97533

Полисемия. Цепочечная и радиальная полисемия. Регулярная полисемия. Омонимия

Реферат

Иностранные языки, филология и лингвистика

Система значений многозначного слова. Здесь значение слова выступает как универсальный языковой знак. Именно поэтому все теории значения призванные объяснить значение любого высказывания адресованного говорящим слушателю в определенной ситуации и раскрыть на этом основании сущность и природу коммуникации и необходимых для ее осуществления элементов концентрируются...

Русский

2015-10-19

361.53 KB

6 чел.

Российский Государственный

Педагогический Университет им. А.И. Герцена

РЕФЕРАТ

Предмет: Лексикология

Тема: «Полисемия. Цепочечная и радиальная полисемия.

Регулярная полисемия. Омонимия»

Выполнил:

Снегова Вера Анатольевна

2-е высшее

Группа:

2ПА

Санкт-Петербург

2013


Содержание

ВВЕДЕНИЕ…………………………………...…………………………………………………3

1.Полисемия. Лексическая многозначность………………………………………………..4

2.Факторы, определяющие развитие полисемии………..…………………………………7

3.Система значений многозначного слова…………………………………………………..9

4.Полисемия и контекст. Типы контекста…………………………………………………11

5.Регулярная и нерегулярная полисемия………………………………………………….16

6.Различие регулярной полисемии в разных языках……………………………………18

7.Радиальная и цепочечная полисемия…………………………………………………….20

8.Омонимия…………………………………………………………………………………….23

9.Разграничение полисемии и омонимии…………………………………………………..28

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………………………..30

Список используемой литературы………………………………………………………….31


ВВЕДЕНИЕ

Познавая мир, выделяя в нём относительно целостные ансамбли элементов (ситуации, положения дел) и отдельные входящие в них элементы, отражая их в своём сознании и образуя языковые номинации, люди имеют дело с неизмеримым множеством явлений мира и своих восприятий этих явлений. Важнейшим видом совместной деятельности людей является процессы речевого общения, в ходе которых говорящие преследует какую-то цель: передачу информации, воздействия на своего собеседника, управления его поведением и т. д., эти процессы подчиняются определенным правилам и регулируются целым рядом факторов. Среди них особое место занимает стремление к достижению взаимопонимания и сотрудничества. Для этого высказывания должны нести некоторый разумный смысл. Здесь значение слова выступает как универсальный языковой знак. Именно поэтому все теории значения, призванные объяснить значение любого высказывания, адресованного говорящим слушателю в определенной ситуации, и раскрыть на этом основании сущность и природу коммуникации и необходимых для ее осуществления элементов, концентрируются на анализе значения слова как универсального языкового знака.

В практическом использовании языка мы все хорошо понимаем, что такое значение слова. Благодаря нашему знанию значений слов мы правильно употребляем их в речи. Однако слово может обладать несколькими значениями. Как известно, полисемия, или многозначность, слова – это наличие у слова нескольких взаимосвязанных значений, характеризуемых общностью одного и более семантического компонентов.


  1.  Полисемия. Лексическая многозначность.

Полисеми́я (от греч. πολυσημεία — «многозначность») — многозначность, многовариантность, то есть наличие у слова (единицы языка, термина) двух и более значений, исторически обусловленных или взаимосвязанных по смыслу и происхождению.

В тех лингвистических традициях, для которых центральным является понятие слова, о полисемии обычно говорят применительно к словам, и поскольку европейская лингвистическая традиция является словоцентрической, то базовые проблемы изучения полисемии будут ниже рассматриваться в основном именно на материале многозначности слов (лексической полисемии). Однако важно иметь в виду, что многозначностью могут обладать любые языковые знаки: единицы лексикона меньше и больше слова (т.е. морфемы – как корневые, так и служебные – и фразеологизмы различных типов), а также граммемы, модели синтаксических конструкций, интонационные контуры и пр.

Лексическая многозначность обеспечивает, с одной стороны, экономность и обозримость языкового кода, а с другой стороны, его гибкость и способность обслуживать все коммуникативные потребности в обозначении многообразия познанного человеком мира. Кроме того, благодаря полисемии язык становится орудием, инструментом познания, так как обозначение одним звуковым комплексом одновременно нескольких явлений, свойств базируется на установленных говорящими отношениях и связях, существующих между этими явлениями. Именно поэтому многозначность слова – семантическая универсалия, глубоко коренящаяся в фундаментальной структуре языка. Чем частотнее слово в речи, тем более оснований ожидать у него развернутую полисемию. Более того, полисемия — конститутивное свойство естественных языков: естественные языки не могут не развивать многозначность своих единиц, так как это позволяет им за счет ограниченного числа единиц экономно выражать гораздо большее число значений. Кроме того, полисемия отражает ассоциативное сближение выражаемых идей.

Значение слова состоит из диалектического единства языкового и внеязыкового содержания. Между отображением физического облика слова и отображением предмета устанавливается прочная связь. Реконструкция в нужный момент этой связи протекает в сознании на уровне автоматизации: как только на сознание действует языковой знак, продуцируется отображение предмета, который обозначается этим знаком.

В лингвистике существует достаточно распространенное мнение о том, что в процессе возникновения полисемии очень большую роль играет несоответствие между возможностями языка и тем мыслительным содержанием, которое с помощью языка передается. Сохранение системных отношений между уже существующими словами и теми, которые появляются вновь, обусловливает полноценность значения вновь возникающих лексических единиц. В развитии многозначности имеют значение и некоторые логические моменты. Хотя мир реальных явлений безгранично многообразен, количество признаков, которые создают это многообразие, ограничено. Одни и те же признаки нередко свойственны различным явлениям, так как определенность явлениям, так как определенность явлений создается не только особенностями их признаков, но и различными комбинациями этих признаков в каждом отдельном случае. Сходство явлений проявляется в понятиях: понятия, имеющие общие признаки, сближаются, что в свою очередь приводит к смысловой близости соответствующих слов.

Таким образом, если понятия А и Б приобретают общие признаки, в слове, обозначающем понятие А, может развиться новое значение, связанное с понятием Б.

Возьмём русское слово кружить. В числе его значений могут быть указаны:

1. 'Заставлять что-либо, кого-либо двигаться по кругу, сообщать чему-либо кругообразное движение': Он плавно кружил её в танце.

2. 'Делать, описывать круги на лету'.  Одно из значений слова кружиться: Над нами в небе кружит ястреб.

3. 'Двигаться извилистым путём, часто меняя направление, блуждая, плутая в поисках чего-либо': Мы долго кружили по городу || 'Делать многочисленные повороты, изгибы (дороге, тропинке)': Тропа в лесу часто кружит и делает мелкие извилины.

4. 'Взметать снег, пыль и т.д. (о вьюге, метели и т.п.); мести': На улице снова кружила метель.

Возьмём английское слово oil. В числе его значений могут быть указаны:

1. 'Растительное или минеральное масло';

2. 'нефть';

3. 'масляные краски'.

Или слово track. Его значения также многогранны:

1. 'след, дорожка';

2. 'фонограмма; звуковая дорожка';

3. 'легкая атлетика';

4. 'рельсовый путь, гусеница'.

Появление у слова новых значений влияет на его отношения с другими словами. Слово приобретает новые синтагматические связи (закономерности сочетаемости слова с другими словами), входит в другой контекст, который в свою очередь становится показателем изменения значения.


  1.  Факторы, определяющие развитие полисемии

Объективные социально-исторические изменения окружающего мира способствуют появлению многозначности. Лексические единицы развиваются применительно к требованиям той или иной ситуации, однако, при этом сохраняя свою стабильность. Причины изменений значений слов, а, следовательно, и причины возникновения полисемантизма кроются в бесконечном разнообразии элементов эмпирического опыта.

Процесс появления вторичных значений связан с историческим генезисом языка, причем достаточно существенную роль играют психофизические потенции человека, заключающиеся в умении построить ассоциативные связи.

Употребление одного и того же слова в разных значениях является для человека естественной мыслительной операцией. Значения многозначного слова реально присутствуют в сознании. Человеческий мозг обладает способностью хранить достаточно большой информационный материал. При необходимости автоматически происходит реконструкция в сознании того фрагмента действительности, с которым связано одно из значений данного языкового знака, и, наоборот, носитель языка способен воспроизвести языковой знак, с которым сопряжен воспринимаемый фрагмент действительности. Собственно говоря, в этом и заключается психофизическая сторона полисемии слова.

Весьма важную роль в изменении семантики слова играют социальные факторы, прежде всего использование слов определенными социальными группами. Каждая социальная среда характеризуется своеобразием своих обозначений, вследствие чего слово приобретает иное содержание в речи разных социальных, культурных, профессиональных групп и соответственно становится многозначным. Таковы многозначные слова ring 'кольцо; кольцо для спуска (альпинизм); кольцо корзины (баскетбол); цирковая арена; ринг, площадка (для борьбы); годовое кольцо древесины; мор.рым и др.'; pipe 'труба ; курительная трубка; свирель, дудка, волынка; геол. удлиненное рудное тело; мор. боцманская дудка' и т.д.; doctor 'доктор, врач; доктор (ученая степень); ученый богослов, теолог' и др. в современном английском языке.

Помимо указанных факторов, обусловливающих развитие многозначности слов, заслуживают внимания и психологические причины семантических изменений. Это прежде всего существование различного рода запретов, или табу, продиктованных чувством страха и религиозными верованиями (люди из суеверия избегают называть своими именами дьявола, злых духов, бога и т.д.), чувством деликатности, когда речь идет о неприятных темах, например болезни, смерти и т.д., стремлением соблюдать приличия при разговоре о явлениях, относящихся к сексуальной сфере жизни, определенным частям и функциям человеческого организма, а также различного рода изменения в эмоциональной оценке предметов и явлений. В силу названных причин говорящие начинают использовать для выражения необходимых значений эвфемизмы, т.е. слова-заменители, которые с течением времени приобретают эти значения качестве постоянных своих семантических характеристик.

Можно выделить стадии развития, через которые проходит слово, чтобы окончательно закрепиться в языковой среде:

а) употребление;

б) закрепление;

в) оформление.

С логической точки зрения любое значение полисемантического слова является результатом первичного употребления прямого значения данного слова, то есть между первичным значением и вторичными значениями существует преемственная связь. Слово начинает употребляться в том или ином значении внутри одной или нескольких социальных групп.

Стадия закрепления наступает тогда, когда употребление слова выходит за рамки тех социальных групп, где впервые оно функционировало в данном значении. Значение слова закрепляется в большинстве социальных групп и начинает носить более распространенный характер, в конечном счете, оно становится общеупотребительным.

Стадия оформления состоит в отражении нового значения в лексикографических изданиях. Следует отметить, что данная стадия может отсутствовать. Это свидетельствует о двух моментах: либо значение слова недостаточно закрепилось в языковом сообществе (и нет уверенности, что оно когда-либо закрепится), либо лексикографическое издание несовершенно.

Сегодняшнее состояние лексики есть продукт длительного исторического развития, процессы которого нивелировались в языках ментально-когнитивным потенциалом их носителей. Полисемантизм слова - прямое свидетельство того, что лексика языка постоянно находится в динамическом состоянии, отражающем изменения в окружающей действительности.

  1.  Система значений многозначного слова

Значительный интерес представляет вопрос о соотношении значений многозначного слова. Общепризнанным, по-видимому, является мнение о том, что одно из значений играет главную роль, а остальные от него зависят. Главные, или номинативные, значения слов, как указывает В.В. Виноградов, являются опорными по отношению ко всем другим значениям и употреблениям слова, обладают высокой степенью устойчивости и не связаны в процессе функционирования узкими рамками фразеологических сочетаний. Как уже отмечалось выше, их употребление соответствует связям и отношениям процессов и явлений действительности. Именно номинативные значения, вследствие широты их лексических связей, В.В. Виноградов называет свободными. Что же касается остальных значений слова, то все они являются производными, но в то же время сохраняют связь с основным значением, поэтому целесообразно называть их номинативно – производными. Номинативно - производные значения часто бывают более узкими, тесными, специализированными по сравнению с основным номинативным значением.

Изолированные слова всегда воспринимаются в номинативном значении. Такое восприятие возможно до тех пор, как считает Л. Блумфилд, пока что-либо не заставит нас обратиться к поискам переносного значения. Если мы, например, услышим, что кто-либо говорит: “ There goes a fox! – Вот лиса! ”, то мы обернёмся в надежде увидеть настоящую лису. Только ситуативный контекст может вынудить нас понять данную форму в переносном значении. Напротив, высказывание «He married a lemon» побуждает нас обратиться к переносному значению слова лимон, так как в прямом значении это выражение лишено смысла.

Независимо от того, какое значение является в том или ином случае основным, между отдельными значениями многозначного слова сохраняется связь, обусловленная самой природой полисемии, её исходными предпосылками. Мы уже говорили о том, что сближение понятий, а тем самым и слов, связано с наличием общих признаков в окружающих реалиях. Эта частичная общность признаков сохраняется и в значениях многозначного слова, например в английском языке слово head – 1. голова; 2. крона; 3. головка (булавки) , шляпка (гвоздя) . Мы видим, что данное слово указывает на верхнюю часть предмета.

Различие отдельных значений многозначного слова проявляется в том, что каждое из них представляет собой особую комбинацию признаков. И далеко не всегда оказывается возможным выделить какой-либо один признак в качестве общего для всех значений слова, например red в значении копченый, или brown в значении задумчивый. Различные процессы возникновения вторичных значений и соответственно различная природа этих значений находят отражение в общей типологии значений, которую можно назвать процессуальной, поскольку она строится с учетом природы значений, составляющих семантическую структуру многозначного слова. В этой типологии важнейшее место принадлежит оппозиции первичных и вторичных значений, которые могут быть квалифицированы также с точки зрения номинативных процессов соответственно как прямые и производные. В процессе функционирования и развития языка соотношения различных значений многозначного слова изменяются. Появляются новые значения, некоторые значения с течением времени исчезают. Так, для современного английского языка не существует первоначальных значений таких слов, как bribe «взятка» (первоначально – «что-то украденное»); client «клиент» (первоначально – «человек, находящийся под защитой другого»). Таким образом, очевиден вывод о том, что современное восприятие носителями языка соотношений и связей в системе значений многозначного слова не идентично их историческим связям.

Д.Н. Шмелёв отмечает, что на смену главной оппозиции значений – первичным и вторичным значениям – приходит оппозиция основное, главное и второстепенное, частное значения. Главные, основные значения не определяются контекстом, они контекстуально свободны; значения второстепенные, частные контекстуально обусловлены. Существительное flower в своём основном значении «цветок» не требует для понимания никакого контекста, такие же его значения, как «цвет», «расцвет», «украшение», «орнамент» и др., становятся понятными только в контексте: the flower of the nation`s army «цвет армии», burst into flower «распуститься», the flower of life «расцвет жизни».


  1.  Полисемия и контекст. Типы контекста

Одним из сложных и важных вопросов, связанных с общей проблемой многозначности слов, является вопрос о способах обнаружения отдельных значений. Уже А.А.Потебня отмечает, что «значение слова возможно только в речи. Вырванное из связи слово мертво, не функционирует, не обнаруживает ни своих лексических, ни тем более формальных свойств». В том же духе высказывается С.Ульман: «Никто не станет отрицать решающего влияния контекста в характеристике значения слова».

Контекст – это очень широкое понятие. Обычно различают ситуативный и речевой (или лингвистический) контекст. Ситуативный контекст – это та ситуация, в которой осуществляется акт общения. Например, слово ring может обозначать «кольцо» и «звонок телефона». Естественно, что если говорящий произносит это слово и при этом звонит телефон, то всем окружающим становится ясно, о чём идёт речь в данном случае. Ситуация приобретает особое значение в тех случаях, когда другие средства, например, артикль, не являются достаточно эффективными. Конкретизирующую роль теряет, прежде всего, общность воспринимаемого у говорящего и слушающего. Восприятие может подкрепляться и уточняться указанием руки, жестикуляцией, направлением взгляда.

Другим средством конкретизации значения многозначного слова являются высказывания, произнесённые участниками общения до момента речи.

Лингвистический контекст – это весьма сложное явление. Функцию выделения нужного значения выполняют не только значения соседних слов, но и все грамматические отношения в конкретном речевом отрезке. «С лингвистической точки зрения контекст может быть определён, как совокупность формально-технических условий, при которых однозначно выявляется содержание какой-либо языковой единицы (лексической, грамматической и т.д.); при этом под однозначностью следует понимать проявление в заданных условиях только одного конкретного содержания языковой формы» . Тем самым лингвистический контекст представляет собой явление не лексическое, а лексико-грамматическое.

Рассмотрим вышесказанное на примере английского слова с развернутой полисемией. Существительное «field» имеет следующие лексические значения: 1) поле, луг, большое пространство 2) месторождение 3) спортивная площадка 4) все участники состязания 5) поле сражения 6) поле действия 7) область, сфера деятельности 8) фон, грунт (картины) 9) геральд. поле или часть поля (щита) 10) эл. возбуждение (тока) 11) полевой.

То, в каком из лексических значений выступает слово, определяется его сочетаемостью с другими словами: «diamond-field», «field theory», «magnetic field», «field hockey», «to leave the field». Реализацию того или иного значения слова осуществляет и более широкий контекст или ситуация, общая тематика речи. Точно так же, как контекст обусловливает конкретное значение многозначного слова, в определенных условиях он может создавать семантическую диффузность, т.е. совместимость отдельных лексических значений, когда их разграничение не осуществляется (и не представляется необходимым). Некоторые значения проявляются только в сочетании с определяющим словом («magnetic field»); в некоторых сочетаниях значение многозначного слова представлено как фразеологически связанное, например «field of vision». Таким образом, не только лексическая сочетаемость и словообразовательные особенности характеризуют различные значения слов, но также в ряде случаев и особенности грамматической сочетаемости.

В зависимости от лексического окружения (контекста, ситуации) слово как бы поворачивается разными гранями присущей ему семантики, причем отстраненные значения продолжают потенциально присутствовать и при данном словоупотреблении, о чем, в частности, свидетельствуют как ограничения, налагаемые на семантическое развитие слова, так и возможность применения производных и использования синонимичных замен.

Образуя определенное семантическое единство, значения многозначного слова связаны на основании сходства реалий (по форме, внешнему виду, цвету, положению, общности функции) или смежности, в соответствии с чем различают метафорические и метонимические связи значений. Между значениями многозначного слова существует семантическая связь, выражающаяся также в наличии у них общих элементов – сем. Однако в ряде случаев переносные значения слов связаны с основными не общими элементами смысла, а лишь ассоциативными признаками: “to cast a shadow” (отбрасывать тень) и “a shadow of doubt”(тень сомнения). Толкование этих значений не содержат указание на те признаки, которые отмечаются для других значений того же слова.

Роль грамматической структуры текста для обнаружения отдельных значений на примерах из английского языка обстоятельно раскрывает Л. Блумфилд. Как он указывает, в некоторых случаях переносное значение лингвистически обусловлено соседней формой. Так, слово pussi (киска), если оно встречается в сложном слове pussiwillow , образует значение «верба» (буквально – «кошачья ива»). Существительные dog (собака), monkey (обезьяна), beard (борода), если они сопровождаются определёнными глагольными приметами, всегда получают переносное значение: to dog someone`s footsteps - выслеживать кого-либо (буквально – «идти за кем-либо по следам»), don`t monkey with that – не играй с этим (буквально – «не поступай с этим как обезьяна»), to beard a lion in his den – смело подходить к опасному человеку (буквально – «хватать льва за бороду в его берлоге»).

Важно отметить, аналогичную роль играют не только материально выраженные факты, но и факты негативного характера, своего рода нулевой контекст. Например, глагол give out, употреблённый без дополнения, выступает в значении «быть на исходе». Ср.: our horses gave out – буквально «наши лошади выдохлись». Give out как непереходной глагол означает нечто совершенно другое по сравнению с переходным глаголом give out ; ср. : hegaveouttickets – он выдавал билеты. Однако далеко не всегда ключевой контекст удаётся свести к грамматическим признакам. Примером может служить слово fair, в котором выделяется ряд значений, в том числе «чистый», «ясный», «незапятнанный», «беспристрастный», «неплохой». Первое из них обнаруживается контекстом отрицательного предложения или наречием very. Этими же признаками исключается значение «неплохой», но чтобы дифференцировать значения «чистый», «ясный», «незапятнанный» и «беспристрастный», приходится привлекать ключевые слова. Так, при judge (судья), fair – беспристрастный, при weather (погода), fair – чистый, ясный. Однако, например, при condition (условие) значение fair остаётся неопределённым. В связи с этим возникает важная проблема – дать классификацию ключевых контекстных слов на основе анализа их содержания. Другими словами. Мы могли бы сказать, что fair означает «беспристрастный» при judge (судья), game (игра), decision (решение), warning(предупреждение) и т.д. Но гораздо важнее было бы найти смысловой элемент, общий для всех ключевых слов. Включение этого элемента в контекст обуславливало бы выделение нужного значения.

Мы рассматриваем также вопрос о минимальном объёме контекста, необходимом для выделения тех или иных значений. Часто достаточно одного слова для выполнения конкретизирующей функции, например, стол – письменный стол, диетический стол, деревянный стол, праздничный стол. Вопросом об уточняющих определениях, как одной из разновидностей контекста, занималась Арсеньева М.Г. Как отмечает М. Г. Арсеньева, уточняющее определение само по себе не создаёт конкретного смысла, а делает это только в сочетании с другими факторами, например, вместе с ситуативным контекстом. Ситуация соотносит слово с группой конкретных предметов, а уже эпитет выделяет данный предмет в определённом комплексе лиц, предметов и т.д.

Необходимо также иметь в виду, минимальный контекст сам обычно является частью какого-то большего речевого отрезка. В этой связи М.Г. Арсеньева, Г. В. Строева и А. П. Хазанович вводят понятие “макроконтекста”, охватывающего целый отрывок (например, абзац), и “микроконтекста”, не выходящего за пределы предложения. Но и внутри “микроконтекста” выделяется какое-то минимальное сочетание, способное устранять многозначность ядерного слова. Указанные авторы приводят результаты эксперимента, произведенного для установления минимального контекста на материале английского языка. Материалом для анализа послужили 140 многозначных английских слов, встретившихся в различных контекстах. Было всего семь видов контекста:

1) сочетание с предшествующим словом;

2) сочетание с последующим словом;

3) сочетание с предшествующим и последующим словами;

4) сочетание с двумя предшествующими словами;

5) сочетание с двумя последующими словами;

6) сочетание с двумя предшествующими и двумя последующими словам;

7) все предложение.

Для каждого случая устанавливался процесс редуцирования многозначности. Редуцированием называется в этом случае отношение количества смыслов слова в конкретном контексте к их количеству в нулевом контексте, т.е. к их потенциальному значению. Чем меньше эта дробь, тем больше степень редукции. Если, например, возможное количество значений слова равно 5, а количество значений в данном контексте составляет 2, то процент редукции равен 2/5, т.е. 40%. В этом случае, если количество значений в данном контексте будет доведено до 1, то степень редукции соответственно будет больше 1/5, т.е. 20%.

В ходе эксперимента выяснилось, что оптимальным оказывается контекст, состоящий из одного знаменательного слева и одного знаменательного слова справа от анализируемого.

Все, что говорилось до сих пор о роли контекста для выявления отдельных значений многозначного слова, не должно нас привести к мысли о том, что эти значения возникают лишь в процессе речевого употребления слов, тогда как в системе языка имеются только “главные” или “общие” значения. Нельзя сомневаться в том, что входящие в “значение языка” значения многозначного слова уже даны потенциально в системе языка и только реализуются в рамках ситуативного или лингвистического контекста. В этой связи В. В. Виноградов писал: «контекст – эта та среда, в которой развивается лексическое значение слова и в которой на основе диалектического противоречия между наличными семантическими возможностями и конкретными коммуникативными потребностями возникают новые лексико-семантические варианты слов, следовательно, их новые актуальные значения, обогащающие структуру многозначного слова».

То, что значения многозначного слова не создаются, а только реализуются в речи, доказывается также невозможностью дословного перевода многозначных слов с одного языка на другой. Почему, например, английское house не может в отличие от русского дом употребляется в значениях “место проживания семьи”, “домашнее хозяйство”, и англичане в этих случаях употребляют слово home? Если бы контекст создавал значения многозначного слова, таких бы расхождений не могло быть, так как контекст можно воспроизвести во всех подробностях, и, тем не менее, ни одно слово в каком-либо языке не обнаруживает тех значений, которые присущи этому же слову в другом языке. Следовательно, контекст не является позиционным фактом, создающим “комбинаторные” варианты значения.

Таким образом, для многозначного слова в том или ином его значении контекст оказывается достаточно специфичным и индивидуальным, и выполняет функцию разграничителя значений и, как таковой, используется в целях их дифференциации, становясь универсальным методическим приёмом и находя широкое применение в анализе и лексикографическом описании многозначного слова.


  1.  Регулярная и нерегулярная полисемия

Как известно, в исследованиях, посвященных лексической многозначности, выделяются разные ее типы, в том числе  регулярная  и  нерегулярная  многозначность.

Полисемия слова А со значениями аi и aj называется регулярной, если в данном языке существует по крайней мере еще одно слово В со значениями bi и bj, семантически отличающимися друг от друга точно так же, как аi и aj, - и если ai - bi, aj - bj попарно несинонимичны. Так, у многих (но не у всех) прилагательных, имеющих значение типа "являющийся тем, что обозначено основой", имеется и значение типа "приводимый в действие тем, что обозначено основой", например, водяной (капля - турбина), воздушный (поток - тормоз), паровой (облако - двигатель), ртутный (капля - выпрямитель).Полисемия называется нерегулярной, если семантическое различие между аi и aj не представлено больше ни в одном слове данного языка; ср. лопатка - "плоская широкая треугольная кость в верхней части спины" и "орудие для копания земли с длинной рукояткой и широким плоским отточенным концом", подножка - "удар ногой по ноге" и "ступенька для входа" (опосредствованная многозначность с общей составляющей "нога").

Регулярность - отличительная черта метонимических переносов; нерегулярная полисемия более характерна для метафорических переносов. С другой стороны, регулярность обычно свойствена непосредственной полисемии; опосредствованная полисемия чаще бывает нерегулярной.

Кроме метонимических переносов регулярную полисемию закономерно порождают семантическая аналогия (ср. взять книгу - схватить книгу, взять кого-л. на вокзале - схватить кого-л. на вокзале), компрессия словосочетаний (пишущая машинка -> машинка, машинка для бритья --> машинка) и различные словообразовательные процессы (ср. пробежать [проехать, пройти, пролететь, проплыть, проползти] мимо пограничного столба - пробежать [проехать, пройти, ...] 100 километров). Многозначность, возникающая в результате различных словообразовательных процессов, является побочным продуктом этих процессов и в качестве вторичного явления не нуждается в самостоятельной характеристике. В дальнейшем мы исключаем ее из рассмотрения, причем критерием несловообразовательного происхождения многозначности будем считать наличие в языке слов разной словообразовательной структуры, в особенности непроизводных, с данной комбинацией значений.

В литературе последних лет было обращено внимание на аналогии между регулярной полисемией и словообразованием. Относительно немногие ономасиологические словообразовательные типы русского языка (уменьшительные и увеличительные существительные, имена молодых существ, прилагательные со значением неполной степени качества, производные со значением субъективной оценки и ряд других) не имеют параллелей в области регулярной многозначности; равным образом, лишь немногие комбинации значений, характерные для многозначности, не дублируются словообразовательными типами ("национальность" - "судно, принадлежащее соответствующей стране", ср. англичанин, голландец, француз, шотландец; "столица страны" - "правительство страны", ср. Бонн, Вашингтон, Лондон, Москва, Париж; "страна света" - "ветер, дующий с соответствующей стороны", ср. вест, зюйд, норд, ост и ряд других). Однако основные семантические отношения, выражаемые словообразовательными типами, свойственны и регулярной многозначности, и наоборот.

Регулярная многозначность подобна словообразованию и в том смысле, что многие ее типы продуктивны; иными словами, для любого слова, имеющего значение типа "А", верно, что оно может быть употреблено и в значении типа "В". Так, всякое существительное со значением "сосуд" может обозначать также "количество вещества, способного поместиться в таком сосуде", ср. В бочке оставалось не больше ложки [стакана, чашки, кастрюли, ведра] воды; любое относительное прилагательное, производное от существительного со значением "отрезок времени", может иметь, помимо основного значения "равный этому отрезку времени", еще и значение "созданный за время, обозначенное основой", ср. часовой [суточный, недельный, месячный, годовой] интервал - часовая [суточная,...] выработка; любой глагол со значением "воздействовать острым инструментом" может иметь и значение "создавать, воздействуя острым инструментом", ср. бурить [копать] землю - бурить [копать] скважину, пилить доску - пилить фигурки из доски, сверлить подошву - сверлить отверстие в подошве.

Отметим, наконец, что многие типы регулярной многозначности, точно так же, как многие словообразовательные типы, участвуют в равнозначных (синонимических) и импликативных (квазисинонимических) образованиях высказываний; это свойство регулярной многозначности будет более систематически описано ниже при перечислении ее главных типов.


  1.  Различие регулярной полисемии в разных языках

Регулярная  полисемия  – это «такая комбинация значений многозначного слова, которая повторяется во многих или во всех словах определенного семантического класса».

Любое производное значение так или иначе выводимо из исходного.  Следовательно, в стандартном случае значения многозначного слова связаны между собой системными, т.е. повторяющимися отношениями. Способность слов определенного семантического класса образовать значения по некоторому единому для этого класса принципу – это потенциал, заложенный в системе языка.

Но  та или иная парадигма регулярной многозначности может иметь место лишь в каком-то одном языке. Существуют парадигмы регулярной многозначности, характерные для одного языка и отсутствующие в другом. Там, где, например, английский язык для образования парадигматически связанных друг с другом лексем использует механизмы семантической деривации, русский язык прибегает к словообразовательным средствам. «Таким образом, потенциал семантического развития, скорее всего, в существенной степени универсален, но граница между семантической и лексической деривацией часто проходит лингвоспецифично»

Из этих двух идей выводится ряд положений, значимых для сопоставительных исследований. Асимметричное устройство парадигм регулярной многозначности, их неуниверсальность и зависимость от разнообразных – в том числе и чисто узуальных –факторов проявляется особенно наглядно при сопоставлении разных языков. Даже то, что представляется регулярным и как бы само собой разумеющимся в рамках одного языка, оказывается нетривиальным и не вполне регулярным при сопоставлении с аналогичным явлением другого языка. Это положение имеет и чисто лексикографические следствия. В двуязычном словаре часто необходима более дробная разбивка структуры словарной статьи на значения, так как межъязыковые несовпадения могут проявляться внутри одной отдельно взятой лексемы.  

Итак, с одной стороны, при сопоставлении моделей регулярной многозначности в разных языках мы имеем дело с отдельными несовпадениями в конкретной реализации аналогичного принципа семантической деривации. С другой стороны, встречаются случаи наличия в том или ином языке неких уникальных (точнее: специфических для данного языка с точки зрения другого языка) моделей регулярной многозначности.

Парадигма семантической деривации для английских глаголов положения в пространства (stand, lie, sit, hang) включает четыре значения:

1) значение сохранения положения

2) значение принятия положения – инхоативное  (обозначающее начало действия или его становление)

3) значение пассивного положения в пространстве

4) значение действия в пространстве

Из этих четырех значений коррелирующие русские глаголы стоять, лежать, сидеть, висеть имеют только два: первое и третье. Для второго – инхоативного –значения используются глаголы встать, лечь, сесть, повиснуть, а для четвертого в значении действия в пространстве – глаголы поставить, положить, посадить, повесить. Подобные случаи представляются значимыми с точки зрения лингвистической типологии. Со времен выхода в свет работ С. Ульмана считается общеизвестным фактом, что типологическое исследование языков может строиться не только на основе морфологических и синтаксических критериев, но и на основе лексико-семантических параметров, то есть на основе способов организации семантической информации в лексической системе языка. Модели регулярной полисемии оказываются одним из таких параметров.

  1.  
    Радиальная и цепочечная полисемия

Об отношениях между значениями одной и той же лексемы можно говорить с разных точек зрения. В частности, представляют интерес формальные связи значений. Даже если мы ограничимся тремя разными значениями, возможны два типа их связи друг с другом. Первый тип подразумевает, что все три значения имеют общую нетривиальную часть. Такой тип связи называется радиальным (схема 1).

Схема 1. Радиальная полисемия и инвариант

При нем существует непустое пересечение трех значений А, Б и В. Общая часть их значений называется инвариантом (или об­щим значением). В частном случае она может совпадать с одним из значений. Так устроено толкование слова «кромка» в СРЯ:

Кромка

1. Узкая полоска по долевому краю ткали, отличающаяся выработкой.

2. Продольный край деревянной доски, металлического листа и т.,п.

3.Вообще край чего-либо.

Фактически третье значение в той или иной форме присут­ствует в составе первых двух.

Другим возможным типом связи, объединяющей три значе­ния, является цепочечная связь (схема 2).

Схема 2. Цепочечная полисемия

Значения А и Б имеют общую часть, значения Б и В также имеют общую часть, а вот пересечение всех трех значений пусто. Таким образом, значения А и В связаны между собой опосредованно — через значение Б.

В этом случае обычно выбирают главное значение, а остальные считаются образованными от него. Главное значение, по мнению польского лингвиста Е. Куриловича, наиболее независимо от контекста. В последнее время вместо термина «главное значение» под влиянием когнитивной лингвистики чаще используется термин «проготипическое значение». Выбор одного из значений в качестве прототипического обусловлен содержательными соображениями, и в частности направленностью и простотой правил образования но­вых значений.

Цепочечная полисемия представлена, например, тремя значениями лексемы чай:

1. Вечнозеленое дерево или кустарник, из высушенных листьев которого приготовляется ароматный напиток.

2. Ароматный напиток, настоянный па этих листьях.

3. Чаепитие.

Очевидно, что значения 1 и 3 связаны между собой посред­ством значения 2. Обычно главным (прототипическим) признает­ся первое (такое решение принято и в толковых словарях русского языка), поскольку преобразование значения из 'растения' в 'пищевой продукт, сделанный из этого растения1 встречается доста­точно часто. Однако это не единственная возможность, поскольку для носителей русского языка более привычным оказывается зна­чение 2, а остальные образуются от него всего лишь за один шаг. При первом же решении от значения 1 к значению 3 придется перейти за два шага, или за две семантические операции.

Полисемия смешанного типа

Часто приходится сталкиваться со словами, имеющими более чем три значения. Полисемия в том случае может быть и радиаль­ной, и цепочечной, и радиально-цепочечной, т.е. смешанного типа.

В качестве примера приведем слово «стол» и его толкования в СРЯ:

1. Род мебели (и виде широкой доски или нескольких досок, соеди­ненных имеете и укрепленных в горизонтальном положении на одной или нескольких ножках), на которую ставят или кладут что-л. при рабо­те, еде и т. п.

2. Такой предмет мебели вместе со всем, что поставлено на нем для еды.

|| То, что подается, ставится гостям для еды, угощение.

|| Прием пищи, еда.

|| Столованье, питанье.

3. Пища, еда, съестное.

|| Вид пиши, еды, режим питания.

4. Отдел в учреждении, а также само учреждение в дореволюционной России, занимавшееся узким кругом канцелярских дел. || Отдел в учреждении, а также само учреждение, занимающееся ка­ким-то специальным кругом дел.

5. Деталь станка в виде горизонтальной доски, служащей для установки, закрепления и поддержания заготовок при их обработке.

6. Массивная каменная глыба или плита, лежащая на ледяной подставке на поверхности ледника.

Помещенные за двумя чертами (||) значения иногда называются оттенками, но, по-видимому, они имеют статус производных от соответствующего значения, идущего непосредственно за цифрой. Таким образом, выделяются «мебельное» значение (1), а так­же два «пищевых» (2 и 3) и одно «учрежденческое», имеющие дальнейшее развитие. «Пищевые» и «учрежденческие» образованы от «мебельного» путем особой операции — переноса по функции. При этом имеются в виду совершенно разные функции, так что можно говорить о цепочечной полисемии, но внутри «пищевых» и «учрежденческих» имеется локальный инвариант — соответствен­но 'пища' и 'учереждение' Спорным при этом является разбиение «пищевых» значений на две группы, как это сделано в словаре.

Значение 5 также образовано от 1-го по функции, а возможно, и по сходству. И наконец, значение 6 образовано от 1-го по сходству. Таким образом, имеется сложная структура, совмещающая радиальные (с инвариантом) и цепочечные фрагменты. В силу своего положения значение 1 может быть объявлено прототипическим.

Рассмотрим примеры связей значений в английском языке:

Возьмем для примера цепочечной связи английское слово hectic 'обычный, постоянно повторяющийся' (hectic feversare characteristic of tuberculosis); чaxoточный, туберкулезный' (a hectic patient); 'с нездоровым румянцем, раскрасневшийся' (the hectic colour brightened in the boy's face); 'горячий, лихорадочный; возбужденный, беспокойный' (hectic travel through thirty countries). Еще одно слово для примера bleak 'не защищенный от ветра, открытый' (bleak hillside); 'холодный", суровый' (bleak weather, bleak wind); 'унылый, печальный, мрачный' (prospects) и др.

Цепочечная полисемия в чистом виде в английском языке встречается чрезвычайно редко.

Гораздо более распространена радиальная связь значений многозначного слова, при которой все производные его значения связаны непосредственно с прямым номинативным значением и мотивированы им. Таков характер отношений между значениями прилагательного honest, прямое значение которого 'честный' (poor but honest) непосредственно связано с такими его значениями, как: 'правдивый, прямой, искренний, откровенный' (honest confession); 'настоящий, подлинный, нефальсифицированный' (honest wool); 'целомудренный, честный, добродетельный' (an honest wife).

  1.  Омонимия

В лексической системе языка наряду с полисемией существует еще один вид семантической неоднозначности, родственный и граничащий с многозначностью, но тем не менее отличный от нее – это омонимия.

Определение омонимии

Омонимы — одинаково звучащие слова, не имеющие общих элементов смысла (сем) и не связанные ассоциативно.

Омофоны (фонетические омонимы) — слова, совпадающие по звучанию, но различные по написанию и значению.

Омографы (графические омонимы) — слова, совпадающие по написанию, но различные по звучанию и значению.

Омоформы (грамматические омонимы) — это разные слова, совпадающие в отдельных грамматических формах.

Источниками слов-омонимов в русском языке являются:

* совпадение экспонентов слов, различных в прошлом по звучанию: так, слова лук (растение) и лук (оружие), второе слово характеризуется переходом носовое о> у;

* разные пути происхождения исконных слов: шип (< шипеть; звукоподражательное) и шип (розы);

* образование омонимичных слов от одной и той же деривационной основы в разное время: ветрянка ('оспа') и ветрянка ('ветряная мельница');

* появление рядом с исконным словом заимствованного слова: брак ('женитьба'; от глагола брать) и брак ('изъян'; от нем. brechen 'ломать' в нижненем. форме);

* заимствования слов из разных источников: рейд ('место стоянки кораблей'; из нидерл) и рейд ('военный набег в тыл противника'; из англ.);

* распад полисемии слова: свет ('лучистая энергия') и свет ('мир, вселенная').

В настоящее время в русском языке выделяют собственно омо́нимы (лексические – полные или неполные, синтаксические), омофо́ны (лексические – полные и неполные, лексико-грамматические), омо́графы (лексические – полные и неполные, грамматические, лексико-грамматические, стилистические) и омофо́рмы.

Полные лексические омонимы – это слова одной части речи, совпадающие во всех грамматических формах в звучании и написании, но совершенно разные по значению. Напр.: свет – электромагнитное излучение, воспринимаемое глазом и делающее окружающий мир видимым и свет – земля со всем, что на ней существует, мир, вселенная.

Неполные лексические омонимы отличаются от полных тем, что они совпадают в звучании и написании не во всех грамматических формах.

Синтаксические омонимы – слова, полностью совпадающие в звучании и написании форм, но относящиеся к разным частям речи и выполняющие в предложении разные синтаксические функции. Напр.: Собеседник холодно посмотрел на меня (наречие) и На улице холодно (слово категории состояния).

Полные лексические омофоны (от греч. homо́s – одинаковый и phone – голос, звук) – слова одной части речи, совпадающие во всех грамматических формах в звучании, но не совпадающие в написании и совершенно разные по значению. Напр.: компáния – кампáния, бачо́к – бочо́к и др.

Неполные лексические омофоны отличаются от полных тем, что совпадают в звучании не во всех грамматических формах. Напр.: кот – код (котá – ко́да), грипп – гриб (гри́ппа – грибá), седéть – сидéть (седéя – си́дя) и проч.

Лексико-грамматические омофоны – это: 1) совпадающие в звучании (но не в написании) разные формы слов одной части речи. Напр.: вeќо (глазное) – вéка (род.п. ед. ч. от век – столетие) или 2) омофонические слова разных частей речи. Напр.: ли́ца (сущ.) – ли́ться (глаг.), рéзка (отглаг. сущ.) – рéзко (нареч.) и др.

Нередко встречаются трехчленные омофонические гнезда. Напр.: паз (отверстие) – пас (в игре передача мяча партнеру) – пасс (движение руки гипнотизера); аз (название буквы алфавита) – ас (мастер высшей квалификации) – асс (древнеримская денежная единица).

Омо́графы (от греч. homо́s – одинаковый и grа́pho – пишу) – слова одной или разных частей речи, совпадающие в написании всех или отдельных форм, но не совпадающие в звучании и имеющие разные значения. Лексикологи выделяют разные виды омографов. Лексические омографы – слова, совпадающие в написании в равнозначных грамматических формах: мукá – мýка, атлáс – а́тлас и др.

Полные лексические омографы совпадают во всех равнозначных формах: пáрить – пари́ть, зáмок – замо́к и др.

Грамматические омографы – совпадающие в написании разные формы одного слова: домá (им. – вин.п. мн. ч.) – до́ма (род. п. ед. ч.).

Лексико-грамматические омографы – слова одной или разных частей речи, совпадающие в написании отдельных неравнозначных форм: по́том – пото́м, ухá – у́ха, село́ – сéло и др.

Стилистические омографы – произносительные стилистические варианты слов с "нормативным" акцентом, напр., профессионально-жаргонным: ко́мпас – компáс (морской жаргон), осуждéнный – осýжденный (жаргон юристов), шофéр – шо́фер (жаргон шоферов)

Омоформы – слова одной или разных частей речи, совпадающие в звучании и написании лишь в отдельных неравнозначных формах (поэтому омоформы не могут быть полными или неполными). Напр.: мой (местоим.) – мой (повелит.форма глаг. мыть). Встречаются трехчленные гнезда омоформ. Напр.: слив (род.п. мн. ч. от слива) – слив (отглаг. сущ.) – слив (дееприч.).

Место омонимии в системе английского языка

Итак, омонимия – это явление, при котором одна и та же языковая форма имеет несколько значений, не обладающих в отличие от полисемии никакими общими семантическими признаками, никакими общими элементами смысла и соответственно никак не связанных друг с другом. Таковы существительные rent:

1 'арендная плата; квартирная плата; рента'

2 'дыра, прореха; прорезь, щель; разрыв в облаках',

Существительное shiver

1 'дрожь, трепет'

2 'обломок, осколок';

Существительное nurse

1 'няня, нянька; кормилица; медсестра'

2 'гренландская или вест-индская акула',

прилагательные ashen

1 'ясеневый'

2 'пепельного цвета',

Прилагательные downy

1 'пуховый',

2 'холмистый'

3 'дошлый, хитрый',

Глаголы angle

1 'искажать (рассказ, событие)'

2 'удить рыбу; перен. закидывать удочку',

Глаголы boast

1 'хвастать(ся), гордиться'

2 'обтесывать камень вчерне' и многие другие.

Причины возникновения омонимов различны в английском языке:

1) в результате звуковых изменений может произойти совпадение ранее различных по звучанию слов, напр., flaw `трещина` и flaw `порыв ветра`;

2) заимствование иноязычных слов;

3) разрыв первоначально единой семантики многозначного слова и т.д.

Различаются полная и частичная омонимия, при которой совпадают только отдельные формы слов, называемые омоформами.

омографы (слова с одинаковым графическим экспонентом, но неодинаковым звуковым экспонентом):

- lead [led] "свинец" и - lead [li:d] "вести";

-  tear [teε] `рвать` и  - tear [tiε]`слеза`,

омофоны различаются в написании, но произносятся одинаково:

- write [rait] "писать" и  right "правый";

- meat [mi:t] "мясо" и meet "встречать".

Орфография английского языка позволяет различать омонимы на письме, закрепляя за ними различное написание:

- discreet "осторожный" и discrete "дискретный, раздельный";

- flower "цветок" и flour "мука";

- story "рассказ" и storey "этаж";

- canon "канон" и cannon "пушка"

Особое место занимают словообразовательные конверсивы  (из лат. conversio «обращение, вращение; превращение»), особенно характерные для английского языка: salt `соль` – to salt `солить`, to jump `прыгать` – jump `прыжок`.

Однако, каким бы значительным ни казалось число омонимов даже в английском языке, в котором, по наблюдениям исследователей, омонимичных единиц гораздо больше, чем в русском, в целом омонимия не столь распространена, как полисемия, несмотря на то что она пронизывает не только лексику, но и морфологию, словообразование, синтаксис. В общей своей совокупности в современном английском языке омонимы составляют не более 16 -18% всего словарного фонда, причем число омонимов в пределах одной и той же части речи (типа приведенных ранее) не превышает 8 - 9%. Вероятно, именно отсутствие связей между значениями омонимов, лишая носителей языка необходимых им опор в овладении и хранении лексических единиц, делает омонимию нежелательным для языка явлением, ограничивая одновременно сферу его распространения. Кроме того, немаловажен и тот факт, что в речи омонимия может явиться помехой пониманию и распознаванию точного смысла высказывания.

  1.  Разграничение полисемии и омонимии

Вопрос о соотношении омонимии и полисемии до сих пор является одним из наиболее дискуссионных в лексикологии.

Трудность разграничения полисемии и омонимии приводит некоторых ученых к утверждению, что омонимами целесообразно считать только слова, различные по происхождению. Однако, во-первых, не во всех случаях удается установить происхождение слова, а во-вторых, – и это гласное – следование такой установке отодвинуло бы понятие омонимии в область исторической лексикологии, в то время как именно для современных языков приходится разграничивать значения, связанные одно с другим, и значения, которые, хотя и выражены одинаковой звуковой формой, в семантическом плане не имеют ничего общего. Это вопрос не только лингвистической теории, но и лексикографической практики.

Некоторые исследователи в качестве объективных критериев разграничения омонимии и полисемии выдвигали словообразовательные и синтаксические характеристики; однако их значение нельзя признать решающим, поскольку расхождение словообразовательных рядов не непременно связано с разрывом соответствующих значений (часто производные вообще «специализируют» значение производящего), а реализация разных значений слова в различных синтаксических конструкциях далеко не всегда связана с их семантическим разрывом.

Обычно контекст, ближайшее окружение слова достаточно определенно подсказывают, какое из омонимичных слов имеет в виду говорящий. Сосуществуя в единой лексической системе, явления омонимии и полисемии различаются также функционально. Полисемия, основанная, как говорилось ранее, на тождестве и мотивированности языковых выражений, обеспечивает гибкость и экономность языкового кода, обслуживающего сеть взаимосвязанных значений. Омонимия же не имеет в языке полезного назначения, ибо та экономия языковых средств, которая возникает как следствие их тождества, нивелируется для носителей языка несвязанностью их значений и оказывается на самом деле фиктивной. В итоге омонимия предстает как явление, предполагающее взаимное исключение омонимичными единицами друг друга.

Причины и пути становления полисемии и омонимии кардинально различны. В появлении омонимов трудно усмотреть прямое воздействие экстралингвистических факторов, как это наблюдается при полисемии. Экстралингвистические факторы(социальные факторы) – это параметры внеязыковой социальной действительности, обусловливающие изменения в языке как глобального, так и частного характера:

1) демографические параметры:

  а) численность населения, говорящего на том или ином языке;

  б) способ расселения;

  в) возрастная дифференциация носителей языка;

2) социальная структура общества;

3) культурно-языковые особенности:

  а) наличие письменных традиций;

  б) культурно обусловленные языковые контакты и т.п.

Причины, лежащие у истоков омонимии, связаны в первую очередь с историческим развитием языковой системы, с теми фонетическими, фонологическими, морфологическими, семантическими и т.д. видоизменениями, которые претерпевает язык в процессе своего существования.

По-видимому, более надежный способ строго различить полисемию и омонимию состоит в том, чтобы формализовать критерий семантического сходства - несходства значений - единственный фактор, непосредственно отражающий существо этих двух явлений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данном реферате было рассмотрено такое явление как полисемия. Поставленные цели были достигнуты, основные задачи были выполнены. Было дано определение полисемии, описаны ее виды, выявлены факторы, вызывающие это явление в английском языке. Также были описаны исторические предпосылки возникновения полисемии. Показано, какая важная роль принадлежит контексту при переводе многозначных слов. И, что самое важное, были разграничены два таких явления лексикологии как полисемия и омонимия. Весь исследованный материал был систематизирован для удобства его дальнейшего использования в учебных и профессиональных целях.

Итак, полисемия – это многозначность слова, наличие у слова одного или более значений. Это способность одного слова служить для обозначения разных предметов и явлений действительности.

Следует сказать, что по проблеме многозначности посвящено большое количество литературы, что свидетельствует о большом интересе лексикологов к явлению полисемии. Много книг было изучено в процессе написания данной работы, многие идеи были положены в основу некоторых глав.

Данная работа содержит яркие примеры из произведений известных английских и американских писателей, приводится множество дефиниций из словаря Мюллера, что наглядно демонстрирует распространенность полисемии как десятилетия (и даже сотни лет) назад, так и в современном английском языке.

Результаты данного реферата лишь доказывают актуальность проблемы многозначности в английском языке. Не вызывает сомнения тот факт, что явление полисемии включает в себя очень много аспектов и требует намного более глубокого исследования.

Подводя итоги всему вышесказанному, необходимо подчеркнуть, что вопрос выработки комплексного подхода к изучению такого явления в лексикологии как полисемия представляется интересным и особенно актуальным в настоящее время в связи огромным (и растущим) количеством многозначных слов как в английском, так и других языках, - это еще одно доказательство важности предмета исследования данной работы и плодотворности дальнейших размышлений над ним.

Список используемой литературы:

  1.  Большой толковый словарь русского языка, Под редакцией Ушакова Д. Н., год: 2009, Издание: Астрель, АСТ, - 1208 с.
  2.  Большой англо-русский и русско-английский словарь, В.К. Мюллера, Из-во: Эксмо, 2011, - 1008 с.
  3.  Никитин М.В. Основы лингвистической теории значения. - М.: Ленингр. университет, 1988. – 108с.
  4.  Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. М., 1974. С. 175—217.
  5.  Д. Н. Шмелев. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка). Автореф. докт. дисс. М., 1969, стр. 26.// Шмелев Д.Н. Омонимия. Омонимов словари. Омонимы // Русский язык: Энциклопедия. – М., 1997
  6.  Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова // Виноградов В.В. Избранные труды: Лексикология и лексикография. - М., 1977. - С.18// Виноградов В.В. Об омонимии и смежных явлениях. – ВЯ. – 1966.
  7.  Елисеева В.В. Лексикология английского языка. - М., 1989 – 143с.
  8.  Арсеньева М.Г., Строева Т.В., Хазанович А.П. Многозначность и омонимия. 3-е изд. перераб. и доп. - СПБ.: Питер, 1996. – 127 с.
  9.  Красикова Т.И. Историческое развитие омонимии в английском языке. - Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1994. – 136 с.
  10.  Падучева Е.В. Динамические модели в семантике лексики. М.: Языки славянской культуры, 2004. – 608 с.
  11.  Ульманн, С. Семантические универсалии / С. Ульманн // Новое в лингвистике. М., 1970. - Вып. 5. - С. 250-299.  
  12.  Сальникова, Н. Н. Регулярная лексическая полисемия существительных в современном английском языке в соотношении со словообразованием: автореф. дис. . канд. филол. наук / Н. Н. Сальникова. — Л., 1980. 17с.
  13.  Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. 1-Й. / А. А.  Потебня. -М.: Учпедгиз, 1958. 536с.  
  14.  Блумфилд   Л.  Язык .  М .: Прогресс,  1968.
  15.  http://engblog.ru/polysemy
  16.  http://allbest.ru/
  17.  http://dfk-dfr.com/


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

71651. Статистика себестоимости продукции. Затраты на производство 172.5 KB
  В процессе производства продукции коммерческая организация использует конкретные материальные энергетические трудовые ресурсы формирующие затраты производства в натуральном выражении Объемы затрат на производство определяются видами продукции принятыми технологиями используемыми...
71652. Статистика научно-технического прогресса 40 KB
  Этапы и направления научно-технического прогресса Основные этапы научно-технического прогресса характеризуют такие направления как: Разработка новой техники выпуск первой промышленной серии. Освоение производства и выпуска новой техники характеризующееся показателем обновления...
71653. Статистика продукции промышленности 45 KB
  Это означает что продукция непромышленного производства например продукция подсобного сельского хозяйства капитального строительства столовых а также работы по капитальному и текущему ремонту зданий и сооружений включаются в объем продукции других отраслей материального производства.
71654. Статистика основного капитала 241.5 KB
  Для целей настоящего Положения при принятии к бухгалтерскому учету активов в качестве основных средств необходимо единовременное выполнение следующих условий: а использование в производстве продукции при выполнении работ или оказании услуг либо для управленческих нужд организации...
71655. Статистика оборотных фондов 168 KB
  Понятие и состав оборотных фондов как части национального богатства Оборотные фонды важная часть национального богатства страны ею наиболее мобильный постоянно возобновляемый элемент. Они являются материальной частью оборотных средств производителен в состав которых входят...
71656. Статистика труда. Трудовые ресурсы 140 KB
  Оценка величины трудовых ресурсов по данным о списочном числе работающих не отражает фактического их использования, т.к. базируется на определении среднесписочного состава относительно календарного времени, который не учитывает фактическое использование рабочего времени.
71657. Статистика производительности труда 83.5 KB
  Производительность труда как экономическая категория. Увеличить объем продукции можно как путем увеличения затрат труда так и путем повышения интенсивности труда. Но увеличение затрат труда имеет жесткие границы: численность населения оборудования ограничение времени повышение...
71658. Статистика заработной платы 90 KB
  Каждый работающий по найму работник предприятия фирмы компании получает за проделанную работу от работодателя заработную плату т. Для работодателя заработная плата представляет собой издержки производства и он старается их минимизировать а для работника заработная плата является доходом...
71659. Статистика предприятий 127.5 KB
  Предприятия и микроэкономическая статистика. Показатели численности состава и движения предприятий. Система показателей сельскохозяйственных предприятий. Статистическое наблюдение предприятий.