97674

С.Л. ФРАНК О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ

Реферат

Логика и философия

Осознание того, что человек живет один раз и смерть неизбежна, выдвигает перед нами вопрос о смысле жизни. Проблема смысла жизни важна для каждого человека. Человек оказывается проблемой для самого себя, когда задает себе вопрос о смысле своего собственного существования, границах своего бытия, об отличии от себе подобных, от всех живых существ.

Русский

2015-10-20

53.25 KB

1 чел.

Федеральное агентство железнодорожного транспорта

Сибирский государственный университет путей сообщения

Кафедра «Философии и культурологии»

«С.Л. ФРАНК О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ»

Реферат

по дисциплине «Философия»

Руководитель:                                                                   Разработал:

Профессор                                                                      Студент гр. МПМ-113

__________ Быстрова А.Н.                                        __________Бушкова А.А.

  (подпись)                                                                      (подпись)                           

______________                                                              __________________

(дата проверки)                                                            (дата сдачи на проверку)

                

2013 год

Содержание:

Введение………………………………………………….…………….……..3

Искание смысла жизни……………...…….…………….…………………...4

Бессмысленность жизни………………………………..……………………8

Оправдание веры………………………………………………………….…12

Заключение…………………………………………………………………...21

Список использованной литературы……………………………….………24

Введение:

Философское произведение  С. Л. Франка “О смысле жизни” очень привлекло мое внимание тем, что оно затрагивает вечные вопросы и особенно актуальные в наше время – вопросы смысла жизни, веры и религии.  Осознание того, что человек живет один раз и смерть неизбежна, выдвигает перед нами вопрос о смысле жизни. Проблема смысла жизни важна для каждого человека. Человек оказывается проблемой для самого себя, когда задает себе вопрос о смысле своего собственного существования, границах своего бытия, об отличии от себе подобных, от всех живых существ. Лишь стараясь разобраться в основах собственной жизни, человек действительно становится человеком.

Главная идея книги С.Л. Франка: “Есть ли смысл жизни, и если есть, то в чем он заключается?”. Так в чем же заключается смысл жизни? Или наша жизнь является простым, не несущим смысла, напрасным процессом природного рождения, оживления, зрелости...

Лично для меня вопросы смысла жизни, веры, религии до сих пор остаются весьма спорными и неясными, потому я использую возможность не только высказать свою личную точку зрения, но и попытаться разобраться в себе, переосмыслить свои религиозные представления, а также найти в них что-то новое.

Искание смысла жизни

Рассматриваемая работа “О смысле жизни” была написана автором в 1925 году. Автор попытался свои религиозно-философские идеи выразить в возможно простой и общедоступной форме. Как мне показалось, автор в своей работе выражает свои личные верования, свою точку зрения на поставленную им проблему. Автор излагает своё мнение, приводя аргументы из мировой, русской литературы, которые являются очень убедительными, однако при этом не давя на читателя и не пытаясь «навязать» ему свою точку зрения. Он лишь высказывает своё мнение, подпитывая это различными аргументами, вовлекая читателя вглубь поставленной проблемы, которая мучает в глубине души каждого человека.

В первой части под названием «Что делать?» философ ставит вопрос о смысле жизни именно в форме «что делать?». Путем отклонения различных смыслов поставленного вопроса, автор подводит его к значению, которое непосредственно скрывает в себе вопрос о смысле жизни. Автор пытался найти то единственное, общее для всех дело, которым бы осмыслялась жизнь каждого человека, и конечно же, приобрела бы смысл и его жизнь в том числе. Франк, говоря о вопросе  «Что делать?» имеет в виду: «Как переделать мир, чтобы осуществить в нем абсолютную правду и абсолютный смысл?».

Русский человек страдает от бессмысленности жизни, он ощущает всем своим существом, что нужно жить именно для чего-то, а жить для чего-то, значит участвовать в каком-то великом общем деле, которое совершенствует мир и ведет его к конечному спасению. Но никто не знает в чем заключается это единственное, общее дело и в этом смысле всплывает вопрос: «Что делать?».

Семен Людвигович отмечает, что на самом деле вера в смысл жизни, обретаемый через соучастие в великом общем деле для спасения мира, не обоснована. Если жизнь так, как она непосредственно есть, насквозь бессмысленна, то откуда в ней могут взяться силы для внутреннего самоисправления,  для уничтожения этой бессмысленности? Очевидно, что в осуществление мирового спасения вторгается нечто новое, иное, постороннее эмпирической природе жизни начало, которое вторгается в нее и ее исправляет. Это начало – осознанно, возможно бессознательно - человек, его стремление к совершенству, к идеалу.

Мысля о жизни и ее смысле, мы должны сознавать жизнь как единое целое. Вся мировая жизнь в целом и наша собственная жизнь должны приниматься, как вневременное целое, несмотря на краткость и отрывочность жизни каждого человека отдельно.  Именно об этом целом мы и спрашивается: имеет ли оно «смысл» и в чем его смысл? Автор считает, что смысл жизни, то есть мировой смысл никогда не может быть ни осуществлен во времени, ни приурочен ко времени. Он либо есть, либо его нет.

“Смысл жизни” - есть ли он, или его нет - должен мыслиться как какое-то вечное начало. Всякое дело, которое делает человек, есть что-то производное от человека, его духовной природы: смысл же человеческой жизни должен быть чем-то, на что человек мог бы опереться, что служило бы для него единой, неизменной основой. Все дела человека и человечества, даже которые сам человек считает великими – ничтожны и суетны, если он сам ничтожен и если его жизнь не имеет смысла. И поэтому, хоть смысл жизни и осмысливает человеческие дела, но наоборот, никакое дело не может осмыслить человеческую жизнь. Если человек сам начинает искать смысл жизни в каком-либо деле, значит, он впадает в иллюзию, потому что сам человек не может сотворить смысл жизни. Можно сказать, что это означает прятаться от сознания бессмысленности жизни, топить его в суете столь же бессмысленных забот и хлопот.

Теперь, вопрос «Что делать?» у автора значит уже не: »Как мне переделать мир, чтобы его спасти?», а: «Как мне самому жить, чтобы не утонуть и не погибнуть в этом хаосе жизни?». Единственная религиозно оправданная и не иллюзорная постановка вопроса “что делать?” сводится не к вопросу, как мне спасти мир, а к вопросу, как  приобщиться к началу, в котором залог спасения жизни. В Евангелии ответы, даваемые не этот вопрос, подчеркивают, что «дело», которое может привести к цели, не имеет ничего общего с внешними человеческими делами, а сводятся  к делу внутреннего перерождения человека через самоотречение, покаяние и веру. Итак, автор говорит, что вопрос «что делать?» значит: «Как жить, чтобы осмыслить и через то незыблемо утвердить свою жизнь?» Другими словами, не через какое-либо особое человеческое дело преодолевается бессмысленность жизни и вносится в нее жизнь, а единственное человеческое дело только в том и состоит, чтобы вне всяких частных, земных дел искать и найти смысл жизни.

Теперь надо постараться вдуматься, что означает «найти смысл жизни», какой смысл мы вкладываем в само это понятие и при каких условиях мы бы посчитали его осуществленным? Автор считает, что под «смыслом» подразумевается примерно то же, что «разумность». «Разумным» же, мы называем все целесообразное, все правильно ведущее к целям, помогающее  осуществить эти цели. Вопрос о «смысле» чего-либо имеет всегда относительное значение, он предполагает «смысл» для чего-нибудь, целесообразность при достижении определенной цели. По мнению автора, жизнь в целом никакой цели не имеет, поэтому о ее «смысле» вопрос ставить нельзя. Но против этого утверждения протестуют наши сердца, мы чувствуем, что вопрос о смысле жизни- сам по себе совсем не бессмысленный и неразрешимость или неразрешенность этого вопроса волнует каждого человека, считает автор. Человек может лишь на время отвлечься от этого вопроса, но, в конце концов, всплывет вопрос: «для чего жить?».

Чтобы быть осмысленной, наша жизнь должна быть служением абсолютному и высшему благу, когда так происходит, то жизнь человека обогащается. Абсолютным, совершенно бесспорным, мы можем признать только такое благо, которое бы превышало личные интересы каждого. Разумный путь к высшей цели – осмыслить нашу жизнь, иначе она есть бессмысленное блуждание. Но таким путем для нашей жизни может быть лишь то, что вместе с тем само есть  жизнь и Истина.

Автор приходит к выводу, что для того, чтобы жизнь имела смысл необходимы два условия: существование Бога и наша собственная причастность Ему. Необходимо, чтобы существовало общее условие осмысленности мировой жизни, чтобы ее основой был Бог, как вечная твердыня и вечная жизнь, абсолютное благо и всеобъемлющий свет разума. Автор считает, что необходимо, чтобы сами люди, несмотря на краткосрочность своих жизней и собственное бессилие, были не просто рабами для Бога, исполняющими Его волю, изнуряя этим свои собственные жизни, а наоборот, чтобы обогащали и просветляли их. И для людей это служение должно быть истинным. Только в этом случае человечество обретает смысл жизни, если служа Ему, люди служат в своем собственном деле, если Его жизнь становится жизнью каждого человека в отдельности, тогда жизнь людей может стать божественной, и мы сами можем «обожиться». Чтобы найти этот истинный жизненный путь, мы должны преодолеть все обессмысливающую смерть, слепоту, раздражение и злые силы мировой жизни.

Бессмысленность жизни

Важное место в работе Франка уделено рассуждениям о бессмысленности жизни. Жизнь бессмысленна, прежде всего, с точки зрения личных духовных запросов, самое важное - жизнь каждого из нас. Одно из минимальных условий возможности достижения смысла жизни это свобода, только будучи свободными мы можем действовать «осмысленно», стремится к разумной цели. Но мы телесны и потому подчинены законам природы и всем законам механической материи, поэтому со всех сторон связаны силами необходимости. Мы подчинены и слепым законам, и силам органической жизни, из-за их непреодолимого действия срок нашей жизни даже в ее нормальном течении слишком короткий для полного познания и осуществления заложенных в нас духовных сил; не успеем  мы научиться из опыта жизни и ранее накопленного запаса знаний разумно жить, как мы приближаемся к могиле. Все люди - рабы слепой судьбы, слепых ее сил вне нас и в нас. А раб, как это ясно само собой, не может иметь осмысленной жизни.

Автор допускает, что возможна подлинно счастливая жизнь, что все наши желания будут удовлетворены. Но даже самая безмятежная жизнь не может нас удовлетворить; возникает вопрос: «Зачем? Для чего?» даже счастье порождает в нас неутолимую тоску. Жизнь ради самого процесса не удовлетворяет нас, а разве лишь на время успокаивает. Неизбежная смерть, обрывающая и самую счастливую, и самую неудачную жизнь, делает их одинаково бессмысленными. И из этого следует вывод, что как бессмысленна каждая единичная жизнь человека, так же бессмысленна и общая жизнь человечества.

Когда мы не удовлетворены такими выводами, то начинаем искать в этой бессмысленности, какую-то связность, стараемся разгадать смысл мирового ритма, общечеловеческое религиозное воспитание. Условия достижимости смысла жизни: существование Бога, как абсолютного Блага, вечной жизни и вечного света Истины и божественность человека, возможность для него приобщиться к этой истинной, божественной жизни, на ней утвердиться, ею заполнить свою собственную жизнь. Но мир не есть Бог, и его жизнь- не божественная; противоположное утверждение может разве отвлеченно соблазнить кого-либо, в живом же опыте мы  ясно сознаем несовпадение того и другого: в мире царит смерть, он подчинен все уничтожающему потоку времени, он полон тьмы и слепоты. Если мир такой – можем ли мы умозаключать о существовании Бога? Рассматривая мир, как он есть, мы приходим в вопросе о первопричине или о действии Бога в мире к дилемме. Одно из двух: или Бога совсем нет, то есть мир есть творение бессмысленной слепой силы, или Бог есть, но тогда он не всемогущ. Но и в том и в другом случае -  и если Бога нет, и если Он не в силах нас спасти от мирового зла – наша жизнь одинаково бессмысленна. Но как мы видим, даже существования Бога мало для обретения смысла жизни: для этого нужна возможность человеческого соучастия в жизни Божества, нужна вечность, совершенная просветленность и удовлетворенность нашей собственной, человеческой жизни. А это условие полностью осуществимо быть не может, поскольку человек есть часть и порождение мировой, космической природы со всем ее с несовершенством.

Бессмысленность смысла жизни, как считает автор, открылось не со вчерашнего дня, ее еще утверждала древняя мудрость, даже с большей ясностью, чем это доступно современному человеку. Но несмотря на это, человечество издавна имело религиозное сознание, верило в Бога и возможность спасения человека, и этим утверждало осуществимость смысла жизни.

Автор считает, что мы не можем удовлетвориться утверждением всеобщей бессмысленности жизни. Оно противоречит простому, не замечаемому факту, что мы понимаем и разумно утверждаем эту бессмысленность. А раз это происходит, значит, не все на свете бессмысленно.  По крайней мере, есть осмысленное познание бессмысленности мирового бытия. Утверждение "истины не существует" бессмысленно и противоречиво, так как утверждающий это считает его истиной и тем самым сразу и признает, и отрицает наличие истины, так утверждение совершенной и всеобщей бессмысленной жизни само бессмысленно, потому что само является актом разумного познания.

Автор говорит о том, что утверждая бессмысленность жизни, мы разумеем отсутствие в ней абсолютного блага и возможность заполнения им нашей жизни, мы отрицаем существование Бога и божественность человека. Что это "отсутствие" может быть усмотрено и понято нами, это ничего не меняет в его содержании; что утверждение бессмысленности жизни само есть разумное и в этом смысле "осмысленное" познание, не колеблет содержание утверждения, "смысл" значит здесь просто теоретическую обоснованность или очевидность, а совсем не тот практический, жизненный смысл, которого мы ищем.

Мы ищем абсолютного блага; но в мире все блага относительны. Откуда же в нас это понятие абсолютного блага? Мы ищем вечной жизни, при этом все временное бессмысленно; но в мире все, в том числе мы сами, временно; откуда же в нас само понятие вечного? Мы ищем покоя и самоутвержденности жизненной полноты - но в мире и в нашей жизни мы видим только волнение, переход от одного к другому, частичное удовлетворение. Откуда же родилось в нас это понятие блаженного покоя удовлетворенности? Автор спрашивает не о происхождении факта наших мечтаний, а о содержании его предмета. Предмет наших мечтаний, имеет сверхмирное содержание; он есть что-то иное, чем весь мир. Над этим фактом стоит призадуматься; и он открывает нам широкие, еще не изведанные горизонты. Предмет наших мечтаний дан, как воображаемое нами благо, а не так, как дано благо, которым обладаешь и можешь наслаждаться. Должны ли мы удовлетвориться "воображаемым" Богом, воображаемой "истинной жизнью"?

Автор, обращаясь к своему собственному исканию смысла жизни увидел, что несмотря на кажущуюся неосуществимость, само есть проявление реальности того, чего искал автор. Искание Бога это уже действие Бога в человеческой душе. Бог есть именно с нами или в нас, Он в нас действует, и именно Его действиями мы занимаемся иканием того, чего в мире не бывает.  "Ты создал нас для Себя, и неспокойно сердце наше, пока не найдет Тебя" (Бл. Августин).

«Добро, вечность, полнота блаженной удовлетворенности, как и свет истины - все то, что нам нужно, для того, чтобы наша жизнь обрела "смысл", есть не пустая мечта, не человеческая выдумка - все это есть на самом деле, свидетельство тому мы сами, наша мысль об этом, наши собственные искания его.»[1, с.68]

Оправдание веры

«То, что нам нужно до обретения подлинно существенного смысла жизни, есть как мы знаем, во-первых, бытие Бога, как абсолютной основы для силы добра, разума и вечности, как ручательства их торжества над силами зла, бессмыслия и тленности, во-вторых, возможность для меня лично, в моей слабой краткой жизни, приобщиться к Богу и заполнить свою жизнь им.»[1, с.70] Но эти два желания не могут быть осуществимы абсолютно и содержат в себе противоречия.

Бог это единство всеблагости и всемогущества. В Бога мы верим, потому что это единственная истинная реальность, обладающая полнотой всемогущества. Бог не может быть бессильнм; и мы поторопились выше назвать найденное нами сущее добро Богом. «Не заключается ли мучающая нас бессмысленность жизни именно в том, что лучи света и добра в ней так слабы, что лишь смутно и издалека пробивают сквозь толщу тьмы и зла, что они лишь еле мерещатся нам, а господствуют и властвуют в жизни противоположные и начала.»[1, с.71] Может быть в бытие подлинно есть Правда, но она в нем затеряна и бессильна, на каждом шагу одолевается враждебными силами; мировая жизнь все-таки остается бессмысленной.

И тем более бессмысленной остается и наша собственная жизнь. Каждый человек пленен мирскими силами зла и слепоты, жизни наши разбиваются, унесенные потоками времени, поэтому в нас нет утвержденного покоя, светлой ясности, полноты бытия, которые нам нужны для смысла жизни.

Когда мы очень чутко, духовно  вдумываемся или, даже разумно вчувствываемся в то высшее начало, которое предстоит нам, как сущая Правда, то мы убеждаемся, что Правда и подлинное Бытие это одно и то же. Правда не только просто есть. Она есть вместе с тем, что мы называем глубоком смысле жизнью, бытием. Она есть наша единственная почва; то, что ей противоположно есть небытие, смерть, исчезновение. В правде все укрепляется, приобретает прочность и полноту. Фактически, кроме нее есть многое другое – весь эмпирический мир, но мы мыслим его вне абсолютной правды, он становится тенью и мы не понимаем, как он может существовать. Несмотря на наш обыденный опыт, в глубине нашего существа живет высший критерий истины, по которому понятно, что вне Бога нет ничего и что только в Нем мы "живем, движемся и есмы".

Но в подлинном смысле быть - это и значит сознавать или знать. Совершенно бессознательное бытие не есть бытие; быть значит быть для себя, быть себе раскрытым, быть самосознанием.

Основываясь на нашем собственном опыте, на понятии о бытие, мы приходим к убеждению, что либо эти мертвые вещи совсем не существуют в себе, а "существуют" только "для нас", либо же, существуя в себе, они хоть в смутной форме существуют для себя, сознают себя, суть угасающие, еле тлеющие искорки абсолютного Света. В последней глубине бытия нет ничего, кроме света, и лишь на поверхности бытия мы видим - в силу искаженности самого бытия или по нашей недальновидности - слепоту и тьму. Но абсолютная тьма и абсолютная темнота есть такая же бессмыслица, как абсолютное небытие; небытия именно и нет, все, что есть, есть бытие; а потому все, что есть, есть бытие для себя, свет знания, обнаружение сущей истины. И мы понимаем, что свет есть не случайное начало, откуда-то взявшееся в мире и затерявшееся в нем, рискуя ежемгновенно погаснуть, быть разрушенным тьмой.  Наоборот, что свет есть начало и сущность всего, что свет и бытие есть одно и то же, единственное истинно Сущее.

Этот Свет есть вместе с тем вечное начало; более того, он есть сама вечность. В лице всякой истины, даже самой эмпирической по содержанию и доступной даже ограниченному уму, мы постигаем вечность и смотрим на мир из вечности. Автор считает, что всякая истина, это и есть усмотрение вечного смысла. И раз мы сознаем свет, как первооснову бытия и как единственное подлинное бытие, мы познаем, что мы утверждены в вечности. Из этого мы осознаем, что вечность и бытие есть одно и то же. А то, что не вечно, что возникает и исчезает, оно лишь переходит из небытия в бытие и обратно, получается, что все временное в своей изменчивости в сущности ежемгновенно частично погибает и возобновляется, а значит, оно не есть, а только как бы скользит у порога бытия. И мы сами, временные существа, получается,  лишь скользим у порога бытия; но, сознавая все и себя самих в свете вечности,  иначе ничего нельзя сознавать, мы в лице этого сознания подлинно есмы. «Когда мы всем существом нашим вглядываемся и сознательно вживаемся в это истинное бытие, мы знаем, что оно есть именно то, что мы зовем совершенством или высшим благом.» [1, с.76]

Простое существование, как бессмысленная растрата сил жизни за ее сохранение, конечно, не есть высшее благо, не есть абсолютная ценность, а есть нечто, что осмысляется лишь через отдачу его на служение истинному благу. Но, с другой стороны, это истинное благо, которого мы ищем, не есть какая-то ценность с особым, ограниченным содержанием. Поэтому получается, все это само требует оправдания, опять встает вопрос: "для чего?". Мы же ищем такое благо, которое полностью бы всех удовлетворяло, и о котором уже никто не мог бы спросить: "для чего оно?" - и именно такое благо было бы совершенством.  Нет блага выше самой жизни - но только подлинной жизни. Совершенство и жизнь одно и то же. А так как жизнь есть не что иное, как внутренняя сущность бытия, как подлинное для себя бытие, то совершенство и бытие есть так же одно и то же.

Совершенство не может быть только "идеалом", его нет ни в чем, что не есть, а только "должно быть". Совершенство не может быть призраком, тенью, сном человеческой души. То, что мы понимаем под совершенством и чего мы ищем, как единственного абсолютного блага, есть, напротив, само бытие. «Последняя, чаемая нами, абсолютная глубина бытия, последняя его почва и высшее благо, совершенство, совершенная радость, блаженство и светлый покой есть одно и то же.»[1, с.78] Этого никак нельзя разъяснить, доказать, для эмпирического сознания это голословное утверждение, для сердечного знания это самоочевидная истина, не требующая доказательств и очевидности. «Последнее, абсолютное бытие есть блаженство и совершенство; и наоборот: блаженство и совершенство есть последнее, глубочайшее бытие, основа всего сущего - так воочию раскрывается перед нами последняя тайна бытия.»[1, с.78] Лучший образец и символ этого –любовь. Истинная любовь это есть радость жизни, единство жизненной полноты и удовлетворенности. Жажда жизни и бытия с радостью, блаженством, счастьем. И потому мы понимаем, что "Бог есть любовь".

В этом заключается - существо религиозной веры. В души человека есть два основных чувства. Одно это чувство ужаса и трепета перед глубиной и безмерностью бытия, перед бездонной бездной, со всех сторон нас окружающей и готовой мгновенно нас поглотить; второе чувство это жажда совершенства, счастья, умиротворения, последнего светлого и согревающего приюта для души.

В этом непосредственном чувстве благоговения, раскрывающем нам последнюю тайну бытия, как единства бытия и совершенства, бытия и высшей радости, сразу даны нам те два условия, которые нам нужны для осмысления нашей жизни. В нем, прежде всего, нам непосредственно открывается бытие Бога именно, как единство всемогущества и всеблагости. Мы точно знаем, что несовершенство мира это ни вина Бога, ни результат Его слабости, а какой-то другой источник, согласуемый и со всемогуществом и со всеблагостью Божией.

Бог открывается нам как источник и первая основа нашего собственного бытия, а не только, как иное, высшее, превосходящее нас абсолютное начало. Он сам есть наше бытие. Мы все Его творения «из ничего». Более того, мы сознаем себя "сынами Божиими", мы сознаем Богочеловечество, связь Бога с "человеком" . Мы не можем приравнивать себя к Богу, но мы не можем и отделить себя от Бога и противопоставить себя Ему, иначе тогда мы обращаемся в ничто. И мы начинаем прозревать тайну Боговочеловечения и Боговоплощения. Богу мало было сотворить мир и человека, Ему надо было еще наполнить и пронизать Собою человека и мир.

Основа человеческой жизни это Бог, Он ее питание, Он то, что ей нужно чтобы быть подлинной жизнью, чтобы выявить и воплотить себя, утвердить себя. «Божье дело есть мое собственное дело, и, отдавая свою жизнь служению Богу, рассматривая всю ее, как путь к абсолютному совершенству, я не теряю жизни, не становлюсь рабом, который служит другому и сам остается с пустыми руками, напротив, впервые обретаю ее в этом служении. Заповедь: "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный" - эта единственная всеобъемлющая заповедь нашей жизни, или, что то же, заповедь бесконечной, всеми силами души, любви к Богу есть вместе с тем путь к обретению вечного и нетленного сокровища, к обогащению нашей души. Не человек для субботы, а суббота для человека, и наш Путь есть не смерть, а Жизнь.»[1, с.83]

И теперь мы понимаем, что жизнь имеет смысл, и этот смысл легко и просто осуществим для каждого из нас, Бог с нами, в нас.

«Искание смысла жизни есть, таким образом, собственно "осмысление" жизни, раскрытие и внесение в нее смысла, который вне нашей духовной действенности не только не мог бы быть найден, но в эмпирической жизни и не существовал бы.» [1, с.92]

Точнее говоря, в вере, как искании и усмотрении смысла жизни, есть две стороны, неразрывно связанные между собой - сторона теоретическая и практическая. "Осмысление" жизни, которое мы ищем, с одной стороны усмотрение, нахождение смысла жизни, с другой стороны, его действенное созидание, волевое усилие, которым оно "восхищается". Теоретическая сторона осмысления жизни заключается в том, что, заметив истинное бытие и его глубочайшее, подлинное средоточие, мы тем самым имеем жизнь, как подлинное целое, как осмысленное единство, и потому понимаем осмысленность того, что раньше было бессмысленным. Личная жизнь каждого из нас, при отсутствии в которой подлинного центра, кажется нам скрещением бессмысленных случайностей. Но получается так, что все удары судьбы приобретают для нас смысл, как то сами собой укладываются в одно целое и мы находим в этом смысл, осуществить который мы призваны. Историческая жизнь народов, подобна каждой индивидуальной жизни, она состоит из коллективных страстей, стихийных столкновений, коллективного безумия и свидетельствует о непрерывном крушении всех человеческих надежд.

«Рядом с этим теоретическим осмыслением жизни идет другая сторона нашего духовного перевоспитания и углубления, которую можно назвать практическим осмыслением жизни, действенным утверждением в ней смысла и уничтожением ее бессмыслия.» [1, с. 95]

Мы видели только что: духовная ориентировка на первооснове бытия и утверждение себя в ней впервые открывает нам ту широту кругозора, при которой мы можем ее осмыслить. Мы уже видели, что искание смысла жизни есть, борьба за него, творческое его утверждение через свободное внутреннее делание.

Нам нужно рассмотреть еще одну сторону дела. Мы уже говорили о том, что "Бог есть любовь". Религиозное осмысление жизни, раскрытие своей утвержденности в Боге и связанности с Ним есть раскрытие человеческой души. Истинная жизнь есть жизнь во всеобъемлющем всеединстве, неустанное служение абсолютному целому.  Мы впервые подлинно обретаем себя и свою жизнь, когда жертвуем собой и своей эмпирической отъединенностью и замкнутостью и укрепляем все свое существо в ином - в Боге, как первоисточнике всяческой жизни. Но тем самым мы глубочайшим образом связываем себя со всем живущим на земле и прежде всего - с нашими близкими и их судьбой.

Мы видели, в чем заключается это настоящее, основное дело человека. Оно состоит в Первоисточнике жизни, в творческом усилии влить себя в Него и Его в себя, укрепиться в нем и этим осуществить смысл жизни. Оно состоит в обращении нашей души к Богу, в борьбе с нашей гордостью и эгоизмом. Это основное человеческое дело несет в себе силы добра и правды, это дело в общем всего человечества, так и каждого человека в отдельности. В этом деле все люди связаны между собой в Боге, и все - за каждого, и каждый - за всех.

Это дело - подлинно метафизическое дело - возможно вообще только потому, что оно совсем не есть простое человеческое дело. Человеку здесь принадлежит только работа по уготовлению почвы, произрастание же совершается самим Богом. Это есть метафизический, Богочеловеческий процесс, в котором только соучаствует человек, и именно потому в нем может осуществиться утверждение человеческой жизни на ее подлинном смысле.

Смысл жизни, осуществляется, когда вокруг нас проступает вечное начало, он требует погружения жизни в это вечное начало. Лишь поскольку наша жизнь и наш труд соприкасаются с вечным, живут в нем, проникаются им, мы можем рассчитывать вообще на достижение смысла жизни. Все, что рождается во времени, там же и погибает. Поскольку мы живем только во времени, мы им поглощены, и оно уносит нас вместе со всем нашим делом. Единственное дело, осмысляющее жизнь и потому имеющее для человека абсолютный смысл, есть действенное соучастие в Богочеловеческой жизни.

Как быть со всеми остальными человеческими делами, которые всюду нас окружают и заполняют нашу жизнь? Любовь, семья, заботы, должны ли мы от этого всего отказаться ради осмысления жизни?

«Раз навсегда и незыблемо стоит один итог наших размышлений: для того, чтобы искать и найти абсолютное благо, надо прежде всего отказаться от того заблуждения, которое в относительном и частном усматривает само абсолютное, надо понять бессмысленность всего на свете вне связи с подлинно-абсолютным благом.»[1, с. 102]

И все же таким чисто отрицательным выводом мы не можем ограничиться, потому что он был бы односторонним. Смысл жизни, раз найденный, через отречение и жертву, в последней глубине бытия, вместе с тем осмысливает всю жизнь. Никакое человеческое дело, никакой земной интерес не может осмыслить жизни, и в этом отношении они все совершенно бессмысленны.

Человек по своей природе принадлежит к двум мирам - к Богу и к миру. Сердце человека это точка скрещения двух этих сил. Он не может служить этим двум силам сразу и должен иметь только одного господина - Бога. Но Бог есть и Творец мира, и через Бога и в Боге оправдан и мир. Кто может отречься всецело от мира, от всего того в мире, что не согласуется с Богом и не божественно, и идти прямо к Богу, тот поступает праведно, самым кратким и верным, но трудным путем обретает оправдание и смысл своей жизни. Так идут к Богу отшельники и святые. Но есть такие, кому это не дано, у таких людей другое предназначение. Они вынуждены идти к Богу и осуществлять смысл своей жизни сразу двумя путями: пытаться идти прямо к Богу и взращивать в себе Его силу и вместе с тем идти к Нему через переработку и совершенствование мирских сил в себе и вокруг себя, через приспособление их всех к служению Богу. Такой путь мирянина.

«Другими словами, существует истинное и ложное отречение от "мира". Истинное заключается в действительном подавлении в себе мирских страстей, в свободе от них, в ясном и действенно подтверждаемом усмотрении призрачности всех мирских благ. Ложное отречение состоит в фактическом пользовании жизненными благами, в рабстве перед миром и желании вместе с тем не соучаствовать действенно в жизни мира и наружно не соприкасаться с его греховностью.»[1, с.106]

Когда человек отдает свою жизнь, как средство, для чего-то частного, в чем бы оно ни заключалось, когда он служит какой-либо абсолютной цели, которая сама не имеет отношения к его собственной, личной жизни, к интимному и основному запросу его духа, к его потребности найти самого себя, тогда человек становится рабом и теряет смысл своей жизни. И лишь когда он отдает себя служению тому, что есть вечная основа и источник его собственной жизни, он обретает смысл жизни.

Силы духа, укрепленные и питаемые изнутри, должны свободно изливаться наружу, вера без дел мертва; свет, идущий из глубины, должен озарять тьму во вне. Но силы духа не должны идти в услужение и плен к бессмысленным силам мира, и тьма не должна заглушать вечного Света.

Это есть, ведь, тот живой Свет, который просвещает всякого человека, приходящего в мир; это - сам Богочеловек Христос, Который есть для нас "путь, истина и жизнь" и который именно потому есть вечный, неразрушимый смысл нашей жизни.

Заключение

Итак, по мнению С. Л. Франка, общественная жизнь имеет своим единственным, конечным назначением осуществление своей истинной онтологической природы во всей ее конкретной полноте, т. е. «обожение» человека, возможно более полное воплощение в совместной человеческой жизни всей полноты Божественной правды. Цель человеческой жизни, вообще, одна - осуществление самой жизни во всей всеобъемлющей полноте, глубине и гармонии и свободе ее Божественной первоосновы.

С. Л. Франк - знаменитый философ, мыслитель, гуманист, но я позволю себе немного усомниться в верности данной им оценки смысла человеческой жизни. Некоторые части его работы больше похожи на проповедь. Эта работа - философский трактат, но основывающийся на мощной религиозной базе.

Было несколько моментов в работе, которые я не восприняла, как “истину”. Так Франк говорит, что для того чтобы жизнь имела смысл, необходимы 2 условия: существование Бога и наша собственная причастность ему; и наше участие в самой божественной жизни. Этим утверждением он напрочь отрицает наличие небольшой в наше время (когда можно обращаться к вере) группы людей, называемой атеистами. А если он все же допускает, что таковые существуют, то значит его утверждение можно расценивать как то, что жизнь атеистов полностью лишена смысла, целей, ведь они отрицают существование Бога, следовательно, они не причастны никоим образом к Богу, не принимают участия в Божественной жизни, не посвящают свою жизнь служению Богу. Следуя определению смысла жизни, данного Франком, жизнь атеиста однозначно бессмысленна, но я позволю себе не согласиться с этим.

Для меня смысл жизни заключается в том, чтобы прожить отведенный мне срок так, чтобы не было потом мучительно больно за бесцельно растраченное время, прожить жизнь так, чтобы осталось после меня на земле что-то полезное.

Все это я веду к тому, что среди атеистов, например, много врачей, хирургов, т.е. людей, знающих физиологию, анатомию человека, для них в человеке не существует Бога, они знают, что физически он нигде присутствовать в человеке не может, но сколько человеческих жизней было спасено руками тех самых врачей-атеистов! Разве можно назвать бессмысленной жизнь человека, спасшего 1000 жизней или даже одну?!

Есть еще один момент, с которым я позволю себе не согласиться. Автор утверждает, что жизнь человека, строящего “светлое будущее” для людей, но самого этого будущего не видящего - также лишена всякого смысла. Он говорит, что людей, принимавших участие в приближении блаженства, мира добра и разума, но уже не способных (по времени) стать его участниками, можно сравнить с навозом, служащим для удобрения и тем содействующим будущему урожаю. Возможно, в наши дни приведенное ниже сравнение будет неуместным, но…В 1917 году, когда голодный народ, усталые, измотанные войной солдаты поднимали мятеж, я не думаю, что они не видели смысла своей жизни. Он был - смысл заключался в уничтожении существующего строя в надежде на лучшую жизнь. Ошибкой было бы считать, что все, идущие на штурм Зимнего дворца, были молоды, полны сил и здоровья и смогли бы жить в новом государстве, где нет монархии. Много было и таких, которые знали, что семена, ими посеянные, пожнут дети, внуки, ради них они и шли к воротам Зимнего дворца. Так разве можно называть их жизни бессмысленными, если главным для них было создание новой страны и общества во имя будущего своих детей?

Я, собственно, как и С. Л. Франк,  не принимаю революцию и ее последствий. Но, с другой стороны, я не могу не восхищаться людьми, отказавшимися от всего во имя своей великой цели.

Я согласен с автором, что все внешние человеческие дела опираются на дела внутренние - на осмысление жизни через духовное делание, через взращивание в себе сил добра и правды, но я не совсем уверена, что для познания истины и добра нужно постоянно молиться, как утверждает автор, и быть аскетом.

Возможно, мое немного скептическое отношение к данной работе С. Л. Франка можно объяснить разницей в возрасте с автором, а, следовательно, и разницей во взглядах и оценке мира. Возможно, достигнув возраста того возраста, в коем Франк написал трактат «О смысле жизни», я приду к другому пониманию смысла жизни. Но сейчас со всей самоуверенностью молодости я не позволю себе согласиться со всеми утверждениями знаменитого философа.

Список использованной литературы

  1.  Франк С.Л. Смысл жизни. –  СПб.: «ЛИТЕРА», 2005 г.

 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

71570. Физиологические группы бактерий 303.5 KB
  Физиологическая группа фотосинтезирующих прокариотических организмов представлена классом Anoxyphotobacteria (пурпурными, зелеными бактериями, гелиобактериями) и классом Oxyphotobacteriа (цианобактерии, прохлорофитами), а также галобактериями, которые относятся к Архебактериям.
71571. Наследственность и изменчивость микроорганизмов. Мутации у бактерий и мутагенные факторы 235 KB
  В результате постановки ряда экспериментов были получены данные, свидетельствующие о том, что у бактерий мутации носят спонтанный и ненаправленный характер. К их числу относятся, прежде всего, эксперименты С. Лурия, М. Дельбрюка, Г. Ньюкомба и супругов Е. и Дж. Ледерберг.
71572. Форми та суб’єкти права власності 121.5 KB
  Форми права власності за законодавством України Традиційно поділ права власності на види проводиться за формами власності або за суб’єктами права власності. Відповідно до такого підходу Конституція передбачає три економічні форми власності: приватну державну комунальну.
71573. Підстави набуття та припинення права власності 109.5 KB
  ЦК України право власності набувається на підставах що не заборонені законом зокрема із правочинів. Романович розрізняє поняття способів і підстав набуття права власності. Так способи набуття права власності –- це сукупність подій і обставин які чітко передбачені в законі...
71574. Речові права на чуже майно 84 KB
  Право користування чужим майном сервітути за новим законодавством України Вісник Львівського університету. 395 ЦК України речовими правами на чуже майно є: 1 право володіння; 2 право користування сервітут; 3 право користування земельною ділянкою для сільськогосподарських потреб емфітевзис...
71575. Право власності окремих суб’єктів права. Право приватної власності фізичних осіб 43 KB
  Підстави виникнення та припинення права власності фізичних осіб. Зміст і здійснення фізичними особами права приватної власності. Деякі аспекти застосування цивільного законодавства при здійсненні права власності подружжя Юридична Україна.
71576. Право спільної власності 58.5 KB
  Для спільної власності характерною є множинність суб’єктів права власності. Такі суб’єкти є учасниками спільної власності, співвласниками. Оскільки відносини між ними виникають щодо одного об’єкта, що є у спільній власності, тому існує необхідність їхнього правового регулювання.
71577. Цивільно-правові засоби захисту права власності 64.5 KB
  Цивільноправові засоби захисту права власності Основні засади захисту права власності. Система цивільноправових засобів захисту права власності. Позов про визнання права власності Позов про виключення майна з опису звільнення зпід арешту.
71578. Право власності на житло 121 KB
  З часу проголошення Україною незалежності пріоритетним напрямком її державної економічної політики став розвиток права приватної власності на житло. Становленню системи нормативноправових актів у сфері регулювання права власності на житло сприяло прийняття Цивільного та Земельною кодексів...