудовской Аравией, получил приглашение на вторую делегацию хаджа в 1956 году, в ходе которого он встретился с руководством КСА. Профессор Шичор утверждает, что это событие не имело какого-то значения, потому – что саудовская монархия не сделала никаких усилий, чтобы признать КНР.[8] Исследователь китайско-арабских взаимоотношений Бехбехани в своей книге пишет, что Китай искал все пути для построения дипломатических связей с арабской монархией залива. Он такжеподчеркивает, чтокитайское руководство и сам Мао Цзэдун представляли Саудовскую Аравиюв качествеважной страны в регионе. Китайская пресса внимательно следила за всеми происходящими событиями на Ближнем Востоке, и в частности в Саудовской Аравии. Например, когда коронованный принц Фахд ибн Абдульазиз посетил в своем персидском турне Кувейт, Ирак и Иран в 1975 году, информационное агентство Китая NCNA выпустила пресс-отчеты и специальные комментарии об этих посещениях монарха. В период между1966 по1977 годами отношения Китая с Советским Союзом стали очень напряженными, что способствовало сближению в сторону США, позже в 1979 году КНР и США вовсе установили долгожданные дипломатические взаимоотношения. Если говорить о взаимоотношениях со странами Ближнего Востока, и в частности с Саудовской Аравией, то коммунистическая идеология и культурная революция создала огромное расстояние между Китаем и арабскими государствами Персидского залива. Природа китайских отношений в регионе, однако, все же начала постепенно меняться в пользу улучшения. В 1960-1970 годы, Китай поддержал несколько национально-освободительных движений на Ближнем Востоке. В 70-е года XXстолетия Китай начал экономически помогать Йемену и Оману. Во время эмбарго на поставку ближневосточной нефти в период после арабо-израильской войны 1973 года Китай пошел на помощь и покупал саудовскую нефть.[8] Исследователь Харрис утверждает, что Китай предложил свою «горячую помощь» из-за своих геополитических интересов, чтобы расположить к себе Ближний Восток, и поэтому он не поддержал произральскую сторону во время конфликта. Также Харрис говорит о важных причинах, по которым Саудовская Аравия и Китая не смогли сблизиться в это период. На первое место известный исследователь поставил роль Советского Союза и в целом негативные стороны биполярной системы международных отношений. Советский Союз идеологически мешал развиваться многим странам Организации Варшавского Договора (ОВД) и в целом всем социалистическим странам как Китай. Также автор среди этихфакторов называетисламскийконсерватизм, очень дружественные взаимоотношения эр-Рияда и Тэйбэя и экспорт китайского вооружения в  шиитский Иран[9].

Официальные дипломатические отношения между государствами в XX веке долгое время не были установлены из-за ряда причин. В 1989 году Саудовская Аравия фактически оставалась единственной арабской страной, не установившей дипломатические взаимоотношения с Китайской Народной Республикой. Но, несмотря на этот факт, официальный эр-Рияд на тот момент уже установил дипломатические взаимоотношения с властями Тайваня, демонстрируя, что Тайвань является подлинным официальным китайским государством, а не материковый Китай. После Второй Мировой Войны (1939-1945) Тайвань начал устанавливать дипломатические связи со многими странами, в том числе с ближневосточными (арабскими). А Саудовская Аравия была на тот момент очень привлекательной для тайванского правительства, поэтому они быстро установили дипломатические связи. В 1949 году оба государства подписали Договор об установлении дипломатических взаимоотношений. По словам аналитика Вана, этому способствовали две серьезные причины. Первая причина заключалась в экономической зависимости  Тайваня от углеводородного сырья. Саудовская Аравия стала крупным поставщиком нефти и газа на территорию Тайваня. Китайская нефтяная компания Тайваня (ChinesePetroleumCompanyofTaiwan) импортировала почти – что 40 % всей импортируемой нефти с территории Саудовской Аравии. Вторая весомая причина активной внешней политики Тайваня к Саудовской Аравии, поскольку с 1949 года, Саудовская Аравия была одной из немногих стран, которые признали Тайвань как независимое государство, даже после того, как Тайвань потерял свое место в Совете Безопасности ООН в 1971 году.

Отношения между Тайванем и Саудовской Аравии начались стремительно развиваться в 1965 году, и первоначально были основаны в сфере сельского хозяйства, а точнее в растениеводстве, что вовсе неудивительно ведь Саудовская Аравия очень сильно нуждается в этом исходя особенностей своего климатического пояса. Для того,чтобы продемонстрировать методики выращивания риса, Тайвань направил специальные сельскохозяйственные миссии в Саудовскую Аравию. Затем, в 1973 году две страны подписали соглашение о сельскохозяйственном сотрудничестве, по которому Тайвань предоставлял Саудовской Аравии ряд специальных программ помощи, в том числе новые технологии орошения, механизированной обработки почвы, метеорологии, севооборота и рыболовства. Тайвань также предоставил значительную техническую помощь в различных областях. В 1973 году крупнейшей строительной компанией Тайваня агентством Ret-Ser Engineering (RSEA) была сдана в эксплуатацию 110-километровая магистраль, связывающая города Мекка и Хавия. Дальше саудовско-тайванское партнерство привело к другим более значимым крупным проектам составляющее порядка 100 миллионов долларов. Сюда входит строительство магистрали Шаар, строительство индустриального парка и систем канализаций, морские (оффшорные) и наземные (оншорные) работы по расширению военно–морской программы Саудовской Аравии, строительство военной академии в честь короля АбдульАзиза и военного городка в честь короля Халида. К 1984 году проекты агентства Ret-Ser Engineering составляли в общей долларовой стоимости 1,3 миллиарда долларов. Основная торговля между двумя странами состояла из импорта нефти и газа из Саудовской Аравии и строительных материалов и товаров народного потребления из Тайваня[10].

В 1975 году руководство материкового Китая инспирировало саудовским политикам, о признании единственной официальной власти – власти Пекина на что, они получили отрицательный ответ со стороны официального саудовского истеблишмента. В 1978 году в КНР состоялся III пленум ЦК КПК 11-го созыва, на котором было принято решение о начале проведения больших реформ. Начиная с 1980-х годов внешняя политика Китая стала меняться, приобретая прагматичный характер. Ее роль, сводилась к созданию благоприятной внешней среды, обеспечивающей стабильное экономическое развитие и осуществление модернизации. В этот период китайско-арабское сотрудничество приобрело новый импульс к развитию, основанному на активизации экономических и торговых связей, взаимодействии в области культуры, образования и СМИ.В 1982 году Саудовская Аравия оставалась единственной страной Арабского Востока, воздержавшейся от установления дипломатических отношений с Китаем. Министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Файсал в составе делегации "комитета семи" в декабре находился в Пекине и провел переговоры с китайскими властями.

В 1981 году министр обороны и авиации Саудовской Аравии официально в СМИ признал, что между двумя странами имеются определенные связи. По некоторым сообщениям, один из принцев королевской семьи аль-Сауд совершил "негласный визит", который, по мнению некоторых исследователей, стремился заручиться твердой поддержкой со стороны Пекина саудовского плана ближневосточного урегулирования. В том же году на переговорах в Канкуне состоялась встреча генерального секретаря ЦК КПК ЧжаоЦзыяна с наследным принцем Фахдом. Таким образом, активизация отношений между Пекином и эр-Риядом началась в 80-х годах, с взаимодействия в военной сфере, когда Китай поставил в Саудовскую Аравию партию баллистических ракет CSS-2 (DF3). Нужно отметить, что военное сотрудничество до сих пор продолжает занимать значимое место в двустороннем взаимодействии, которое, впрочем, постепенно приобретает все более многогранный характер. В 1985 году Китай продал в Саудовскую Аравию около 36 ракет CSS-2. При этом в южной части эр-Рияда китайской стороной были сооружены 2 базы с целью технического обслуживания ракетного оборудования китайскими военными. Эксперты отмечают и другие контакты в военной сфере. Расширение контактов в военной сфере способствовало активизации цивилизационного взаимодействия в целом. К примеру, о повышении интереса КНР к Саудовской Аравии свидетельствует и то, что с 1981 года было восстановлено паломничество в священные города в Мекку и Медину (тогда лишь 20 человек ежегодно), стали чаще издаваться Коран и сборники хадисов, выделяться средства на реконструкцию мечетей и медресе. С 1985 года с санкции Госсовета КНР Всекитайская Ассоциация Мусульман (ВАМ) стала создавать условия для организации поездок граждан - мусульман в Саудовскую Аравию. Ислам играет значительную роль в развитииотношений с арабскими государствами Ближнего Востока. В период становления дипломатических отношений КНР со странами Персидского залива в 1980-е года Ислам стал одним из факторов народной дипломатии, заложившего основу для дальнейшего политического взаимодействия между государствами. Также важным условием развития сотрудничества Китая с арабскими странами, в частности, с Саудовской Аравией, является поддержка мусульманского населения внутри страны. Несмотря на наличие политической напряженности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе - территории проживания большого числа китайских мусульман - китайское руководство принимает все соответствующие решения.Следует отметить, что стимулом к этому стало не только стремление властей стабилизировать ситуацию в многонациональном государстве, но и получение финансов от нефтедобывающих стран.

В 1985 году правительства государства впервые встретились на совещании ЛАГ в Омане. После трагедии  на площади Тьянанмын, произошедшей в июне 1989 года в Пекине саудовское руководство не стало подвергать критике действия китайских властей и закрыло на это глаза, показав тем самым, что эр-Рияд намерен отныне сотрудничать с высшим руководством КПК и после этого отношения между Королевством Саудовская Аравия и Китайской Народной Республикой изменились к лучшему.

В ноябре 1988 года был подписан меморандум о взаимопонимании с Саудовской Аравией. В эр-Рияде и Пекине было решено открыть китайское и саудовское торговое представительство, обеспечивающие постоянные контакты между двумя странами в отсутствии дипломатических отношений. В августе 1989 года министр иностранных дел КСА Сауд аль-Файсал вручил верительную грамоту министру иностранных дел КНР Цянь Циченю. Год спустя в июле 1990 года принц монархической страны и посол КСА в США по совместительству Бандарбин Султан прибыл с чрезвычайным визитом в Пекин для подписания Соглашения об установлении официальных дипломатических взаимоотношений между КСА и КНР. Именно, с 1990 года, де-факто начинаются официальные дипломатические взаимоотношения между государствами. Через несколько дней официальные дипломатические отношения были установлены в столице КСА в городе эр-Рияд. Установив дипломатические отношения с Китаем, Саудовская Аравия следующим делом разорвала все более чем сороколетние взаимоотношения с Китайским Тайбэем (Тайвань), признавая единственно законной властью власть материкового Китая в лице Пекина[11].

Первый дипломатический визит высокопоставленного чиновника между КНР и КСА пришелся на 1999 год, когда председатель КНР Цзян Цземинь посетил официальный эр-Рияд. В ходе двухсторонней встречи в 1999 году обе стороны подписали очень важный и стратегический документ – «Договор о стратегическом партнерстве в нефтегазовой сфере». Данный договор обусловливал следующее, если Саудовская Аравия разрешит китайским инвесторам заниматься нефтегазовыми исследованиями на территории страны, то китайская сторона обязуется построить нефтеперерабатывающий завод в Саудовской Аравии. В то время как соглашение выступало в качестве отправной точки для двухсторонних китайско-саудовских отношений, результаты договора не приносили большой выгоды, так как Китай был не в состоянии использовать и перерабатывать большую часть сернистой нефти, добытых в новых нефтяных месторождениях[12].

1.2Результаты достижений и проблемы двустороннего партнерства.

Арабский Восток благодаря своему особому географическому положению всегда занимал значимое место в мировом историческом и цивилизационном процессе. Он как, посредник между различными частями впитывал влияние других цивилизаций, сохранял их, трансформировал и передавал их. Этот регион, то являлся важным субъектом всемирной истории, осуществлявшим экспансию за пределы региона исторического влияния, то становился объектом притязаний других крупных мировых сил. Арабские страны, в том числе Саудовская Аравия вступили во вторую половину XX века с огромным запасом нерешенных проблем, ряд из которых тянутся до сих пор. В середине  XX века ситуацию в регионе усугубляла борьба старых метрополий с новыми мировыми державами за передел влияния  в регионе. Этот процесс, по сути, до сих пор нельзя считать законченным. Они привели к сложным и зачастую кровопролитным процессам деколонизации региона растянувшимся до середины 1960-х годов, Палестино-израильскому конфликту, Суэцкому кризису, Ирано-иракской войне и.т.д. Среди основных особенностей Арабского Востока, в том числе Саудовской Аравии, создающих конфликтный потенциал и негативно влияющих на его развитие, что дестабилизирует внешнеполитические связи с Китаем, представляется возможным выделить:

  1.  сложную этно-конфессиональную структру;
  2.  диспропорции в социальном и экономическом развитии стран, во многом вызванные разницей в географических характеристиках;
  3.  сложную политическую структуру региона;
  4.  внутреполитическую нестабильность в регионе;
  5.  борьбу крупных региональных держав за лидирующее положение;

При этом на Арабском Востоке сосредоточены политические и экономические интересы всех крупных мировых игроков, включая КНР. Это объясняется рядом факторов:

  1.  богатство региона природными ресурсами;
  2.  важное географическое положение, влияющее на морские пути транспортировки;
  3.  опасение за бесконтрольное разрастание нестабильной ситуации региона в мировом масштабе[13];

Китайские эксперты по-разному выделяют внешнеполитические интересы Китая в арабских странах, особенно в странах Персидского залива как Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар и Кувейт. Директор Института ближневосточных исследований Шанхайского института международных отношений профессор Лю Чжунмин акцентирует наше внимание на том, что Ближний Восток (Саудовская Аравия в частности):

  1.  представляет собой  стратегически важный регион, безопасность и развитие которого приобрели глобальное значение и соответственно не могут остаться за пределами ответственности Китая;
  2.  Китаю также потребуется поддержка стран Ближнего Востока по вопросам энергоресурсов, торговли, финансов и климатических изменений[14];

В другой работе Лю Чжуньмин конкретизирует первый пункт: ближневосточная политика Пекина рассматривается исходя из геостратегического положения ББВ (Большого Ближнего Востока). Данный регион наряду с Центральной и Южной Азией составляют Heartland (Сердцевина Земли), влияющий на безопасность северо-запада Китая. С точки зрения морской безопасности, Ближний Восток затрагивает вопрос транспортировки энергоносителей и стратегических интересов Китая в Индийском океане[15].

Китайско-саудовские взаимоотношения в XXстолетии прошли многочисленные испытания, и они весьма дифферентны и противоречивы. И конечно, на эти отношения очень сильно повлияла сама международная система и «холодная война» сопряжённая биполярностью под знаменем которого прошла половина XX века. С 1949 по 1989 год эти двухсторонние отношения постепенно росли и улучшались, чему способствовали различные политические, экономические и социальные причины. Китайско-советский и арабо-израильские конфликты стали импульсом движения вверх. Многие эксперты считают, что с развитием капитализма и рыночных отношений многие старые обиды между государствами забываются. В данном конкретном случае это очень верный тезис. Китай и Саудовская Аравия на сегодняшний день являются стратегическими партнёрами, особенно в торгово-экономической сфере[16].

И так, остановимся на самом главном в исследовании данной работы. После 40 летней паузы китайско-саудовские взаимоотношения с 1990 года, по сути, начиная с момента падения «биполярной системы» международных отношений вышли на новый уровень. Самым главным политическим достижением является, безусловно, установление дипломатических отношений между Китайской Народной Республикой и Королевством Саудовская Аравия в июле 1990 года. Без данного договора оба государства не достигли бы никаких высот в двухстороннем партнерстве. После установления дипломатических отношений главы государств и другие высокопоставленные чиновники начали часто посещать друг друга с различными поездками. Первая встреча высокопоставленного чиновника КНР случилась тогда, когда вице-председатель КНР Ли Пэн посетил с государственным визитом Саудовскую Аравию летом 1990 года. После этого были официальные визиты Китая в лице вице-председателя Ли Ланциня в 1993 году и генерального секретаря кабинета министров Китая Ло Ганя в 1995 году. Особо следует отметить, что формирование в 1996 году саудовско-китайской совместной комиссии по экономическому, торговому и техническому сотрудничеству содействовало дальнейшему росту межгосударственных связей, а создание в 1997 году в каждой из стран Общества дружбы значительно расширило двустороннее взаимодействие в сфере образования, культуры и информации[17]. В 1997 г. Китай выступает со своими предложениями урегулирования ближневосточной проблемы и расширения взаимоотношений с арабскими государствами: взаимное уважение, усиление диалогов и консультаций, расширение сотрудничества в международных делах[18]. Три года спустя в 1998 году наследный принц саудовского дома Абдулла посетил Китай с официальным визитом. Как мы упомянули ранее, первый визит самого высокопоставленного чиновника состоялся в 1999 году, когда председатель КНР Цзян Цземинь посетил официальный эр-Рияд. В ходе данной двухсторонней встречи в 1999 году обе стороны подписали стратегически важный документ - "Договор о стратегическом партнерстве в нефтегазовой сфере". Этот договор стал впоследствии краеугольным камнем в китайско-саудовских взаимоотношениях. По этому договору было заключено соглашение на сумму 1,5 миллиарда долларов о строительстве совместного китайско-саудовского нефтеперерабатывающего завода и поставках нефти в Китай в объеме 10 миллион тонн ежегодно на протяжении ближайших 50 лет. Было провозглашено установление "отношений стратегического сотрудничества" между двумя странами в области энергетики. В продолжение военной линии сотрудничества, китайская сторона также предложила поставить Саудовской Аравии на этот раз уже межконтинетальные ракеты дальностью 5,5 тысяч километров, однако под давлением США эр-Рияд был вынужден отказаться от этой сделки. Также в рамках этой исторической встречи было подписано несколько очень важных соглашений. Например, "Соглашение о сотрудничестве в сфере радио ителевидения", "Соглашение о сотрудничестве в области обмены информацией", "Соглашение о сотрудничестве в сфере образования"[19]. За последнюю декаду XX века китайско-саудовскиевстречина высшем уровне участились, что является, безусловно, огромным результатами двухсторонних отношениях. В том же году на встрече с предпринимателями и бизнесменами деловых кругов двух стран лидер КНР вновь призвал аравийских бизнесменов посетить Китай и изучить вопрос о возможности инвестирования их капиталов в экономику страны. С 1990 до 2000-го года, то есть за первое десятилетие двустороннего партнерства Китая и Саудовской Аравии со стороны высокопоставленных чиновников было сделано много визитов с целью продвижения китайско-саудовского и саудовско-китайского двустороннего партнерства. Из самых главных визитов представителей  high establishment (высшего руководства) Саудовской Аравии в Пекинможно отметить визит министра иностранных дел КСА Файсала бина Сауда в декабре 1990 года, министра финансов и национальной экономики КСА Абульхаила в ноябре 1992 года, министра по коммерческим делам Сулеймана Сулейма в марте 1994 года, министра энергетики и нефти Хашима Назира в мае 1994 года и вдекабре 1995 года министра того же профиля Али аль-Нуэйми, министра образования Халида аль-Анкари в октябре 1997 года, принца и командующего Национальной гвардии КСА Абдуллаха в октябре 1998 года и вице-премьера КСА Султана ибн Абдульазиза в октябре 2000 года. В свою очередь за этот период КСА посетили государственный советник и министр иностранных дел КНР ЦяньЦичень в ноябре 1990 года, вице-председатель КНР Ли Пэнь в июне 1991 года, вице-председатель КНР Ли Ланьчин июне 1993 года, вице-министр иностранных дел ТянЗынпэй в июне 1994 года и январе 1997 года, государственный секретарь Ло Ган в августе 1995 года, министр вооруженных дел Чи Хаотиан в июне 1996 года, вице-минстр иностранных дел Цзи Пейдин в мае 1999 года и председатель КНР ЦзяньЦземин в октябре 1999 года[20].

Также за этот период двухстороннего партнерства между КНР и КСА было подписано очень много двухсторонних соглашений, договоров, коммюнике. Вот краткий список достигнутых соглашений между государствами за 1990-2000 года:

  1.  Коммюнике об установлении дипломатических отношений между Китаем и Саудовской Аравией (21 июля 1990 года);
  2.  Соглашение о торгово-экономическом, инвестиционном и технологическом сотрудничестве между Китаем и Саудовской Аравией (февраль 1996 года);
  3.  Соглашение о взаимном поощрении и защите торговли и инвестиций между Китаем и Саудовской Аравией (февраль 1997 год);
  4.  Меморандум о торгово-экономическом сотрудничестве между Китаем и Саудовской Аравией (октябрь 1998 год);
  5.  Соглашение о сотрудничестве в сфере (октябрь 1999 год);
  6.  Соглашение по сотрудничеству в сфере радио и телевидения (октябрь 1999 год);
  7.  Соглашение об обмене информацией и сотрудничестве между информационными агентствами Xinhua News Agency и NewsAgencyofSaudiArabia (октябрь 1999 год)[21];

Так как политические взаимоотношения в контексте партнерства не являются самыми главными, а главными являются торговой экономические аспекты сотрудничества КНР и КСА, то более детально остановимся именно на результатах и достижениях в этой сфере. С 1990 года и по сей день результаты двухстороннего партнерства в торговой экономической сфере все сильнее растут и улучшаются. В период после установления дипломатических отношений между странами усиливается торговой экономическое сотрудничество, особенно в области энергии и энергоресурсов вызванного огромным ростом китайской экономики. Начиная с 1993 года, Китай увеличил свою покупку нефти и газа из Саудовской Аравии. В 1944 году лидеры двух стран стали уделять больше внимания энергетическому сотрудничеству. Несмотря на отсутствие должной высокой инфраструктуры и из-за других технологических ограничений китайской нефтеперерабатывающей отрасли, китайское правительство быстро углубило с Саудовской Аравией своё сотрудничество в нефтяной сфере. Совместные усилия по углублению сотрудничества в нефтяной сфере быстро дали свои плоды. Например, в 1997 году было подписано ещё больше соглашений, касающихся торговли нефтью. С 1990 года по 2000-й год в рамках китайско-саудовского партнерства было очень много достижений в нефтяной сфере. Можно выделить самые главные из них:

  1.  Достигнута договоренность между государственными компаниями КНР и  КСА CNPC и SaudiAramcoо сотрудничестве в нефтяной сфере  входе визита вице-председателя КНР Ли Ланьчина в 1993 году;
  2.  Китайская нефтяная компания Peng Jung Da Co и министерство нефти и минеральных ресурсов возобновили совместные контракты на продажу нефти в 1997 году;
  3.  Китайская нефтяная компания Petromin Lubricating Oil Company подписала соглашение с Saudi Aramco прдаже саудовской нефти и горюче-смазочных материалов на китайском рынке сроком на пять лет.
  4.  SaudiAramco и Sinopec подписали договор о подачи саудовской нефти в Китай в 1997 году;
  5.  Saudi Aramco и Sinochem подписали соглашение об экспорте 60.000 баррелей саудовской нефти в сутки в Китай в 1997 году;
  6.  Министр нефти и минеральных ресурсов КСА Али ибн Ибрахим аль-Нуэйми и министр внешней торговли и экономического сотрудничества КНР Гуаншэн Ши подписали «Договор о стратегическом партнерстве в нефтегазовой сфере» в 1999 году;
  7.  UNIPEC и SaudiAramco подписали долгосрочный договор на ввоз 180.000 баррелей в сутки в 2000 году[22];

За последнюю декаду XX столетия Саудовская Аравия, начиная с 1991 года, вырвалась на передовые места среди главных поставщиков  нефти Китаю, уступив только лишь  энергетическим партнерамКитая, как Ангола и Иран. Если в 1991 году Саудовская Аравия поставляла всего лишь 84 тысячи тонн нефти, то в 2000 году Саудовская Аравия поставляла  5 миллионов тонн нефти на территорию Китая. Ангола в 2000 году поставляла 8 миллионов тонн, Исламская республика Иран 7 миллионов тонн и Россия 1,4 миллиона тонн.   В будущем, конечно, эта цифра на много увеличится. Китайско-саудовские отношения в прямом и в переносном смысле развивались на фоне этих цифр. За первые десять лет сотрудничества странам удалось сделать огромные шаги в двухсторонней торговле. В 1991 году объем товарооборота между КНР и Саудовской Аравией составлял 417 миллионов долларов (337,4 миллионов экспорт, 76,6 миллионов импорт), в 2000 году взаимный товарооборот составил 3 миллиарда американских долларов, при этом саудовский экспорт превысил импорт в торговых отношениях с Китаем и составил 1,9 миллиардов долларов США. За десять лет двухстороннего партнерства, как мы видим из данных, торговля существенно выросла[23].

На основе изученного литературного материала и поведенных исследованийв настоящей дипломной работе можно сделать следующие выводы: Отношения между странами фактически были на момент образования Саудовской Аравии в 1932 году и после этого, когда Китаем правило правительство Гоминьдана. В этот промежуток времени до 1949 года Китай имел дипломатические связи с Саудовской Аравией, открыл генеральное консульство в городе Джидда, что способствовало укреплению взаимоотношений не только с саудовской монархией, но и с другими арабскими странами и в целом с Исламским миром. Саудовское правительство в это время всесторонне помогало мусульманам Китая, предоставляя различные гранты и другие различные финансовые помощи, как бесплатное обучение в исламских медресе, институтах, а также помощь в паломничестве в Священные города (аль-Харамейн). Вплоть до 1949 года сохранялись дружеские взаимоотношения между Китайской Республикой и КСА. После ВМВ началась так называемая «Холодная война» или как называют в политологии биполярная система международных отношений. Мир, по сути, был поделен на два лагеря: Запад (в лице США), Восток (в лице СССР). Саудовская монархия, де-факто, с момента образования была под протекторатом Запада (до войны под Великобританией, после войны под США) и не могла в полной мере сотрудничать с коммунистическими странами как Китай. Исходя из того, что власти КПК придерживались идеологии атеизма, они вели в стране атеистическую политику. Во время «Культурной революции» (1960-1966) эта политика показала всю свою агрессию, направленную на мировые религиозные системы, которые присутствуют в стране. Власти КНР подвергали гонениям мусульман Китая, и после этого Саудовская Аравия вообще прекратила иметь какие-либо связи с коммунистическим режимом Пекина вплоть до 1980-х годов. За эти 40 лет контакты между государствами был минимальны. В 1980-е годы с ослаблением «биполярности» и из-за эскалации отношений с Советским Союзом, который был до этого большим энергетическим партнером, Китай хотел переманить на свою сторону нефтяные регионы мира, в том числе политика Пекина была направлена в сторону стран Персидского Залива. Плоды пекинской дипломатии были даны в конце 80-х годов, когда эр-Рияд пошел на сближение с КНР в военной промышленности, а затем и в политике. В 1990 году КНР и КСА установили дипломатические отношения. Взаимоотношения с 1990 года по 2000-й характеризуется развитием отношений между государствами во многих сферах, особенно в торгово-экономической. Товарооборот между странами с 1990 года по 2000 вырос в шесть раз с 400 миллионов до 3 миллиардов американских долларов. За этот период страны добились больших высот в различных областях двустороннего партнерства. Высшие политические лидеры и чиновники двух странах начали очень регулярно посещать друг друга, развивая двусторонние китайско-саудовские и саудовско-китайские взаимоотношения. Китай тогда и сейчас видит и представляет Саудовскую Аравию в качестве одного из значимых и стратегических партнеров в мире наряду с США, Японией, Россией, Австралией, Индией, Бразилией и ЕС. Я считаю, что исследование данного периода является очень важным и интересным, так как можно увидеть все геополитике того времени.

Глава 2 Партнёрские взаимоотношения двух государств в контексте современности

2.1 Торгово-экономические взаимоотношения

Торгово-экономические взаимоотношения с 2001 по 2005 год. Для дальнейшего продвижения китайско-саудовских отношений, требовалось взаимосвязь между бизнес-элитами двух стран. В период с 2001 по 2005 года, высокопоставленные должностные лица обеих стран продолжали поощрятьбизнес-сообщества, которые развивали двухсторонние сотрудничества в торговой экономической сфере. За это время были созданы новые институты, направленные на помощь и содействию деятельности различных бизнес-групп. В 2001 году Ву И - член Политбюро ЦК КПК, подтвердила, что эти две страны недавно определили пути поощрения своих бизнесменов, чтобы иметь регулярные двухсторонние визиты и расширять свои двухсторонние инвестиции. В 2002 году Ву И провела диалог с китайскими и саудовскими бизнес-группами. В ходе этой встречи она подчеркнула, что необходимо увеличить экспорт механических и электронных продуктов в Саудовскую Аравию, и увеличить объём импорта саудовской нефти и нефтепродуктов в Китай. Она также призвала к минимизации барьеров и либерализации торговой политики с КСА. Между тем, министр финансов КСА Ибрахималь-Ассаф, который также встретился с членом Политбюро ЦК КПК Ву И, указал на ряд мер по модернизации экономического двухстороннего партнерства. Он подчеркнул, что для саудовский бизнесменов необходимо постоянно развивать продажу нефтепродуктов и вкладывать долгосрочные инвестиции в бурно развивающуюся экономику Китая, для того чтобы Китай всесторонне поддержал вступление КСА в ВТО (Всемирная торговая организация). 17 января 2003 года «Ассоциация дружбы и партнерства Китай - Саудовская Аравия» и Совет торговой промышленной палаты Саудовской Аравии создали не правительственный совместный коммерческий комитет. Члены комитета состояли из числа китайских и саудовских предпринимателей. Комитет,позадумке, должен осуществлять постоянные бизнес-форумы и выставки. Комитету также было предложено инспирировать свои идеи правительствам двух стран относительно развития  и продвижения двухсторонних торговой экономических взаимоотношений[24].

Рост экспорта и импорта нефти и нефтяных продуктов продолжает стимулировать рост двусторонних торговых отношений между Китаем и Саудовской Аравией. Общий объём торговли в 1990-х годах остался значительно ниже 1 миллиарда долларов США, в то время как общий объём торговли в 2000-х годах вырос на 2 миллиарда долларов. В период с 2001 по 2005 год основной экспортной статьёй Китая в Саудовскую Аравию былтекстиль, а импортом явились полезные ископаемые.Общий объём торговли экспорта и импорта между этими двумя странами увеличился на 295,6 % по сравнению с 4,7 миллиардов долларов США в 2001 году до 16,1 миллиарда долларов США в 2005. Кроме того, в этот период, экспорт Китая в Саудовскую Аравию увеличился на 192%, в то время как его импорт увеличился на 351,9 %. Это все вызвало торговый дисбаланс с Саудовской Аравией, ведь как мы знаем, лучше, когда экспорт присылает импорт. Отрицательное сальдо торговли достигло в общей сложности 19,3 миллиарда долларов США. Наибольший дефицит торгового баланса был зафиксирован в 2005 году и составил 8,5 миллиарда долларов. Основной причиной этой тенденции было, очевидно, наращивание китайского спроса на нефть. Самой большой категорией китайского экспорта в Саудовскую Аравию, как уже упоминалось выше, был «текстиль и текстильное сырьё». Под  текстильным сырьем понимается шерсть хлопок шелк и синтетическое волокно. Между 2001 и 2005 годами экспорт этой категории увеличился на 136%. Этот сектор составил 34% от всего объёма экспорта Китая в Саудовскую Аравию. Категории «машины, оборудование, аудио и видео товары» и «дешёвые металлы и металлические изделия» занимают, соответственно, второе и третье место в китайском экспорте в Саудовскую Аравию. На четвёртом месте категория «пластики, резины и изделия из них». Вторая, третья и четвёртая категории экспорта составили менее 18% от всего общего объёма экспортируемых товаров. Крупнейшие категории импорта Китая из Саудовской Аравии за этот период были распределены в трёх секторах: «минералы», «химия и соответствующие продукты», «пластмассы». Сектор «полезные ископаемые», в котором доминирует импорт сырой нефти, была самой большой частью этой категории импорта. После 2001 года сектор  расширялся в быстром темпе и увеличился на 389%. В период до 2005 года производительность в остальных двух секторах была также довольно высоким. Сектор «химия и соответствующие продукты», в основном состоит из нефтепродуктов и минеральных удобрений, и составляет 15% от всего общего объема, в то времякак на «пластмассы, резины и их продукции» приходилось 10% от всего общего импорта в Китай[25].

Торговля нефтью. Государственные нефтяные компании в свою очередь, ищут все возможности для расширения нефтяного бизнеса между двумя странами. Заключая долгосрочные договоры, саудовские нефтяные фирмы были бы в состоянии иметь более широкий доступ к нефтяным рынкам Китая. Для китайских нефтяных компаний, такие соглашения будут способствовать удовлетворению их внутреннего спроса на нефть. В апреле 2001 года саудовская нефтяная компания SaudiAramco и китайская компания «International Petroleum and Chemicals Co» (CIPCC) достигли договорённости о продлении закупки саудовской нефти, а также согласовали увеличение объёма поставки чёрного золота. В этот период всегда проходили регулярные встречи между китайскими и саудовскими властями, в которых часто затрагивались вопросы нефтяной сферы между двумя странами. В ходе данных встреч, эти чиновники продолжали выражать свою приверженность об укреплении и улучшении двухсторонних связей в энергетике. Во время визитов министра энергетики и минеральных ресурсов КСА Али аль-Нуэйми в Пекин в 2004 и 2005 годах, он не раз подчеркивал о твёрдой приверженности двух стран к развитию дальнейшего сотрудничества в энергетической сфере. Встречи министра аль-Нуэйми в 2004 году с министром коммерции Китая Бо Силая и вице-председателем КНР Цзэном Пэйянем были связаны с продвижением нефтяного сотрудничества между двумя странами. В апреле 2005 года министр КСА обсуждал те же самые вопросы с высокопоставленными чиновниками КНР. Министр аль-Нуэйми посетил Пекин  сразу после посещения конференции ОПЕК в столице Австрии в Вене. Его визиты в этот период были более частыми, чем в предыдущее десятилетие.

С 2001 года по 2005 год Китай импортировал в общей сложности 470 миллионов тонн этих товаров со всего мира. Из этого общего импорта за 5 лет 74,6 миллиона тонн пришли на долю из Саудовской Аравии. Это означает, что почти 15,8% всего китайского импорта были поставлены из территории Саудовской Аравии. Импорт Китая данной статьи из Саудовской Аравии за этот период вырос на 154% с 8,7 миллиона тонн в 2001 году до 22,1 миллиона тонн в 2005. Разница импорта Китая за данный период времени со всего мира и с Саудовской Аравии колебалась от самой низкогопоказателя 14,7% в 2004 году до самоговысокого52,6% в 2001 году. Эта тенденция демонстрирует растущую важность китайско-саудовских отношений в энергетическом секторе, а также постепенное увеличение зависимости саудовской нефти для Китая[26].

С 2001 года по 2005, объем всего китайского импорта нефти из Саудовской Аравии составил 33,5% (74 миллиона тонн), из Ирана 27,5 (61 миллионов тонн), из Анголы 23,9% (53,1миллионов тонн) и из России 12% (33,3 миллионов тонн). Данные страны являются самыми крупнейшими экспортерами нефти в КНР. Общий объём импорта за этот период составило 221 миллионов тонн нефти.

Также необходимо посмотреть на общий объём экспорта нефти и нефтепродуктов КСА во все страны и на долю китайского импорта за данный период времени. В 2003 году общий объём экспорта КСА по всему миру составил 324 млн.тонн нефти и нефтепродуктов. На долю китайского импорта приходилось всего лишь 13 миллионов, что составляет 4,02%. В 2005 году эта цифра составляла 375 миллионов тонн нефти, и из них 22 млн. приходилось на долю Китая, что в процентном соотношении составляет 5,98%. Здесь также необходимо упомянуть крупных партнёров Саудовской Аравии помимо КНР, как США и Японию. В 2003 году Саудовская Аравия экспортировала нефть и нефтепродукты в США 74 миллиона тонн, а в Японию 52 миллиона тонн, что составляет 21% и 12% соответственно. В 2005 году экспорт в США составил 72 миллиона тонн (18%), а в Японию 62 миллиона (16%). И из этих данных мы видим, что Китай занимает третье место из числа главных импортеров саудовской нефти за данный период времени[27].

Также Китай активно импортирует нефтехимические ресурсы, которые позволяют развивать всецело динамично растущую китайскую экономику. Особенно надо отметить важных различных полимеров, без которых не обходится ни одно современное производство. Среди полимеров особую важность представляют полиэтилены и этилены. Полимеры этилена и полиэтилена используются для производства пластика, защитных шлемов, синтетических волокна, багажа и строительных конструкций. Также полиэтилен используется в производстве пакетов, , бутылок шампуня, оболочек кабеля. За данный период времени Китай импортировал со всего мира порядка 25,3 миллиона тонн полимеров. На долю Саудовской Аравии приходилось 3,3 миллиона тонн, что составляет порядка 13%.

Инвестиции. Если сравнивать 2001-2005 годы с началом первого десятилетия после установления дипломатических отношений, то в плане инвестиций произошли небольшие изменения в сторону улучшения. За эти два периода наблюдалось увеличение двухсторонней торговли, но инвестиционный климат оставался неразвитым. Иностранные инвестиции в Саудовской Аравии, как и во многих арабских странах региона, была относительно низкой в это время. Банковские источники в Саудовской Аравии показали, чтообъём иностранных инвестиций в странах Ближнего Востока был совсем маленьким и по сравнению с другими регионами. До сих пор Арабский мир не может привлечь достаточного объема инвестиций, что не соответствие возможности развивающих экономики региона, - сообщает Harvard Business Review, ссылаясь на газету "аш-Шаркаль-Авсат" (Ближний Восток). В совместных выступлениях китайские и саудовские чиновники признали, что объем взаимных и совместных инвестиций между двумя странами остается невысоким. Высокопоставленные лица не были удовлетворены нынешним объемом этих инвестиций, и, следовательно, они призвали бизнес - сообщества, чтобы они увеличение свою инвестиционную деятельность. Глава торгово-промышленной палаты города эр-Рияда Абдуррахман аль-Джераиси призвал китайских бизнесменов чаще вливать инвестиции в растущую экономику Саудовской Аравии. Он отметил, что общая стоимость инвестиций Китая в КСА было только около 0,06% от общих инвестиций в мире. В апреле 2002 года министр финансов и национальной экономики КСА Ибрахим аль-Ассаф, подчеркнул не адекватность текущего объема совместных инвестиций между частными и государстве нем секторами двух стран. По его словам, этот объем был небольшим и составлял около 180 миллионов долларов США. 150 миллионов из них приходили на совместные промышленные инвестиции. Столкнувшись с низким уровнем иностранных инвестиций, правительств Саудовской Аравии, и ее различные институты бизнеса и предпринимательства были намерены привлечь поток инвестиций Китая в страну. Власти КСА предприняли все меры и средства, чтобы китайские инвесторы легко и свободно могли заниматься бизнесом на территории Саудовской Аравии. Специально для  этой цели был открыт коммерческий отдел в посольстве КСА в Пекине. И для китайских бизнесменов и предпринимательства распространяется специальный Закон КСА об иностранных инвестициях, который дает огромные преимущества для тех, кто вкладывает и развивает экономику Саудовской Аравии[28].

В феврале 2001 года в Джидду прибыла китайская делегация в составе 23 членов для встречи с коллегами из торгово-промышленной палаты города Джидда (JCCI). Эта делегация из провинции Хэбэй впервые приехала в Саудовскую Аравию для улучшения инвестиционныхвзаимоотношений. Как заявил глава делегации Год Ши Чхан, одной из главных целей этой поездки был поиск решения, чтобы открыть совместные предприятия в области производства. Заместитель председателя отдела внешней торговли и экономического сотрудничества провинции Хэбэй Гао Вэнь Чжи дополнил мысль Гао Ши Чхана: «Мы хотим открыть совместные предприятия в таких областях, как строительство, легкая промышленность, сельское хозяйство. Мы также можем предложить нашим саудовским коллегам наши знания, опыт и умения для того чтобы улучшить наш совместный инвестиционный потенциал».

В следующем году в Джидду прибыла 15-ая по счету бизнес делегация под руководствомЦаоСью Мина - главы китайской торговой палаты по продовольствию и отечественной продукции  (CFNA). Этот визит можно рассматривать как часть усилий Китая по продвижению своих, почти - что 40.000 бизнес инвесторов, которые могли улучшить инвестиционный климат в Саудовской Аравии[29].

Анализ китайско-саудовских взаимных инвестиций за этот период будет в основном концентрироваться в нефтегазовой секторе. Власти Саудовской Аравии и Китая продолжили программу укрепления двухстороннего сотрудничества по инвестированию в нефтяной сфере. SaudiAramco и американская нефтяная компания ExxonMobil (ExxonMobil Corporation - американская компания, крупнейшая частная нефтяная компания в мире, одна из крупнейших корпораций в мире по размеру рыночной капитализации. На 28 января 2013 года это компания имела в активе 417 миллиардов долларов.) продолжили серию переговоров по строительству совместного предприятия в Цюаньчжоу - комплекса глубокой переработки нефти и нефтепродуктов стоимостью 3,5 миллиарда долларов в провинции Фуцзянь. Этот проект был на стадии переговоров еще в 1997 году, но тогда власти не смогли договориться. Прогресс этого проекта был очень динамичным. Проект был одобрен китайским правительством в 2000 году и стал первым для компании Saudi Aramco совместным предприятием на территории Китая. В июле 2005 года SaudiAramco, ExxonMobil и FPCL(Fujian Petro chemical Company Limited) подписали соглашение на 3,5 миллиарда долларов и началось строительству предприятия. В 2004 году нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco инвестировала почти 1/3 часть из этих 3,5 миллиардов долларов в общий фонд, неохотно для строительста данного нефтехимического комплекса, в котором планировалось перерабатывать до 8 миллиона тонн саудовской сырой нефти. После завершения данного проекта, завод сможет у троить свой потенциал и иметь возможность обрабатывать саудовскую сырую нефть. В дополнительном комплексе будут произведены 800.000 тонн этилена парового крекинга, полиэтиленовых и полипропиленовых блоков и 700.000 тонн модуля параксилола в год.

SaudiAramco — национальная нефтяная компания Саудовской Аравии. Крупнейшая нефтяная компания мира по показателю добычи нефти и размеру нефтяных запасов. Также, по оценке газеты «Financial Times», является крупнейшей компанией в мире по стоимости бизнеса ($781 млрд). Штаб-квартира — в Дахране. Основана в 1933 году как результат концессионного соглашения правительства Саудовской Аравии с американской нефтяной компанией «Standard Oil of California». Полный контроль правительства над компанией был достигнут путём постепенного выкупа её акций в 1980 году. В ноябре 1988 года компания поменяла своё название с «Arabian American Oil Company» на «Saudi Arabian Oil Company» (или «Saudi Aramco») — современное название. Председатель совета директоров компании — Али аль-Нуэйми (также министр нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии). Президент — Халид Абдульазиз Аль-Фалих (Khalid A.Al-Falih). «SaudiAramco» контролирует месторождения с запасами нефти примерно 260 млрд. баррелей (99 % запасов Саудовской Аравии), что составляет около четверти мировых разведанных запасов нефти. Имеет большое влияние в ОПЕК. Компания контролирует добычу природного газа на территории страны, владеет современными нефте- и газоперерабатывающими заводами. Компания имеет филиалы, совместные предприятия и дочерние компании в Китае, Японии, на Филиппинах, Республике Корея, Сингапуре, Объединенных Арабских Эмиратах, США и Великобритании. Компании принадлежит флот современных супертанкеров. У «Saudi Aramco» имеется совместное предприятие с российской нефтяной компанией «Лукойл» — «Lukoil Saudi Arabia Energy Ltd.» (LUKSAR). В начале 2007 года это СП обнаружило коммерческие залежи природного газа на блоке в расположенном в восточной части нефтегазоносного бассейна Руб-эль-Хали (к югу от крупнейшего в мире нефтяного месторождения Аль-Гавар). Между правительством Саудовской Аравии и «LUKSAR» подписан договор о разработке этого блока на срок до 40 лет (общий объём инвестиций в проект, как ожидается, составит около $2 млрд.). По данным компании в 2006 году её добыча составляла 8,9 млн баррелей нефти в день, что соответствует 443,1 млн тонн нефти в год. Средний коэффициент извлечения нефти на месторождениях Saudi Aramco, по заявлениям Амина Насера, составлял около 50% в первом десятилетии XXI века (при обводненности в 25-37%). Существуют планы его повышения до 66-70% на протяжении последующих 20 лет.Большая часть нефти была добыта с использованием первичных и вторичных методов нефтедобычи (закачка воды и другие методы поддержания давления), для повышения КИН вероятен переход к массовому применению третичных методов (EOR) в ближайшие десятилетия..Численность персонала — 54,8 тыс. человек (конец 2010 года).

Другой проект между SaudiAramco и теперь уже с компанией Sinopec заключался заключался строитель ста комплекса переработки нефти в Циндао. Проект также получил некоторые инвестиции со стороны местных компаний как QindaoInternationalTrustInvestmentCompany. По оценкам аналитиков, сумма инвестиций составляет 1,17 миллиард долларов США. По этому проекту, как ожидается, будут производится до 10 миллионов нефтепродуктов в год.[30]

В газовом секторе SaudiAramco также заключила соглашение с Sinopec, по которому две компании будут совместно исследовать газовое месторождение в 40.000 квадратных километров на севере пустыни Руб эль - Хали. Первый этап, как ожидается, будет стоить 300 миллионов долларов. В рамках реализации соглашения будут произведены различные бурения и сейсмические исследования данной местности в Саудовской Аравии.

Торгово-экономические отношения с 2006 по 2010 год. За этот период было очень много актуальных проблем, которые помогли сплотить торгово-экономические отношения между странами. И самой актуальной проблемой на этот период стала глобальная экономически рецессия, которая повергла многие экономики стран мира к ухудшению положения. В период кризиса главы государств призвали к усилению сотрудничества в сфере торговли и инвестиций. Этот вопрос обсуждался в ходе визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Саудовскую Аравию в 2009 году. В ходе встречи король КСА Абдуллах аль-Сауд подчеркнул, что, несмотря на рецессию, Саудовская Аравия готова на дальнейшее сотрудничество с Китаем в торгово-экономической и в других сферах. В 2008 году в городе Джидда во время семинара вице-председатель КНР Си Цзиньпин предложил два шага по укреплению китайско-саудовских торгово-экономических взаимоотношений. И первым шагом заключалось разработка хорошего плана по укреплению партнерства, который поможет эффективно принимать решения, несмотря на существующие проблемы в мире. Вторым шагом должны стать китайские саудовские  деловые круги, которые служили бы "мостом дружбы" между двумя странами. В этой роли, эти бизнес - группы должны полностью обеспечить укрепление двусторонних взаимоотношений. В 2008 году страны добились крупного экономически успеха. Объем общей торговли составил 40 миллиардов долларов США. Хотя, по оценкам специалистов, это должно было случиться только лишь в конце 2010 года, но результат был достигнут заранее. На четвертом совещании объединенной комитета по экономике и торговле, состоявшейся  в эр-Рияде в январе 2010 года, министр коммерции КНР Чэнь Дэмин и министр финансов КСА Ибрахим аль-Ассаф поставили новую многообещающую цель для китайско-саудовской двусторонней торговли. Новая задача заключалась в том, чтобы увеличить объем торговли между странами на 50% за следующие 6 лет. На брифинге с журналистами министр Чэнь Дэмин объявил: "Мы хотим увеличить объем торговли до 60 миллионов долларов до 2016 года". Также в ходе этой встречи, китайская сторона заявила, что Саудовская Аравия, стала крупнейшим стратегическим партнером в Юго-Западной Азии. [31]

С 2006 по 2009 год общий объем китайско-саудовской торговли существенно вырос. Если в 2005 году он составлял всего лишь 16,1 миллиард долларов, то в 2006 году он вырос на 4 миллиарда и составил 20,1 миллиард. В 2008 году до экономического спада,вызванной мировым кризисом он составил 41,8 миллиард американских долларов. В 2009 году товарооборот упал на 8 миллиардов и составил всего лишь 32 миллиарда долларов. По данным авторитетного портала United Nations Statistic Divisions за этот период Китай экспортировал товары в Саудовскую Аравию на сумму более чем в 32 миллиарда долларов. Общий импорт же на территорию Китая составил 86 миллиардов. Отрицательное сальдо составило 56 миллиардов долларов США.

Основными экспортными статьями Китая в Саудовскую Аравию с 2006 по 2008 год (данные до мировой экономической рецессии) стали: 1)"текстиль", 2) "машины, оборудования, аудио и видео товары", 3)"дешевые металлы", 4) "прочие товары", 5) "пластмассы и резина". В 2006 году экспорт текстиля составил 1,2 миллиарда долларов, в 2007 два миллиарда и в 2008 году 608 миллионов. Итого 4 миллиарда долларов США за 3 года. На долю "машины, оборудования, аудио и видео товары" всего за 3 года приходится порядка 3,7 миллиардов долларов (2006- 1,1 миллиард, 2007 - 1,7 миллиард, 2008 - 890 миллионов). На долю экспортной статьи "дешевые металлы" приходится 2,9 миллиардов."Прочие товары" - 1 миллиард долларов. "Пластмассы и резина" - 670 миллионов долларов.

Основными экспортными статьями Саудовской Аравии в Китай с 2006-2008 год стали: 1) "минералы", 2) "химические продукции", 3) "пластики и резина". Общий объем экспорта за три года составил 44 миллиарда американских долларов. На долю "минералов" приходится 35,7 миллиардов, на химические продукции 5,7 миллиардов, на пластики и резину около 2,5 миллиардов долларов.

Торговля нефтью. Во время встречи короля КСА Адама аль Сауда и председателя КНР ХуЦзиньтао в Пекине 23 января 2006 года, правительства двух стран заключили очень важный протокол в сфере энергетики. Этот протокол, направленный на расширение сотрудничества с сферах нефти, природного газа и других полезных ископаемых служил в качестве важного и ключевого этапа сотрудничества в нефтегазовой сфере. Как заявил директор исследовательского института Шэньчжэнь Чжу Бао Хэ: "Это первое и очень серьезное соглашение между правительствами двух стран, которое поможет всесторонне развить сотрудничество  в энергетической сфере".

За этот период наблюдался рост китайского импорта нефтепродуктов и сырой нефти из Саудовской Аравии. Данная торговля выросла на 75%, увеличившись с 23,8 миллиона тонн в 2006 году до 41,8 миллиона тонн в 2009. Среднего довод рост составил 19%. За этот четырех летний период, почти одна пятая часть импорта нефти в Китай из всего мира приходила с Саудовской Аравии. С 2006 по 2009 год в общей сложности Китай импортировал "сырую нефть, битум и минералы" со всего мира 691 миллион тонн (2006 - 145,1 миллионов, 2007 - 163,1 миллионов, 2008 - 36,3 миллионов, 2009 - 41,8 миллионов). То есть из этих цифр следует, что на долю импорта саудовских  ресурсов приходится 18,65%[32].

Китай с развитием своей экономики все больше полагается на саудовскую сырую нефть. С 2006 по 2009 год Саудовская Аравия экспортирует в Китай 128 миллионов тонн нефти, что составляет 34% из числа экспортируемой нефти в Китай главными экспортерами как Ангола (29,2%), Иран (21,6%), Россия (15,1%). Основными импортерами саудовской нефти кроме Китая за этот период явились самые мощные экономики мира как США и Япония. На долю США приходилось 20%, на долю Японии 17%, на долю Китая 7%, а оставшиеся 56% экспортируемой саудовской нефти приходились на все остальные страны мира. Также необходимо провести общий анализ экспорта саудовской нефти по основным регионам мира, которые импортируют нефть. Основными районами экспорта саудовской нефти являются Северная Америка, Западная Европа и Восточная Азия. В таблице показано, что с 2006 по 2008 год Саудовская Аравия экспортировала в Северную Америку, где главными импортерами являются Канада и США 1,6 миллиардов баррелей нефти (2006-534 миллионов баррелей, 2007 - 571 миллионов баррелей, 2008 - 307 миллионов баррелей). В Западную Европу 990 миллионов баррелей (2006 - 374миллионов баррелей, 2007 - 310 миллионов, 2008 - 307 миллионов баррелей). В Восточную Азию 4,4 миллиарда баррелей (2006 - 1,4 миллиарда, 2007 - 1,4 миллиарда, 2008 - 1,5 миллиарда). Итого на долю на Восточной Азии приходится 60% экспортируемой нефти Саудовской Аравии (львиная доля которых приходится на два гиганта Японию и Китай).

Также Китай за этот период активно импортировал помимо нефти иные нефтехимические продукты как полимеры пропилена, олефина и полимеры этилена. С 2006 по 2009 год Китай импортировал со всего мира 15,4 миллиона тонн полимеров пропилена и олефина (2006 - 3,4 миллиона, 2007 - 3,6 миллиона, 2008 - 3,2 миллиона). С Саудовской Аравии же за этот период времени было импортировано 946 тысяч тонн. Полимеров этилена за 2006-2009 года было импортировано 23,4 миллиона тонн, из которых 2,8 миллиона тонн приходилось на долю Саудовской Аравии, что в процентном соотношении составляет 10%.

В середине марта официальный представить саудовского генерального комитета по делам капиталов ложный огласил некоторые данные, касающиеся зарубежных инвестиций. Из его слов вытекало, что в течение всего времени деятельности комитета общая сумма этих инвестиций составила 194 миллиарда саудовских риал,  или почти 52 миллиарда долларов США. Генеральный комитет по делам капиталов ложный был создан в 2000 году в интересах, как гласил Закон, определяющий необходимость его формирования, "развития политики государства по поощрения инвестиций в национальную экономику", включая как "поддержку и развитие национальной инвестирования", так и "привлечение иностранных капиталовложений".

Товарооборот КНР с Саудовской Аравией в 2012 году составил 73 миллиарда 280 миллионов долларов или 47% от общего торгового оборота с арабскими странами Персидского залива или 33% от товарооборота с арабскими странами. Соотношение саудовско-китайского импорта и экспорта может быть представлено следующим образом: экспорт из Саудовской Аравии в КНР был произведен на сумму в 54 миллиарда 830 миллионов долларов или 74% от общей суммы товарооборота КНР с Саудовской Аравией. Импорт составил 18 миллиардов 450 миллионов долларов или 25,1%. Товарооборот Китая и Саудовской Аравии, по данным 2014 года составил 75 миллиардов долларов, тем самым Саудовская Аравия вошла в список одних из самых главных торгово-экономических партнеров Китая в Азии[33].

2.2 Политические взаимоотношения


Одним из важных пунктов современной геополитики и геоэкономики является взаимоотношения Китая и Ближнего Востока. Ближнего Восток, особенно, Юго-Западная Азия играет очень важную роль для Китая - глобального лидера. Политические взаимоотношения КНР и КСА в XXI веке характеризуются многочисленными аспектами, в том числе международной политической системой первого десятилетия XXI века. С политической точки зрения, Китай старается поддерживать многие арабские страны, в том числе так называемые режимы (режим Асада, Каддафи). Китай в арабо-израильских противоречиях всегда склонялся в пользу палестинскогонарода, и не раз китайские официальные власти это заявляли на заседаниях Совета по безопасности ООН. Также Китай был против насильственной оккупации американской армией саддамовского Ирака в 2004 году, чем вызвал авторитет и уважение со стороны арабских стран залива и Магриба. Арабские страны, в том числе Саудовская Аравия, стремятся увидеть Китай, в качестве реального оппонента Соединенным Штатам. Кроме того, тесные политические связи с КНР помогут положительно дать образ саудовскому монархическому государству как политически и экономически суверенного, а не образ "американской марионетки", как это считают современные аналитики. В 2004 году председатель КНР Ху Цзиньтао озвучил четыре равных принципа развития партнерства между Китаем и Саудовской Аравии:

1) развитие политического сотрудничества на основе взаимного уважения;

2) поддержание тесных экономических и торговых связей;

3) расширение взаимодействия в области культуры и обмена опытом;

4) сотрудничество в международных вопросах в духе защиты мира и развития.

Тогда же по инициативе Пекина был организован китайско-арабский форум сотрудничества, который стал первой региональной организацией, объединившей Китай с 22 арабскими странами[34].

После восхождения на трон в 2005 году, король Абдуллах принял Pro-азиатский вектор внешней политики государства. То есть саудовская внешняя политика отныне будет смотреть на Восток. И ключевым вектором в нефтяной политики эр-Рияда будет являться именно Восточная Азия в лице Китая, Индии и Японии. Необходимо отметить, что около 50 % экспортной нефти Саудовской Аравии приходится на Юго-Восточную Азию. В январе 2006 года король КСА посетил с государственными визитами Китай и Индию. Эти визиты некоторые политологи назвали "стратегическим сдвигом" в Саудовской внешней политике, которая открывает новую эру для Королевства. Это был первый визит монарха за пределами Ближнего Востока с момента вступления на престол в 2005 году, и это был также первым визитом главы саудовской монархии в Китай, после того как две страны установили дипломатические отношения в 1990 году. Визит короля имел очень важное значение. Китайские и индийские власти признали, что Дом Саудов играет очень важную роль в регулирования мировых цен на нефть, и что саудовская нефтяная политика имеет влияние не только на западные экономики, но и на экономики Китая и Индии.

Взаимоотношения эр-Рияда и Пекина, конечно, не зависят только от одного энергетического фактора. Существует еще также политический аспект саудовского стратегического мышления. Королевская семья направила свой вектор взаимодействия и партнерства в сторону Китая, чтобы создать политическую альтернативу отношений Саудовской Аравии с США. Саудовские мыслители и аналитики полагают, что азиатская альтернатива ВС лице Китая и Индии сделает КСА менее восприимчивым к давлению Запада по таким вопросам, как демократии власти и общества, и финансирования терроризма. Ведь никому не секрет, что Китаю особо не важно понятия демократизация, либерализация законов, чего трудно добиться в современных арабских странах как Саудовская Аравия, где по существу господствует исламизм различных мастей. Исламизм и демократизация - это не совместимые вещи. Политика Китая, безусловно, построена не на идеологическом влиянии на истеблишменты  стран, как это практикует США, а на прагматической экономической пользе от сотрудничества.

Спустя три месяца 27 апреля 2006 года в ходе ответного визита Председателя КНР ХуЦзиньтао в Саудовскую Аравию, был подписан целый ряд соглашений в области здравоохранения, нефтедобычи, безопасности, а также контакт по "оборонительным системам". В рамках визита Председатель КНР провел переговоры с королем Абдуллахом, также встретился на бизнес форуме с саудовскими бизнесменам и предпринимателями. Также ХуЦзиньтао встретился с председателем Консультативного Совета КСА Хумейдом. Ху Цзиньтао выступил выступил с очень важной речью на данном заседании, которая позволила укрепить китайско-саудовские политические взаимоотношения. Он в первую очередь указал, что "сегодняшний мир прижать эпоху небывалых в истории перемен. С каждым днем все более углубляться мировая многополярности экономическая глобализация. Бурно развиваются наука и техника. Одновременно с этим, переплетаются традиционные и нетрадиционные факторы, угрожающие безопасности, наблюдается дисбаланс развития экономики в мире. Перед лицом нынешней сложной и запутанной международной обстановки, необходимо уделять больше внимания гармонии. Строительство гармоничного мира нуждается в совместных усилиях всех членов международного сообщества. Все страны мира должны строго соблюдать общепринятые основные нормы международного права и международных отношений, взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности, взаимное ненападение, взаимное невмешательство во внутренние дела, уважение и защиты прав всех стран на самостоятельный выбор собственного социального строя и пути развития. Все страны мира должны направлять усилия на сотрудничество между всемицивилизациями и нациями мира и тем самым продвигать высочайшее дело мира и развития человечества". Также ХуЦзиньтао подчеркнул, что Ближний Восток является влиятельным регионом мира. Без стабильности  и развития региона невозможен мир и процветание на планете. Гармоничный Ближний Восток отвечает долгосрочным интересам народов стран региона и всего мира в целом, а также является общим чаянием всей планеты. Для того, чтобы добиться цели строительства гармоничного Ближнего Востока, нужны долгосрочные старания и усердие. Во-первых, прилагать усилия по достижению мира и стабильности в регионе. На фоне различных сложных противоречий иконфликтов следует продолжать активизацию диалога на равной основе и настаивать на справедливом рациональном урегулировании конфликтов политическими средствами и устранить разногласия. Во-вторых, постоянно выступать за взаимное уважение. Все цивилизации региона должны относится к различиям спокойно и толерантно. Различия должны стать стимулятором заимствования и интеграции, а не источникомконфликтов разногласий. Китайская и арабская нации - великие миролюбивые нации. Стороны имеют длительную историю дружественного общения, поддерживают друг друга в борьбе за национальную независимость и оказывают взаимную поддержку в областях развития национальной экономики и улучшения жизни народов, и таким образом постоянно укрепляют дружбу. Китайское-арабское дружественное взаимодействие не только стимулировало двустороннее совместное развитие, но и вложило важный вклад в прогресс человеческого общества. При нынешних обстоятельно Китай намеревается приложить совместные усилия со всеми арабскими государствами, включая Саудовскую Аравию, к содействию мира и развития на Ближнем Востоке. Председатель Консультативного Совета Хумейд после выступления Ху Цзиньтао заявил, что "межгосударственные  отношения между Саудовской Аравией и КНР - образец для многих стран. Непрерывно развивается дружественное сотрудничество во всех областях между двумя странами после установления дипломатических отношений в 1990 году, у обеих стран очень близкие, совпадающие позиции помногим международным и региональным проблемам, отметил он. Саудовская Аравия с одобрением оценивает важную роль Китая в обеспечении мира и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. "Нынешний визит председателя КНР ХуЦзиньтао в очередной раз свидетельствует об успешном развитии отношений между странами. Я убежден в том, что саудовско-китайские отношения ожидают еще более прекрасное будущее", сказал руководитель саудовского парламента. После встреч с саудовским истеблишментом ХуЦзиньтао принял участие в работе Совета сотрудничества стран Персидского залива (ССАГПЗ). Ху Цзиньтао заявил, что в отношениях Китая с ССАГПЗ достигнут в последние годы позитивный прогресс. Во время встречи с генеральным секретарем ССАГПЗ Абдуррахманом аль-Атыйя председатель КНР сказал, что "сложилась благоприятная ситуация, когда сотрудничество Китая с ССАГПЗ и сотрудничество со странами - членами Совета в двустороннем формате взаимно дополняют и способствуют друг другу. ССАГПЗ и его Члены стали важными политическими и экономическими партнерами Китая в этом регионе". Для дальнейшего укрепления отношений глава государства предложил выявить в полной мере роль механизма политических консультаций в целях активизации контактов, наращивания взаимодоверия, обеспечения общими усилиями мира и стабильности в Среднем Востоке. Ху Цзиньтао также высказался за расширение торгово-экономического сотрудничества с учетом взаимодополняемость экономик и ускорение с этой целью хода переговоров о зоне свободной торговли, за развитие сотрудничества в инвестиционной и финансовой сферах. Важным глава государства считает также совершенствование механизма диалога в энергетической сфере и углублениевзаимовыгодного энергетического сотрудничества. В свою очередь Абдуррахман аль-Атыйя подтвердил, что ССАГПЗ приветствует активный подход китайской стороны к переговорам о зоне свободной торговли и надеется на скорейшее достижение этой цели. ССАГПЗ подержите страны - членов, развивающих отношения с Китаем  и двустороннее сотрудничество в политической, торгово-экономической, инвестиционной и энергетической областях. Генеральный секретарь выразил заинтересованность, в том, чтобы активизировать свою роль в защите мира в Среднем Востоке, восстановлен Ирака, решении иранской ядерной проблемы и обеспечении безопасности в Персидском заливе. Китай, будучи крупным мировым игроком, взял внешне политический курс на арабские страны Азии и Африки, и в целом на африканский континент. Поэтому руководство КНР так сильно заботится об улучшении политических и экономических связей с данным регионом[35].

В 2009 году Председатель КНР Ху Цзиньтао совершил второй государственный визит в Саудовскую Аравию. В условияхкризиса мирового экономического кризисаэкономического и проблем с другими поставщиками углеводородов Пекин стремился укрепить связи с этой страной и заключить с ней новые контракты на поставки нефти. Дипломатическое турне для Председателя КНР ХуЦзиньтао, который в это время был занят вопросами предотвращения социальной не стабильности в Китае и потому редко покидал страну, и поэтому визит в Саудовскую Аравию стало первой и очень важной поездкой за рубеж в 2009 году. В ходе этого визита Ио переговоров с королем Абдуллахом Ху Цзиньтао решил ключевую задачу - гарантировал бесперебойные поставки саудовской нефти в Китай. В 2008 году саудовский экспорт вырос почти на 40% и составил около 36 миллионов тонн. Таким образом, Королевство обеспечивает 20% потребностей Китая в зарубежной нефти. Вопрос стабильности саудовских поставок в этот период для Пекина был актуален как никогда. Хотя в 2009 году спрос на нефть в Поднебесной переживал из-за мировой рецессии, но страна не была намерена сокращать потребление углеводородов. Профессор Школы международных исследований при Пекинским университете Чжао Даоцзюн дал соответствующий комментарий по данному поводу: "Несмотря на изменение рыночных цен, КНР стремится ориентироваться на крупных поставщиков. А Саудовская Аравия в последние годы проявляет себя как самый надежный экспортер, с которым легче всего договориться". На переговорах с саудовским монахом председатель Ху Цзиньтао обсудил палестинскую проблему, развитие обстановки на Ближнем Востоке и перспективы установления справедливого мира в регионе. За этот период с 2006 по 2009 год китайско-саудовские межгосударственные и экономические связи получили большое развитие. Страны сотрудничают вобласти энергетики, развития инфраструктуры, инвестиций и строительства. По сведениям саудовской печати, в Саудовской Аравии зарегистрированы более 60 китайских компаний, работают свыше 20 тысяч китайских рабочих.

В 2010 году Ху Цзиньтао в официальном заявлении выдвинул 6 предложений по развитию стратегических дружественных связей между Китаем и Саудовской Аравией: во-первых, поддержание обмена визитами на высшем уровне и создание механизма консультаций между руководителями двух стран; во-вторых, использование преимуществ в области в области ресурсов и рынка, развитие всестороннего партнерства в энергетической сфере и в дальнейшим расширении взаимных инвестиций; в - третьих, расширение масштабов торгово-экономического сотрудничества; в- четвертых, в области образования, спорта и туризма; в - пятых, укрепление контактов по важнейшим международным и региональным вопросам, а также охране мира и стабильности в регионе; в-шестых, укрепление взаимодействия в рамках коллективного сотрудничества "КИТАЙ - ССАГПЗ".

15 января 2012 года вице-председатель КНР Вэнь Цзябао встретился с королем КСА Абдуллахом в эр-Рияде. Обе стороны согласились приложить совместные усилия для укрепления двусторонних отношений. Во время встречи ВэньЦзябао сказал, что Саудовская Аравия является крупной страной в арабском и исламском мире, которая играет важную роль в региональных и международных отношениях. ВэньЦзябао заявил, что Китай уважает политическую систему Саудовской Аравии, а также самобытную культуру и традиции саудовского народа, и особо благодарен руководству Саудовской Аравии за поддержку внешнеполитического курса Китая в мире. Китай готов укреплять координацию отношений с Саудовской Аравией по основным вопросам, развивать сотрудничество в энергетическом секторе, расширять сотрудничество в энергетическом в торговле и взаимных инвестициях, инфраструктуры,  хай - теке, финансах. Также Вэнь Цзябао заявил, что Китай будет и впредь сотрудничать с Саудовской Аравией по укреплению внутренней и международной безопасности. О ситуации произошедших в арабских странах Магриба и Ближнего Востока (Шама) китайский вице-председатель сказал, что Китай уважает выбор народов в этих странах, понимает и поддерживает их призыв к реформам, и поддерживает роль региональных организаций, таких как Лига Арабских Государствв поддержании региональной стабильности и процветания. Саудовская Аравия и Китай имеют высокий уровень доверия по многим вопросам, сказал он. Король Саудовской Аравии предложил своему коллеге создать специальный комитет для руководства по взаимному создать трудно чествовать двух стран в политической, экономической, культурной сферах, а также в сфере безопасности. Вэнь Цзябао дал положительный ответ на предложение саудовского монарха. Также 15 января 2012 года, Вэнь Цзябао встретился со спикером Консультативного Совета Абдуллахом аль-Шейх. В ходе встречи Вэнь Цзябао заявил, что Китай и Саудовская Аравия установили прочную политическую основу в двусторонних отношениях и хорошо дополняют друг друга в экономической сфере, а также два народа должны дорожить настоящей дружбой между собой. Саудовский спикер отметил, что визит Вэнь Цзябао даст плодотворные результаты в контексте быстрого изменения региональных и международных ситуаций. Он пообещал, что Консультативный Совет КСА активизирует работу с ВСНП Китая, с целью углубления политических отношений с КНР. После встречи со спикером Консультативного Совета КСА Вэнь Цзябао также посетил генерального секретаря ССАГПЗ Абдулатифа аль-Заяни. Обе стороны договорились ускорить переговоры по зоне свободной торговли между двумя сторонами. Настройка зоны свободной торговли будет стимулировать двустороннюю торговлю и экономическое сотрудничество с ССАГПЗ, чтобы повысить общий связь, и иметь положительное влияние на весь мир, сказал Вэнь Цзябао. Со своей стороны, аль-Заяни заявил, что успешное развитие отношений и плодотворное политическое и экономическое сотрудничество с Китаем способствует преодолению последствий финансового кризиса и поддержанию стабильного экономического роста. ССАГПЗ и его члены рассматривают отношения с КНР очень важными со стратегической точки зрения[36].

13 марта 2014 года коронованный принц КСА Салман ибн Абдульазиз посетил с государственным визитом Китай. Встретившись с главой государства КНР Си Цзиньпинем, принц обсудил самые главные вопросы, которые стояли на повестке дня. Си Цзиньпин во время встречи сказал, после установления дипломатических отношений между Китаем и Саудовской Аравией, двусторонние отношения стремительно развились. Китайский народ никогда не забудет решительной поддержке Саудовской Аравии и помощи в зону бедствия после сокрушительного землятресения в провинции Сычуань в 2008 году. Китай всегда считал Саудовскую Аравию в качестве хорошего друга, хорошего брата и хорошего партнера на Ближнем Востоке и в целом регионе Персидского залива, - сказал глава КНР. Также Си Цзиньпин подчеркнул, что Китай приложит все усилия для улучшения двустороннего партнерства в новом десятилетии. Обе стороны должны принять энергетическое сотрудничество - как столб и основу партнерства, и расширить сотрудничество в высокотехнологичных отраслях, таких как аэрокосмическая. Обе стороны должны также активизировать сотрудничество в области обороны и безопасности и присоединится к общей борьбе с международным терроризмом. Си Цзиньпин также отметил, что ситуация в регионе Персидского залива и на Ближнем Востоке имеет глобальные последствия. Страны этого региона имеют общую ответственность за обеспечение безопасности и стабильности в регионе Персидского залива. Китай всегда поддерживает палестинский народ и будет продолжать содействовать мирному урегулированию данной проблемы. Китай также считает, что политические методы являются единственными реальными средствами по урегулированию сирийского кризиса, и что специально принятый коммюнике в Женеве будет всесторонне осуществляться. Си Цзиньпин заявил, что Китай поддерживает усилия Саудовской Аравии в поддержании своей и региональной стабильности в регионе. Салман выразил, что он уделяет особое внимание этому визиту в Китай по просьбе короля Абдуллаха аль-Сауда, и этот визит направлен на укрепление стратегических отношений с Китаем. Саудовская Аравия надеется на укрепление сотрудничества с Китаем во всех областях на основе взаимного уважения, равенства и взаимной выгоды. Салман ибн Абдульазиз предоставил своему коллеге мнения и позиции Саудовской Аравии по самым горячим вопросам на Ближнем Востоке и в Персидском заливе. Он сказал, что Саудовская Аравия придает большое значение роли Китая в этом регионе. Он высоко оценил объективную и справедливую позицию Китая и надеется, что Китай будет играть конструктивную роль в решении палестинского и сирийского вопросов в кратчайшие сроки. Также Саудовская Аравия будет содействовать реализации денуклеаризации Ближнего Востока и Персидского залива. Саудовская Аравия готова активизировать сотрудничество с Китаем и совместно защищать безопасность и стабильность в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

2.3 Борьба против экстремизма и терроризма

Сегодня специалисты и аналитики утверждают, о наличии международного терроризма и его угрозы всему человечеству. И так, международный терроризм - это специфическая форма терроризма, зародившаясяв конце 1960-х годов и получившая значительное развитие в конце XX века - в начале XXI века. Основными целями международного терроризма является дезорганизация государственного управления, нанесение политического и экономического ущерба, нарушение устои общественного устройства, которые должны побудить, по замыслу террористов, правительство к изменению политики, экономики и общественной морали. Резолюция 1373 Совета Безопасности ООН от 28 сентября 2001 года отмечает тесную связь между международным терроризмом и транснациональной организованной преступностью, незаконными наркотиками, отмывать денег, незаконным оборотом оружия и незаконными перевозками ядерных, химических, биологических и других потенциально смертоносных материалов. Генерал КГБ Филипп Бобков пишет, что в период с 1976 по 1996 годы регистрировалось от 320 до 660 терактов в год, которые можно причислить к международному терроризму, а затем волна террора пошла на спад, хотя масштаб и жестокость терактов выросли. Также Бобков утверждал, что западные страны не гнушались поддержкой терроризма в тех случаях, когда это было им выгодно: «террористические и диверсионные акты, в подготовке которых участвовали западные спецслужбы, осуществлялись не только на территории Советского Союза. Ими поощрялся международный терроризм, воплощавший в себе различные цели, как готовивших их центров, так и исполнителей… Естественно, поддержка их западными и, в частности, американскими спецслужбами, определялась их заинтересованностью развитием событий в конкретной стране или в определенном регионе мира». В 2005 году Бобков также посчитал нужным отметить, что «такой подход наших нынешних партнеров по борьбе с международным терроризмом характерен и для сегодняшнего дня».

К началу 1990-х годов в мире действовало около 500 террористических организаций. За одно десятилетие они совершили 6500 актов международного терроризма, от которых погибло 5 тысяч человек и пострадало более 11 тысяч человек.Новый подъем международного терроризма отмечается с 11 сентября 2001 года, когда террористы Аль-Каиды атаковали ряд объектов на территории США. «Аль-Каида» («основа», «база», «фундамент», «принцип») - одна из самых крупных ультрарадикальных международных террористических организаций ваххабитского направления ислама. Создана в 1988 году. После вывода советских войск из Афганистана «Аль-Каида» направила остриё борьбы против США, стран так называемого «западного мира» и их сторонников в исламских странах. Целью организации является свержение светских режимов в исламских странах, создание «Великого исламского халифата». После взрывов посольств США в столицах Кении и Танзании в 1998 году «Аль-Каида» приобрела статус террористической организации № 1 в мире. На счету «Аль-Каиды» — планирование и осуществление целого ряда крупных террористических актов, в том числе терактов 11 сентября 2001 года в США. Цепь событий, начавшаяся с нападения 11 сентября 2001 года и связанная с деятельностью «Аль-Каиды» и мерами по её подавлению, известна как Война против терроризма. Сотрудничает с Лашкаре-Тайба и Лашкар-э-Джангви.Согласно экспертным оценкам, в 2008 году в мире произошло около 12 тысяч террористических актов, в результате которых пострадало 56 тысяч человек, в том числе 15 тысяч погибло, при этом большинство из жертв — мирные жители, включая женщин и детей. В 1994 году Генеральная Ассамблея ООН приняла «Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма». Ряд мер принимался также на двухсторонней, многосторонней межгосударственной основе и на национальном уровне.После событий 11 сентября 2001 года Совет Безопасности ООН учредил «Контртеррористический комитет» — на основании резолюции СБ ООН 1371 (2001). В последующем полномочия комитета были подтверждены резолюцией № 1624 (2005). Комитет осуществляет межгосударственную координацию и техническую помощь странам-участникам в создании наиболее эффективных систем в борьбе с терроризмом. Кроме «Контртеррористического комитета» Совет Безопасности учредил также «Комитет по Аль-Каиде», «Комитет по Талибану» и «Комитет 1540». Последний занимается вопросами распространения ядерного, химического и биологического оружия.В докладе Генеральному секретарю ООН от 1 декабря 2004 года «Группа высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам» потребовала, чтобы виновные в терактах значительного масштаба были приравнены к лицам, совершившим военные преступления или преступления против человечности. Также группа потребовала от всех государств ратифицировать международные конвенции по борьбе с терроризмом. Группа также заявила, что необходима выработка глобальной стратегии по борьбе с терроризмом, общей конвенции против терроризма с включением в него определения терроризма. Однако эти предложения не нашли своего отражения в Резолюции №1642 Совета Безопасности ООН принятой 14 сентября 2005 года. Всего с 1963 года в рамках Организации Объединенных Наций было разработано 16 международных соглашений (13 контртеррористических конвенций и три протокола), которые открыты для участия всех государств-членов. В 2005 году в три из этих документов были внесены изменения, касающиеся непосредственно отражения террористической угрозы.8 сентября 2006 года Генеральная Ассамблея ООН приняла «Глобальную контртеррористическую стратегию» в виде резолюции и прилагаемого к ней плана действий.По мнению многих специалистов, одними мерами, направленными против террористов, эту проблему решить невозможно, поскольку она порождается такими причинами как глобальное неравенство и массовая бедность в странах третьего мира, а также протестом против глобализации. Другие полагают, что ликвидация поддержки со стороны государств-спонсоров терроризма может существенно подорвать возможности террористических организаций[37].

Саудовская Аравия, будучи исламской страной, не раз сталкивалась с проявлениями локального экстремизма и терроризма. До 11 сентября 2001 года саудовские спецслужбы мало занимались исламской угрозы. Частично ответственность за борьбу с радикалами нес отдел внутренней безопасности саудовского Министерства по делам Ислама (MOAF). Это министерство было создано после войны в Заливе в 1990 году, когда стало ясно, что многие в стране настроены резко отрицательно к западному присутствию на территории Саудовской Аравии. В 90-е годы штат Министерства постепенно расширялся с ростом числа радикально настроенных исламистов. Тогда же МВД и СОН усилили свои контртеррористические подразделения. Саудовские спецслужбы не были сосредоточены только на аль-Каиде. Тогда считалось, что есть две главные группы, угрожающие безопасности КСА: во-первых, суннитские экстремисты под контролем аль-Каиды и ЕИД, во-вторых, шиит кие группировки, поддерживаемые Ираном. Первая угроза, мягко говоря, не дооценивалась. Даже после 11 сентября 2001 года саудовцы, хотя официально осудилитеракт, но не стали менять политику безопасности Королевства. Масштаб угрозы саудовцы оценили только после теракта 12 мая 2003 года, когда террористы послали четырех смертников в несколько зданий с иностранцами в эр-Рияде. 34 человека погибли, включая 7 американцев, 200 были ранены. Только после этого саудовские спецслужбы перешли к активным действиям против террористов. 12 января 2004 года МВДКСА сообщило, что за предыдущие 7 месяцев они изъяли 300 поясов смертников, около 24 тонн взрывчатки, 1020 единиц оружия, 352.000 комплектов амуниции  300 гранатометов. Были усилены меры безопасности внутри КСА, было установлено наблюдение за молодыми людьми, имеющими связи с экстремистами, а также за мечетями и медресе. Саудовские власти также начали тратить миллионы долларов на обучение молодежи, чтобы повысить ее занятость. Кроме того, был увеличен бюджет спецслужб. В настоящее время в контртеррористических операциях принимают участие подразделения МВД, Национальной гвардии (около 100.000 бойцов), а также спецподразделения армии. Число сотрудников СОБ в составе МВД засекречено, но известно, что спецподразделения насчитывают 10 тысяч бойцов, пограничников 30 тысяч, муджахедов 5 тысяч, а сотрудников ОБ 135 тысяч. Полицейский аппарат сегодня разделен на регулярную полицию и специальную следственно-разведовательную полицию, известную под названием «Мабахис». В настоящее время это самая мощная спецслужба, действующая внутри страны, с самым большим бюджетом. После майских терактов 2003 года GSS установила тесные контакты с FBI. В кампанию по пропаганде борьбы с терроризмом была включена и сфера образования. 5 сентября 2004 года король Абдуллах обратился к руководящему составу минобразования со следующими словами: «Следите за своими преподавателями. Мы хотим, чтобы они прививать своим подопечным любовь к Исламу и Родине, а не к терроризму...». Своеобразным эхом явилось введение введение в школах и колледжах по всей стране занятий по специальной программе работы с подрастающему поколением. На этих занятиях преподаватели разъясняют учащимся те опасности, которые заложены в идеологии и действиях экстремистских организаций и группировок[38].

Во время открытия международного симпозиума, посвященного борьбе с терроризмом, тогда еще принц Абдуллах аль-Сауд призвал делегатов и организации учредить Международный центр по предупреждению и борьбе стерроризмом. По словам монарха, главной целью работы центра стали бы "обмен и передача информации в том ритме, который был бы созерцатель стали текущими событиями и способствовал бы предотвращению террористических актов". Руководством был подписан тот раздел указа ООН, который касается борьбы с отмыванием денег. В вышеуказанном документе особо подчеркивает тот факт, что Саудовская Аравия также приняла и реализует все резолюции ООН (№1267, №1269, №1333, №1373, №1390, №1455 и №1456), касающиеся борьбы с финансированием терроризма. «В соответствии с резолюциями Совбеза ООН №1267 и №1333 КСА были заморожены активы некоторых физических и юридических лиц, которые причастны к терроризму. Саудовская Аравия стала первым государством, заморозившим счета Усамы бен Ладена еще в 1994 году», - отмечается в докладе. В декларации особо подчеркивается, что «борьба с терроризмом будет обречена на провал до тех пор, пока не будут объединены усилия стран мира в рамках единого стратегического видения этой проблемы». С 2014 года головной проблемой саудовского руководства, и я считаю, что и китайского должно стать так называемая террористическая организация ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта) с джихадистско-клерикальным феноменом в лице Ибрахима аль-Бадри или Абу Бакр аль-Багдади. Лидер одиозной группировки ИГ в июне 2014 года в постхаосных территориях Ирака заявил, что он является высшим исламским иерархом – халифом, а территория Ирака и Леванта (Шама) является фундаментом нового Исламского халифата, чем напугал многих политических деятелей современности, в том числе королевский истеблишмент Саудовской Аравии. Численность данной организации не превышает 50-80 тыс. человек. ИГИЛ признано многими странами и международными организациями как террористическая организация. В результате опроса, проведённого среди арабов-суннитов из нескольких стран (Тунис, Египет, Палестина, Иордания, Саудовская Аравия, Ливан и Ирак) было выявлено, что 85 % опрошенных отрицательно относятся к действиям ИГ и только 11 % поддерживают их. При этом важными факторами поддержки части населения являются неприятие режима Асада, политики Запада и враждебность к шиитам. И лишь малая доля из поддерживающих ИГ считает их защитниками исламских религиозных ценностей. Одновременно 73 % из всех опрошенных негативно оценивают политику США на Ближнем Востоке[39].

Что касается Китая, то вопрос экстремизма и терроризма тоже стоит на повестке дня. "Раковой опухолью" Китая в этом вопросе является Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) КНР. Только здесь проблемы усиливаются за счет присутствия факторов социально-экономических противоречий, межэтнического конфликта, а также проявлений терроризма и сепаратизма. Когда речь затрагивается о проявлении терроризма и экстремизма в КНР, то в первую очередь необходимо упомянуть ИДВТ  (Исламское Движение Восточного Туркестана).Исламское движение Восточного Туркестана(Туркестанская исламская партия, Туркестанское исламскоедвижение) - уйгурское незаконное вооружённое формирование, целью которого является создание независимого исламского (шариатского) государства в Восточном Туркестане и обращение всего китайского народа в ислам. Исламское движение Восточного Туркестана взяло на себя ответственность более чем за 200 актов терроризма, в результате которых погибли не менее 162 человек и более 440 получили ранения. Исламское движение Восточного Туркестана создано в 1993 году двумя выходцами из Хотана. В 1997 году было реорганизовано, и существует в этом виде по сей день.ООН, Европейский союз, КНР, Государственный департамент США, Казахстан, Киргизия и Афганистан признают Исламское движение Восточного Туркестана террористической организацией[40.]

В конце ноября 2014 года власти КНР заявили о принятии новых норм в сфере религиозной деятельности, направленных на борьбу с экстремизмом и терроризмом. Данные правила вступили в силу 1 января 2015 года. Региональные власти объясняют необходимость принятия новых правил значительным обновлением ситуации в сфере распространения религиозного экстремизма: от теснейшейсвязи с терроризмом до изменения каналов его распространения путем использования новейших технологий, нуждающихся в особом контроле. Новые правила, включающие в себя 18 статей, дают четкие ответы на вопрос, что же является экстремизмом, какая именно деятельность будет отнесена, и какие сферы из существующей религиозной деятельности теперь  будут ограничивать в связи с необходимостью пресечения распространение указанного данного явления. "Религиозный экстремизм" понимается отныне как деятельность или высказывания, связывающее религиозное учение и идеи экстремизма, насилия и ненависти. Также запрещается смотреть и распространять видео материалы, связанные с джихадом, религиозным экстремизмом и терроризмом, каквнутри, так и за пределами религиозных объектов. Также согласно новым правилам предусмотрены штрафы от 5000 до 30000 юаней для физических лиц, которые используют Интернет, мобильные телефоны или цифровые приложения для действий направленных на распространение идей религиозного экстремизма, подрыв национального единства, социальной стабильности или разжигать межнациональной розни.

Практически все резонансные теракты в КНР совершаются членами уйгурских экстремистских организаций, а готовность террористов пожертвовать жизнью демонстрируют четкие связи с джихадизмом.Если вспомнить самые масштабные теракты последних лет, то станет очевидно, что Китай вступил в новую фазу развития терроризма, и что теперь он остро нуждается во всесторонней политике по борьбе с этим явлением. Речь идет о том, что региональный, замешанный на этническом сепаратизме терроризм вышел за пределы региона и теперь атакам подвергаются объекты в других частях Китая, иногда расположенных за тысячи километров от СУАР. Речь идет о терактах в Пекине и Куньмин, случившихся 28 октября 2013 года и 1 марта 2014 года соответственно. Напомним, что в Пекине джип с террористами на полном ходу врезался в толпу прохожих и взорвался. Погибло пять мирных жителей, а также водитель и два пассажира автомобиля, еще около около 40 человек получили ранения. В Куньмине же группа вооруженных ножами и тесаками людей напала на мирных жителей на железнодорожного вокзале. За 12 минут было убито 29 и 143 человека получили ранения. В обоих случаях было доказано, что теракты были осуществлены уйгурскими террористами. Борьба ведется на всех уровнях. Так после теракта в Пекине на XII пленуме ЦК КПК 18 созыва был создан Совет национальной безопасности, который призван стать "координирующим межведомственным органом высшего звена" и контролирует всю антитерростичечкую активность как внутри КНР, так и на международном поприще. Что касается СУАР, то здесь сразу после урумчийского теракта 22 мая 2014 года, практически наследующий день Министерство общественной безопасности КНР объявило общенациональную кампанию по борьбе с терроризмом, которая должна продлиться до лета 2015 года. Основной упор сделан на очистку Синьцзяна. Результаты работы имеются. К примеру, за первый месяц кампании были ликвидированы 32 банды террористов, свыш380подозреваемых были задержаны, суды вынесли приговор 315 преступникам. Кроме того, проводятся в стране проводятся масштабные антитерростичеcкие учения, интенсивно повышается уровень квалификации  и технической оснащенной сделано рудников полиции и других органов поддержания общественного порядка, улучшена координация между органами полиции различных регионов, железными дорогами, гражданской авиацией и транспортом для улучшения расследовать происшествий,  поиска подозреваемых и урегулирования чрезвычайных ситуаций[41].

На основании изученного материала дипломной работы можно сделать определенные  выводы по второй главе. Начиная с 2000-го, до сих пор страны в торгово-экономической сфере добились не малых высот, особенно в сфере продажи нефти и товарообороте. Если в 2000 году объем товарооборота между странами составлял, всего лишь 3 миллиарда долларов, то до наступления мирового кризиса в 2008 году этот показатель достиг рекордных 42-х миллиардов долларов. То есть за 7-8 лет этот показатель вырос более чем в 13 раз.  Это объясняется мощным развитием экономики КНР, а также с грамотной внешней политикой Саудовской Аравии, выбравшая для себя в XXIPro-азиатский вектор развития внешней политики, ориентируемый на крупные азиатские страны Юго-Восточной Азии.

В политическом аспекте сотрудничество КНР и КСА за данный период носило только сугубо положительный характер.  Начиная с визита ныне покойного короля Абдуллаха в Пекин в 2006 году, руководства стран добились большого сдвига в политических взаимоотношений. Истеблишменты двух стран за этот период подписали множество документов и соглашений. Ху Цзиньтао и последующий председатель КНР Си Цзиньпин и другие влиятельные круги КНР часто посещали Саудовскую Аравию, и заявляли, что Саудовская Аравия является стратегическим партнером Китая не только в Юго-Западной Азии, но и в мире.

Саудовская Аравия и Китай сообща борются против такого явления как международный терроризм. Саудовские власти, несмотря на мусульманскую приверженность уйгуров СУАР и шариатской идеологии Исламского Движения Восточного Туркестана, поддерживают территориальную целостность КНР, как это сказано в конституции Китая. Саудовские власти против всяческого проявления сепаратизма и радикализма на западе Китая. Саудовская Аравия хочет видеть Китай в качестве мощного союзника в мире. Различные сепаратистские и квазиошариатские (исламистские) объединения и организации на подобие ИГ, «аль-Каида», ИДВТ, «Лашкар-э Тайба», «Джабхат ан-Нусра» сегодня создают большие угрозы многим азиатским странам, особенно странам Персидского Залива, Центральной Азии и западным областям Китая. Эти вышеперечисленные организации судами Республики Казахстан считаются террористическими и незаконными. Китай и Саудовская Аравия тоже признала данные исламистские организации террористическими и запрещенными на территориях этих стран.         

Глава 3 Перспективы взаимоотношений между странами в XXI веке

3.1 Ключевые стороны взаимоотношений на ближайшую перспективу

Энергетическая сторона, безусловно, является самым главным компонентом взаимоотношений на ближайшую перспективу. Официальный Пекин рассматривал, и впредь будет рассматривать Саудовскую Аравию, как главного энергетического игрока в мире и в качестве стратегического партнера в Азии. Значительную часть энергоресурсов Китай получает с Ближнего Востока. По оценкам МАГАТЭ к 2017 году доля Ближнего Востока в общем импорте сырой нефти может оставить 70%. В 2013-2014 годах и сейчас КСА, по сообщениям газеты «аль-Ватан», обеспечивал 1/5 часть всех потребляемых в КНР нефтепродуктов. К 2030 году, по оценкам специалистов Международного Энергетического Агентства, Китай будет импортировать из Саудовской Аравии до 35% сырой нефти[42].

Учитывая продолжающийся экономический рост, по прогнозам китайских специалистов, к 2020 году потребность страны в импорте нефти составит 450 миллионов тонн, а в 2025 году потребность КНР составит 710 миллионов тонн. По прогнозам IEA (Международного энергетического агентства) к 2030 году Китай сравняется с США по объемам импортируемой нефти. В силу этого, обеспечение прочных позиций китайских компаний в энергопроизводстве данного региона, и в целом на территории Саудовской Аравии, представляет для Китая особую стратегическую задачу. Отметим, что саудовско-китайское сотрудничество в области топливных поставок приобретает особую актуальность в связи с нестабильной ситуацией во многих странах Ближнего Востока и вокруг ядерной программы Ирана. Китай, придерживаясь традиционного курса на диверсификацию поставок, отдает должное надежности партнерских отношений с Саудовской Аравией. Вместе с тем сотрудничество между обеими странами выходит в последнее время на новый уровень, предусматривающий создание совместных нефтехимических предприятий на территории КСА и КНР. Саудовская Аравия, в свою очередь, заинтересована в развитии отношений с одной из крупнейших мировых экономик, в создании некоего противовеса в регионе при осуществлении сотрудничества с другими партнерами[43].

Атомная и ядерная энергетика. В последние годы в энергетической политике Королевства Саудовская Аравия (КСА) - одной из самых богатых стран мира по запасам углеводородов - наметились новые тенденции. Внимание Эр-Рияда несколько смещается в сторону развития альтернативных источников энергии (солнечная, ветряная, ядерная), которые до последнего времени не играли заметной роли в топливно-энергетическом балансе страны. К диверсификации источников электроэнергии руководство Саудовской Аравии подталкивает ряд объективных и субъективных факторов. Во-первых, модернизация вооруженных сил, экономики, инфраструктуры, сельского хозяйства, сохраняющиеся довольно высокие темпы роста ВВП и численности населения, урбанизация, проблема обеспечения страны пресной водой - все это требует значительного увеличения производства электроэнергии. За последнее десятилетие годовой рост спроса в стране на нее составлял в среднем 10 %. По мнению саудовских и зарубежных экспертов, дальнейшее наращивание мощностей имеющихся теплоэлектростанций и строительство новых на углеводородном сырье экономически не всегда выгодно, с экологической точки зрения вредно и имеет свои естественные пределы. Во-вторых, увеличение внутреннего потребления нефти и газа неизбежно приводит к сокращению объемов их экспорта и отрицательно сказывается на валютных поступлениях в бюджет страны. Эр-Рияд при этом не исключает возможного нового обвала цен на углеводороды на мировом рынке и поэтому уже сейчас стремится снизить свою зависимость от объемов экспорта нефти и газа за счет инвестиций в развитие собственной промышленности и альтернативных источников энергии. Саудовское руководство планирует продавать излишки электроэнергии в соседние арабские страны.В-третьих, претендуя на роль одного из лидеров в исламском мире, КСА не может оставаться в стороне от научно-технического прогресса. Как ожидается, углеводороды в мировой экономике могут постепенно уступить место другим, альтернативным видам энергии, таким как сланцевый газ, биотопливо, солнечная, ветряная, ядерная энергия и т. п. В-четвертых, США и другие западные державы смогли убедить руководство КСА инвестировать излишки нефтедолларов в развитие национальной атомной энергетики. При этом весьма прозрачным выглядит намерение Вашингтона за счет новых многомиллиардных контрактов еще больше втянуть королевство в орбиту своих интересов в регионе и одновременно поддержать западные экономики в условиях продолжающегося финансово-экономического кризиса.Интерес к атомной энергетике в КСА возник еще в конце 70-х годов прошлого столетия. Тогда на основе проведенных геологических и сейсмологических исследований, проработки вопросов о создании инфраструктуры были выбраны два места: в городах Дахран - на побережье Персидского залива и Джидда - на Красном море, где намечалось разместить маломощные реакторы для производства электроэнергии и опреснения воды. Вполне возможно, что именно здесь вскоре начнется строительство первых саудовских АЭС. При этом необходимо будет соблюдать одно из главных требований - максимально возможная удаленность подобных объектов от густонаселенных районов и мест интенсивной добычи углеводородов. Важным этапом в реализации планов руководства КСА стало создание в 2010 году Центра исследований в области атомной и возобновляемой энергетики им. короля Абдуллаха, который стал осуществлять надзор за всей ядерной деятельностью, включая обращение с отработанным ядерным топливом (ОЯТ), и выступил в роли представителя страны в МАГАТЭ. В этом центре действует НИИ атомной энергии, занимающийся исследованиями в области атомной энергетики, подготовкой специалистов-ядерщиков, составлением проектов по использованию атомной энергии, а также изысканиями вобласти применения атома в медицинских целях и промышленной радиографии.Саудовские ученые совместно с зарубежными коллегами участвуют в ряде других важных проектов, связанных с ураном, производством изотопов, защитой от радиации, обращением с ОЯТ и обслуживанием ядерных реакторов. Но в целом реальные возможности КСА по проведению самостоятельных ядерных НИО-КР до последнего времени были весьма скромны, что подтверждается данными МАГАТЭ.Саудовская Аравия при создании атомной энергетики неизбежно прибегнет к иностранной помощи (привлечение зарубежных специалистов, подготовка национальных кадров за пределами страны, закупка технологий, оборудования). В мае 2008 года Саудовская Аравия и Китай подписали меморандум о взаимопонимании в области использования мирного атома, согласно которому китайские коллеги дали свое согласие на помощь саудовцам в создании национальной атомной энергетики сообразно требованиям МАГАТЭ. Эр-Рияд обязался использовать только официальные международные рынки ядерного топлива и заявил, что не будет стремиться к приобретению технологий, связанных с производством ядерного оружия.Однако китайские компании не смогут экспортировать в страну свои ядерные технологии, материалы и оборудование до тех пор, пока не будет подписано соглашение в соответствии со ст. 123 закона КНР «Об атомной энергии» 1954 года, регулирующей международное сотрудничество в этой области. По заявлениям саудовских властей, к 2030-2032 годам планируется иметь 16 энергоблоков АЭС, на строительство которых будет первоначально выделено свыше 100 миллиардов долларов США, а всего на реализацию программы ядерной энергетики королевства потребуется до 300 млрд. Первые два энергоблока намечается построить к 2025 году, в последующем планируется сооружать по два ежегодно. В случае реализации этой программы производство электроэнергии в стране превысит 120 ГВт, что позволит удовлетворять до 20 % национальных потребностей и продавать излишки электроэнергии в соседние страны.Реализацию планов Саудовской Аравии по развитию атомной энергетики осложняет отсутствие собственного производства ядерного топлива, крупных запасов урановой руды и достаточного количества квалифицированных специалистов в этой области. Авария на АЭС в городе Фукусима (Япония) в 2011 году также вынуждает саудовские власти повышать требования к надежности и безопасности подобных объектов, что может привести к повышению расходов на строительство и эксплуатацию атомных электростанций. Следует заметить, что Королевство является участником Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Саудовская Аравия неоднократно выступала за недопущение гонки ядерных вооружений в регионе и создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ЯО.Тем не менее, в ряде зарубежных СМИ рассматриваются варианты гипотетического доступа Эр-Рияда к ядерному оружию. Так, изучаются возможности передачи саудовцам ядерных технологий и даже самих боезарядов пакистанскими властями, приобретение на "черном рынке" через иностранные фирмы оборудования, технологий, оружейного ядерного топлива, а также привлечение за рубежом специалистов с целью организации сборки (оперативно и скрытно) собственного ЯО. Якобы к этому Эр-Рияд подталкивают опасения по поводу военной составляющей ядерной программы Ирана.В течение 20 лет королевская семья Саудовской Аравии намерена инвестировать $80 миллиардов и $240 миллиардов американских долларов в ядерную и солнечную энергетику соответственно. Эти источники должны обеспечивать по 15% потребностей электроэнергии государства. Переход, как ожидается, должен произойти быстро. Первый ядерный реактор может быть запущен всего через пять лет в 2020 году. При этом развитие ядерной энергетики будет происходить только в мирных целях, как это заявляют чиновники КСА. Общий объем установленной мощности АЭС через 20 лет составит 18 ГВт, а мощность солнечных станций планируется довести до 40 ГВт. Общий объем инвестиций в атомную энергетику составит $80 миллиардов, и на эти деньги будет построено более десятка атомных электростанций. Что касается вложений в солнечные электростанции, то пока планируется потратить на развитие этого направления $240 млрд. Но прорыв технологий в следующем десятилетии должен сократить затраты в два раза. Атомная и солнечная энергетика хорошо сочетаются, и эти два сектора стали основой энергетической стратегии Саудовской Аравии. В стране есть более 500 тыс. квадратных миль засушливых земель, где почти всегда светит солнце. Если планы удастся осуществить, то потребности королевства будут удовлетворены на 30% за счет возобновляемых источников. Проблема в том, что потребление энергии в Саудовской Аравии растет быстрее, чем в любой другой стране на Ближнем Востоке, и почти все оно компенсируется добычей нефти и природного газа. Общее потребление электроэнергии в Саудовской Аравии превышает 200 миллиард киловатт-часов в год, и, как ожидается, показатель удвоится к 2030 г. Самое интересное, что потребление растет за счет двух источников: опреснение морской воды и охлаждение жилых помещений. Ежегодно опресняется более 1,1 триллион литров морской воды, и этот уровень вырастет в 2 раза в ближайшие 10 лет из-за увеличения численности населения и индустриализации. Более 50% потребления энергии в королевстве приходится на жилой сектор. Ежегодно каждый житель в среднем расходует 6 тыс. киловатт-час. Эти потребности пока удается удовлетворять за счет добычи нефти и газа, но в будущем ситуация может стать большой проблемой. Без атомной энергии обойти не удастся, так как для источников большой площади, отдаленных от населенных пунктов, необходим источник номинальной нагрузки для поддержки. Поскольку Саудовская Аравия тратит почти миллиард баррелей нефти в год на производство электроэнергии, качественное изменение энергобаланса имеет решающее значение для экономического будущего. Значительно выгоднее продавать нефть в Китай или на Запад, чем сжигать ее для производства энергии. При этом производство электроэнергии таким образом субсидируется правительством, что увеличивает неэффективность расходов и наносит ущерб общему ВВП. Чиновники опасаются, что нынешняя тенденция растущего потребления может оказать негативное влияние на экономику в течение ближайших лет, так что изменения необходимы уже сейчас.

Власти Саудовской Аравии не одиноки в своем желании среди других стран регионов. ОАЭ строят четыре ядерных реактора именно по причине роста потребления и истощения месторождений нефти. 20-летний план Дубая предполагает, что в будущем 20% энергоснабжения будет обеспечиваться за счет мирной ядерной программы. Недавно в ОАЭ была открыта самая большая солнечная электростанция в мире. Ее мощность составила 1 МВт, а сумма инвестиций – $600 млн. Но четыре новых ядерных реактора смогут заменить 200 подобных станций, а сумма необходимых инвестиций получается гигантской.

Согласно подписанному соглашению, государственная китайская корпорация ChineseNationsNuclearCorporation (CNNC) и исследовательский центр в сфере атомной энергетики Саудовской Аравии King Abdullah City for Atomic and Renewable Energy (K.A.Care) договорились сотрудничать для развития и производства ядерной и возобновляемой энергетики в количестве, достаточном для удовлетворения национального спроса. Китайская Национальная Ядерная Корпорация (CNNC; кит. Gōngyè Jítuán Gōngsī) - это государственная организация, созданная в 1955 году в Пекине. Президент и вице-президент CNNC назначаются вице-председателем КНР. CNNC является хозрасчетной экономической корпорацией, не является государственным административным органом. Он контролирует все аспекты китайских гражданских и военных ядерных программ. Согласно своей миссии, корпорация «сочетает в себе военное производство ядерного оружия с гражданской продукцией, принимая ядерную промышленность в качестве основы при разработке атомной энергетики и формированию диверсифицированной экономики»[44].

CNNC - общенациональный промышленный конгломерат интеграции науки, технологии, промышленности и международной торговли.CNNC является преемником Министерства атомной энергетики. Данное ведомство построило первую в Китае атомные и водородные бомбы и атомные подводные лодки. CNNCкурирует  в ядерной сфере Китая корпораций, производителей, институтов, научно-исследовательских институтов и заводов, включая те, которые касаются ядерного оружия. CNNC ответственно за проектирование и эксплуатацию атомных электростанций; производства и снабжения ядерного топлива, включая переработку природного урана, конверсии и обогащению урана, топливных сборок, изготовление, переработку отработавшего топлива и ядерных отходов. King Abdullah City for Atomic and Renewable Energy (также известный как K.A.Care) - независимая организация, созданная по королевскому указу в апреле 2010 года. Этот исследовательский город несет ответственность за развитие атомной энергии и возобновляемых источников Саудовской Аравии. Деятельность K.A.Care была развита для того, чтобы разработать и реализовать национальную программу устойчивого развития энергетики Саудовской Аравии до 2032 года. С ростом экономики, по оценкам правительства Саудовской Аравии, спрос на электричество будет превышать 120 ГВт до 2032 года, поэтому первой целью страны будет удовлетворении половины спроса за счет возобновляемых энергетических источников. В планах правительства Саудовской Аравии генерировать 41 ГВт с помощью солнечной энергии до 2032 года, то есть 30% от общих мощностей, 17 ГВт с помощью ядерной энергетики и 9 ГВт с помощью ветровой. Исходя этой грандиозной цели, КСА видит Китай в качестве главного партнера, как наибольшего в мире потребителя энергии и производителя солнечных панелей (с такими ведущими компаниями-производителями как Yingli, Trina and Rene Sola) и ветровых трубин (Goldwind, Guodian Ming Yang). В секторе ядерной энергетики King Abdullah City for Atomic and Renewable Energy (K.A.Care) планирует подключить первый ядерный реактор к энергосистеме Саудовской Аравии в 2022 году, а другие 11 ректоров до 2032 года. Таким образом, Chinese Nations Nuclear Corporation (CNNC) и другие государственные компании КНР StateNuclearPowerTechnology и ChinaGeneralNuclearCorporation ищут возможности построить атомные электростанции за границами страны. Согласно Abdullah City for Atomic and Renewable Energy (K.A.Care), если Саудовская Аравия не переориентируется на альтернативную энергетику, то общий спрос на ископаемое топливо увеличиться от 3,4 миллионов баррелей нефтяного эквивалента в день в 2011 году до 8,3 миллионов баррелей в 2028 году. Чтобы решить свои энергетические потребности, Саудовская Аравия объявила о планах по стимулированию частных и государственных инвестиций в разработку источников энергии, отличных от нефти. Учитывая практически неограниченные финансовые возможности КСА, можно полагать, что принятая национальная программа диверсификации источников энергии за счет использования мирного атома при благоприятных внешних условиях будет успешно выполнена[45].

3.2 Роль Саудовской Аравии в энергетической безопасности Китая в XXI веке

В начале XXI века в структуре мировой энергетики происходят качественные изменения. Страны, прежде всего, развивающиеся, становятся главными динамическими факторами, которые порождают и замыкают на себе основную долю и прирост потребления энергетических ресурсов. Неотъемлемой частью экономик мировых держав становится сотрудничество в энергетической сфере, как двустороннее, так и многостороннее. Создаются многочисленные проекты, подписываются соглашения, заключаются договоры, производится крупномасштабная торговля энергоносителями. В современном мире идет явное углубление и регионализация мировой энергетики, формируются новые энергетические пространства, расширяются рынки энергоносителей. Вместе с тем, аналитики все чаще развивают глобальные подходы к проблемам энергоресурсов. Проблемы обеспечения энергоносителями относят не только к торговой стороне отношений между государствами, при котором одно государство продает сырье, получая прибыль, а другое приобретает его полученный ресурс, но и к экономической и даже к гуманитарной стороне, так как энергетический вопрос в большей или в меньшей степени касается жителя любой страны. Все чаще в публикациях исследователей о проблемах мирового масштаба вводятся такие термины как энергетическая безопасность, энергетическая стабильность, модель энергетического мира. В определениях этих терминов содержится идея защищенности стран от угроз нехватки энергетических ресурсов, также говорится о недоступности энергоносителей или об опасности потребления некачественного сырья. Энергетической безопасностью китайские исследователи называют состояние защищенности страны, ее граждан, общества, государства, экономики от угроз нехватки энергоносителей. Угрозы определяются как внешними (геополитическими, макроэкономическими, конъюнктурными) факторами, так и собственно состоянием и функционированием энергетического сектора страны, в стратегии также освещается формулировка международной энергетической безопасности. Она трактуется как состояние защищенности энергетических отношений, энергетических систем и энергетических процессов от разного вида угроз, способных вызвать дестабилизацию энергетической обстановки, энергетические конфликты, нарушение энергетических процессов на региональном и глобальном уровнях. Китай — одна из крупнейших стран по энергопотреблению и импорту энергоресурсов. Для Китая энергетическая безопасность в основном относится к безопасности снабжения нефтегазовыми ресурсами. Согласно «Докладу об энергетике Китая 2012 года: энергетическая безопасность» под энергетической безопасностью понимается надежное, бесперерывное снабжение энергоресурсами, которое необходимо для экономического развития страны. В «Докладе по энергетическому развитию Китая (2012)», опубликованном Академией общественных наук Китая, было подчеркнуто, что вопрос безопасности энергетического снабжения делится на два типа: «абсолютная» и «относительная» энергетическая безопасность. Абсолютная энергетическая безопасность также получила название «монопольной» безопасности. Это означает, что крупный энергопотребитель с помощью собственной экономической, политической и военной мощи пытается в мировом масштабе контролировать и владеть главными нефтегазовыми месторождениями, усиливать коалиционное военное сотрудничество, контролировать стратегические пути транспортировки, играть главенствующую роль в международных энергетических организациях и гарантировать энергетическое снабжение по стабильным ценам. США бесспорно являются единственным исполнителем стратегии «абсолютной» энергетической безопасности в нынешних условиях. «Относительная» энергетическая безопасность предусматривает сотрудничество, чтобы обеспечивать коллективную энергетическую безопасность. С одной стороны, энергопотребителиакцентируют свое внимание на налаживании сотрудничества с энергопроизводителями, используя совместную добычу, развивая инвестиционную деятельность, производство энергоинфраструктуры и др. С другой стороны, между энергопотребителями создаются разные механизмы энергетического мониторинга, информационного обеспечения, стабилизициицены на энергоресурсы, управления перевозками энергоресурсов и др. для обеспечения собственной энергобезопасности. Нам представляется очевидным, что ориентация на относительную энергетическую безопасность, безусловно, является стратегическим выбором Китая. Китайская стратегия энергетической безопасности включает в себя следующие приоритетные направления: «экономия», «технологические инновации», «диверсифицированное сотрудничество». Во-первых, «экономия». Экономия ресурсов и охрана окружающей среды служат основой государственной политики. На XVIII съезде Всекитайского собрания Компартии Китая было уделено особое внимание созданию экологической культуры и заявлено о том, что «ресурсоэкономия — основная мера охраны экосреды. Следует обеспечивать экономное и интенсивное использование ресурсов посредством стимулирования коренного преобразования форм их использования и усиления самого управления всем процессом использования в целях экономии, чтобы можно было значительно уменьшать интенсивность потребления энергоресурсов, воды и земли, повышать при этом коэффициент и эффективность их использования. Нужно продвигать революционные формы производства и потребления энергоресурсов, контролировать общий объем их затрат, интенсифицировать экономию энергоресурсов и снижение затрат, поддерживать развитие энергосберегающей и низкоуглеродной индустрии, освоение источников новых и возобновляемых энергоресурсов, обеспечивая энергетическую безопасность страны». В «Проекте по экономии энергоресурсов и сокращению промышленных выбросов на двенадцатый пятилетний период (2010–2015)», опубликованном Госсоветом КНР в 2012 г., было отмечено, что к 2015 году энергозатраты в Китае будут снижены до 0,869 тонн угля с целью обеспечения производства единицы продукции в ВВП страны на сумму 10 тыс. юаней. По сравнению с 2010 г. показатель энергозатрат снизится на 16% (с 1,034 тонн угля). Во-вторых, «технологические инновации». Научно-техническим инновациям как стратегической опоре в повышении уровня общественных производительных сил и совокупной государственной мощи требуется отводить центральное место во всем процессе развития страны. Формирование «инновационного общества» является одной из целей развития Китая на ближайшие годы. Речь идет не только об инновациях в идеологии и методах управления, но и, что важнее, об инновациях в технологии. Как утверждал Дэн Сяопин, научная технология является первой производящей силой, т.е. научная технология не только определяет развитие производящих сил, но и способствует трансформации общества, экономики и культуры. При этом лидеры и руководители Китая многократно заявляли, что для дальнейшего обогащения потенциала развития Китаю необходимо всеми силами продвигать научно-технический прогресс в энергетической сфере, повышать инновационную способность страны и преодолевать технические трудности энергетического развития. На сегодняшний день разработка новых видов энергии и новых энергетических технологий является важной составляющей внешнеполитического сотрудничества Китая с зарубежными странами.В-третьих, «диверсифицированное сотрудничество». В сфере международного энергетического сотрудничества, по большому счету, существуют три модели взаимодействия: горизонтальная, вертикальная и комплексная модели. Горизонтальная модель энергетического сотрудничества представляет собой многостороннее сотрудничество между энергопотребителями. Типичным примером данной модели служит Международное энергетическое агентство (МЭА). Сраны — участницы МЭА создали систему коллективного использования энергоресурсов в период энергетического кризиса, обмена информацией по энергетическому рынку, стабилизации цен на нефть. На основании установленных диалоговых связей с организациями энергопроизводителями и другими странами, находящимися вне организации, страны — участницы МЭА рассчитывают на снижение рисков в развитии международного энергетического сотрудничества. Под вертикальной моделью энергетического сотрудничества понимается установление двустороннего сотрудничества между энергопотребителями и энергопроизводителями. Другими словами, эта модель обеспечивает прямое взаимодействие между двумя тенденциями: «up-stream» и «down-stream».  Согласно данной модели энергопотребители при помощи энергетической дипломатии закладывают твердые двусторонние партнерские отношения с энергопроизводителями для максимального обеспечения собственной безопасности энергетического снабжения. Комплексная модель энергетического сотрудничества формируется на основе объединения горизонтальной и вертикальной моделей. Страны, придерживающиеся данной модели, ведут энергетический диалог одновременно и с энергопотребителями по горизонтальной модели, и с энергопроизводителями по вертикальной модели. Китай не входит в международную структуру ни с энергопроизводителями, ни с энергопотребителями [46].

Энергетическая безопасность Китая - одна из важнейших составляющих национальной безопасности Китая. В ней заключается защищенность граждан и государства в целом от угроз дефицита всех видов энергетических ресурсов, которые могут возникать в результате целого ряда факторов, в том числе природных, техногенных, политических. Без энергетики невозможно эффективное развитие экономики, а значит и преодоление большинства проблем, стоящих перед национальной безопасностью. Энергетическая безопасность во многом способствуетсозданию мощного финансово-энергетического ресурса, который обеспечивает преуспевающему в этом отношении государству влияние и авторитет в современном геополитическом пространстве. Каждый исследователь, рассматривающий прогрессивно развивающуюся экономику Китая, в качестве предпосылок и причин, повлиявших на успешные результаты, может выделить абсолютно любые факторы, стимулирующие проведение реформ и точки зрения различных исследователей касательно этих факторов могут быть абсолютно справедливыми. Однако, что касается последствий и, так сказать, «побочных эффектов» политики реформирования, все мнения соединяются воедино, - основная проблема Китая – острая нехватка ресурсов. Именно проблема энергетической безопасности Китая представляется нам интересной и актуальной.

Огромное внимание энергетической безопасности уделял и уделяет Китай, что позволило создать мощный экономический потенциал. Китай сегодня - это вторая экономика мира после США. Валовой внутренний продукт Китая по итогам 2014 года достиг ВВП по ППС (паритет покупаемой стоимости) 17,6 триллионов долларов, а в конце 2015 года, по прогнозам аналитиков, он еще вырастет на 7,1%. В 2016-2017 годах китайская экономика, вполне может обойти американскую и рост ВВП может составить 9%. Таким образом, в условиях охватило мир серьезного финансово-экономического кризиса с 2008 года Китай продемонстрировать достаточную устойчивость хозяйственной системы. Ведь мировая рецессия до сих пор не преодолена, но показатели Китая остаются на должном уровне.

Мощная экономика Китая создает и мощную военную силу. Китайская армия очень быстро становится одним из важнейших факторов мировой политики. Пекин неуклонно наращивает ракетно-ядерный потенциал и увеличивает военные расходы. Военный бюджет Китая в 2014 году составил 117 миллиардов долларов, о чем 4 марта 2014 года заявил делегат ВСНП Ли Чжаосин. В 2015 году НОАК Китая может составить 131,4 миллиарда долларов. По данным аналитических служб Пентагона, военные расходы Китая составляют 139 миллиардов долларов США. Будучи страной авторитарного режима, Китай не оглашает истинный ежегодный объем средств, выделяемых на военные цели. Безусловно, цивилизованный мир беспокоит недостаточное открытое наращивание военного потенциала. Военно-промышленная отрасль напрямую зависит от топливно-энергетической отрасли. И это тоже, необходимо учитывать высшему руководству Китая. Поэтому сейчас и для будущего создается мощнейшая база для стимулирования китайской армии.    

Топливно-энергетическая отрасль промышленности Китая. Этот вид промышленности относится к числу относительно слабых звеньев индустриального комплекса КНР. Интересным является тот факт, что развитие добывающих отраслей промышленности сильно отстает от развития обрабатывающих. Как освещает в своей статье С.Ю.Голубчиков «основным энергоносителем в Китае является уголь, доля которого в топливно-энергетическом балансе страны превышает 72%». На мировой арене Китай занимает первое место в мире по добыче угля. Планируется, что в будущем уголь продолжит доминировать в структуре энергопотребления, хотя его доля несколько снизится - до 60% к 2020 г. и 58% к 2025 г., однако в абсолютном измерении потребление угля возрастет как минимум вдвое. Если обратиться к мировым тенденциям, то в основном, около 64% от общего объема его мирового потребления, уголь используется для производства электроэнергии. Г.И.Чуфрин говорит о том, что Китай является исключением из этого правила. В начале десятилетия на производство электроэнергии приходилось 42% потребления угля, а оставшиеся 58% распределялись между другими отраслями, лидерство по уровню энергопотребления среди которых прочно удерживают химическая, цементная, сталелитейная отрасли. В дальнейшем планируется некоторое снижение доли промышленного сектора в потреблении угля и стабильный рост его потребления в электроэнергетике - до 4% в год. В Китае очень низкий коэффициент полезного использования энергии, это означает, что расход энергии на производство единицы национального дохода в КНР очень велик, ресурсы, в частности уголь, добываемые на территории страны требуют высокой мощности и объема, а после добычи и обработки они используются не в полной мере. Чтобы избежать такой проблемы, Китай изучает возможности использования угля для получения жидких углеводородов. Такие меры поспособствуют увеличению коэффициента полезного использования угля, а также, что не менее важно, частично избавят КНР от зависимости от других видов сырья, например нефти.  

 Чтобы обеспечивать дальнейший экономический рост, Китаю необходим постоянный, бесперебойный импорт нефти и газа из стран-поставщиков. В связи с этим Китай стремится диверсифицировать источники импорта, масштабно расширять энергетические взаимодействия, заключать новые договоры и соглашения. Зарубежная деятельность китайских нефтяных компаний поддерживается с помощью займов, кредитных линий, поставок оружия, что помогает Китаю снискать расположение правительств нефтепроизводящих стран и получить привилегированный доступ к нефтяным ресурсам. Стремясь обеспечить себя необходимыми для дальнейшего экономического роста энергетическими ресурсами, Китай решает сразу две геополитические задачи:

  1.  Интенсивно наращивает свою экономическую мощь, становясь, таким образом, серьезным геополитическим игроком не только в регионе, но и в мировом пространстве, ибо финансово-экономический ресурс в современном мире – это, пожалуй, главный геополитический ресурс;
  2.  Расширяет географию своего геополитического влияния и авторитета, то есть приобретает позитивный имидж в странах-экспортерах нефти и газа, причем, не только, за счет статуса покупателя, но и потому, что создает в этих странах совместные предприятия, инвестирует в крупные энергетические проекты, представляет крупные кредиты.

В связи с этим международная энергетическая стратегия, которая осуществляется Китаем, относится больше к вертикальной модели. Китай потребляет 15 % мировой добычи нефти. Импорт нефти в Китае составляет 300 миллионов тонн в год. Китай сейчас по импорту нефти занимает 2-е место в мире после США. Китай также становится активным участником мирового рынка газа. В связи с этим ЕС, например, всерьез обеспокоен тем, что Китай может перетянуть большую часть российских, казахстанских и ближневосточных ресурсов на себя. Сегодня можно обозначить следующие основные векторы энергетического взаимодействия Китая с другими странами и регионами – это Китай и Ближний Восток (в лице гегемона Саудовской Аравии), Китай и Россия, Китай и Казахстан, Китай и Африка, Китай и Латинская Америка.

Роль Саудовской Аравии в энергетической безопасности Китая в XXI веке представляет большую и значимую роль. По данным экспертов IEA, Ближний Восток в 2030 году в лице Саудовской Аравии, Катара, ОАЭ, Кувейта, Бахрейна будет экспортировать 65-70% всей нефти на земле. Доля же Саудовской Аравии составляет больше 1/3 части от вышеуказанного процентного числа. Т.е роль Саудовской Аравии еще сильнее возрастет с развитием «развивающихся экономик» Азии, в которую входит Китай сегодня. В не далеком будущем, в 2020 году Саудовская Аравия будет экспортировать в Китай до ½ (50%) всей поставляемой из мира нефти в Китай. Учитывая продолжающийся экономический рост, по прогнозам китайских специалистов, к 2020 году потребность страны в импорте нефти составит 450 миллионов тонн, а в 2025 году потребность КНР составит 710 миллионов тонн. По прогнозам IEA к 2030 году Китай сравняется с США по объемам импортируемой нефти. Если учесть, что китайская экономика в год растет в среднем 10-12%, по данным ВМБ, то через 15-20 лет Китай полностью выйдет на первое место и станет самой мощной экономикой мира. Саудовская Аравия до 2030 года станет абсолютным нефтяным гигантом на земле по добыче, так как25-30% всей разведанной нефти приходится на долю Саудовской Аравии. В 2010 году на долю добычи Саудовской Аравии приходило 590 миллионов тонн, в 2020 году эта цифра может увеличиться на 0,5%. На долю Китая в этот период приходило 200 миллионов тонн, а в 2020 году добыча составит 300 миллионов тонн. При этом как мы видим, возникает огромный дефицит нефти, ведь Китай сейчас и завтра не сможет сам себя обеспечить нефтью, которая так необходима с форсированным развитием экономики Поднебесной. Обозримо через 15 лет, китайская экономика полностью будет зависеть от ближневосточной нефти. Саудовская Аравия является и будет № 1  нефтяной державой, которая будет стимулировать все крупные экономики мира как США, ЕС, Австралия, Япония, и поэтому ее роль в энергетической безопасности Китая будет неоценима в XXI веке. Подводя итоги, можно с уверенностью сказать, что действительно важной составляющей любой развивающейся экономики, является ее энергетическая безопасность. Для Китая как экономического «гиганта» на мировой арене необходимость в безопасности также чрезвычайно актуальна. В моей работе я достаточно подробно рассмотрел энергетическую базу КНР, охарактеризовал уровень развития его топливно-энергетической базы, нефте- и газодобывающей промышленности, а также успехи в атомной отрасли. Саудовская Аравия, с ее главным месторождением аль-Гавар (250 млн. тонн) на берегу Персидского залива будет и дальше стимулировать экономику КНР и обеспечивать энергетическую безопасность Китая в  XXI веке[47].  

Заключение

Подводя итоги выполненной дипломной работы, можно отметить, что двусторонние взаимоотношения Саудовской Аравии и Китая начиная с 1932, то есть с момента образования монархии по сей день прошли через многие перипетии и важные международные события как ВМВ, «холодная война».  На момент установления независимости от Османского халифата (империи) Саудовская Аравия имела определенные связи с Китайской Республикой. В 1939 году было открыто генеральное консульство Китая в городе Джидда на берегу Красного моря, что способствовало укреплению взаимоотношений не только с саудовской монархией, но и с другими арабскими странами и в целом с Исламским миром. Развивались политические, экономические и культурные связи между странами. Саудовское правительство в это время всесторонне помогало мусульманам Китая, предоставляя различные гранты и другие различные финансовые помощи, как бесплатное обучение в исламских медресе, институтах, а также помощь в паломничестве в Священные города (аль-Харамейн). Вплоть до 1949 года сохранялись дружеские взаимоотношения между Китайской Республикой и КСА.

Начиная с 1949 года, с момента установления коммунистического режима КПК в лице Мао Цзэдуна двусторонние взаимоотношения полностью прекратились из-за воинствующей атеистической идеологии и безжалостного преследования мусульман в Китае, собственно, что Саудовскую Аравию не устраивало не при каких условиях. После ВМВ началась так называемая «Холодная война» или как называют в политологии биполярная система международных отношений. Мир, по сути, был поделен на два лагеря: Запад (в лице США), Восток (в лице СССР). Саудовская монархия, де-факто, с момента образования была под протекторатом Запада (до войны под Великобританией, после войны под США) и не могла в полной мере сотрудничать с коммунистическими странами как Китай. С 1949 по 1979 годы контакты высшего руководства двух стран были минимальными. В 1955 году во время Бандунгской конференции в Индонезии саудовский монарх провел переговоры с вице-председателем КНР Чжоу Эньлаем. Китайская сторона пыталась установить дипломатические отношения с КСА, но все попытки китайского руководства были тщетными. На это были различные геополитические и идеологические причины. После ВМВ началась так называемая «холодная война» или как называют в политологии биполярная система международных отношений. Мир, по сути, был поделен на два лагеря: Запад (в лице США), Восток (в лице СССР). Саудовская монархия, де-факто, с момента образования была под протекторатом Запада (до войны под Великобританией, после войны под США) и не могла в полной мере сотрудничать с коммунистическими странами как Китай. Исходя из того, что власти КПК придерживались идеологии атеизма, они вели в стране атеистическую политику. Во время «Культурной революции» (1960-1966) эта политика показала всю свою агрессию, направленную на мировые религиозные системы, которые присутствуют в стране. Власти КНР подвергали гонениям мусульман Китая, и после этого Саудовская Аравия вообще прекратила иметь какие-либо связи с коммунистическим режимом Пекина вплоть до 1980-х годов.  Несомненно, «биполярность» того времени негативно повлияла на ход китайско-саудовских взаимоотношений. Влияние США и СССР на остальные страны мира было настолько велико, что внешняя политика государств полностью или частично диктовалось со стороны Вашингтона или Москвы. Саудовская Аравия под гнетом «западных стран» с 1932 года выбрала PRO-западный вектор государственной внешней политики и тем самым PRO-советский (PRO-коммунистический вектор). И я с уверенностью полагаю, что если бы «биполярность» в ХХ веке не заняло бы место в истории и «многополярная» система международных отношений была бы как сейчас, то китайско-саудовские и саудовско-китайские политические и экономические взаимоотношения были установлены ранее и страны достигли бы тогда больших успехов в двухстороннем партнерстве.  

В конце 1980-х с ослаблением «биполярной системы» международных отношений и из-за эскалации отношений с Советским Союзом, который был до этого большим энергетическим партнером, Китай хотел переманить на свою сторону нефтяные регионы мира, в том числе политика Пекина была направлена в сторону стран Персидского Залива. Плоды пекинской дипломатии были даны в конце 80-х годов, когда эр-Рияд пошел на сближение с КНР в военной промышленности, а затем и в политике. Взаимоотношения Саудовской Аравии и Китая нормализировались. Появились торгово-экономические сделки между странами. Саудовская Аравия одна из не многих стран, которая закупала китайское вооружение. Так Китай в 1988 году продал Саудовской Аравии около 30 боеголовок БРСД Дунфэн-3. В 1990 году после Тьянанмынских событий в Пекине, саудовский истеблишмент принимает решение об установлении дипломатических связей с Китаем. Год спустя в июле 1990 года принц монархической страны и посол КСА в США по совместительству Бандар бин Султан прибыл с чрезвычайным визитом в Пекин для подписания Соглашения об установлении официальных дипломатических взаимоотношений между КСА и КНР. Именно, с 1990 года, де-факто начинаются официальные дипломатические взаимоотношения между государствами. Через несколько дней официальные дипломатические отношения были установлены в столице КСА в городе эр-Рияд. Установив дипломатические отношения с Китаем, Саудовская Аравия следующим делом разорвала все более чем сороколетние взаимоотношения с Китайским Тайбэем (Тайвань), признавая единственно законной властью власть материкового Китая в лице Пекина. Коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и КСА был подписан в городе эр-Рияд 17 июня 1990 года. С этого момента двусторонние взаимоотношения растут только вверх.

Товарооборот между странами с 1990 года по 2000 вырос в шесть раз с 400 миллионов до 3 миллиардов американских долларов. За этот период страны добились больших высот в различных областях двустороннего партнерства. Высшие политические лидеры и чиновники двух странах начали очень регулярно посещать друг друга, развивая двусторонние китайско-саудовские и саудовско-китайские взаимоотношения. Китай тогда и сейчас видит и представляет Саудовскую Аравию в качестве одного из значимых и стратегических партнеров в мире наряду с США, Японией, Россией, Австралией, Индией, Бразилией и ЕС. Я считаю, что исследование данного периода является очень важным и интересным, так как можно увидеть все геополитике того времени.

С 2001 года по сей день двусторонние взаимоотношения Китая и Саудовской Аравии стали одним из ключевых направлений в современной геополитике. Товарооборот между странами с 2001 года по сей день существенно вырос с 3 миллиардов до 76 миллиардов долларов, по оценкам специалистов он может достигнуть в 2020 году 120 миллиардов американских долларов, что превратит данные двусторонние взаимоотношения одними из ключевых в XXI веке. Саудовская Аравия с 2006 года выбрала Китай в качестве самого главного и стратегического партнера в мире, и теперь саудовская монархия в XXI веке будет иметь исключительно Pro-азиатский вектор внешней политики и экономики. Китай в свою очередь, с форсированным развитием своей экономики, нуждается в «нефтяных игроках» мира как Саудовская Аравия. По оценкам специалистов, Китай в 2030 году будет наполовину зависеть от ближневосточных энергетических ресурсов. Таким образом, китайско-саудовские отношения могут стать одними из важных в  XXI веке. Я считаю, что в этой дипломной работе я раскрыл все главные аспекты китайско-саудовского партнерства.   

Список использованной литературы:

[1]Эльджан Габибзаде. Азербайджан и Китай: формы, особенности и перспективы развития взаимоотношений. Баку: Азернешр, 2009, 313 с.

[2]Абу Абдуллах аль-Казвини. Сунан ибн Маджа. Каир: Дар ат-Турас, 1999, 301 с.

[3]Тан Та Сен. Ислам в Юго-Восточной Азии. Гуанчжоу: Институт исследований Юго-Восточной Азии, 170 с.

[4]К.И Ма. Внешние взаимоотношения между КНР и КСА: процесс установления и развития (1936-1986). Флорида: Университет Майами, 1988, 67 стр.

[5]Голдштейн. Китай и Израиль (1911-2003). Вашингтон:  Israel Affairs, 2010, 223-253 с

[6]Нурафида бинт Исмаил. Политические и экономические взаимоотношения КНР и КСА (1949-2010). Экзетер: the University of Exeter, 2012, 79 стр.

[7]Итцхак Шичер. Ближний Восток во внешней политике Китая (1949-1977). Кэмбридж: Cambridge University Press, 1980, 156 стр.

[8]Бехбехани. Внешняя политика Китая в арабском мире в 1955-1975.Лондон: Kegan Paul International, 1981, 57с.

[9]Лиллиан Крэйг Харрис.  Китай на Ближнем Востоке. Лондон: I.B.Tauris, 1993, 98 с

[10]Ван, Два Китая и Саудовская Аравия. Пекин: Academic Search Premier, 2012, 63 с.

[11]Пахомова М.А. Китайско-саудовские отношения // Азия и Африка сегодня. – 2013. - № 3. – С.53-57.

[12]Сайт Министерства иностранных дел КНР. Режим доступа:   http://www.fmprc.gov.cn/rus/ziliao/

[13]Пахомова М.А. Китайская дипломатия в исламском мире // - М.: ИВ РАН, 2012. Том 2. – С.373-384.   

[14]Портяков, В.Я. Становление Китая как ответственной глобальной державой / В.Я Портяков. – М.: ИДВ РАН, 2013. – 240 с.

[15]Сайт Министерства иностранных дел Саудовской Аравии. Режим доступа  http://www.mofa.gov.cn/eng/wjb/zzjg/xybfs/gjlb/2878

[16]Томберг Р.И. Сотрудничество КНР с арабскими странами в нефтяной отрасли: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М.: 2011. – С.116.

[17]Фан Тинтин. Энергетическое сотрудничество между Китаем и странами Персидского залива // Проблемы Дальнего Востока. – 2012. №1 – 84 стр.

[19]Мясников В.С. Квадратура китайского круга: избранные статьи. Т2/В.С Мясников. – М.: Восточная литература, 2006. – 624 с.

[20]Пахомова М.А. КНР и страны ЛАГ (прошлое и настоящее) // Научно-методический сборник Военной Академии Министерства обороны Российской Федерации. – М.: ВА МО РФ,2013. – №69. – С.247-258.  

[21]Пахомова М.А. Политика КНР в отношении стран Арабского Востока в контексте энергетических интересов //Ось мировой политики 21в.: обострение борьбы за ресурсы в Азии и Африке  - М.: Центр стратегической конъюнктуры, 2012. Том 2. – С.110-130.    

[22]Подцероб А.Б. Арабские страны в мировой политике и экономике // Арабские страны Западной Азии и Северной Африки. М.: ИВ РАН 2012. – 25 с.

[23]Пахомова М.А Арабский вектор внешней политики КНР // Бюллетень научно-методических материалов. – М.: ВАГШ, 2014. – С. 123-138.

[24]«Китай в мировой политике». М.: Московский государственный институтмеждународных отношений (Университет); РОСПЭН, 2001.с 528.

[26]Пахомова М.А. Китай и Саудовская Аравия: история взаимодействия и перспективы сотрудничества (1980-2010). – М.: ИВ РАН, 2012. – Том 2. – С. 201 – 209.  

[27]Кузык Б.Н., Титаренко М.Л. «Китай и Россия 2050: стратегия соразвития»М.: Институт экономических стратегий, 2006. с 656

[28]  Пахомова М.А. Один шаг назад два вперед: китайская дипломатия на Арабском Востоке. Часть 1 // Новое восточное обозрение. Режим доступа: http://www.ru/journal-neo.com/node/119776

[29] Пахомова М.А. Один шаг назад два вперед: китайская дипломатия на Арабском Востоке. Часть 2 // Новое восточное обозрение. Режим доступа:   http://www.ru/journal-neo.com/node/120579

[30]  Пахомова М.А. Один шаг назад два вперед: китайская дипломатия на Арабском Востоке. Часть 3 // Новое восточное обозрение. Режим доступа: http://www.ru/journal-neo.com/node/119882

[31]Авишай Бар-Маген. Холодная война на Ближнем Востоке. Тэйбэй: National Chengchi University, 2011. С.119.

[32] Chen J. The emergence of China in the Middle East // Institute for national strategic studies.  – 2010 - № 27. Р. 1-8.

З.Чен. Появление Китая на Ближнем Востоке // Institute for national strategic studies.  – 2010 - № 27. С.1-8.

[33] Henry T.Saito. China expansion into the Middle East // Naval Postgraduate School, 2007. – 107 p.

Генри Т.Саито. Китайская экспансия на Ближнем Востоке // Naval Postgraduate School, 2007. – 107 стр.

[34]Анне Корин. Саудовско-китайские взаимоотношения. // Институт анализа глобальной безопасности. – 2004. Режим доступа:   http://www.iags.org/sinosaudi.htm

[35]Massoud Daher. China and the Middle East: Establishing a New Partnership // Journal of Middle Eastern and Islamic Studies. – Vol.3 – 2009. – P. 18-26.

Массуд Дахир. Китай и Ближний Восток: Установление нового партнерства //  Журнал ближневосточных и исламских исследований. – №3. – 2009. – С.18-26.      

[36]Ma Li Rong. China Cultural and Public Diplomacy to Countries in the Middle East // Journal of Middle Eastern and Islamic Studies. – Vol.4 – 2010. – P. 32-43.

Ма Ли Рон. Культурная и публичная дипломатия Китая в странах Ближнего Востока // Журнал ближневосточных и исламских исследований. – №4 – 2010. – С. 3-9. Стр.32-43.

[37]Возженников А.В. Международный терроризм: борьба за политическое господство. – М.: Российская Академия государственной службы, 2005. – С. 504-506.

[38]Бобков С.Л. Современный глобальный капитализм. – М.: Олма-пресс, - 2003. – 56 с.

[39]Ганор Б. Предисловие // Глобальный терроризм и международная преступность. – Герцелия: Институт международной политики по борьбе с терроризмом, 2008. – С. 7-9.  

[40]Воскресенский А.Д. Китай и Россия в Евразии: Историческая динамикаполитических взаимовлияний/ М.: Муравей, 2004г. с 600

[41]Торкунов А.М. Современные международные отношения. М.: РОССПЕН – 2014, - 54 с.

[42]Kuangyi Yao. Development of China Arab Relations and the evolution of China Middle East in the New Era // Journal of Middle Eastern and Islamic Studies. – Vol.1 – 2007. – P. 3-9.

Куан И Яо. Развитие китайско-арабских отношений и эволюция Китая на Ближнем Востоке в современности // Журнал ближневосточных и исламских исследований. – №1 – 2007. – С. 3-9.

[43]NaserAl-Tamimi. China-Saudi Arab relations: Economic Partnership or Strategic Alliance? // Sheikh Naser al-Muhammad al-Sabah publication Series. – UAE, 2012. – 18 p.

Насер аль-Тамими. Взаимоотношения Китая и Саудовской Аравии: экономическое партнерство или стратегический альянс? // Sheikh Naser al-Muhammad al-Sabah publication Series. – ОАЭ, 2012. – 18 с.

[44]Qian Xuewen China-Arab Economic and Trade Cooperation: Situations, Tasks, Issues and Strategies // Journal of Middle Eastern and Islamic Studies. – Vol.5 – 2011. – P. 1-18.

Тиен Сюевын. Китайско-арабское торгово-экономическое сотрудничество: Ситуации, задачи, проблемы и стратегии // Журнал ближневосточных и исламских исследований. – №5 – 2011. – С. 1-18.

[45] Zhang Mei. China interests in the Gulf: Beyond economic relations? // Singapore: Middle East Institute. – November 2014. P. 18.

Чжан Мэй. Интересы Китая в Персидском заливе: За экономические отношения? // Сингапур: Институт  Ближнего Востока. – Ноябрь 2014. С.18.

[46] Zhao Hongfu. China Energy Interests and Security in the Middle East. – Dubai:  The Nixon Center, - 2014. – P. 43-64.

Чжао Хонфу. Энергетические интересы на Ближнем Востоке и безопасность Китая. – Дубай:  The Nixon Center, - 2014. – Стр. 43-64.   

[47] Фан Тинтин. Энергетическое сотрудничество между Китаем и странами Персидского залива. // Проблемы Дальнего Востока. – 2014. - № 2 – 84 с.  


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

48628. Барабанный котел и его основные технологические параметры. Система регулирования разрежения в дымоходе 856.5 KB
  Содержание Введение Описание объекта автоматизации Задание на курсовой проект Выбор типового датчика Определение оптимального закона регулирования регулятора Определение параметров оптимальной настройки регулятора Построение переходных процессов системы для регулятора с оптимальными параметрами Определение требуемой ПФ устройства ввода возмущения в компенсирующий канал Выбор унифицированного промышленного регулятора Выбор исполнительного механизма Выбор вторичного прибора Описание общей схемы системы...
48629. Система регулирования разрежения в дымоходе 1.19 MB
  Определение оптимальных параметров настройки регулятора Выбор унифицированного промышленного регулятора Курсовой проект по курсу Проектирование современных систем управления посвящен синтезу локальной системы регулирования технологического параметра объекта включающему в себя выбор необходимого закона регулирования регулятора и разработку системы в целом на базе приборов ГСП. Она состоит из регулятора разрежения РР на который поступают сигнал с датчика разрежения сигнал с задатчика 2 и сигнал с расходомера количества...
48630. Расчет статически определимых и статически неопределимых стержневых систем при постоянных и переменных напряжениях 885 KB
  Во второй части проведен расчет на прочность вала зубчатой передачи: для заданной расчетной схемы вала определены усилия действующие в зацеплении зубчатых колес построены эпюры изгибающих моментов из условия четвертой теории прочности назначен диаметр вала величина которого скорректирована с учетом заданного коэффициента запаса при циклически изменяющихся напряжениях. ПОДБОР ПОПЕРЕЧНОГО СЕЧЕНИЯ [5] РАСЧЕТ ВАЛА ЗУБЧАТОЙ ПЕРЕДАЧИ [5. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДИАМЕТРА ВАЛА ИЗ УСЛОВИЯ СТАТИЧЕСКОЙ ПРОЧНОСТИ [5. ПРОВЕРКА ПРОЧНОСТИ ВАЛА ПРИ ДЕЙСТВИИ...
48631. Умножить содержимое ячейки памяти 6000Н на 5 152.5 KB
  РАЗРАБОТКА СТРУКТУРЫ ПРОГРАММЫ И ЕЁ АССЕМБЛИРОВАНИЕ В данной работе нет необходимости использовать циклы. Рисунок 1 Блоксхема алгоритма Таблица 1 Мнемоника Код Описание LXI H 6000 21 Множимое число MOV M 7E Заносим множимое число в аккумулятор RL 17 Содержимое А сдвинуть влево RL 17 Снова сдвинуть DD M 86 Сложить А с регистром М LXI В 6001 01 Зададим ячейку результата STX B 02 Запомнить результат в В ячейка 6001 HLT 76 Конец 4 ОТЛАДКА И ВЕРИФИКАЦИЯ ПРОГРАММЫ Заданное число было взято 1 Записано в регистре H в ячейке памяти...
48632. Складывать содержимое последовательных ячеек памяти до появления признака переноса CY 242 KB
  В данной работе используется цикл с постусловием. 4 ОТЛАДКА И ВЕРИФИКАЦИЯ ПРОГРАММЫ Заданные числа были равны 8050 в 16й системе счисления Записаны в ячейки памяти 6000h6004h. В таблице 2 приведен пример корректной работы программы. Таблица 2 Регистры H 50 50 50 0 50 F0 50 40 Начальное и итоговое состояния программы показаны на рисунках 2 и 6.
48633. Вычислить среднее арифметическое содержимого двух ячеек памяти с адресами 6000h и 6001h 295.5 KB
  Поскольку для представления данных используется шестнадцатеричная система счисления, начальные данные необходимо перевести в эту систему счисления.
48634. Расчет параметров рабочего тела и энергетических характеристик газотурбинного двигателя 1.06 MB
  Цель работы: расчет параметров состояния рабочего тела и энергетических характеристик газотурбинного двигателя. В результате работы определены: характеристики воздуха на заданной высоте полета оптимальная степень сжатия воздуха в компрессоре состав продуктов сгорания и основные параметры в характерных точках цикла....
48636. Інформатика. Методичні рекомендації 273 KB
  Вступ Методична розробка призначена для використання у якості посібника в процесі виконання курсової роботи з дисципліни Інформатика протягом 2 семестру за фахом Курсове проектування є однією з форм самостійної роботи студента і сприяє засвоєнню теоретичних засад та отриманню студентами практичних навичок ефективного використання інформаційних технологій у професійній діяльності. Мета і задачі курсової роботи Основною метою даного курсового проектування є закріплення знань умінь і практичних навичок отриманих студентами під час...