97499

Брестская крепость – герой

Реферат

История и СИД

Актуальность этой темы очень высока, так как сравнительно недавно начали проясняться некоторые интересные и важные факты истории великой Отечественной войны, в том числе и героической обороны Брестской крепости. Подвиги многих солдат утаивались на протяжении долгого времени.

Русский

2015-10-18

2.44 MB

4 чел.

Министерство образования и науки Российской Федерации

ФГОУ ВПО Тюменский Государственный Архитектурно-Строительный Университет

Кафедра гуманитарных и социальных наук

Брестская крепость - герой

 

Автор работы:

Ванькова Диана,

Студентка группы С12-6

ФГОУ ВПО ТюмГАСУ

Руководитель: Суэтин А. В.

г. Тюмень, 2012

Содержание

Введение……………………………………………………………………..3

  1.  Брестская крепость до июня 1941 г…………………………………5
  2.  Героическая оборона Брестской крепости………………………….9
  3.  Освобождение г. Бреста и крепости в 1944 г………………………25
  4.  Создание мемориального комплекса……………………………….27
  5.  Заключение……………………………………………….…………..30
  6.  Библиографический список…………………………………………31
  7.  Приложение…………………………………………………………..32

 

Введение

«Стояли насмерть. Слава героям!»

Ранним утром в воскресенье 22 июня 1941 г. фашистская Германия и ее союзники обрушили на нашу страну удар невиданной в истории армии вторжения: 190 дивизий, свыше 4 тысячи танков, более 47 тысяч орудий и минометов, около 5 тысяч самолетов, до 200 кораблей. На решающих направлениях своего наступления  агрессор имел многократное превосходство в силах. Началась великая отечественная война Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков. Она длилась 1418 дней и ночей2.

Первыми приняли на себя массированные удары врага подразделения пограничных застав, малочисленны авангарды войск, оторванных от главных сил своих соединений3. Одной из таких пограничных застав бала Брестская крепость.

Оборона брестской крепости стала символом стойкости и самопожертвования советского солдата. Но этот подвиг был забыт на долгие  двадцать лет – страна узнала о героях Брестской крепости лишь в начале 1960-х4. Но в истории крепости еще немало спорных моментов и «белых пятен», а вопросов куда больше, чем ответов.

Тема данной работы: Брестская крепость - герой

  Актуальность этой темы очень высока, так как сравнительно недавно начали проясняться некоторые интересные и важные факты истории великой Отечественной войны, в том числе и героической обороны Брестской крепости. Подвиги многих солдат утаивались на протяжении долгого времени. Но ведь народ должен знать  имена своих героев, имена тех, кто сражался не на жизнь, а на смерть, кто стоял до конца.

При написании работы была поставлена цель: определить вклад защитников Брестской крепости в победу над фашистской Германией.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

  1.  Изучить историю строительства Брестской крепости;
  2.  Изучить этапы обороны Брестской крепости
  3.  Показать подвиги защитников крепости
  4.  Объяснить причину присвоения Брестской крепости звания крепость - герой

Объект изучения в данной работе: История Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.

Предмет изучения: Оборона Брестской крепости

Круг литературных источников о Брестской крепости довольно значителен. Привлекает внимание работа С.С.Смирнова «Герои Брестской крепости». В этой книге он описывает историю строительства крепости, ее оборону во время ВОВ, подвиги простых солдат. Смирнов подробно описывает каждый день этой нелегкой борьбы. Он восхищается защитниками крепости,  их воле, силе духа.  Героизм  в  бою  защитников  крепости  был  продолжен отважным  стремлением  писателя  рассказать   честную,   полную   драматизма правду.

Сборник  воспоминаний об обороне Брестской крепости в июне - июле 1941 г  «Героическая оборона» написан участниками обороны Брестской крепости. В своих воспоминаниях они рассказывают о бессмертных, незабываемых подвигах гарнизона советской пограничной крепости в начале ВОВ. А уж воспоминания защитников Брестской крепости, из которых пережили войну лишь очень немногие, ценны вдвойне. Просто, без прикрас рассказывают эти люди о том, что пришлось им пережить в те страшные первые дни войны. И что особо поражает, никто из них не считает свершенное подвигом, они просто выполняли свой долг.

И.Б.Мощанский в своей книге «Утрата и возмездие» дает подробное описание ситуации перед войной, соотношение сил, так же рассказывает о борьбе советских солдат с превосходящими силами противника.

Брестская крепость до 1941 г.

Ещё в далёкие, древние времена в том месте, где в Западный Буг впадает один из его притоков – небольшая речка Мухавец, на пологих холмах, покрытых густыми зарослями береста, возникло славянское поселение под названием Берестье. Впоследствии это поселение превратилось в довольно значительный и укреплённый город, который, оказавшись сначала под властью Литвы, а потом – Польши, стал называться Брестом или Брест-Литовском.

Город-крепость – постоянный объект борьбы между тремя сильными государствами – русским, польским и литовским, на стыке которых он находился, – такова историческая судьба Бреста на протяжении столетий. За это время не раз появлялись под его стенами войска чужеземных завоевателей, не однажды город подвергался грабежу и разрушениям, а его жители почти поголовному истреблению.

В самом конце XVIII века эти земли снова вошли в состав России. После Отечественной войны 1812 года царское правительство решило превратить Брест в один из главных опорных пунктов русской армии в западных областях страны. Так сто с лишним лет назад у слияния Мухавца с Бугом возникла нынешняя Брестская крепость5.

Сооружение крепости на месте центра старого города началось в 1833 году по проекту военного топографа и инженера Карла Ивановича Оппермана. Первоначально были воздвигнуты временные земляные укрепления, первый камень в основание крепости был заложен 1 июня 1836 года6.

Русские военные инженеры, умело используя преимущества местности, создали здесь укрепления, которые были действительно неприступными по тем временам. Массивный земляной вал десятиметровой высоты оградил со всех сторон крепостную территорию, протянувшись в длину на шесть с половиной километров. В толще этого вала были устроены многочисленные казематы и складские помещения, которые могли вместить запасы, необходимые для целой армии. Там, где земляной вал не пролегал по берегу реки, у подножия его были прорыты широкие рвы, заполненные водой из Буга и Мухавца. Эти рвы в сочетании с естественными рукавами рек образовывали как бы четыре острова – четыре укрепления, составляющие вместе Брестскую крепость.

Пятьсот казематов казарменного здания могли вместить гарнизон численностью в двенадцать тысяч человек со всеми запасами, нужными для жизни и боя этих войск на длительное время. Кроме того, под казармами находились обширные подвалы, а ещё ниже подвалов, как бы во втором глубинном этаже, протянулась во все стороны сеть подземных ходов, которые не только соединяли между собой различные участки Брестской крепости, но уходили на несколько километров за пределы крепостной территории.

Толстые, полутораметровые стены казарм успешно могли противостоять снарядам любого калибра. Надёжно защищённые этими стенами, стрелки имели возможность почти безнаказанно обстреливать наступающего неприятеля через узкие прорези бойниц. Здесь и там на внешней стене казарм полукругом выдавались вперёд полубашни с такими же бойницами для флангового обстрела атакующего противника. Двое ворот – Тереспольские и Холмские – в южной части кольцевого здания и большие трехарочные ворота в северной его части глубокими туннелями соединяли внутренний двор казарм с мостами, ведущими к трём другим укреплённым секторам крепости.

Эти три укрепления прикрывали со всех сторон центральную часть – цитадель. Два из них, так называемые Западный и Южный острова, защищали её с юга. Самое же обширное укрепление, занимавшее почти половину всей крепостной площади, ограждало Центральный остров с севера, охватывая его словно большой подковой, концы которой упирались в Буг и Мухавец.(рис. 1)

В 1842 году строительство было закончено, и над Брестской крепостью был торжественно поднят военный флаг России. Можно было с уверенностью сказать тогда, что над Западным Бугом встала поистине грозная твердыня – одна из самых современных и мощных крепостей. Вопрос заключался лишь в том, надолго ли она останется такой7?

В 1864—1888 годах по проекту Эдуарда Ивановича Тотлебена крепость была модернизирована8.

Первая мировая война застала Брестскую крепость в самом разгаре строительства второго пояса фортов. Однако уже начальные месяцы войны на Западном фронте, где немцы развивали мощное наступление против бельгийских и французских войск, показали русскому командованию, что реконструкция крепостей не спасёт их.

Это было поучительно, и русское командование извлекло уроки из боев на Западном фронте. Работы в Брестской крепости были прекращены, а её гарнизон и почти всю артиллерию отправили на фронт. В крепости остались лишь склады, а сама она стала местом формирования резервных дивизий для фронта. Когда же летом 1915 года немцы предприняли наступление на Восточном фронте и подошли к Бресту, большая часть складов была вывезена, а войска, находившиеся в то время в крепости, по приказу командования взорвали часть фортов и укреплений и отошли без боя, оставив Брест противнику. С тех пор и до конца войны Брестская крепость находилась в руках немцев, и именно здесь, в её стенах, в 1918 году был подписан тяжёлый для молодой Советской республики Брестский мир.

После империалистической войны западно-белорусские области стали частью Польши, и её войска хозяйничали в Брестской крепости на протяжении двадцати лет, вплоть до 1939 года, когда земли Западной Белоруссии вошли в состав Белорусской Советской Социалистической Республики.

В Брестскую крепость пришли советские войска. Впрочем, эти старые укрепления в наше время уже невозможно было считать крепостью. В век авиации, танков, мощной артиллерии и тяжёлых миномётов, в век тротила и тринитротолуола ни земляные валы, ни полутораметровые кирпичные стены не в силах были устоять перед огневой мощью современной армии и не могли служить сколько-нибудь существенным препятствием для наступающих войск. Но зато казармы центральной цитадели и складские помещения, находившиеся в толще валов, вполне можно было использовать для размещения воинских частей и необходимых запасов. Именно в этом смысле, и только в этом смысле, как казарма и склад. Брестская крепость ещё продолжала оставаться военным объектом.

Правда, наше командование решило построить на берегу Западного Буга обширный укреплённый район, в который должна была войти и Брестская крепость. Для этого предстояло переоборудовать некоторые крепостные форты, соорудить здесь и там мощные бетонные доты с орудиями и пулемётами, устроить противотанковые рвы и надолбы. В течение 1940-го и первой половины 1941 года наши войска усиленно занимались этим строительством, но к началу войны укреплённый район ещё не был готов, доты стояли необорудованными, и почти никакой роли в обороне Бреста и крепости эти незавершённые укрепления сыграть не могли9.

Можно сделать вывод. Брестская крепость, памятник оборонной архитектуры 19 века. Важное военно-стратегическое положение Брест-Литовска на западе России обусловило выбор его местом для строительства крепости. В начале своего существования Брестская крепость была одним из наиболее совершенных крепостных укреплений России.  Но новая эпоха вывела на театры военных действий огромные, многомиллионные массы войск. А если добавить к этому неизмеримо возросшую огневую мощь артиллерии и появление авиации, станет ясно, что Брестская крепость не могла стать серьезным препятствием на пути немецких войск.  В 1941 году Брестская крепость оставалась крепостью только по названию.


Героическая оборона Брестской крепости

Накануне войны

Весной 1941 года на территории Брестской крепости размещались части двух стрелковых дивизий Красной Армии. Это были действительно стойкие, закалённые, хорошо обученные войска, и они день ото дня продолжали совершенствовать свою воинскую выучку в продолжительных и трудных походах, на стрельбах, в постоянных занятиях, на учениях и манёврах.

Но если ещё весной крепость была довольно густо населена войсками, то уже в начале лета 1941 года полки обеих дивизий, артиллерийские и танковые части были, как всегда, выведены в лагеря, расположенные в окрестностях Бреста. Началась обычная летняя лагерная учёба, шли работы по сооружению укреплённого района на берегу Западного Буга. В крепости остались лишь штабы да дежурные подразделения от полков, большей частью одна-две роты10.

Основной план войны против СССР, известный под условным названием план «Барбаросса», был утвержден Гитлером 18 декабря 1940 года в виде директивы № 21. Концепция плана строилась на том, что даже при своем численном и техническом превосходстве Красная армия не сможет оказать эффективного сопротивления немецким войскам и развалится при первых же поражениях11.

Штурм крепости, города Бреста и захват мостов через Западный Буг и Мухавец был поручен 45-й пехотной дивизии генерал-майора Фрица Шлипера с частями усиления и во взаимодействии с частями соседних соединений, в общей сложности до 20 тысяч человек12.

К 22 июня 1941 года в крепости дислоцировалось 9 — 11 тысяч человек, не считая членов семей (300 семей военнослужащих).

Таким образом, в ночь на 22 июня 1941 года, когда началась война, гарнизон Брестской крепости был очень небольшим и насчитывал в общей сложности около двух полков пехоты. Если вдобавок учесть, что все это были мелкие подразделения от разных частей, да ещё разбросанные по всей крепостной территории и не представлявшие в целом единого слаженного войскового организма, станет понятным, насколько трудной в этих условиях была оборона. Что же касается артиллерии и танков, то их оставалось в крепости совсем мало, и к тому же часть машин и пушек с вечера была разобрана и оставлена так до утра в связи с назначенным на воскресенье смотром боевой техники.

Гитлеровское командование располагало сведениями о численности гарнизона, оставшегося в крепости. У противника было более чем десятикратное превосходство в силах. Это превосходство возрастало во много раз благодаря полной внезапности предательского ночного нападения. При этом важнейшее значение придавалось внезапности нападения, в которой немецкие военные теоретики видели ключ к достижению быстрой победы в войне.13

Словом, все это позволяло врагу в значительной степени осуществить внезапность своего нападения.

22 июля 1941 года

Брестская крепость спала спокойным, мирным сном, когда над Бугом прогремел первый залп фашистской артиллерии. Только бойцы пограничных дозоров (рис. 2), которые залегли в кустах у реки увидели яркую вспышку на еще темном западном краю неба и услышали странный нарастающий свист14: «на рассвете мы заметили приближающийся к железнодорожному мосту бронепоезд.(рис. 3) Не успел я сообщить об этом на заставу, как бронепоезд открыл огонь по крепости и вокзалу. Одновременно начался артиллерийский обстрел и бомбежка, причем огонь велся прямой наводкой. В результате здания рушились, возник пожар» - вспоминал старший лейтенант Михаил Иванович Мясников15.

Страшное это было пробуждение. Бойцы и командиры, заснувшие накануне в предвкушении завтрашнего  воскресного дня, внезапно проснулись среди огня и смерти, и многие погибли в первые же секунды. Рушились и горели дома, люди гибли в огне и под развалинами.(рис. 4)

Неизбежное замешательство первых минут усиливалось  из-за того, что во многих подразделениях не оказалось средних командиров — они, как обычно, в ночь с субботы на воскресенье ночевали на своих квартирах. Те из командиров, которые жили в домах комсостава в северной части крепости, с первыми выстрелами бросились к своим подразделениям в казармы Центрального острова. А другие, жившие в самом городе, не смогли даже добраться до крепостных ворот: плотное кольцо артиллерийского заградительного огня немцев сразу же отрезало крепость от Бреста.

Враг торопился использовать все преимущества своего внезапного нападения. Орудия в левобережных зарослях еще продолжали изрыгать огонь и сталь, а авангардные штурмовые отряды автоматчиков 45-й пехотной дивизии уже форсировали Буг на резиновых лодках и понтонах (рис. 5)  и ворвались на Западный и Южный острова Брестской крепости.

Только редкая цепочка пограничных дозоров и патрулей защищала эти острова. Пограничники сделали все, что могли. Но их было слишком мало, чтобы сдержать этот натиск.

На Южном острове не было наших подразделений. Здесь помещались только склады да располагался  большой окружной госпиталь, при котором жила часть медицинского персонала со своими семьями. Первые же снаряды разрушили и подожгли госпитальные корпуса и жилые дома. По двору госпиталя растерянно метались выбежавшие из палат больные. Лишь немногие из больных и служащих госпиталя успели перебежать через мост у Холмских ворот в центральные казармы, а остальные, спасаясь от огня, укрылись в убежищах внутри земляных валов или в подвалах зданий, и вражеские автоматчики, прочесывая остров, перестреляли их или взяли в плен (рис. 6).

На Западном острове немецкая пехота, окружив частью своих сил сражавшиеся группы пограничников, вышла к мосту у Тереспольских ворот цитадели (рис. 7). Большой отряд автоматчиков тотчас же перешел этот мост и, войдя в ворота, оказался во дворе крепостных казарм.

Они заняли большое массивное здание с высокими стрельчатыми окнами – клуб (рис.8). Это был удар в самое сердце нашей обороны. Теперь противник обладал ключевой, командной позицией

Вражеские автоматчики двигались по улице густой нестройной толпой, гортанно перекликаясь и непрерывно строча по окнам. Ответных выстрелов не было. Казалось, что советский гарнизон уже не в силах оказать сопротивление.16

«Но вот с шумом распахнулись двери соседнего здания, и с криком «ура» на вражеских автоматчиков бросились бойцы 84-го стрелкового полка…Они ударили врага в штыки разрезали его отряд на две части. Ошеломленные этой неожиданной атакой, немцы пустились на утёк. Но наши преследовали их по пятам. Прижав к реке, быстро перебили всю группу» - Вспоминал в последствии Петя Клыпа, воспитанник музыкального взвода 333-ог стрелкового полка. Это был первый контрудар, нанесенный германским войскам, штурмующим крепость, и нанесли его бойцы 84-го стрелкового полка, занимавшего юго-восточный сектор казарменного здания17.

В ту ночь в расположении полка был только один стрелковый батальон и несколько штабных подразделений. Лишь два или три лейтенанта — командиры взводов — спали в общежитии при штабе, да здесь же, в своем служебном кабинете, временно жил заместитель командира полка по политической части полковой комиссар Ефим Фомин (рис.9). Он тотчас же принял командование подразделениями полка, а его ближайшим помощником стал комсорг Матевосян (рис.10).

Между тем остатки немецкого отряда, бросившиеся назад, к Тереспольским воротам, уже не смогли вернуться к своим. Путь отступления оказался отрезанным.  

Около Тереспольских ворот находились дома, где помещались 3-я погранкомендатура 17-го отряда и 9-я пограничная застава, несшая службу в крепости. А за этими домами, поперек всего центрального двора цитадели, протянулось длинное двухэтажное здание— казармы 333-го стрелкового полка,(рис. 11) где в ночь начала войны, как и в расположении других частей, оставалось лишь несколько мелких подразделений, в том числе группа курсантов полковой школы младших командиров и музыкантский взвод.

Тут, как и повсюду, в первые минуты царила растерянность, и немецкий отряд, ворвавшийся во двор через Тереспольские ворота, без помехи прошел тогда мимо этих домов. Но пограничники быстро опомнились от первоначального замешательства и заняли оборону в развалинах здания заставы. Тут же появился их командир — начальник 9-й заставы лейтенант Андрей Кижеватов (рис. 12). Он принял командование над своими бойцами и распоряжался хладнокровно, уверенно и энергично, расставляя пограничников в обороне. В подвалы казарм 333-го полка спустились помощник начальника штаба лейтенант Александр Санин (рис.13) и старший лейтенант Потапов (рис.14), возглавившие своих бойцов.

И когда остатки немецкого отряда, разгромленного в штыковой схватке, преследуемые по пятам бойцами 84-го полка, кинулись назад к Тереспольским воротам, по ним в упор ударили из пулеметов и винтовок бойцы Кижеватова, Потапова и Санина. Часть гитлеровцев полегла под этим огнем, а те, что уцелели, поспешили укрыться в здании клуба.

Вражески автоматчики прорвались в центр крепости и завладели там решающей, ключевой позицией — клубом, но зато они сами внезапно оказались отрезанными и окруженными и лишь по радио держали связь со своим командованием.

Все усилия штурмовых отрядов врага пробиться в центральную цитадель на выручку к своим автоматчикам, запертым в здании клуба, терпели неудачу.

Прочная оборона возникла в северной части крепости. Здесь отдельные группы бойцов объединил и возглавил командир 44-го стрелкового полка майор Петр Гаврилов. (рис. 15) С первыми взрывами немецких снарядов он бросился бежать к своему штабу, надеясь спасти боевое знамя и секретные документы. Кое-как Гаврилову удалось собрать несколько сотен бойцов. Он принял командование над этими разрозненными группами солдат из различных частей. Тут же были сформированы три роты. Гаврилов приказал одной из рот занять Западный форт. Что же касается Восточного форта (рис.16), то он стал главным узлом обороны отряда Гаврилова. Он устроил тут свой штаб, руководство которым поручил бывшему командиру отдельного батальона связи капитану Константину Касаткину (рис. 17). Назначенный начальником штаба, он тотчас же оборудовал командный пункт  и установил телефонную связь со всеми тремя ротами.

Вскоре небольшой отряд майора Гаврилова был готов встретить противника, и когда час спустя гитлеровцы атаковали внешние валы и Западный форт, их остановил сильный огонь, и все атаки врага на этом участке потерпели неудачу.

Упорный бой шел и у восточных, Кобринских, ворот крепости. В районе этих ворот размещался 98-й противотанковый артиллерийский дивизион под командованием майора Никитина. После смерти майора руководство обороной приняли на себя заместитель Никитина по политической части старший политрук Николай Нестерчук (рис.18) и начальник штаба дивизиона лейтенант Иван Акимочкин (рис. 19). И когда немцы, обойдя крепость с юго-востока, показались вблизи Кобринских ворот (рис.20), по ним в упор ударили пушки и пулеметы дивизиона. Противник был остановлен, и атаки его на этом участке одна за другой выдыхались под нашим огнем.

Так, в упорных боях, которые повсеместно с каждым часом становились все ожесточеннее, прошла первая половина дня 22 июня.  Только Южный и Западный острова, где, впрочем, продолжали сражаться группы наших пограничников, немцы удержали за собой. Вся же остальная территория крепости по-прежнему была недосягаемой для врага.18

Фашисты думали, что этот неожиданный удар принесет им легкую победу и они быстро захватят крепость. Но когда гитлеровские солдаты ворвались во двор крепости, их встретил огонь из пулеметов и винтовок. Почти одновременно ожесточенные бои развернулись на всей территории крепости. Наши воины, оставшиеся в живых, взялись за оружие. С самого начала они приобрели характер обороны отдельных ее укреплений без единого штаба и командования. Но кратчайший срок бойцы сплотили силы и организовали отпор немецко-фашистским захватчикам. Оборонявшихся возглавили командиры и политработники.

На самом первом рубеже

Прежде всего командиры, возглавившие оборону на Центральном острове крепости, попытались связаться с вышестоящим командованием по радио. Но радиостанций в подразделениях было очень мало и почти все они оказались разбиты или повреждены артиллерийским огнем противника. Только на участке 84-го полка, где в казармах была оставлена часть инвентаря полковой роты связи, удалось к середине дня наладить одну из радиостанций. Полковой комиссар Фомин составил несколько шифрованных радиограмм в адрес командования дивизии и велел срочно передать их. Однако дивизионная и другие радиостанции не отвечали на призывы крепости.  Тогда Фомин решил оставить условный код и перейти на открытый текст.

— Я крепость, я крепость! — понеслись в эфир новые

призывы. — Ведем бой. Боеприпасов достаточно,

потери незначительны. Ждем указаний, переходим на

прием.

Радиостанция продолжала посылать свои сигналы, пока, наконец, у нее не иссякло питание, и голос сражающейся крепости замолк в эфире навсегда.

Такая же неудача постигла и радиста Восточного форта, который по приказанию Гаврилова непрерывно посылал в эфир свои сигналы. Ответа на них не было.

Продолжались попытки установить связь с командованием. Несколько раз в течение этого первого дня в разное время и из разных мест крепости командиры посылали в город группы разведчиков. В большинстве случаев эти группы поредевшими возвращались обратно— им не удавалось пробраться сквозь плотное кольцо немецкой пехоты. Другие исчезали бесследно — вероятно, если отдельные разведчики и добирались до города, то вернуться в крепость и доложить, что происходит в Бресте, они уже не могли.

В середине дня полковой комиссар Фомин решил послать в город разведку на броневиках. Работая под огнем врага, бойцы во главе с комсоргом батальона, принявшим командование, сумели в течение нескольких часов восстановить пять броневиков. Решено было, что три броневика попытаются прорваться в город и что командование этой группой примет ближайший помощник комиссара, комсорг полка замполитрука Матевосян. Ему и поручил Фомин доставить в штаб бумаги, взятые у пленного.

Три броневика под огнем пулеметов противника стремительно проскочили мост у трехарочных ворот (рис. 21) цитадели и направились к северным внешним воротам крепости. Но там в это время шел бой, а в самом тоннеле ворот горела немецкая машина, загораживая путь. По команде Матевосяна броневики свернули налево — к северо-западным воротам, но и там застали ту же картину. Оставались только одни — восточные, Кобринские, ворота — ближайшие к городу, — и комсорг поспешно направил головную машину туда. Дорога к этим воротам вела мимо группы домов комсостава 125-го и 333-го стрелковых полков.

Еще издали Матевосян и его спутники заметили, что там идет бой. Автоматчики, полукольцом охватив дома, вели непрерывный огонь по окнам, а в ответ из домов раздавались скупые расчетливые выстрелы. Дружно развернувшись, броневики ударили с тыла по гитлеровцам из всех своих пулеметов. В несколько минут фашистский отряд был уничтожен. И тогда, освобожденные от осады, выпрыгивая из окон, выбегая из дверей, к своим спасителям радостно бросились наши люди. Здесь было несколько бойцов и командиров, но больше всего женщин и детей.

Окружив комсорга тесной толпой, все наперебой расспрашивали его о положении в крепости. Матевосян, как мог, успокоил этих людей, советуя им попытаться пройти в центральную крепость, где находится штаб обороны.  

Поручив капитану командование этой группой, он снова сел в машину, и броневики, набирая скорость, пошли к Кобринским воротам. Но там тоже шел бой, а сами ворота были загорожены разбитыми тягачами и пушками 98-го артиллерийского, дивизиона. Выхода из крепости не было.

Пришлось возвращаться назад, и полчаса спустя Матевосян привел все три бронемашины в ограду Белого дворца, доложив Фомину о своей неудаче. Дальнейшие попытки разведки решили отложить до ночи.

Как только начала спускаться темнота, командиры снова сделали попытки послать в город разведчиков. Но противник, оттянувший свои силы за крепостной вал, был настороже.  Перебраться через валы разведчикам не удавалось: всякий раз по ним открывали сильный пулеметный огонь19.

Несмотря на неудачи солдаты множество раз предпринимали попытки пробить «кольцо». Много людей погибло, но все же некоторым удалось сбежать и присоединится к красной армии, чтобы продолжить борьбу.

Боевые дни и ночи

Всю первую ночь при бледном, мерцающем свете ракет в крепости шла тихая, не напряженная работа. Артиллерия противника постреливала лишь изредка, ведя ленивый, беспокоящий огонь, атаки автоматчиков прекратились, на некоторых участках гитлеровцы оттянули войска за внешний вал. Пользуясь этой ночной передышкой, командиры, предугадывавшие на завтра новый, еще более ожесточенный штурм, обходили свои участки обороны, расставляли бойцов, перераспределяя огневые средства, учитывая запасы патронов. В сухой, прокаленной огнем и солнцем земле копали могилы, наскоро хороня павших товарищей. Собирали оружие и патроны убитых врагов, рылись в развалинах обрушенных складов, пополняя свой боезапас.

Кое-где соседние подразделения, днем отрезанные друг от друга группами просочившихся в крепость автоматчиков, теперь смогли восстановить между собой связь и условиться о взаимодействии в завтрашних боях. Установил контакт с полковым комиссаром Фоминым командир из 455-го стрелкового полка лейтенант Анатолий Виноградов (рис.22), который с несколькими десятками своих бойцов держал оборону в северной части кольцевых казарм. К Фомину прислал связного также капитан Иван Зубачев (рис.23), возглавивший оборону на участке 44-го полка в западной части Центрального острова. Андрей Кижеватов вместе со старшим лейтенантом Потаповым и лейтенантом Саниным отправили связных в сторону расположения 84-го полка, и вскоре между ними и полковым комиссаром Фоминым была протянута телефонная линия.

Ночь прошла довольно спокойно. А с утра все началось снова, с удвоенной силой. Штурм крепости возобновился.

Каждый раз попытки фашистов закрепиться на северо-восточной окраине Центрального острова заканчивались потерей нескольких десятков своих автоматчиков.

В этот день автоматы и минометы появились и в расположении 333-го полка. Еще накануне боеприпасы здесь были на исходе. И вдруг положение было спасено благодаря подростку, воспитаннику музыкантского взвода 333-го полка Пете Клыпе (рис.24).

Пете Клыпе было четырнадцать лет, но небольшой рост делал его скорее похожим на 10—12-летнего мальчика. Очень подвижной, сообразительный и смелый, он был всеобщим любимцем. С первых минут войны Петя принялся выполнять поручения командиров.

В одной из своих вылазок он и его друг Коля Новиков  нашли неразрушенный склад с боеприпасами. Тотчас же на склад отрядили бойцов, и оба воспитанника вместе с ними принялись таскать ящики. Они стали настоящими героями дня, эти два мальчика, благодаря которым бойцы получили возможность успешно и долго продолжать борьбу на этом участке.

С еще большим ожесточением, чем накануне, развернулись в этот день бои в северной части крепости. Роты Гаврилова, окопавшиеся на валах, огнем отбивали одну атаку за другой, и все попытки автоматчиков форсировать обводной канал и взобраться на валы были тщетными.  Несколько раз из этих кустов выходили и танки. Их подпускали вплотную к валу и забрасывали гранатами.20

«Но несколько фашистских танков все же прорвались в цитадель через Трехаворчные ворота. Один из них стал прямой наводкой обстреливать наши казармы. Тогда из подвала, в котором держали оборону подразделения нашего полка, выбежали два смельчака. Это был рослый с резкими чертами волевого лица старшина 333-го стрелкового полка Хлебников и помощник начальника штаба 44-го стрелкового полка старший лейтенант Семененко (рис. 25). Устремившись к уцелевшей пушке, они повернули ее в сторону врага, снаряды находились радом. Семененко подал один снаряд старшине, тот навел орудие по стволу (панорама у пушки была разбита вражеским артналетом) и у самых гусениц фашистского танка взметнулось черное облако земли. Вторым снарядом смельчаки заклинили башню танка и двумя последующими выстрелами вывели его из строя. Тогда немцы из миномётов начали обстреливать двор, где стояла пушка. Но герои, сделав свое дело, успели укрыться в подвале»21 - вспоминал Петя Клыпа.

А в это время в северной части крепости у главных входных ворот появилась вторая группа танков. И тогда с ними вступили в бой зенитчики из отряда майора Гаврилова. После бомбежек в строю оставалось только одно орудие

День уже клонился к вечеру, когда наступило недолгое затишье и огонь противника по крепости заметно ослабел. В это самое время бойцы, дежурившие амбразур северного сектора кольцевых казарм, увидели, как на противоположном берегу Мухавца появилась фигура человека, одетого в форму советского командира.

— Не стреляйте! Я свой! – крикнул он.

Те, которые служили в 44-м полку, сразу узнали в этом командире начальника полковой школы старшего лейтенанта Василия Бытко.  Оказалось, что Бытко сумел пробиться с боем сквозь кольцо вражеских войск, обложивших крепость, и пришел к осажденным, чтобы принять командование над подразделениями своей школы.

А Бытко уже уверенно распоряжался, обходя линию обороны на этом участке, расставляя по-новому бойцов, давая указания сержантам и старшинам. Один вид этого волевого, энергичного командира вызывал у бойцов новый прилив сил, внушал им новые надежды на скорое освобождение, укреплял их волю к борьбе.

Утром на третий день гитлеровцы предприняли сильную атаку из северной части крепости на центральные казармы (рис. 26). У моста и трехарочных ворот завязался упорный бой. Атаку удалось отбить, но при этом был тяжело ранен комсорг Матевосян, которого товарищи отнесли в подвал Белого дворца.  У защитников крепости бомбежка считалась как бы временем отдыха.

В этот день, 24 июня, бомбежка была особенно длительной, и такая долгая «передышка» позволила группе наших командиров, возглавлявших участки обороны в центре крепости, собраться на совещание. Обсудив обстановку и приняв необходимые решения, участники совещания составили приказ, который лейтенант Виноградов, сидя у подвального оконца, тут же набросал на нескольких листках бумаги.

В этом «Приказе № 1» от 24 июня 1941 года (рис.26) говорилось о том, что создавшаяся обстановка требует организации единого руководства обороной крепости для дальнейшей борьбы с противником и что собравшиеся командиры решили объединить все свои подразделения в одну сводную группу. Опытному боевому помощнику командира 44-го полка капитану Ивану Николаевичу Зубачеву было поручено возглавить эту сводную группу. Его заместителем по политической части стал полковой комиссар Фомин, а начальником штаба группы — старший лейтенант Семененко. Но хотя «Приказ № 1» во многом оказался невыполненным и неисполнимым, он сыграл важную роль в обороне крепости. Организация единого командования в центре цитадели укрепила нашу оборону, сделала ее более прочной и гибкой.

Защитники дрались с необычайным ожесточением, с невиданным упорством, проявляя удивительное презрение к смерти. Все новые батареи подтягивались к берегу Буга. Уже без передышки, день и ночь, продолжался обстрел крепости. Но проходило немного времени, и из этих руин снова раздавались пулеметные очереди, трещали винтовочные выстрелы. Враг уже не гнушался никакими, самыми подлыми средствами, стремясь скорее подавить упорство осажденных.

Захватив госпиталь и перебив находившихся там больных, группа автоматчиков, надев больничные халаты, попыталась перебежать в центральную  крепость через мост у Холмских ворот. Но бойцы Фомина успели разгадать этот маскарад, и попытка врага была сорвана. В другой раз, атакуя на этом же участке, солдаты противника погнали перед собой толпу медицинских сестер, взятых в плен в госпитале, но когда наши пулеметчики огнем с верхнего этажа казарм отбили и эту атаку, гитлеровцы перестреляли женщин, за спинами которых им не удалось укрыться.

Во время штурма Восточного форта фашисты выставили впереди своих атакующих цепей шеренгу пленных советских бойцов, и защитники форта слышали, как эти пленные кричали им: «Стреляйте, товарищи!  Стреляйте, не жалейте нас!»

Каждый день над крепостью на смену бомбардировщикам появлялись маленькие трескучие самолеты, разбрасывавшие листовки. В этих листовках, заранее отпечатанных в Берлине, говорилось о том, что германские войска заняли Москву, что Красная Армия капитулировала и что дальнейшее сопротивление бессмысленно. Потом стали сбрасывать листовки с обращением непосредственно к гарнизону крепости, где гитлеровское командование, отмечая мужество и стойкость осажденных, пыталось доказать бесполезность борьбы и предлагало защитникам крепости «почетную капитуляцию». Но на все призывы крепость отвечала огнем.

Впрочем, день ото дня тон этих обращений становился все более угрожающим, и вкрадчивые уговоры сменялись зловещими ультиматумами, в которых защитникам крепости давалось на размышление полчаса или час, после чего противник грозил «стереть крепость с лица земли и смешать с землей ее гарнизон». Но и на эти угрозы бойцы отвечали выстрелами, а однажды в ответ на такую передачу над северными воротами крепости появилось полотнище, на котором кровью было написано: «Все умрем, но крепости не сдадим!» Обычно после передачи очередного ультиматума немцы прекращали обстрел крепости и наступала мертвая тишина, нарушаемая лишь громким голосом диктора, время от времени повторявшего: «Осталось десять минут!», «Осталось пять минут!» И как только истекал назначенный срок, на крепость разом обрушивался шквальный огонь немецких пушек и минометов и начиналась жестокая бомбежка с воздуха.22

Итак, несмотря на ожесточенные бои, нехватку боеприпасов маленький гарнизон продолжал бороться. Противник безуспешно передавал через радиоустановки призывы к сдаче в плен, посылал парламентеров. Сопротивление продолжалось.

В огненном кольце

Тяжелейшие бомбежки, непрерывный артиллерийский и пулеметный обстрел, нарастающие атаки пехоты, огромное численное и техническое превосходство врага — все это делало невероятно трудной борьбу героического гарнизона Брестской крепости. Но это были трудности  чисто военного характера.

Не только сама борьба, но и вся жизнь, весь быт осажденного гарнизона с самого начала обороны были отмечены сверхчеловеческим напряжением как физических, так и моральных сил людей. Несколько дней на плацу перед западным участком казарм, где дрались группы стрелков 44-го полка,  горели машины стоявшего здесь автобатальона, и едкий запах паленой резины, стлавшийся вокруг, душил бойцов. В северо-западной части кольцевого здания долго пылал большой склад с обмундированием, и вокруг стоял такой удушливый дым, что бойцы 455-го полка, занимавшие соседние отсеки казарм, вынуждены были надевать противогазы. Стояли жаркие летние дни, и с каждым днем становился все более нестерпимым запах разложения.

Были и другие, еще более тяжелые лишения. Не хватало пищи. Почти все продовольственные склады были разрушены или сгорели в первые часы войны. Но прошло некоторое время, прежде чем эта потеря дала себя знать. Сначала, в предельном нервном напряжении боев, людям не хотелось есть. Только на второй день начались поиски пищи. Кое-что удалось добыть из разрушенных складов, небольшой запас продуктов оказался в полковых столовых. Но всего этого было слишком мало, и с каждым днем голод становился мучительнее. Потом начали есть мясо убитых лошадей, но жара вскоре лишила защитников крепости и этой пищи. Люди превращались в ходячие скелеты, их руки и ноги — в кости, обтянутые кожей, но руки эти продолжали крепко сжимать оружие, и голод был не в силах задушить волю к борьбе.

Не было медикаментов, перевязочных средств. Уже в первый день было так много крови и ран, что весь наличный запас индивидуальных пакетов и бинтов израсходовали. Женщины разорвали на бинты свое белье, то же самое сделали с оставшимися в казармах простынями и наволочками. Но и этого не хватало. Люди наспех перетягивали свои раны.

Водопровод вышел из строя в первые же минуты немецкого обстрела. Колодцев внутри крепости не было, не было и запасов воды. В первый день удавалось набирать воду из Буга и Мухавца, но как только противник вышел к берегу, он установил в прибрежных кустах пулеметы, обстреливая все подступы к воде. Теперь все такие вылазки за драгоценной водой большей частью кончались гибелью смельчаков, и жажда стала самой страшной и неразрешимой проблемой. Даже ночью подползти к реке было очень опасно. И все же ночами отдельные бойцы доставали воду. И когда он, бережно неся в обеих руках свою драгоценную ношу, проходил по отсекам казарм, люди старались не смотреть на добытую им воду — они не претендовали ни на каплю ее. Вся вода поступала в подвалы — для детей и раненых, и эту воду, мутную и розоватую от крови, с величайшей тщательностью делили между ними, отмеряя каждому на один скупой глоток с помощью крышечки от немецкой фляги.

А тем, кто оставался в строю, воды не полагалось, и лишь тогда, когда они кидались в контратаку, преодолевая вброд Мухавец под огнем немецких пулеметов, кое-кто на бегу успевал  сделать один-два глотка.  И случалось, что человеческие силы не выдерживали этой муки, и люди от жажды сходили с ума. В подвалах штыками и ножами пытались рыть ямы. Земля осыпалась, ямки оказывались неглубокими, и воды в них почти не было.

Но при всей непомерной тяжести этих лишений воинам было еще тяжелее видеть страдания женщин и детей. С нежностью и болью бойцы смотрели на обессиленных, исхудалых ребятишек, готовые пожертвовать всем, лишь бы хоть немного облегчить их участь.

Несколько раз женщинам предлагали взять детей и идти сдаваться в плен. Но они наотрез отказывались, пока еще можно было хоть чем-нибудь поддерживать силы ребят. Мысль о фашистском плене была им так же ненавистна, как и мужчинам — защитникам крепости. Женщины перевязывали раны бойцов, о тяжелораненых они заботились так же нежно, как о своих детях. Некоторые женщины и девушки-подростки бесстрашно шли под огонь, поднося обороняющимся боеприпасы. А были и такие, которые, взяв в руки оружие, становились в ряды защитников крепости, сражались плечом к плечу со своими мужьями, отцами и братьями.23

Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон продолжал мужественно сражаться с врагом.

Последние защитники Брестской крепости

Как ни упорно сопротивлялись защитники крепости, враг постепенно одолевал их. С каждым днем перевес его становился все более подавляющим. В этих условиях не имело никакого смысла дальнейшее пребывание в крепости женщин и детей.  Как ни жесток был враг, как ни тяжело и ни унизительно было попасть в его руки, все же оставалась надежда на то, что он пощадит женщин и детей. Вот почему решено было отправить их в плен. Когда весь израненный, но оставшийся в строю бойцов начальник погранзаставы лейтенант Андрей Кижеватов пришел в подвал  казарм 333-го полка, чтобы сообщить об этом решении, женщины стали протестовать.

— Не гоните нас на муки, — со слезами упрашивали они. — Все равно убьют нас фашисты да еще мучить будут. Лучше уж сами перестреляйте нас здесь вместе с ребятами.

Но Кижеватов был непреклонен, заявив, что таков приказ командования. Бойцы смастерили белый флаг, и женщины, взяв на руки детей, вышли к берегу Буга и сдались в плен. Такая же сцена произошла в убежище, где находились жены и дети командиров 98-го противотанкового артиллерийского дивизиона.

В последние дни июня особенно напряженная борьба шла на северном участке Центрального острова, около трехарочных ворот, где сражались бойцы Зубачева и Фомина — главное ядро осажденного гарнизона. Немцам удалось занять несколько казарменных отсеков, примыкающих к трехарочным воротам с запада, но затем группа Бытко, державшая здесь оборону, остановила продвижение автоматчиков внутри кольцевого здания. А бойцы Фомина и Зубачева срывали все попытки врага закрепиться в восточном крыле казарм.  Так продолжалось изо дня в день, и вскоре крайние помещения были до половины окон завалены убитыми гитлеровцами и телами советских бойцов, но и на этих горах трупов по-прежнему яростно дрались гранатами, штыками, прикладами, и всякий раз противнику не удавалось закрепиться в этих ключевых комнатах. Тогда к воротам были посланы команды подрывников. Как только начиналась очередная атака автоматчиков, подрывники по крышам и чердакам пробирались в восточное крыло казарм. Мощные толовые заряды спускались по дымовым трубам в первые этажи, внезапные взрывы обрушивали на головы бойцов потолки и стены, и здание постепенно, метр за метром, превращалось в развалины, под которыми гибли последние защитники этого рубежа. Здесь, отбиваясь от наседавших автоматчиков, был похоронен под грудой камней писарь штаба 84-го полка рядовой Федор Исаев, хранивший у себя на груди боевое знамя полка. Здесь, израненные и обессиленные, были захвачены в плен дравшиеся вместе с Фоминым и Зубачевым политрук Петр Кошкаров, бойцы Александр Филь, Иван Дорофеев, Александр Ребзуев и другие.

Еще более трагичной была судьба полкового комиссара Фомина. Все документы советских бойцов были давно уничтожены по приказу Фомина. Сам комиссар был одет в простую солдатскую стеганку и гимнастерку без знаков различия. Исхудалый, обросший бородой, в изодранной одежде, он ничем не отличался от других пленных, и бойцы надеялись спасти его жизнь. Но среди попавших в плен оказался предатель. Он сказал фашистам, что Фомин командир их отряда.

Несколько автоматчиков по приказу офицера  окружили комиссара кольцом и повели его через Холмские ворота на берег Мухавца. Минуту спустя оттуда донеслись очереди автоматов.

Несколько дней спустя после гибели комиссара Фомина группа бойцов во главе, с капитаном Зубачевым снова сделала отчаянную попытку прорваться из центральной крепости на север. Но фашисты к этому времени еще больше уплотнили свое кольцо на северном участке, и в упорном ночном бою группа Зубачева была разгромлена, а несколько бойцов и раненый командир взят в плен.

Почти одновременно с ней прекратила свое существование и группа старшего лейтенанта Бытко. Бойцам уже не удавалось добывать боеприпасы, и патроны их были на исходе.  Последние оставшиеся в живых бойцы этой группы во главе с Бытко, рывком форсировав Мухавец, бросились на врага врукопашную, пытаясь пробиться в северо-западном направлении. В неравном бою группа эта была рассеяна, а все три командира оказались в плену.

В эти же дни перестала существовать и группа лейтенанта Андрея Кижеватова. Вместе с несколькими своими бойцами он получил ответственное задание старшего лейтенанта Потапова — выбраться из крепости и взорвать наведенный гитлеровцами понтонный мост через Буг. Пограничники ушли, и так и осталось неизвестным, удалось ли им выполнить это задание. После ухода Кижеватова с пограничниками Потапов со своими людьми еще продолжал несколько дней удерживать район Тереспольских ворот и отбивать атаки автоматчиков Западного острова. Однако боеприпасы подходили к концу, и старший лейтенант тоже решил сделать попытку прорваться сквозь кольцо врага.

Потапов, намереваясь вырваться со своей группой через мост на Западный остров, а затем переплыть рукав Буга, выйти на соседний Южный остров, в район госпиталя, и оттуда пробираться в сторону Южного военного городка Бреста. Большинство бойцов Потапова погибли в реке. Лишь части людей удалось достигнуть берега, но многие из них тут же попали в руки врага. А те, кто еще не успел броситься в реку, тотчас же повернули назад и побежали обратно к мосту и дамбе, стремясь вернуться в крепость, где еще можно было продолжать борьбу.

В северной части крепости продолжал стрелять дот у Западного форта, и отчаянно дрались у восточных ворот последние оставшиеся в живых артиллеристы во главе с Акимочкиным. В одном из казематов внутри северного вала засели несколько стрелков, которыми командовал политрук Венедиктов. Даже Восточный форт, где, казалось, после страшного штурма не осталось ни одной живой души, вдруг снова ожил, и с его валов раздались очереди ручных пулеметов. И там, на валу форта, вместе с несколькими бойцами, уцелевшими после немецкого штурма, снова был их прежний командир майор Гаврилов.24

Петру Михайловичу удалось оторваться от преследования и достичь одного из капониров. Днем он скрывался, зарывшись в кучу сухого конского навоза, а ночами сражался с немецкими патрулями. От голода, крайнего истощения и острых резей в желудке (он ел комбикорм, который нашел в соседней конюшне) часто терял сознание. Но пришел в себя, когда его обнаружили, успел бросить две гранаты, отстреливался из пистолета, пока не потерял сознание. Это было 23 июля 1941 года, эта дата и считается последней в обороне крепости.25 

Но и майор Гаврилов не был последним защитником крепости. Говорят, что и в первой половине августа из крепостных подвалов и подземелий еще слышались выстрелы, летели гранаты, и не один захватчик нашел свой конец на камнях развалин цитадели. Группы советских бойцов и командиров скрывались в глубоких подземных убежищах, продолжая борьбу. Одна из надписей в крепости гласит: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41» (рис.27). По показаниям свидетелей, стрельба слышалась из крепости до начала августа. Так непокоренными погибли последние защитники Брестской цитадели, безвестные и бессмертные герои этой славной обороны.26

Решительные действия маленького гарнизона заставили германские войска остановиться перед крепостью в первый же день войны. Но в  результате кровопролитных боев и понесенных потерь оборона крепости распалась на ряд изолированных очагов сопротивления, а потом и вовсе престала существовать.


Освобождение г. Бреста и крепости в 1944 г.

Освобождение населённых пунктов Брестской области началось ещё до Люблинско-Брестской операции, в ходе Белорусской наступательной операции «Багратион» (23 июня – 29 августа 1944 г.).

С  наступлением  лета  1944  года  предчувствие  близкого  освобождения охватило всех.

Вал советского наступления безостановочно катился  вперед (рис. 28),  и  один  задругим получали  долгожданную  свободу  белорусские  города  и  села.  Орша, Витебск, Могилев, Минск, Барановичи... Подходила очередь Бреста. Ключ к Варшаве, ключ к Польше - так оценивали значение Бреста в  ставке Гитлера. Любой ценой отстоять Брест - был приказ фюрера. Используя  крепость и укрепленный район на Буге, противник надеялся удержать в своих руках  этот "ключ к Варшаве".

Немцы ждали удара с юга, от Ковеля, -  там  войска  Рокоссовского (рис.29)  были ближе всего к Бресту. Но, освободив Ковель, наши дивизии двинулись дальше на запад и форсировали Буг. Через  несколько  дней  был  занят  польский  город Люблин. Советские войска, таким образом, оказались в тылу Бреста,  на  земле Польши, и теперь держали в руках "ключ к Варшаве". Брест попал в полукольцо.

С востока, с запада и  юга  фронт  неотступно приближался  к  нему.  Но  зато  северо-западный  участок  обороны   казался противнику особенно прочным. Сильно укрепленный  опорный  пункт  -  районный центр Пружаны - и огромный  массив  Беловежской  Пущи,  по  мнению  немецких генералов, делали невозможным русское наступление на этом участке.  И вдруг именно там  рванулись  вперед  части  генерала  Батова,  казаки Плиева, и гарнизон в Пружанах  пал,  а  пуща  была  пройдена  насквозь.  Бои завязались уже на другом берегу Буга  последние  коммуникации,  ведущие  от Бреста на запад, очутились под угрозой, и участь города была решена.

28 июля 1944 г. был освобождён г. Брест.

В своих воспоминаниях об освобождении Бреста старший лейтенант, командир разведроты 48-й гвардейской стрелковой дивизии 28-й армии Д.М. Неустроев писал: "Наступление, а затем и штурм Бреста и Брестской крепости запомнились мне на всю жизнь. Это были жаркие и незабываемые дни. Когда мы вошли в город, то на его месте нашли огромное пепелище. На месте домов торчали почерневшие трубы, как мрачные кресты на огромном кладбище гитлеровцев. Улицы были усеяны немецкими трупами, забиты изуродованными танками, артиллерией и миномётами…".

С выходом советских войск на р. Вислу и захватом плацдармов на её западном берегу Люблинско-Брестская операция была завершена27.

В результате Люблинско-Брестской операции были освобождены Брестская крепость и город Брест, завершилось изгнание немецко-фашистских захватчиков из территории Белоруссии, что создало благоприятные условия для последующего разгрома противника на Варшавском стратегическом направлении и полного освобождения Польши.

 


Создание мемориального комплекса

Центральный Комитет Коммунистической Партии Белоруссии в Постановлении «О праздновании 20-летия освобождения Советской Белоруссии» одобрил предложения о постройке памятника в Брестской крепости за счёт средств, собранных народом для этих целей.

"Отражая вероломное и внезапное нападение гитлеровских захватчиков на Советский Союз, защитники Брестской крепости в исключительно тяжелых условиях проявили в борьбе с немецко-фашистскими агрессорами выдающуюся доблесть, массовый героизм и мужество, ставшие символом беспримерной стойкости советского народа", - из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года о присвоении Брестской крепости звания "Крепости-Героя" и вручении ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

Авторский коллектив: народный художник СССР скульптор А. Кибальников (главный художественный руководитель), народный архитектор СССР В. Король, народный художник БССР скульптор А. Бембель, заслуженные архитекторы БССР В. Волчек и Г. Сысоев, скульптор В. Бобыль, архитекторы В. Занкович, Ю. Казаков, О. Стахович. В течение 1967-1969 гг. они разработали окончательное решение всего мемориального комплекса, выполнил модели и рабочие чертежи всех сооружений комплекса и его благоустройства.

За время земляных работ в ходе строительства мемориала было найдено более 1 000 музейных предметов, останки погибших.

25 сентября 1971 года был открыт мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой». Присутствовало более 600 ветеранов Брестского гарнизона 1941 года28.  

Комплекс расположен в восточной части Цитадели. Каждый композиционный элемент ансамбля несет большую смысловую нагрузку и оказывает сильное эмоциональное воздействие.

Главный вход решен как проем в виде пятиконечной звезды в монолитном железобетонном массиве, опирающемся на вал и стены казематов (рис. 30). Сколы звезды, пересекаясь, образуют сложную динамическую форму. С внешней стороны основания укреплена доска с текстом Указа Президиума Верховного Совета СССР от 08 мая 1965 года о присвоении Брестской крепости почетного звания "Крепость-герой" (рис.31).

От главного входа торжественная аллея (рис.32) ведет через мост к площади Церемониалов. Слева от моста скульптурная композиция "Жажда" - фигура советского воина, который, опираясь на автомат, тянется с каской к воде (рис. 33).

В планировочном и образном решении мемориала важная роль принадлежит площади Церемониалов (рис.34)., где проходят массовые торжества. К ней примыкают здание Музея обороны Брестской крепости (рис. 35) и руины Белого дворца (рис. 36).

Композиционным центром ансамбля является главный монумент "Мужество" (рис. 37) - погрудная скульптура воина (выполнена из бетона, высота 33,5 м), на ее обратной стороне - рельефные композиции, рассказывающие об отдельных эпизодах героической обороны крепости: "Атака", "Партийное собрание", "Последняя граната", "Подвиг артиллеристов", "Пулеметчики" (рис. 38).

Над обширным пространством доминирует штык-обелиск (рис.39) (цельносварная металлоконструкция, облицованная титаном; высота 100 м, вес 620 т). В 3-ярусном некрополе (рис.40), композиционно связанном с монументом, были захоронены останки 1020 погибших. Увековечено 273 имени. В их числе представители 21 нации и народности бывшего Советского Союза.

Из числа погибших, чьи имена увековечены на плитах мемориала, 10 человек удостоены наград посмертно. Звание Героя Советского Союза присвоено майору Гаврилову и лейтенанту Кижеватову.

Перед руинами бывшего инженерного управления в углублении, облицованном черным лабрадоритом, горит Вечный огонь Славы. Перед ним - отлитые в бронзе слова: "Стояли насмерть, слава героям!"(рис.41).

Недалеко от Вечного огня - Мемориальная площадка городов-героев (рис.42) Советского Союза, открытая 09 мая 1985 года. Под гранитными плитами с изображением медали "Золотая Звезда" установлены капсулы с землей городов-героев, доставленной сюда их делегациями. На стенах казарм, руинах, кирпичах и каменных глыбах, на специальных подставках установлены мемориальные доски в виде отрывных листков календаря 1941, которые являются своеобразной хроникой героических событий29.

В едином архитектурно-художественном ансамбле мемориала, увековечившего имена героев Брестской крепости, представлены руины старой крепости, места боёв, монументальные скульптурные композиции. Построение этого мемориального комплекса – это дань памяти погибшим, знак уважения и благодарности защитникам Брестской крепости.


Заключение

Севастополь, Ленинград, Смоленск, Вязьма, Керчь, Сталинград - вехи истории сопротивления советского народа гитлеровскому вторжению. Первым в этом списке идет Брестская крепость.

Значение защиты брестской крепости в том, что  она определила весь настрой этой войны - бескомпромиссной, упорной и, в конечном итоге, победоносной. Но, полная волнующей героики, легенда о защитниках крепости была очень нужна людям. В те тяжкие, суровые дни отступления она глубоко проникала в сердца воинов, воодушевляла их, рождала в них бодрость и веру в победу.  Советские воины доказали всему миру, что мужество и долг перед своей страной, народом, могут противостоять любому нашествию.

И отнюдь не толщина стен стала препятствием для атакующих. Упорное героическое сопротивление маленького гарнизона, его умелые командиры заставили фашистов остановится  в первый день войны.

Именно за это 8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено звание крепость-герой, с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

О защите Брестской крепости, как и о многих других подвигах советских воинов в первые дни войны, страна долгое время ничего не знала.

Вплоть до смерти Сталина в СССР – словно бы не замечали подвига гарнизона цитадели. Крепость пала, и многие из ее защитников сдались в плен – это рассматривалось как позорное явление. А потому не было никаких героев Бреста. Крепость просто вычеркнули из анналов военной истории, стерев имена рядовых и командиров.

Много времени прошло, прежде чем имена героев Бреста были вписаны в советскую историю. Они заслужили свое место там. То, как они сражались, их непоколебимое упорство, преданность долгу, храбрость, проявляемая ими вопреки всему, – все это было вполне типично для советских солдат.

Библиографический список

  1.  Бешанов В.В. Брестская крепость/ В.В. Бешанов. – М.:Эксмо, 2009. –352 с.
  2.  Великая Отечественная война 1941-1945:События.Люди.Документы: крат. ист. справ./ В. И. Андрианов.- М.: Политиздат, 1990.- 463 с.
  3.  Великая Отечественная война в фотографиях и кинодокументах.- 2-е изд..- М.: Планета, 1989.- 400 с.
  4.  Героическая оборона: Сборник воспоминаний об обороне Брестской крепости в июне – июле 1941 г./ М.И.Глязер, Г.И.Олехнович, Т.М.Ходцева; под ред.В. Плужникова. – 4-е изд. – Минск: Беларусь, 1971. – 416 с.
  5.  Мощанский В.И. Утрата и возмездие/ В.И. Мощанский. – М.: Вече, 2009. – 192 с.
  6.  Смирнов С.С. Герои Брестской крепости/ С.С. Смирнов. – М.:Молодая гвардия, 1961 – 235 с.


Приложение

Рис. 1

Рис. 2

Рис. 5

Рис. 4

Рис. 3

 

Рис. 8

Рис. 7

Рис. 6


Рис.9

 

Рис. 10

Рис. 11

Рис. 12

Рис.13

Рис. 14

Рис. 15

Рис. 17

Рис.16

Рис. 19

Рис. 18

Рис.20

Рис. 21

Рис. 22

Рис. 23

Рис. 24

Рис. 25

Рис. 26

Рис. 28

Рис. 29

Рис. 30

Рис. 31

Рис. 32

Рис. 33

Рис. 34

Рис. 35

Рис. 36

Рис. 37

Рис. 38

Рис. 39

Рис. 40

Рис. 41

Рис. 42

2 Великая отечественная война, 1941-1945. События. Люди. Документы – 8с.

3 ВОВ в фотографиях и кинодокументах, 1941 – 22 с.

4 В. Бешанов Брестская крепость – форзац

5 С.С.Смирнов. Брестская крепость – 11 с.

6http://ru.wikipedia.org

7 С.С.Смирнов Брестская крепость – 11-13 с.

8 http://ru.wikipedia.org

9 С.С.Смирнов Брестская крепость – 16-18 с.

10  С.С.Смирнов Брестская крепость – 17-18 с.

11 И.Б.Мощанский Утрата и возмездие – 3 с.

12 http://ru.wikipedia.org

13 С.С.Смирнов Брестская крепость – 18 с.

14 С.С.Смирнов Брестская крепость – 22 с.

15 Сборник воспоминаний Героическая оборона – 32-33 с.

16 С.С.Смирнов Брестская крепость – 22-23 с.

17Сборник влспоминаний Героическая оборона – 382 с.

18 С.С.Смирнов Брестская крепость – 27-37 с.

19С.С.Смирнов Брестская крепость – 37-42 с.

20 С.С.Смирнов Брестская крепость – 51-54 с.

21 Сборник воспоминаний Героическая оборона – 383 с.

22 С.С.Смирнов Брестская крепость – 51-67 с.

23 С.С.Смирнов Брестская крепость – 67-76 с.

24 С.С.Смирнов Брестская крепость – 76-102

25 И.Б.Мощанский Утрата и возмездие – 102 с.

26 С.С.Смирнов Брестская крепость – 103 с.

27 www.bibliotekar.ru

28 www.brest-fortress.by

29 www.brest.by


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

31600. ПОРУШЕННЯ ЕНЕРГЕТИЧНОГО ОБМІНУ. ГОЛОДУВАННЯ 71.5 KB
  Енергетичний обмін – це складний біохімічний процес обміну речовин, в якому задіяний каскад біохімічних реакцій, в результаті яких енергія, закладена в структурі вуглеводів, білків, жирів, які надходять в організм, акумулюється в макроергічних зв‘язках особливих хімічних сполук, зокрема, АТФ.
31601. ПОРУШЕННЯ ЛІПІДНОГО ОБМІНУ 80.5 KB
  Характерні: а високий рівень холестерину і ТГ у плазмі; б ксантелазми ліктьові і колінні ксантоми жовтуватокоричневі відкладення ліпідів у шкірі долонних ліній і в місцях тиску кілець; в атеросклероз коронарних артерій периферичних судин і судин мозку; в ожиріння цукровий діабет гіпотиреоз. Клінічно проявляються: а загальним ожирінням б ожирінням печінки в цукровим діабетом г хронічними захворювання нирок д органними ангіопатіями є жировими відкладеннями в сітківці. 4 Гормональні порушення хвороби обміну...
31602. ПАТОЛОГІЧНА ФІЗІОЛОГІЯ НЕРВОВОЇ СИСТЕМИ. ПОРУШЕННЯ СЕНСОРНОЇ ФУНКЦІЇ НЕРВОВОЇ СИСТЕМИ 93.5 KB
  Екстралемнісковий шлях проводить больову чутливість пізня глибока і вісцеральна біль. На відміну від двох попередніх є багатонейронним і філогенетично більш давній. Біль неприємне сенсорне і емоційне відчуття пов’язане із загрозою або самим ушкодженням тканин. Особливості болю як виду чутливості: 1 Біль дає мало інформації про навколишній світ проте інформує про небезпеку яка може виникнути або уже виникла внаслідок дії ушкоджуючих факторів захисна функція болю.
31603. ПОРУШЕННЯ СИСТЕМИ ЛЕЙКОЦИТІВ 84 KB
  Периферична кров містить: 1 пул циркулюючих лейкоцитів близько 50; 2 пристінковий маргінальний пул близько 50. Для характеристики стану лейкоцитів використовують наступні показники: 1 Вміст лейкоцитів в одиниці об’єму крові. Збільшення вмісту лейкоцитів у крові одержало назву лейкоцитозу зменшення лейкопенії.
31604. ПОРУШЕННЯ СИСТЕМНОГО РІВНЯ АРТЕРІАЛЬНОГО ТИСКУ 96.5 KB
  Відповідно до цього виділяють 3и гемодинамічних варіанти артеріальної гіпертензії: 1. Виникнення артеріальної гіпертензії може обумовлюватися змінами функції регуляторних систем організму які забезпечують сталість артеріального тиску. При первинній артеріальній гіпертензії підвищення артеріального тиску не пов'язане із конкретним захворюванням чи патологічним процесом у тих чи інших органах і системах організму: причина підвищення артеріального тиску залишається неясною. Таку форму гіпертензії у різних країнах називають...
31605. ПОРУШЕННЯ ТРАВЛЕННЯ У КИШЕЧНИКУ. (МАЛЬДІГЕСТІЯ) 76 KB
  Він виникає внаслідок: 1 недостатності секреторної функції шлунка; 2 недостатності секреції соку підшлункової залози; 3 недостатньої секреції жовчі; 4 недостатньої секреції кишкового соку 12палої та порожньої кишок. П р и ч и н а м и такого явища можуть бути: а нейрогенне гальмування зовнішньосекреторної функції підшлункової залози при зменшенні тонусу блукаючого нерва чи отруєнні атропіном і ін. Такі фактори ведуть до порушення надходження у 12палу кишку ферментів підшлункової залози які відіграють вирішальну роль в травленні...
31606. ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧІ І МЕТОДИ ПАТОЛОГІЧНОЇ ФІЗІОЛОГІЇ 78 KB
  Патологічна фізіологія це наука яка вивчає загальні закономірності виникнення розвитку і завершення хвороби. Особливість предмету патологічної фізіології полягає в тому що вона вивчає найбільш загальні закономірності виникнення і розвитку хвороби у той час як інші науки вивчають особливе спеціальне кожної хвороби. При цьому патологічна фізіологія як наука вирішує наступні задачі: 1 Встановлення сутності хвороби що таке хвороба. 2 Вивчення причин і умов виникнення хвороби чому виникає хвороба чи патологічний процес.
31607. ПУХЛИНИ 85.5 KB
  Доброякісні пухлини складаються із добре диференційованих клітин і зберігають типову структуру тієї тканини з якої виростають. Злоякісні пухлини характеризуються втратою диференціювання клітин спрощенням і атиповістю будови. Певна частина пухлин походить із клітин крові тобто є гемобластозами або із клітин сполучної тканини і є саркомами. Ендогенними називають канцерогени які утворюються в організмі з його нормальних компонентів: а канцерогенні поліциклічні ароматичні вуглеводні метилхолантрен які синтезуються із холестерину...
31608. РЕАКТИВНІСТЬ і АЛЕРГІЯ 138.5 KB
  4 За патогенезом: а алергійні реакції гуморального типу I II III і V типи реакцій; 2 алергійні реакції клітинного типу IV тип реакцій за Кумбсом і Джеллом. У патогенезі алергійних реакцій виділяють наступні стадії: 1 імунологічну 2 патохімічну 3 патофізіологічну стадію клінічних проявів. 2 Патохімічна стадія це період часу від початку взаємодії алергену з ефекторами імунної системи антитілами чи Тлімфоцитами до появи біологічно активних речовин медіаторів алергійних реакцій. 3 Патофізіологічна стадія це період...