97476

История акушерского дела и его представителей

Реферат

Медицина и ветеринария

Медицина Руси представляла собой довольно стройную систему, включающую концепции Галена, Гиппократа и других великих врачей древности. У лекарей-профессионалов была своя специализация, они имели вполне разработанную медицинскую терминологию, древнерусские хирурги (резалники) выполняли сложные операции, включая чревосечение

Русский

2015-10-18

566.28 KB

2 чел.

Содержание.

Введение…………………………………………………………………………3

Рихтер Вильгельм Михайлович………………………………………………..5

Сергей Алексеевич Громов и его ученик Степан Фомич Хотовицкий…….13

Левитский Дмитрий Иванович…………………………………………..........16

Кораблев Герасим Иванович………………………………………………….16

Используемая литература……………………………………………………...27

Введение.

Акушерство в России (как часть медицины) развивалось в русле общемирового, однако имело и свои особенности, связанные с историей страны.

Медицина Руси представляла собой довольно стройную систему, включающую концепции Галена, Гиппократа и других великих врачей древности. У лекарей-профессионалов была своя специализация, они имели вполне разработанную медицинскую терминологию, древнерусские хирурги (резалники) выполняли сложные операции, включая чревосечение. В стране были лечебницы — монастырские, светские, частные (избы богорадные, богадельни). Даже в период трехсотлетнего монголо-татарского ига медицина на Руси продолжала развиваться, а сами завоеватели любили приглашать русских «лечьцов», практиковавших по городам и селам.

Известно, что в конце XVI — начале XVII в. русское правительство обязывало врачей-иностранцев обучать русских врачебному делу «со всяким тщанием и ничего не тая». В конце XVI в. Иван IV своим указом учредил Аптекарский приказ, который вскоре стал своеобразным Министерством здравоохранения в Русском государстве.

Есть сведения, что в 70—80-е гг. XVII в. хирургические методы применялись у «лечьцов бабичьего дела», т. е. в акушерстве. Однако, как и в других странах, в ранние периоды истории России основная масса женского населения получала акушерскую помощь от повивальных бабок, среди которых встречались большие мастерицы своего дела, но были и люди случайные, неумелые, необразованные, подменявшие ремесло дикими обрядами, заклинаниями, заговорами. Лишь в городах женщина, причем состоятельная, хорошего рода, могла получить вполне квалифицированное по тем временам родовспоможение от приглашенных врачей-иноземцев и выучившихся в лучших европейских университетах русских врачей-хирургов и акушеров.

Акушерство (отфр. accoucher —помогать при родах) — учение о беременности, родах и послеродовом периоде и гинекология (от греч. gyne, gynaik (os) — женщина; logos — учение) — в широком смысле слова — учение о женщине, в узком смысле — учение о женских болезнях — являются древнейшими отраслями медицинских знаний. До XIX в. они не разделялись, и учение о женских болезнях было составной частью учения о родовспоможении.

Вильгельм Михайлович Рихтер.

Рихтер Вильгельм-Михаил (Вильгельм Михайлович) родился 28 ноября 1767 года в Москве. Немец по происхождению. Его отец был в Москве «пастором в старой евангелико-лютеранской церкви и занимал этот сан в продолжение 37 лет». В. М. Рихтер в 1783 году поступил на медицинский факультет Московского университета. В 1786 году он был направлен для стажировки за границу (Германия, Франция, Англия, Голландия). Перед В. М. Рихтером была поставлена основная задача: «усовершенствование во врачебной науке вообще и родовспомогательном искусстве в особенности, с целью приготовить себя к кафедре Акушерства в Московском университете». С этой целью он два года занимался в Геттингенском и Берлинском повивальных институтах. В 1788 году он получил диплом доктора медицины в Эрлангенском университете за диссертацию «Опыты и размышления о природе желчи, в особенности о ее соляном начале».

В 1790 году В. М. Рихтер защитил публично доклад на соискание звания профессора повивального искусства в Императорском Московском университете: «Commentatio pro munere Professoris, in Universitate Caesarea Mesquensa obtinend, die VII Maja 1790 publice lecta: De incrementis artis obstitriciae post obitum Roedereri». (О росте акушерской науки после смерти Редерера). Он утверждал, что повивальное искусство представляет «важный предмет мудрой государственной политики», поскольку при его усовершенствовании приращение народа умножается, а через то и благосостояние целых государств возрастает. «Сим самым в семейственном круге столь многие супруги спасены — в утешение своим мужьям; столь многие матери — в прибежище детям, требующим пособия и воспитания, и столь многие младенцы — в отраду нежным родителям».

Он возглавлял кафедру повивального искусства и женских болезней Московского университета с 1790 по 1818 год. По данным В. М. Флоринского, В. М. Рихтер «сверх того, с 1795 по 1806 год исполнял должность профессора в Московской акушерской школе и главного московского городского акушера». На кафедре в должности профессора В. М. Рихтер был с 1794 года по 1822 год.

В связи с отсутствием в Московском университете, как и в большинстве европейских университетов, акушерской клиники, В. М. Рихтер в 1800 году представил президенту Медицинской коллегии барону А. И. Васильеву проект «Практического Акушерского института в Москве» для преподавания «как медицинским студентам, так и повивальным бабкам» акушерства. Проект в измененном виде был использован для открытия Повивального института для подготовки повивальных бабок при Родовспомогательном заведении Московского воспитательного дома.

 В целях улучшения дела родовспоможения Н. М. Амбодиком, а затем В. М. Рихтером предложена идея создания повивального института в Москве.

В 1801 г. открыт Повивальный институт в Москве, директором которого назначен В. М. Рихтер. Между программами подготовки бабок по повивальному искусству, а врачей по повивальной науке (акушерству) он усматривал существенное различие, поэтому и считал, что «повивальная бабка без явного причинения вреда человечеству не может заниматься предметами, до акушерства касающимися, и что, с другой стороны, самому акушеру перед начатием практического упражнения в своем искусстве надлежит непременно прежде усовершенствовать себя в Повивальном искусстве, поелику ему должно прежде приобрести познания и навык в естественных родах, дабы уже потом мог он правильно судить о сверхъестественных и оказывать нужную в оных помощь».

   7 января 1806 года был торжественно открыт при Московском университете Повивальный институт и родильный госпиталь на 4 кровати. Директором Повивального института был назначен В. М. Рихтер, адъюнктом (помощником профессора) — доктор медицины, анатом и прозектор А. И. Данилевский. Институт располагался во флигеле вблизи главного корпуса Университета и состоял из лекционной аудитории, палат для рожениц и родильниц и квартиры повивальной бабки. «В учебной аудитории находилось собрание анатомических и патологических препаратов, относившихся к повивальному искусству. Там же располагались два полных собрания акушерских и хирургических инструментов и машин, подаренных университету императором Александром I, а также женский и детский фантомы, штейнов родильный стул, женский искусственный скелет и гипсовый фантом для обучения наложения различных хирургических повязок». Повивальный институт был открыт «преимущественно для пользы и практического упражнения в акушерстве кандидатов медицины, занимающихся также и многими другими врачебными лекциями». За 1806 год в нем родо-разрешились 44 женщины, в 1807 году—47, а в 1809 году число родов возросло до 101. Описание родов, а также сведения о роженицах и новорожденных вносились на латинском языке в специальный журнал по определенной форме. Затем в журнале отражали время (час и день поступления), имя беременной, ее возраст; замужняя или нет; конституция тела, рост; последние месячные и движение плода; наблюдения при беременности; месяц, день и точное время родов; стадия родов; нормальные или ненормальные роды; кто проводил роды; диаметр головки и размер плечиков; вес ребенка и плаценты; длина плода и пуповины; время выхождения последа; особенности данных родов; послеродовый период; пол и здоровье ребенка; выписка из института.

Благодаря В. М. Рихтеру, его добросовестному отношению к преподаванию, стремлению и возможности подготовки специалистов-акушеров в Московском университете ряд его питомцев защитили диссертации на степень доктора медицины по акушерской тематике. В 1803 году И. Ф. Венсовичем защищена диссертация «De structura et usu secundinarum», в 1804 году М. я. Мудровым «De spontanea placenta solutione», в 1811 году Д. И. Левитским «De morbis dislocatia uteri oriundis» и другие. Его бывший адъюнкт В. П. Ризенко после ухода В. М. Рихтера в 1818 году в отставку стал заведовать акушерской клиникой Московского университета (в 1820 году количество акушерских коек увеличилось до 6). Профессор В. М. Рихтер в 1807-1809 годах преподавал теорию повивального искусства и проводил практические занятия в Повивальном институте.

Помимо акушерства, он читал несколько лекций о женских болезнях. В. М. Рихтер — автор нескольких «речей» и «слов» о пользе медицины, повивального искусства и врачебных пособий; публикаций о состоянии зарубежной медицины и хирургических операциях Петра I. Из его печатных трудов на русском языке следует особо выделить «Руководство к повивальному искусству, основанное на новейших опытах».

В «Руководстве к повивальному искусству...», изданном в 1801 и 1822 годах, В. М. Рихтер указывал на необходимые качества, которыми должны были обладать повивальные бабки и повивальные врачи (акушеры), и которые он разделял:

«I. На телесные наружные, а именно:

  1.  Надлежит иметь здоровое и крепкого сложения тело; ибо при слабом здоровье не возможно выдерживать ночных бдений, часто иногда несколько дней сряду случающихся.
  2.  Руки и пальцы должны быть прямые и хорошо устроены, а особливо нужна тонкая рука, и осязание самое нежное и тонкое.

3. Во всех своих поступках должны иметь надлежащую благопристойность.

II. На душевные внутренние качества.

Т. е. хорошие душевные особенности, которые не от воли нашей, но от природы зависят, чем они и различаются от нижесказанных нравственных качеств.

  1.  Хороший ум и понятливость, прорицание и здравое рассуждение.
  2.  Хорошая память, для обогащения коей служит чтение книг и писание.
  3.  Твердость духа, т. е. чтобы ни в каком случае не приходить в уныние, а, с другой стороны, не быть бы также дерзко-отважным и легкомысленным, но внимательным и осторожным, дабы без нужды не нанести страха и отчаяния роженице.

III. На нравственные качества,

в житии и поведении оказывающиеся, которые будучи следствием хорошего воспитания, собственным нашим старанием приобретаются, почему и именуются добродетелями, или качествами нравственными. Сюда принадлежат:

  1.  Благочестие и добросовестность.
  2.  Человеколюбие, благоснисходительность и скромность в поведении.
  3.  Жалостливость и сострадательность к роженицам, которых не только словами, но и самим делом должны утешать. Сим только единым средством можно по справедливости приобрести всякую доверенность и впредь оную сохранить.
  4.  Бескорыстие как бедным, так и к богатым, а особливо терпение и нескучливость.
  5.  Молчаливость и умеренность; одним словом, презрение всех противных пороков.

В главе «О правилах, которые должно наблюдать во время беременности», В. М. Рихтер писал: «Долг всякого человека требует иметь попечение о сохранении своего здоровья и жизни. Но гораздо больше к исполнению его обязаны беременные, поелику не только их собственная, но и жизнь младенца им вверена. Следовательно, они тщательно должны иногда удаляться даже и того, что им до беременности было не вредно, дабы только сохранить жизнь и здравие младенца; ибо от неповрежденного состояния младенца зависит и собственное их здоровье». Первое, о чем должны знать и к чему стремиться повивальная бабка или акушер — «приобрести к себе доверенность от беременной. Сего можно достигнуть ласковым обхождением, сострадательностью и приличным об ней попечением, натурально свойственным человеколюбием, без всякого принуждения и притворства.», которые должны быть с пользой употреблены. «Хотя естественные роды обыкновенно посредством одних сил природы почти без всякого искусственного пособия совершиться могут, но при всем том помощью повивального искусства как самые роды приметно ускоряются, так и мать с новорожденным младенцем весьма много предохраняется от повреждения. Всевозможно стараться надобно, чтоб растянутую во время родов промежность поддерживать так, дабы она от разрыва или повреждения предохранена была. Ибо, если она единожды разорвется, то уже не так легко бывает ее соединить, и обыкновенно от того остаются разные неприятные следствия».

«Польза внутреннего рукоосязания в повивальном искусстве есть столь велика, — считал В. М. Рихтер, — что без него никак нельзя решиться предпринять что-либо важное в родах, потому что посредством его одного только узнать можно...» состояние шейки матки («тверда или мягка») и «особливо зева матки» («много или мало открыт», какие его края, имеются ли рубцы и т. п.). Исследование рекомендовалось производить «указательным или средним пальцем, маслом намазанным». Он соглашался с «мнением многих новейших акушеров» в том, что надлежит делать «перевязку и отнятие пуповины не прежде, как дыхание младенца придет в надлежащую соразмерность или биение жил (сосудов) в пуповине вовсе прекратится. Для ускорения дыхания в младенце не бесполезно будет очистить рот его посредством меньшего перста или мизинца от слизи нередко в оном накопляющейся. Отделенную ножницами пуповину надлежит покрывать кусочком холстины, обмоченной в винном спирте...». В. М. Рихтером в 1801 году, т. е. ранее других, был описан признак отделения плаценты, основанный на потягивании пуповины, ощупывании и давлении на матку: «Задержка последа узнается из того, что пуповина, будучи несколько вытянута и опять пущена, уходит так же скоро и настолько опять назад, насколько была вытянута из маточного рукава» (влагалища).

Другой значительный труд В. М. Рихтера — «Synopsis praxis medico obstetr» «...замечателен в том отношении, — считал В. М. Флоринский, — что из этого сочинения видна вся обширная практическая деятельность Рихтера, его направление и уровень научных знаний. Многое то, что нельзя было высказать в коротком руководстве для акушерок, здесь изложено с большой полнотой, так что это сочинение навсегда останется драгоценным памятником русской акушерской литературы начала нынешнего (XIX) столетия. Как велика была практика Рихтера, можно видеть из того, что в течение 20 лет у него набралось 624 акушерских наблюдения, между которыми есть весьма замечательные. В числе этих случаев автор приводит 54 поворота и 33 наложения щипцов. Рассматриваемое сочинение однако же не имеет чисто казуистического характера; скорее оно походит на сборник статей акушерского содержания, обработанных весьма тщательно и подкрепленных многочисленными собственными наблюдениями».

Профессор В. М. Рихтер был первым историком русской медицины. В 1810 году он был утвержден председателем «Общества соревнования врачебных и физических наук» — первого научного медицинского общества России, основанного при Московском университете в 1804 году. Под его руководством было начато весьма важное «для каждого, любящего науки и отечество» дело — исследование истории медицины в России. В 1821 году в отчете о работе Общества говорится, что «сей многотрудный подвиг принял на себя достойнейший и трудолюбивейший наш председатель, который один при помощи молодых людей ординарных слушателей общества, разбиравших бесчисленные книги и рукописи, в течение немногих лет окончил важнейшую и самую трудную часть сего творения, коего два тома издал уже в счет собственным иждивением, и сверх того доставил Обществу удовольствие участвовать в плодах трудов своих.». В том же журнале В. М. Рихтером были опубликованы «История повивальной практики в Москве», и «О крике младенца в утробе матери» и др.

Вильгельм Михайлович Рихтер воспитал ряд талантливых русских акушеров: Д. И. Левитского, И. Ф. Венсовича, В. П. Ризенко, А. И. Данилевского, М. В. Рихтера (сын). Он был почетным членом Медицинской коллегии, членом Геттингенского фармацевтического общества, ординарным

членом Московского физико-медицинского общества, заслуженным профессором Московского университета. «В 1818 г., по случаю благополучного разрешения от бремени Государыни Великой Княгини Марии Феодоровны, он был пожалован в лейб-медики Двора его Величества». Умер Вильгельм Михайлович Рихтер в 1822 году.

Сергей Алексеевич Громов и его ученик Степан Фомич Хотовицкий.

В 1798 г. были открыты Петербургская и Московская медико-хирургические академии, пришедшие на смену медико-хирургическим училищам. В первые годы работы Петербургской медико-хирургической академии (МХА) акушерство преподавалось вместе с судебной медициной и только теоретически. Несколько улучшилось преподавание акушерства с приходом на кафедру опытного акушера С.А. Громова (1774-1856), которого сменил в 1835 г. известный акушер и педиатр С.Ф. Хотовицкий (1794-1885). В том же году в МХА образовалась самостоятельная кафедра акушерства с учением о женских болезнях. В 1842 г. открылась академическая акушерско-гинекологическая клиника, в которой было специальное гинекологическое отделение на 10 коек (первое в России). В течение 26 лет (1808-1835) кафедрой руководил проф. С.А.Громов. С деятельностью С.А.Громова и кафедрой акушерства и гинекологии МХА непосредственно связаны истоки отечественного акушерства, судебной медицины и ее раздела – судебной гинекологии. В 1824 г. вышла в свет работа С.А. Громова под названием «Руководство врачам к правильному осмотру мертвых человеческих тел для узнания причины смерти, особливо при судебных исследованиях». В 1827 г. С.А. Громов назначен старшим городовым акушером Петербурга.

Профессор С.А. Громов  горячо любил отечественную науку и всеми силами способствовал ее развитию. «Скоро наступит время, – говорил он в одной из своих речей, – когда русские врачи не будут только учениками и доверчивыми последователями иностранцев, а будут развивать науку самостоятельно и обходиться без их помощи, ибо Медицинская академия ни в чем не уступит иностранным учебным заведениям».

Профессор Степан Фомич Хотовицкий.

В Академии протекала плодотворная деятельность проф. С.Ф.Хотовицкого. Ему принадлежит заслуга открытия в 1842 г. академической клиники для «родильниц, больных женщин вне беременности и детей больных». В.М. Вербицкий (1990) справедливо считает, что «…отсчет развития гинекологии как самостоятельной области клинической медицины в России, по-видимому, можно вести с 1842 года, когда при акушерской клинике Петербургской Медико-хирургической академии было открыто первое в России гинекологическое отделение». П.П.Гончаров (1960) считал, что в России начало переливания крови можно отнести к 1830 г., когда С. Ф. Хотовицкий впервые предложил проводить переливание крови для спасения рожениц, погибающих от кровотечения. В 1847 г. С.Ф. Хотовицким издано фундаментальное руководство "Педиятрика", что впоследствии явилось основанием назвать его "отцом русской педиатрии".

Дмитрий Иванович Левитский.

Профессор повивального искусства при Московской медико-хирургической академии и городовой акушер. Биографических сведений о нем не сохранилось. Умер он 7 марта 1825 г. Кроме докторской диссертации: "De morbis e dislocatione uteri oriundis" (М., 1811 г.), он напечатал: "Опыт о предохранении от моровой язвы и ее лечении" (М., 1816 г.) и "Руководство к повивальной науке, извлеченное из новейших сочинений" (М. 1821 г.) и перевел: с лат. Гофмана "О ботанических врачебных садах" (М., 1807 г.) и с нем. Геккера "Врачебная наука на пути своем к совершенству, или история врачебных теорий и систем от Гиппократа до наших времен" (М., 1809 г.) и Гуфеланда "Система практической врачебной науки" (2 ч., М., 1811—1812 гг.).

Герасим Иванович Кораблев.

Герасим Иванович Кораблев родился в Рязани (год рождения не установлен). Учился в Рязанской духовной семинарии. В сентябре 1809 года поступил в Московскую Медико-хирургическую академию. Во время войны 1812 года он работал в госпиталях. После окончания академии в 1813 году был награжден золотыми часами и оставлен в академии прозектором. С 1815 по 1819 год служил в Тарутинском пехотном полку врачом. В 1819 году Г.И. Кораблев представил в Конференцию академии диссертацию на степень доктора медицины на тему «De pneumonitide». После защиты диссертации он был назначен профессором Московского воспитательного дома.

В январе 1823 года Г.И. Кораблев подал в академию прошение с приложением послужного списка из Московского воспитательного дома о предоставлении ему должности по фармации. После соответствующего экзамена он прочитал публично пробную лекцию об истории фармации и ее пользе в медицине на латинском языке «с отличной похвалой». 21 мая 1823 года Г.И. Кораблев был утвержден министром внутренних дел адъюнктом по фармации.

7 августа 1825 года в расцвете творческих сил скончался профессор кафедры повивального искусства, судной медицины и медицинской полиции Д.И. Левитский, после смерти которого был объявлен конкурс на замещение кафедры. Эту должность занял Г.И. Кораблев.

Г.И. Кораблев — автор замечательного оригинального учебного руководства, названного им «Курс акушерской науки и женских болезней или учение о жизни женской касательно половых отправлений, изложенное в физиологическом, диэтическом, патологическом, терапевтическом и оперативном отношениях». Оно состоит из трех частей (1582 с.) и прекрасного атласа с 250 гравюрами. Во введении он подчеркивал неразрывную связь акушерства со всей медицинской наукой: «Акушерство вначале помощь при родах, становится наукой, когда излагает законы, по которым натура действует при человекорождении, объясняет по законам животного организма явления и перемены, происходящие во время беременности, в родах и после них. Посему акушерская наука составляет общей врачебной науки часть. Она есть совокупные изложения всех тех знаний, какие нужны для пособия в беременности, родах и родильное время как в здоровом, так и болезненном состоянии».

Г.И. Кораблев считал, что акушерская наука не должна ограничиваться только изложением учения о пособиях при родах, а должна содержать в себе полное учение о женщине и плоде в физиологическом и патологическом отношениях. «Цель акушерской науки состоит в сохранении и через то размножении граждан, составляющих главнейшую подпору и могущество государств. А ближайшая цель состоит в попечении о женщине и плоде ее в периоде беременности, родов и родильного (послеродового — авт.) времени и в пособии ей и младенцу в случае уклонения их отправлений от естественного хода, дабы через то соблюсти мать и младенца здоровыми и невредимыми.

Между отраслями врачебной науки одну из важных и преимущественных составляет акушерство по следующим причинам: 1. Хотя оно по видимому есть часть хирургии, однако пред сею имеет по своему предмету в том преимущество, что хирургия одного, а повивальная наука двоих вдруг, а иногда и более спасает от смерти. Посему благотворное влияние оной на благополучие семейств весьма значительно. 2. Акушерство часто при родах вернейшим образом показывает случаи, решение коих единственно зависит от искусства, и как таковые случаи непредвиденно встречаются иногда и быстро ведут к погибели роженицу, либо младенца, или и обоих вместе: то благоразумные граждане в нынешнее время большей частью заблаговременно стараются пригласить к родам искусную повивальную бабку или даже и акушера. 3. Существенные основания собственно акушерского искусства, будучи выведены из законов механики и утверждены на точном знании анатомическом... а потому пособия иногда подаются с точностью, почти математической. Ни в одной части врачебных наук нельзя с такой уверенностью приписывать себе удачу в отвращении опасности, как в повивальной науке: здесь иногда можно определить границы, далее коих преграда не может действовать. В таких случаях легко доказать: что только искусство могло сделать то, что природа совершить была не в состоянии.».

Первая книга (в I части) руководства называется «Пропедевтика акушерской науки» и содержит главы «об особенностях телосложения и жизненных явлений женщины». Книга вторая посвящена «половой жизни женщины в трех ее периодах: развития, зрелости и увядания — в физиологическом и диетическом отношениях». В третьей книге («О половой жизни женщины в отношении к зачатому ею плоду — со стороны физиологической и диетической») довольно подробно представлена физиология беременности (о зачатии и постепенном развитии плодового яйца до наступления родов, о маточной и внематочной беременности, об изменениях в организме женщины), учение о родах (родовая деятельность, разделение на периоды, механизм родов при различных предлежаниях), физиология послеродового периода. Весьма интересны представленные им рекомендации о правилах исследования рожениц, о пособиях при естественных родах, «попечении о родильницах непосредственно после родов» и о «новорожденном младенце тотчас по выхождении его на свет».

В исходе родов Г.И. Кораблев отводил значительную роль условиям жизни и развития, телосложению женщины, признакам правильного строения таза («pelvis bene fermata»), к которым относил: 1) рождение от здоровых родителей; 2) в хорошем здоровье прожитое детство; 3) надлежащее телесное воспитание и упражнение; 4) правильное развитие половых отправлений; 5) выражение цветущего здоровья; 6) прямой умеренный рост; 7) правильность и соразмерность всех частей тела; 8) твердая, нешаткая походка; 9) чисто женский тип — «habitus corporis feminis». В его руководстве уже содержалось представление о функционально узком тазе и роли родовой деятельности: «у одной и той же женщины таз для одного младенца может быть слишком широк, а для другого — узок. Сила родотворной натуры и многие другие обстоятельства могут также великую делать перемену в предположениях наших. Мы предполагаем, что таз очень узок, а при всем том натура совершит роды сама собой, и наоборот».

Г.И. Кораблев писал: «Акушер должен быть в готовности подавать возможную помощь во всех случаях, оной требующих, были ли в том нужны лекарственные или механические пособия. Посему должность акушера не единственно в том состоит, чтобы помогать при самих родах, но ему надлежит обращать внимание и на все, что только имеет влияние или в связи находится с делом рождения: 1. Сохранить здоровье беременной, роженицы, родильницы, ровно как и младенца новорожденного, в их целости; следовательно предупреждать и отвращать болезни и опасность, как от матери, так и от младенца; 2. Роды, хотя бы они и одними силами натуры совершены быть могли, надлежаще облегчать; 3. В тех случаях, где родотворная натура слаба или вовсе бессильна, должен споспешествовать и действовать искусством.

Искусство же или пособие акушера в особенном смысле взятое состоит:

а. В приспособлении к различным случаям встречающимся при родах надлежащего положения роженицы;

в. В назначении диетических и врачебных средств, соответствующих ее состоянию;

c.  В механических действиях либо помощью
одних только рук или вместе помощью и способных к тому орудий производимых;

d.  Наконец, что нередко случается, принужден
он бывает прибегать ко всем способам вместе».

«Желающий быть акушером, — считал он, — должен предварительно знать не только повивальную, но и другие науки врачебные, с коими акушерская состоит в связи и коих она составляет отрасль; по крайней мере знать столько, сколько потребно для его цели. Сюда относятся: анатомия и физиология, математика и физика, фармакология, патология, терапия и хирургия. Практика акушерская довольно трудна: 1) по причине телесного напряжения и различных беспокойств, переносимых при трудных родах, и при случаях, в которых должно спешить на помощь в ночное время, в худую погоду и так далее; 2) по причине необходимой основательности, ловкости и предварительного упражнения в искусстве, потребных в самом начале практики, особенно когда нужно подавать помощь без отлагательства и без всякого, так сказать, приготовления себя; 3) по причине трудности исследовать и определять предоставляющиеся случаи одним только осязанием, за тем, что другое чувство большей частью не позволяется брать на помощь; 4) по причине большого терпения и ночного весьма утомительного бодрствования, часто необходимого при продолжительных родах; также по причине скорой решительности и присутствия духа, которые необходимы для того, чтобы в самых опасных обстоятельствах не впасть в явное замешательство; 5) по причине нежности частей матери и дитяти, которые при значительной своей удобоповреждаемости должны быть со всевозможным старанием сберегаемы при каждом искусственном окончании родов».

«Ясно, — писал он, — что хороший акушер должен быть вместе и хорошим хирургом и врачом. Впрочем, при всех предварительных знаниях акушер должен иметь ещё некоторые особенные, как телесные, так душевные и нравственные качества.

К телесным качествам относятся:

  1.  Надёжное здоровье нужное при продолжительных пособиях, требующих великого напряжения сил, дабы трудности соединённые с этой должностью и продолжительное бдение без вреда для занимающейся особы могли быть переносимы. Грыжи, чахотка, раны на руках и прочее соделыва-ют врача к акушерской практике не способным.
  2.  Крепкое и хорошо образованное тело и особенно проворство (habilitas) и ловкость в руках, которые обе должны быть равно способны (ambidexter). Руки должны быть сильные, но в кистях не широкие, не толстые или уродливые, а узкие, гибкие... Персты должны быть не короткие, не грубые, но довольно длинные, гибкие, имеющие тонкое осязание, дабы некоторым образом могли заменять чувство зрения; ибо акушеру для исследования и определения во многих случаях должно употреблять одно чувство осязания.
  3.  Акушер должен быть не очень молод и не очень стар.

К душевным качествам принадлежат:

  1.  Живое воображение и хорошая память, дабы все встречающееся при родах можно было представить себе в уме.
  2.  Острый и оборотливый рассудок и тонкое соображение, дабы скоро и верно судить о всяком запутанном случае.

3. Решительность и человеколюбивое хладнокровие; осторожность без страха и трусливости: страх показывает бессилие, а дерзость — незнание, и оба там весьма пагубны, где сохранение
жизни зависит иногда от одного мгновения.

Наконец со стороны нравственной потребны:

  1.  Благопристойность, приветливость или ласковость и трезвость.
  2.  Терпение, сострадание, снисходительность, кротость, трудолюбие и точность в деле.
  3.  Совестливость и бескорыстие, особенно при подавании пособия бедным, скромность и уважение к женской стыдливости».

Большое значение Г.И. Кораблев придавал психическому состоянию беременной и личным качествам врача, оказывающего помощь при родах, учитывая осложнения, которыми они могут сопровождаться. «Врач-акушер, — считал он, — должен обладать живым воображением, острым рассудком и тонким соображением, осторожностью без страха и трусливости: страх показывает бессилие, а дерзость — незнание, и оба вместе пагубны, где сохранение жизни зависит иногда от одного мгновения. Совестливость и бескорыстие, особенно при подании помощи больным, скромность и уважение к женской стыдливости». Он указывал на необходимость поддерживать у роженицы уверенность в благополучном исходе родов, ибо «всякую болтовню мнительная роженица перетолкует в худшую сторону и примет к своему положению. В выражении печали и сострадания присутствующих знакомых, в их шопотных разговорах читает она свой смертный приговор и повергается в отчаяние».

О роли врача-акушера во время родов он писал: «Родоразрешение требует тишины, стыдливость женская требует, чтобы оно совершалось тайно. Если акушер прозорлив и благоразумен, то должен выслать всех из комнаты, которые могут мешать ему; а сам — какое должен иметь внимание ко всему! Твёрдый, мужественный, хладнокровный, непоколебимый, сострадательный к мучениям, которых он свидетель, должен уметь ободрять, утешать, внушать к себе доверенность ласковостью поступков, терпением, тихостью характера и важностью; он должен повиноваться без противоречия и употреблять все средства, внушаемые ему нравственностью и умом для ободрения при отчаянии, страхе, горести и печали, которым часто предаются как самые твёрдые, так и слабые женщины при затруднительном и мучительном ходе родов».

Не утратили своего значения некоторые советы и рекомендации Г.И. Кораблева, касающиеся выполнения акушерских операций. Он считал: «Никогда не надобно делать операции прежде, нежели совершенно будет распознан случай или предмет операции посредством точного наружного или внутреннего исследования. Здесь не надобно врачу полагаться на уверения повивальной бабки, а должно самому с подробностью обследовать случай, не надобно ему также полагаться на чувствования и уверения матери, когда дело идет о распознании жизни и смерти младенца ее, а должно самому произвести исследование посредством стетоскопа. Никогда не надобно производить операции там, где явственно усматривается, что неправильность либо самой натурой может быть исправлена без всякого вреда для матери и младенца, либо при помощи средств динамических, однако помогать должно прежде, чем пришла опасность, а не выжидать её».

На основании клинических наблюдений и изучения анатомического материала он пришел к заключению о целесообразности выжидательной тактики (не более 2 часов) при нормальном течении последового периода. Если же «по выхождении зрелого или почти зрелости достигшего младенца, замечаются припадки (симптомы), угрожающие опасностью, именно: кровотечение, судороги, глубокие обмороки и т. д., то прежде всего без малейшего упущения времени должно стараться о выведении последа, на присутствие коего в матке должно смотреть, как на производящее причины, неприязненной сложности; а потому в каждом случае мы много доставляем пользы, как скоро освобождаем матку от последу и тем успокаиваем её». Считая необходимым выполнение акушерского пособия при задержке последа, Г.И. Кораблев, тем не менее, указывал: «Прежде нежели что-нибудь предпримем, должно разузнать причину задержания детского места и сообразно ей действовать внутренними и наружными средствами. Эти средства в короткое время могут произвести желаемое действие; впрочем, если не появятся опасные припадки, мы можем ожидать до двух часов, пока обнаружится оное действие; и если в течение сего срока не увидим успеха со стороны сил натуры и освобождению детского места, то приступаем к искусственному его выведению, чтобы через дальнейшее замедление в предприятии операции не подвергнуть роженицу в опасное состояние».

Профессор Г.И. Кораблев был авторитетным преподавателем и практическим акушером. Именно учебное руководство Г.И. Кораблева избрал профессор А. А. Китер в качестве оптимального учебника, возглавив в 1849 году кафедру акушерства и женских болезней Санкт-Петербургской Медико-хирургической академии.

Анализ этого труда в настоящее время, несомненно, свидетельствует, что Г.И. Кораблев был видным акушером России в первой половине XIX века. «Курс акушерской науки и женских болезней...» был первым (после руководства «Искусство повивания или науки о бабичьем деле.» Н.М. Максимовича-Амбодика) учебником не для повивальных бабок, а для студентов и лекарей, «желающих быть акушерами». Этот труд — связующее звено между руководством Н.М. Максимовича-Амбодика и фундаментальными акушерскими учебниками А.Я. Крассовского и И.П. Лазаревича. Кроме акушерства, в нем впервые и довольно обстоятельно были представлены женские болезни.

Г.И. Кораблев являлся  профессором акушерской науки, женских и детских болезней при Императорской Московской Медико-хирургической академии до закрытия академии. Последний выпуск врачей из Московской МХА состоялся в 1844 году, после чего здания академии на Рождественке были переданы медицинскому факультету Московского университета. Он остался профессором повивального искусства при Московском воспитательном доме, был академиком, кавалером орденов Святой Анны 2 степени, Святого Станислава 2 степени, Святого Владимира 4 степени. Состоял членом московских обществ Испытателей природы и Физико-медицинского.

Скончался Герасим Иванович Кораблев в 1863 г.

Используемая литература.

  1.  Акушерство и гинекология / Пер. с англ. С.П. Коней и др.; Под общ. ред. Г.М. Савельевой, Л.Г. Сичинава. – М.: ГЭОТАР Медицина, 1997.
  2.  Бодяжина В.И., Жмакин К.Н. Акушерство. - М: Медицина, 1978.
  3.  Сорокина Т.С. История медицины. Т. 1 - М., Изд-во РУДН, 1992.
  4.  Журнал «Акушерства и женских болезней», том LV, выпуск 2, 2006 г.
  5.  Журнал «Акушерства и женских болезней», том LV, выпуск 3, 2006 г.
  6.  http://elibrary.ru


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

81268. Понятие права. Основные концепции правопонимания 41.16 KB
  Основные концепции правопонимания Право один из видов регуляторов общественных отношений; в многотысячелетней истории юриспруденции не раз указывалось что в вопросах о праве следует избегать универсальных определений общепризнанного определения права не существует и в современной науке. Конкретное определение права зависит от типа правопонимания которого придерживается тот или иной учёный то есть его представлений о праве. Различные ученые выделяют различные признаки права однако практически все теории признают следующие признаки: ...
81269. Право в системе социальных норм. Технико-юридические нормы 37.18 KB
  Техникоюридические нормы. Социальные нормы правила регулирующие поведение людей деятельность организаций в их взаимоотношениях. Социальные нормы имеют общий характер регулируют типичные ситуации и рассчитаны на многократное применение. В системе социальных норм выделяют помимо правовых норм: моральные нормы правила поведения с точки зрения добра и зла; религиозные нормы правила поведения регулирующие отношения между людьми через призму божественного начала; корпоративные нормы правила поведения регулирующие отношения людей в...
81270. Теория естественного права 35.42 KB
  В ее основе лежат следующие идей: Политическая и правовая жизнь общества должна соответствовать требованиям естественного права вытекающих из природы человека и гражданина. В этой связи действующее в государстве законодательство призвано закреплять и обеспечивать права и свободы людей обусловленные их естественной природой. Теория естественного права покоится на признании цивилизации которые имеют приоритетное значение.
81271. Историческая школа права 38.03 KB
  Основные положения Представители исторической школы права исходили из консервативного исторического понимания права. Их идеи были своеобразным противопоставлением концепции естественного права являвшейся идеологическим оружием революционной буржуазии. Историческая школа права выступала в защиту феодальных порядков против преобразования существующих отношений с помощью нового законодательства объясняя это тем что право должно складываться исторически.
81272. Социологическая школа права 34.87 KB
  Сторонники социологической школы права считали что действующие правовые акты не всегда адекватны экономическим и социальным условиям. Основные положения социологической теории права сводятся к следующему: Теория подходит к праву не формальноюридически а с позиций реальной жизни. Обращаясь к ней как к источнику права становится возможным понять его сущность.
81273. Психологическая теория права 37.25 KB
  Оригинальную психологическую теорию права выдвинул Лее Иосифович Петражицкий 18671931 профессор юридического факультета Петербургского университета депутат I Государственной Думы от партии кадетов. Его взгляды наиболее полно изложены в книге Теория права и государства в связи с теорией нравственности 1907 г. Интерпретация права с позиций психологии позволяет поставить юридическую науку на почву достоверных знаний полученных путем самонаблюдения либо наблюдений за поступками других лиц.
81274. Нормативистская школа права 35.26 KB
  Теория права должна быть свободной от идеологии и представлять собой чистую науку. Суть нормативистской теории составляют следующие положения: право является пирамидой норм; во главе данной пирамиды стоит суверенная норма определяющая смысл остальных норм конституция; каждая норма в данной иерархии черпает юридическую силу от вышестоящей и в конечном итоге от суверенной нормы; сила права зависит от разумности построения всей иерархической правовой системы; право живет только в кодифицированных юридических нормах то есть не...
81275. Право и политика 37.71 KB
  Мицкевич зародилось и понятие политики как общественного светского института выражавшего общие дела интересы полиса городагосударства типичного для государственности Древней Греции и Рима . Поэтому политики не существовало в первобытном обществе где даже индивид не отделял свои интересы от интересов родовой общины. Государство главный политик центральный субъект политической жизни и политической организации любого общества: если все другие субъекты политики политические партии профсоюзы отдельные политики и др. выражают...
81276. Право и экономика 36.48 KB
  Определяющую роль в сфере экономики играют отношения собственности. В марксистской теории соотношение права и экономики трактуется исходя из общих закономерностей связи базиса экономической структуры общества экономического строя которая складывается независимо от воли и сознания людей и надстройки идеологических отношений и институтов. В то же время Маркс и Энгельс не рассматривали определяющее значение экономики по отношению к праву прямолинейно не упрощали его: учитывалось влияние на право других факторов других частей...