97810

Образ актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания

Дипломная

Психология и эзотерика

База и методы исследования образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания. Ничто не является для человека такой сильной нагрузкой и таким сильным испытанием как другой человек – эту метафору можно положить в основу исследований психологического феномена...

Русский

2015-10-25

573.5 KB

2 чел.

Содержание

Введение…………………………………………………………………….……..3

Глава 1. Теоретические основы изучения образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания

1.1. Осмысление категории образа в психологической науке………. …6

1.2  «Эмоциональное выгорание» как психологический феномен и форма профессиональной деформации у пенитенциарных служащих………17

1.3 Специфика деятельности в уголовно-исполнительной системе…..37

Выводы……………………………………………………………………42

Глава 2. База и методы исследования образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания

2.1. База и методы исследования …………………………………….….48

2.2. Общий анализ изучения образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы……………….

2.3. Сравнительный анализ изучения образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы…………………………………………………………………………………55

Выводы………………………………………………………………..…...64

Заключение……………………………………………………………………….69

Литература…………………………………………………………….................72

Введение

Проблематика стрессоустойчивости  человека в различных профессиях с давних пор привлекала внимание психологов. Существует ряд профессий, в которых человек начинает испытывать чувство внутренней эмоциональной опустошённости вследствие необходимости постоянных  контактов с другими людьми. «Ничто не является для человека такой сильной нагрузкой и таким сильным испытанием, как другой человек», – эту метафору можно положить в основу исследований психологического феномена – синдрома  эмоционального выгорания.

Одним из частых негативных проявлений у представителей социальных

профессий является феномен «эмоционального выгорания» или, в другой редакции, синдром эмоционального выгорания. Данный синдром возникает в ситуациях интенсивного профессионального общения под влиянием множества внешних и внутренних факторов.) и проявляется как «приглушение» эмоций, исчезновение остроты чувств и переживаний, увеличение числа конфликтов с партнёрами по общению, равнодушие и отгороженность от переживаний другого человека, потеря ощущения ценности жизни, утрата веры в собственные силы и др. К категории работников, подверженных риску развития «эмоционального выгорания», относятся и пенитенциарные служащие, профессиональная деятельность которых имеет ряд специфических особенностей, осложнена множеством негативных факторов. Её успешность определяется не только и не столько профессиональными знаниями, сколько умениями реализовать их в своей деятельности за счёт развития профессионально важных и личностных качеств. Особенно это касается тех отделов уголовно-исполнительной системы (УИС), представители которых непосредственно общаются с заключёнными.

Целью дипломной работы является выявление особенностей образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исправительной системы с различной степенью эмоционального выгорания.

 Объектом изучения является образ профессиональной деятельности, а предметом – образ актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания.
Задачи исследования:

  1.  Анализ литературы по категории образа, о  синдроме эмоционального  выгорания и о специфике деятельности в уголовно исполнительной системе.
  2.  Организация эмпирического исследования с целью выявления уровня эмоционального выгорания и формирование выборок испытуемых.
  3.  Выявление особенностей образа профессиональной деятельности у работников уголовно-исправительных учреждений.
  4.  Выявление различий в актуальном и идеальном образе профессиональной деятельности у сотрудников с разным уровнем эмоционального выгорания.

Гипотеза – у работников с выраженным эмоциональным выгоранием и у работников без выраженного эмоционального выгорания существуют значимые различия в представлении образа актуальной профессиональной деятельности.

Частная гипотеза:

  1.  у сотрудников с выраженным эмоциональным выгоранием преобладают материальные аспекты в образе профессиональной деятельности
  2.  У сотрудников без выраженного эмоционального выгорания преобладают коммуникативные аспекты и аспекты, связанные с профессионализацией.

В качестве методологической основы взяты следующие концепции и теории:

1) работы  К. Маслач и С. Е. Джексона, В. включающие  в себя эмоциональное истощение, деперсонализацию, редуцирование личных достижений;

2) Теоретико-методологической основой работы являются идеи П.Я. Гальперина, А.Н. Леонтьева о понятии образа в психологии

Методы исследования: теоретический анализ литературы, посвященной проблеме эмоционального выгорания у работников УИС; практические методы психодиагностики; метод математической и статической обработки эмпирических данных- φ* - критерий углового преобразования Фишера.

Данный методический комплекс является актуальным и обоснованным, так как вышеперечисленные опросники являются точными, надежными, валидными, известными и полностью соответствуют цели исследования. Следовательно, полученные в ходе исследования данные являются достоверными и точными.

Практическая значимость исследования заключается в том, что проблема «эмоционального выгорания» представляет для нас не только научный интерес, она имеет большую практическую значимость при использовании полученных данных в системе психогигиенических, психопрофилактических и психокоррекционных мероприятий, обеспечивающих сохранение и укрепление здоровья  и повышения работоспособности работников УИС.

Структура дипломной работы включает введение, 2 главы, раскрывающих теоретические и эмпирические аспекты проведения исследования, заключение и список литературы, содержащий 27 источников. В дипломной работе представлено 5 таблиц и 2 графика. Общий объем работы 73 страниц.

Глава 1. Теоретические основы изучения образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания

Осмысление категории образа в психологической науке

В психологической науке категория образа принадлежит к числу фундаментальных. Изучение образа имеет огромное значение для теоретических основ психологии, теоретических позиций специальных психологических дисциплин, решения практических и прикладных задач современной психологии. Образ как и многие другие категории психологической науки первоначально были осмыслены и разработаны в философии.

Первые принципиальные позиции рассмотрения образа были заложены еще в античной философии. На научном этапе развития психологии категория образа находится в «пространстве» научной деятельности практически всех основных психологических направлений. В настоящее время обращение к образу широко распространено в различных психодиагностических методиках, психологических и психотерапевтических практиках (гештальт терапии, когнитивной терапии, символдраме и т.д.).

История научно-философского понимания категории образа восходит к античным философам. Впервые о нем упоминает Платон. В «Государстве» он приводит аллегорическую историю о пещере, где живут люди, заключенные, как пленники, в мир образов. В пещере они видят тени на стене, которые отбрасывают объекты, находящиеся снаружи. Эти тени обитатели пещеры принимают за реальность, не имея понятия о подлинных вещах. Наконец, люди попадают наружу, на солнечный свет, и, увидев настоящие объекты, узнают, что были обмануты тенями.

Платон рассматривает материальный мир как копию, отражение в зеркале материальности идей, пребывающих в вечности. Исходя из этого, в его понимании, образ – это копия копии существующих  a priori  идей, которая находится вне души. По мысли Платона, образы в жизни человека могут играть как положительную, так и отрицательную роль: в положительном смысле они помогают сохранить опыт, в отрицательном – способствуют подмене реальности иллюзией, заставляя принимать копию за оригинал.

Вслед за Платоном к анализу образа обращается Аристотель. Аристотель, создатель первого систематизированного учения о психике, в своем главном психологическом труде -трактате "О душе" писал: "душа есть известное осуществление и осмысление того, что обладает возможностью быть осуществленным" [1]. Субъект строит свои действия в зависимости от того, что может произойти лишь в будущем - в будущем которого еще нет. Цель как образ будущего в данном случае, образ должного детерминирует настоящее, определяет собой реальное действие и состояние субъекта. Таким образом, как Платон, так и  Аристотель рассматривают образы как результат воспроизводящей деятельности, как копирование, имитацию. В их теориях образ не является объяснительным принципом, а его создание изначальным, творческим процессом. Основной задачей, которую выполняет образ, является отражение (калькирование) некоторого более «значимого» источника, находящегося вне человеческой субъективности.

Взгляды Платона и Аристотеля на образ как результат репрезентации  получили дальнейшее развитие в философии средневековья и нового времени. В конце XVIII века продолжателем этого взгляда становится Кант, идеи которого коренным образом меняют взгляд на проблему образа.  По мнению Канта, необходимым условием любого знания является процесс формирования образа, поскольку разум и чувство являются производными процесса воображения. Процесс создания образа может быть как производящим, так и воспроизводящим. «Именно возникновение образов порождает наше сознание, которое, в свою очередь, проливает свет на наш мир». (Кембридж) Кант рассматривает процесс создания образа трансцендентно по отношению к разуму и придает образу значение источника смысла, творящего начала, позволяющего человеку познавать реальность.

Идеи Канта, освободившие воображение и поместившие образ в центр познания, получили бурное развитие на протяжении всего XIX века (Бодлер, Фихте, Шеллинг и т.д.)

Таким образом, к моменту оформления психологии в самостоятельную науку в традиции западной философии  анализ категории образа развивается в двух принципиально различных направлениях: с одной стороны, образ, источником которого является мир идей, полагается пассивной копией объектов материального мира, связывающей человека с объективной реальностью, с другой – образ является активным творческим началом, порождающим сознание и дающим возможность познания действительности. При столь существенном различии этих двух точек зрения, единым для них выступает анализ образа как моста между двумя парами противоположностей: миром вещей и миром идей, «трансцендентной реальностью» и реальностью материального мира, внешнего и внутреннего, духа и материи [1].

Анализ построения образа, его функционирование и развитие - прерогатива психологии, которая рассматривает его как процесс, играющий важную роль в системе психической регуляции деятельности человека. Образ воплощает в себе сущность психического. В натуралистических вариантах гносеологии образ совпадает с чувственно данными и представлен в ощущениях, восприятиях, представлениях. В чувственно данных образа воспроизводятся внешние свойства, связи, пространственно-временные отношения объектов, которые определяются непосредственным взаимодействием с объектом. Мысленный образ - результат абстрагирующей деятельности субъекта, способ репрезентации объекта субъекту.[30]

Объективность научного познания зависит от адекватности образа исследуемым объектам и процессам. В гносеологии, строящей идеализированные схемы и модели познания, широко используются такие понятия как "гносеологический образ", "образ науки", "чувственный образ". Тем самым характеризуются не только отдельные стороны познавательного процесса, но и процедуры рефлексии науки о самой себе [3].

Проблема образа в психологии является одной из центральных и принадлежит к числу фундаментальных. Важность изучения такой психологической категории как образ продиктована рядом практических задач. В отечественной психологии долгое время разрабатывалась общая теория образа (Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, В.П. Зинченко и др.) В теории отражения понятие образ занимает ведущее место. Велико значение образа в регуляции деятельности, поведения, общения.

В отечественной психологической науке широко изучалась роль образов и понятий о людях в регуляции поведения человека (А.Г. Ковалев, A. M. Матюшкин, В.В. Столин, А.А. Бодалев и др.). Рассматривалась как в целом, так и в частностях динамика всей познавательной деятельности человека, когда объектом ее оказывается другой человек, и все глубже прослеживаются отличия в познании человеком человека от познания им просто предмета (Г.М. Андреева, А.А. Бодалев, Я.Л. Коломинский и др.).

Категория образа достаточно проработана в такой отрасли психологической науки как инженерная психология и психология труда. В 50-х - 70-х годах 20-го века в нашей стране разными авторами активно изучался ряд понятий, используемых для характеристики образа, регулирующего предметные действия оператора (летчика-оператора).

Были выделены центральные характеристики: "концептуальная модель", "оперативный образ", "образ-цель". Понятие концептуальной модели введено английским психологом А.Т. Велфордом (1961), а в отечественной психологии детально разрабатывалось В.П. Зинченко (1997) с коллегами.

Понятие "оперативный образ" предложено Д.А. Ошаниным (1973). Б.Ф. Ломовым (1991) рассматривалось еще одно понятие инженерной психологии - "образ-цель".

Развернутую трактовку понятия "образ" предложил А.Н. Леонтьев в работе "Образ мира", определив главную роль, которую играет образ в процессе психического отражения объективной реальности личностью. Согласно автору, восприятие носит не пассивный, исключительно реактивный характер, но включает в себя формирование образа окружающей действительности. А.Н. Леонтьев ввел понятие о пятом квазиизмерении, в котором открывается человеку объективный мир - смысловое поле, система значений [4]. В отличие от взглядов представителей гештальтпсихологии он рассматривает образ как активное, действующее начало, влияющее не только на сам характер восприятия, но и на мотивационную сферу личности, а через нее - на деятельность субъекта.

А.Н. Леонтьев отмечал, что сама проблема восприятия психологической науки должна ставиться как проблема построения в сознании индивида многомерного образа мира, образа реальности.

Психологию образа (восприятия) ученый рассматривал в качестве знания о том, как в процессе своей деятельности индивиды строят образ мира - мира, в котором они живут и действуют [4].

Намеченный А.Н. Леонтьевым подход к образу мира получил свою конкретизацию и развитие в работах С.Д. Смирнова , посвященных проблеме активности психического отражения. Ученый отмечал, что категория образа является центральной категорией психологии познавательных процессов. В широком смысле образ рассматривается в качестве любой (в том числе и абстрактно-логической) субъективной формы отражения реальности; в узком - используется для обозначения чувственных форм отражения, имеющих сенсорную (образы ощущения, восприятия и т.д.) или квазисенсорную (образы памяти, воображения и т.д.) природу. Целостный образ мира выступает в качестве интегрального конструкта познавательной сферы личности. Образ мира не складывается из образов отдельных предметов и явлений, а с самого начала развивается и функционирует как целое. Любой образ является элементом образа мира и сущность его состоит в той функции, которую он выполняет в целостном отражении реальности [5; 67].

Важнейшей характеристикой образа мира, обеспечивающей ему возможность функционирования в качестве активного начала процесса отражения, является его деятельностная и социальная природа. О деятельностной и социальной природе образа мира свидетельствуют два аспекта. Первый - генетический аспект состоит в том, что зарождение и развитие образа мира происходит в ходе освоения и развития деятельности и общения. Второй аспект состоит в том, что в образ мира входит отражение той действительности, которая позволяет выделять свойства объектов, не обнаруживаемых при взаимодействии с органами чувств.

Отражение глубоких, существенных характеристик мира образует ядерные структуры образа мира. Эти уровни символической, знаковой репрезентации мира формируются в индивидуальной психике субъекта на основе усвоения системы общественно выработанных значений, закрепленных в языке, предметах культуры, нормах и эталонах деятельности. Образ мира как многоуровневая система характеризует представление человека о мире, других людях, себе и своей деятельности [6].

Рассмотрение понятия образа мира продиктовано профессиональной относительностью образа мира, на что обратил внимание и сделал предметом анализа Е.А. Климов.

Человек в процессе труда предвидит и предусматривает его продукт. Это предвидение имеет форму построения идеального представления, которое вместе с тем как сознательная цель предшествует производству продукта (как материального, так духовного). Эта цель как закон определяет способ и характер действий человека, который подчиняет ей свою волю.

Во всех видах деятельности процессу получения ее предметного результата предшествует возникновение потребности, влечения, внутреннего образа, представления и цели. Эти понятия имеют разное содержание, но их объединяет понятие идеального. И в идеальном плане они позволяют предвидеть, предусмотреть и опробовать возможные действия, направленные к реальному достижению результата, удовлетворяющего потребность.

Наличие у личности идеального образа его собственной деятельности позволяет ему рассматривать наедине с самим собой ее основания, изменять замыслы своих действий, проконтролировать свои намерения, желания и чувства, сформулировать высказывания, соответствующие конкретной ситуации. Поэтому идеальный образ деятельности можно назвать ее внутренним планом в отличие от внешнего плана, в котором деятельность реально осуществляется.

Исходя из работ многих исследователей (И.М. Сеченов, Б.Г. Ананьев и др.), можно выделить три основных уровня психического отражения действительности: сенсорно-перцептивный, представленческий и речемыслительный.

На сенсорно-перцептивном уровне речь идет о тех образах, которые возникают при непосредственном воздействии предметов и явлений на органы чувств.

Следующий уровень психического отражения - это уровень представлений, к которому относится широкий круг явлений: образная память, воображение, последовательные, эйдетические образы и т.д. Все эти образы вторичны по сравнению с теми, которые возникают при непосредственном воздействии предметов и событий на органы чувств.

На речемыслительном уровне человек строит образ сознательно и целенаправленно.

В реальной жизни человека уровни образного отражения не изолированы друг от друга. В процессе деятельности и общения человек всегда переходит от одного уровня к другому, в зависимости от конкретных обстоятельств. Отношения между уровнями весьма динамичны, и это обеспечивает регуляцию действий человека, адекватно целям и условиям деятельности [7].

Понятие о психическом образе является центральным для концепции Д.А. Ошанина. В его понятии образ - это любое отражение объекта как системы [8].

Соответственно изучение образа сводится: к описанию структуры образа как отраженной структуры объекта; к анализу структуры образа относительно структуры объекта; к исследованию соотношения двух структур: отражаемой в образе структуры объекта и структуры образа, отражающего объект.

Информация об объекте структурирована в образе иерархически и расположена на разных уровнях наглядности и конкретности, и осознанности, а между различными уровнями существуют стойкие функциональные и структурные взаимозависимости. Д.А. Ошаниным проводятся различения актуализированного содержания образа, данного в непосредственном переживании и являющегося некоторой выборкой из его потенциального содержания, информационного задела.

Им использовалось понятие ведущей структуры, то есть той, которая актуализируется легче и чаще остальных. В качестве ведущей чаще всего выступает сенсорная структура объекта. Благодаря ведущей структуре отражение в образе остается крайне экономичным, ничего не теряя от своей потенциальной полноты [9].

Концепция, развиваемая Д.А. Ошаниным, по существу подготовила почву для дальнейших разработок в постижении закономерностей построения образа. В поле зрения исследователей прочно вошло представление о том, что само построение образа ситуации, образа решаемой задачи, образа программы, образа возможных результатов осуществляется всегда под углом зрения решения определенной задачи.

Процесс построения образов как моделей осуществляется как процесс порождения образов, а не как процесс адекватного отражения объективной реальности - существующего вне субъекта мира вещей и явлений.

В психологических исследованиях образ рассматривается как результат процесса присвоения субъектом предметного мира в его идеальной форме, в форме сознательного его отражения. В результате этого отражения происходит превращение объекта в его субъективную форму. Разделение поля восприятия и поля сознания приводит к разделению образов, составляющих эти поля на два вида. Одни из них можно назвать "чувственными" образами, а другие "абстрактными", носителями тех или иных значений, понятий. Такое разделение предполагает и различие в структуре этих образов [9].

В самом общем виде понятием "образ" обозначают результат отражения объекта (или объективной действительности) в сознании человека. Под "отражением" при этом чаще всего полагают познавательные (перцептивные и интеллектуальные) процессы психического отражения.

Образ может быть не только продуктом перцептивного и познавательного отражения, но и эмоционального отражения действительности, выражающим эмоциональное отношение к чему-либо.

Образ может быть личностным, отражающим межличностные отношения в группе или вообще в социуме и т.д.

Более того, в естественных условиях психическое отражение и образ, как его результат, представляет собой систему разномодальных и психологически разноуровневых компонентов, в которую входят в единстве и взаимодействии телесные и эмоциональные ощущения, мыслительно-понятийное, социально-личностное и духовное отражение [9].

Б.Ф. Ломов считал, что субъективность образа включает элементы пристрастности, зависимости образа от потребностей, мотивов, целей, установок, эмоций человека и т.д. Образ формируется на базе опыта, который накопил человек. Субъективное отражение неизбежно связано с преобразованием информации, поступающей извне, в соответствии с той позицией, которую занимает носитель образа [10].

Образы, по В.В. Давыдову - субъективные феномены, возникающие в результате предметно-практической, сенсорно-перцептивной и мыслительной деятельности. Образ - это целостное, интегральное отражение действительности, в котором одновременно представлены основные перцептивные категории (пространство, время, движение, цвет, форма, фактура и т.д.). Важнейшей функцией образа является регуляция деятельности [1].

С.Д. Смирнов, анализируя понятия "деятельность" и " образ", отмечает, что они представляют собой две в определенном смысле противоположные и одновременно взаимосвязанные формы психического.

Более того - основной способ существования психического есть постоянный переход образа в деятельность и деятельности в образ.

Психический образ в каком-то смысле представляет собой орган деятельности [9].

Л.П. Гримак определяет образ как "субъективный феномен, формирующийся в процессе предметно-практической, чувственной и мыслительной активности и представляющий собой результат целостного, интегрального отражения окружающей действительности. Образы всегда многомерны и отражают различные стороны воспринимаемых объектов, их связь друг с другом, а также отношения их к субъекту восприятия.

Функции образной деятельности тоже многоплановы. С одной стороны, психические образы даны нам для того, чтобы, "не выходя из пространства своего мозга", мы могли на их основе уточнять, систематизировать и обобщать воспринятые объекты и явления внешнего мира" [11].

Далее автор обращает внимание на еще одну важную сторону образной деятельности - ее общую регулирующую и адаптогенную приспособительную роль. Образ зачастую продолжает играть роль того психического стимула, который в данный момент, в новой реальной ситуации, уже отсутствует, но его последующее действие прогнозируется с высокой степенью вероятности. Громадная роль образа проявляется в регуляции поведения и в осуществлении внешне проявляемых реакций [12].

Анализируя образ как целостное явление в сфере сознания, В.А. Ганзен и А.А. Гостев выделяют такие мысленные образы, которые имеют преимущественно внутренний информационный источник (память в самом широком ее понимании), составляют подавляющую часть множества образных явлений. Образ в их понимании рассматривается как своеобразная единица "потока сознания" [10].

В слове "образ" - корень "аз" [13]. "Азъ" в славянском языке - местоимение первого лица единственного числа, т.е. "Я"; отсюда "образ" - обретение "Я", возвращение к себе. Значение образа - в придании организованной формы стихийной неопределенности впечатлений. Он - живой, подвижный, может расти и соединяться с другими образами в структуре Я-концепции. Особенно важна его связь со словом (оплотнившийся образ). В связи с этим С.Л. Рубинштейн отмечает, что образ "питает мышление" и "не только понятие, но и образ выступает на всяком, даже самом высшем уровне мышления" [14].

В психологической науке проблема образа принадлежит к числу фундаментальных. Изучение формирования образа окружающей действительности в сознании человека, его функций в поведении и деятельности, его мозговых механизмов имеет исключительно большое значение для развития, как общей теории психологии, так и теоретических позиций специальных психологических дисциплин. Разработка этой проблемы не менее важна и для решения прикладных задач, которые ставятся перед психологией общественной практикой, особенно когда речь идет о психологическом обеспечении процессов обучения человека, проектировании его деятельности.

Если обратиться к психологическому словарю, то под образом понимается - субъективная картина мира или его фрагментов, включая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий. Понятие образа неотделимо от широкого понятия образа мира как целостной, многоуровневой системы представлений человека о мире, о других людях, о себе и своей деятельности [15].

Длительное время психология образа уделяла внимание разработке проблемы перцептивного образа, его структуры, функций и значения для профессиональной деятельности, связанной со сферами "человек-техника", и "человек-художественный образ". Сложность предмета и сферы профессий социономического профиля определили трудности изучения и недостаточную разработанность проблемы профессионального образа психологической деятельности.

В своей работе мы выделяем образ актуальной профессиональной деятельности сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания как одну из наиболее значимых составляющих образа их жизни. Образ собственной профессиональной деятельности формируется с момента выбора этой деятельности.

Таким образом, в отечественной психологии проблема образа привлекала пристальное внимание исследователей. В концепциях российский ученых образ предстает как феномен, порождающий и описывающий психическую реальность. Рассматриваемый в контексте теории отражения, образ, с одной стороны, позволяет увидеть специфику процесса отражения на различных уровнях психической организации человека. С другой позиции изучения образ, помещенный в пространство сознания, - это интегральный продукт взаимодействия человека с реальным миром, раскрывающий основные функции психики, ее активное деятельностное начало.

  1.  . «Эмоциональное выгорание» как психологический феномен и форма профессиональной деформации у пенитенциарных

служащих

Синдром эмоционального выгорания - понятие, введённое в психологию американским психиатром Фрейденбергом в 1974 году, проявляющееся нарастающим эмоциональным истощением. Врачи называют это просто переутомлением.

Синдром эмоционального выгорания проявляется в виде нарастающего безразличия к своим обязанностям, происходящему на работе, дегуманизации в форме растущего негативизма по отношению как к пациентам или клиентам, так и к сотрудникам, ощущении собственной профессиональной несостоятельности, ощущении неудовлетворенности работой, явлениях деперсонализации, а в конечном итоге в резком ухудшении качества жизни. В дальнейшем могут развиваться невротические расстройства и психосоматические заболевания. Развитию данного состояния способствует необходимость работы в одном и напряженном ритме с большой эмоциональной нагрузкой личностного взаимодействия с трудным контингентом. Вместе с этим развитию синдрома способствует отсутствие должного вознаграждения (в том числе не только материального, но и психологического) за выполненную работу, что заставляет человека думать, что его работа не имеет ценности для общества.

Фрейденберг указывал, что подобное состояние развивается у людей, склонных к сочувствию, идеалистическому отношению к работе, вместе с тем неустойчивым, склонным к мечтаниям, одержимых навязчивыми идеями. В этом случае синдром эмоционального выгорания может представлять собой механизм психологической защиты в форме частичного, либо полного исключения эмоций в ответ на психотравмирующие воздействия [16].

Феномен «эмоционального выгорания» был детализирован Маслач, Пельманом и Хартманом в 1982 году, в результате чего выделился его синдром. Последние из авторов, обобщив многие определения «выгорания», выделили три главных компонента: эмоциональное или физическое истощение, деперсонализация и сниженная рабочая продуктивность.

Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального перенапряжения и в чувстве опустошенности, исчерпанности своих эмоциональных ресурсов. Человек чувствует, что не может отдаваться работе с таким же воодушевлением, желанием, как раньше.

К трем основным факторам, играющим существенную роль в «эмоциональном выгорании», относят следующие: личностный, ролевой и организационный.

Среди личностных особенностей, способствующих «выгоранию», Фрейнденберг выделяет эмпатию, гуманность, мягкость, увлекаемость, идеализированность, интровертированность, фанатичность. Имеются данные, что у женщин эмоциональное истощение наступает быстрее, чем у мужчин, хотя это подтверждается не во всех исследованиях. А. Пайнс с коллегами установили связь «выгорания» с чувством значимости себя на рабочем месте, с профессиональным продвижением, автономией и уровнем контроля со стороны руководства. Значимость работы является барьером для развития «выгорания». В то же время неудовлетворенность профессиональным ростом, потребность в поддержке, недостаток автономии способствую «выгоранию». В.И. Ковальчук отмечает роль таких личностных особенностей, как самооценка и локус контроля. Людям с низким уровнем самооценки и экстернальным локусом контроля больше угрожает напряжение, поэтому они более уязвимы и подвержены «выгоранию».

К. Кондо наиболее уязвимыми, «выгорающими» считает тех, кто разрешает стрессовые ситуации агрессивно, в соперничестве, несдержанно, любой ценой, а также «трудоголиков», т.е. людей, решивших посвятить себя только реализации рабочих целей, кто нашел свое призвание и работает до самозабвения.

Ролевой фактор по Кондо и Куунарпуу проявляется в ролевой конфликтности, ролевой неопределенности.

К организационному фактору, способствующему развитию «выгорания», относят: многочасовой характер работы, не оцениваемой должным образом, имеющей трудноизмеримое содержание, требующей исключительной продуктивности; неадекватность содержанию работы характера руководства со стороны начальства и т.д.[29]

Как отмечает В.И. Ковальчук, среди организационных факторов «выгоревшие» лица указывают на следующие причины «выгорания»: чрезмерный уровень напряжения и объем работы, особенно при нереальных сроках ее выполнения; монотонность работы вследствие слишком большого количества повторений; вкладывание в работу больших личностных ресурсов и недостаток признания и положительной оценки; физическое изнеможение, недостаточный отдых или отсутствие нормального сна; работа без дальнейшего профессионального совершенствования; напряженность и конфликты в межличностных отношениях; недостаточная поддержка со стороны коллег; эмоциональная насыщенность или когнитивная сложность коммуникации и др. [17].

В настоящее время выделяют около 100 симптомов, так или иначе связанных с синдромом эмоционального выгорания. Прежде всего, следует отметить, что условия профессиональной деятельности порой могут явиться и причиной синдрома хронической усталости, который довольно часто сопутствует синдрому эмоционального выгорания. При синдроме хронической усталости типичны жалобы клиентов (пациентов): прогрессирующая усталость, снижение работоспособности; плохая переносимость ранее привычных нагрузок; мышечная слабость; боль в мышцах; расстройства сна; головные боли; забывчивость; раздражительность; снижение мыслительной активности и способности к концентрации внимания. У лиц, страдающих синдромом хронической усталости, может регистрироваться длительный субфебрилитет, боли в горле. При постановке этого диагноза следует учитывать, что при этом должны отсутствовать другие причины или заболевания, способные вызвать появление подобных симптомов.

Выделяются три ключевых признака синдрома эмоционального выгорания. Развитию синдрома эмоционального выгорания предшествует период повышенной активности, когда человек полностью поглощен работой, отказывается от потребностей, с ней не связанных, забывает о собственных нуждах, а затем наступает первый признак - истощение. Оно определяется как чувство перенапряжения и исчерпания эмоциональных и физических ресурсов, чувство усталости, не проходящее после ночного сна. После отдыха эти явления уменьшаются, однако возобновляются по возвращении в прежнюю рабочую ситуацию.

Вторым признаком синдрома эмоционального выгорания является личностная отстраненность. Профессионалы при изменении своего сострадания к пациенту (клиенту), расценивают развивающееся эмоциональное отстранение как попытку справиться с эмоциональными стрессорами на работе. В крайних проявлениях человека почти ничто не волнует из профессиональной деятельности, почти ничто не вызывает эмоционального отклика - ни положительные, ни отрицательные обстоятельства. Утрачивается интерес к клиенту (пациенту), который воспринимается на уровне неодушевленного предмета, само присутствие которого порой неприятно.

Третьим признаком является ощущение утраты собственной эффективности, или падение самооценки в рамках выгорания. Человек не видит перспектив в своей профессиональной деятельности, снижается удовлетворение работой, утрачивается вера в свои профессиональные возможности.

Синдром эмоционального выгорания является комбинацией физического, эмоционального и когнитивного истощения или утомления, при этом главным фактор - эмоциональное истощение. Дополнительные компоненты перегорание являются следствием поведения (купирования стресса), ведущего к деперсонализации или собственно когнитивно-эмоциональному выгоранию, которое выражается в редуцировании персональных достижений.

В настоящее время нет единого взгляда на структуру синдрома эмоционального выгорания, но, несмотря на это, можно сказать, что он представляет собой личностную деформацию вследствие эмоционально затрудненных и напряженных отношений в системе «человек-человек». Последствия выгорания могут проявляться как в психосоматических нарушениях, так и в сугубо психологических (когнитивных, эмоциональных, мотивационно-установочных) изменениях личности. То и другое имеет непосредственное значение для социального и психосоматического здоровья личности.

У людей, пораженных синдромом эмоционального выгорания, как правило, выявляется сочетание психопатологических, психосоматических, соматических симптомов и признаков социальной дисфункции. Наблюдаются хроническая усталость, когнитивная дисфункция (нарушения памяти, внимания), нарушения сна, личностные изменения. Возможно развитие тревожного, депрессивного расстройств, зависимостей от психоактивных веществ, суицид. Общими соматическими симптомами являются: головная боль, гастроинтестинальные (диарея, синдром раздраженного желудка) и кардиоваскулярные (тахикардия, аритмия, гипертония) нарушения.

Развитие синдрома эмоционального выгорания носит стадиальный характер. Сначала наблюдаются значительные энергетические затраты - следствие экстремально высокой положительной установки на выполнение профессиональной деятельности. По мере развития синдрома эмоционального выгорания появляется чувство усталости, которое постепенно сменяется разочарованием, снижением интереса к своей работе.

Синдром эмоционального выгорания развивается постепенно. Сначала наблюдается приглушение эмоций, исчезают острота чувств и сладость переживаний. Потом начинают раздражать люди, с которыми приходится работать, в кругу своих коллег начавший «выгорать» профессионал с пренебрежением, а то и с издевкой рассказывает о некоторых своих клиентах. Далее, во время общения, он начинает чувствовать неприязнь к ним. На первых порах легко сдерживает ее, но постепенно скрывать раздражение все труднее, и, наконец, озлобленность буквально выплескивается. Жертвой  становится ни в чём не повинный человек, который ждал от профессионала помощи. Причем «выгорающий» сам не понимает причины поднимающегося в нем раздражения.  И в заключении - полное «выгорание» специалиста.

Эмоциональное выгорание может рассматриваться  с  точки  зрения  наличия трёх  уровней  и трёх стадий. Согласно Спаниол и Капуто, y индивидуума, подверженного эмоциональному выгоранию  первой  стадии,  проявляются умеренные,  недолгие и случайные  признаки  этого  процесса.  Эти  признаки и  симптомы появляются  в  лёгкой  форме  и  выражаются  в  заботе  о  себе, например, путём расслабления или организации перерывов в работе.

На второй стадии эмоционального выгорания симптомы проявляются более регулярно, носят более  затяжной  характер,  и труднее поддаются коррекции. Обычные  способы лечения  здесь  неэффективны.  

Признаки  и  симптомы третьей  стадии эмоционального выгорания являются хроническими. Могут  развиваться физические и психологические проблемы типа язв и депрессии; попытки заботиться о себе, как правило, не приносят результата, а профессиональная помощь может не дать быстрого облегчения [18].

Б. Махер в своём обзоре обобщает перечень симптомов эмоционального выгорания: усталость, утомление, истощение, психосоматические недомогания, бессонница, негативное отношение к клиентам, негативное отношение к самой работе, скупость репертуара рабочих действий, злоупотребление химическими агентами (табаком, кофе, алкоголем, наркотиками), отсутствие аппетита или переедание, негативная Я-концепция, агрессивные чувства (раздражительность, напряжённость, тревожность, беспокойство, взволнованность до перевозбуждённости, гнев), упадническое настроение и связанные с ним эмоции (цинизм, пессимизм, чувство безнадёжности, апатия, депрессия, чувство бессмысленности, переживание чувства вины) [18].

Симптомы профессионального выгорания указывают на характерные черты длительного стресса и психической перегрузки, которые могут приводить к полной дезинтеграции различных психических сфер.

Изменения в поведении «выгорающего» специалиста: он часто смотрит на часы; часто опаздывает  (поздно  приходит и рано уходит); yтpачивает творческий подход к решению проблем; работает yсеpднее и дольше, а достижения становятся меньше; уединяется и избегает коллег; присваивает собственность yчpеждения; увеличивает yпотpебление меняющих настроение психоактивных веществ (включая кофеин и никотин); теряет способность удовлетворять свои потребности в развлечениях и восстановлении здоровья; подвержен несчастным  случаям; у него усиливается сопротивление выходу на pаботy.

Изменения в чувствах «выгорающего» специалиста: утрата чувства юмора или юмор висельника; постоянное чувство неудачи,  вины и самообвинения; часто испытывает гнев, чувство обиды и горечи; повышенная раздражительность, проявляемая на работе и дома; ощущение, как будто к нему придираются; чувство обескураженности и равнодушия; бессилие; снятие стресса, а не творческая деятельность.

Изменения в мышлении «выгорающего» специалиста:  все более  упорные мысли о том, чтобы оставить работу; снижение способности сконцентрировать внимание; ригидное мышление, сопротивляющееся изменениям; усиление подозрительности и недоверчивости; циничное, порицающее  отношение к клиентам; менталитет жертвы; озабоченность собственными  потребностями и личным выживанием.

Изменения в здоровье «выгорающего» специалиста: нарушенный сон; частые, длительно текущие незначительные  недуги; повышенная восприимчивость к инфекционным заболеваниям; утомляемость и истощение в течение целого дня; ускорение нарушений психического и соматического здоровья.

Резюмируя, можно с уверенностью сказать, что симптоматика эмоционального выгорания крайне индивидуальна, равно как и его последствия, описанные как в литературе, так и в повседневной жизни.

В литературе выделяют в  развитии эмоционального выгорания, последовательно сменяющие друг друга стадии, различающиеся по степени вовлечённости человека в этот процесс и соответственно по степени обратимости:

1. Невротическая  реакция. Меняется в первую очередь телесное и

эмоциональное самочувствие  человека. Изменения представляют собой классические черты одной из форм невроза - так называемой неврастении, или синдрома раздражительной слабости. Это такие проявления истощения нервной системы, как повышенная утомляемость, снижение умственной (и возможно физической) работоспособности, многообразные проявления телесного дискомфорта. Здесь же и раздражительность, и повышенная конфликтность, когда человек срывает собственное дурное настроение на окружающих.

2. Невротическое развитие. Изменяется поведение человека: меняется его отношение к работе, вплоть до появления отвращения к ней, следствием чего становится формальное выполнение профессиональных обязанностей. Этот подход хорошо знаком по временам застоя, когда труд нередко строился по принципу: «Нам делают  вид,  что платят, а мы делаем вид, что работаем». Это сочетается  с  социальной  отгороженностью. Человек воздвигает невидимый барьер между собой и окружающими. При общении с таким собеседником  возникает  ощущение,  что он находится как бы за стеклом.

3. Стойкое изменение личности. Эти изменения укладываются в русло так называемой профессиональной деформации личности. Обычно это проявляется  в форме душевной чёрствости, циничности, а также подчёркнутой агрессивности (варьирующей от раздражительности  до неприкрытого хамства).

Всё это протекает на фоне общего эмоционального оскудения, когда человек постепенно утрачивает способность радоваться жизни. Ситуация может усугубляться склонностью к перепадам настроения, появлению кратковременных  эпизодов эмоционального спада или затяжных периодов депрессии (нередко скрытой, в состоянии которой человек может пребывать годами).

Взаимовлияние факторов определяет динамику развития процесса «выгорания».

Исчерпывающее толкование профессиональной деформации предусматривает ее рассмотрение сквозь призму более общих отправных положений. В данном случае объяснительная «сетка» включает понятие деформации, развития, детерминизма и формирование.

В юридической, психологической науке и на практике в последнее время интенсивно используется общее понятие деформации. Его применяют в связи с характеристиками разных социальных групп, лиц, в частности девиантным поведением, общением, сознанием, волей, психическими нарушениями и т.п. При этом наблюдается определенная тенденция: деформация используется как объяснительный механизм, но сущность самой деформации не раскрывается.

Это приводит к реальной опасности толкования деформации аналогично толкованию в механике, физиологии, медицине. Для избежания такой аналогии человека необходимо рассматривать как целостную многоуровневую систему. При данном подходе человек выступает как единство (но не тождественность) физического тела, организма, индивида, личности. Соответственно этому следует различать физическую (соматическую), физиологическую, психическую и личностную деформации.

На уровне личности деформация это качественное отклонение от определенного ориентира, нормы, которые ведёт к изменениям в поведении и деятельности. В наиболее общем виде деформация личности обуславливается двумя группами причин: социальными и биопсихическими. Социальные причины приводят к моральной и противоправной деформации. Биопсихическая деформация включает алкогольный, наркотический, токсичный и патологичный типы.

Профессиональная деформация является важным, наиболее актуальным и распространенным типом деформации. Она возникает на трудовой стадии развития в результате выполнения деятельности как профессии и в этом понимании невозможная вне конкретной профессиональной деятельности.

Собственное профессиональную деформацию пенитенциарного сотрудника можно дополнительно анализировать по таким признакам, как мера её осознания (неосознаваемая, невыразительно осознаваемая, выразительно осознаваемая), характер отношения (оправдательно-пассивный, благодушно-снисходительный, конструктивно-критичный) и некоторые другие. В литературе, посвященной профессиональной деформации сотрудников пенитенциарных учреждений, более или менее четкое толкование этого феномена отсутствует. Обобщая отдельные мысли, а также подходы, можно предложить такое определение. Профессиональная деформация пенитенциарного сотрудника - это комплекс специфических, взаимосвязанных изменений личности, которые возникают в результате выполнения на протяжении определенного времени карательно-исправительной деятельности как основе профессии. Эти изменения возникают и проявляются на разных уровнях - психических процессов, состояний, качеств, сознания личности.

Суть важных изменений можно определить таким образом: Во-первых, это гипертрофия профессионально важных черт, дальнейшая их трансформация в свою противоположность. Так, внимательность превращается в подозрительность, уверенность - в самоуверенность, хладнокровие - в равнодушие, требовательность - в дотошность и т.п.

Во-вторых, это актуализация и развитие социально-негативных черт, в частности жестокости, мстительности, грубости, вседозволенности, включая извращенные формы их выражения. Возникают и становятся доминирующими определенные психические состояния (разочарование, скука, нерешительность, эмоциональная обедненность), что оказывают содействие эффективному выполнению служебных обязанностей.

В-третьихэто угнетение и дальнейшая атрофия отдельных черт, которые сотрудником начинают расцениваться как второстепенные, а то и лишние. Изменения такого характера задевают адекватную самооценку, профессиональную мотивацию, эмпатию (способность к эмоциональному переживанию). Теряется и убежденность в возможности наставить осужденного на «путь истинный», что находит выражение в циничном афоризме «Наилучший осужденный - мертвый осужденный».

В-четвертых, это несогласованное, дисгармоничное, а в дальнейшем обезображенное соотношение отдельных черт и их групп. Таких, например, как гибкость и шаблонность профессионального мышления, служебные и внеслужебные интересы, материальные и культурно-эстетичные нужды, объективность и предубежденность в восприятии и понимании других людей. Главной закономерностью здесь становится не объединение и стимулирование развития под общим «вектором», а угнетение, покорение одного и абсолютизация другого.

Рассматривая суть профессиональной деформации пенитенциарного сотрудника, следует помнить, что ее истоки находятся в допрофессиональном периоде жизни. Профессиональная деформация словно бы накладывается, точнее - возникает на благоприятной почве так называемой общей или неспецифичной деформации. Последняя, как свидетельствуют исследование, составляется уже в детском, подростковом возрасте под влиянием, прежде всего, отношений в семье, а в дальнейшем - и с ровесниками. Ориентация на родителей, полная зависимость от них постепенно изменяется на относительную самостоятельность. Авторитарные методы воспитания подрастающей личности или чрезмерное захваливание со стороны родителей порождают желание привлечь внимание к себе, самоутвердиться любыми средствами. Завышенный уровень притязаний и самооценки не находит признания в окружающих.

В результате возникают неблагоприятные психологические новообразования с собственной логикой развития, которые составляются в такие черты личности, как жестокость, неискренность, нигилизм, неуважение и т.п. Сначала они проявляются лишь в ситуациях, которые непосредственно оказывали содействие их возникновению. В дальнейшем приобретают скрытую, но самостоятельной формы существования. Они еще не проявляются без особой необходимости, и личность уже готова их «применить».

К сожалению, этому оказывают содействие определенные «перекосы» в общественном сознании. Так, в нашей повседневной жизни довольно распространенные представления о том, что наиболее эффективное средство борьбы с преступностью - максимальная суровость наказания. В сознании пенитенциарного сотрудника это кое-что своеобразно отображается в виде формулы «Лучшее средство воспитания - наказание».

Когда же черты личности достигают относительно завершенного развития, они начинают, условно говоря, искать соответствующую ситуацию, создавать питательную среду для собственного проявления.

Изложенная схема общей (неспецифичной) деформации касается содержания черт личности. Но общая деформация может заключаться и в начальном нарушении определенного соотношения черт между собой. В наиболее общем виде нормативный характер соотношения задается социальной системой. Как уже отмечалось, в процессе формирования и развития личности возникают определенные неравномерности и задержки. Если они усиливаются, своевременно не корректируются, то начинает составляться дисгармония. Дисгармоничная личность с повышено зависимой от внешних обстоятельств и превратностей судьбы. При их благоприятном совпадении она может достичь значительных успехов, но при некоторых условиях - стать социально-дезадаптивным «неудачником».

Таким образом, общая или неспецифичная деформация является предпосылкой профессиональной деформации.

Рассмотрение сути профессиональной деформации сотрудников пенитенциарных учреждений тесно связанный с такими практическими вопросами: где, каким образом она реально проявляется, по каким признакам можно делать вывод о ее наличии у конкретных сотрудников. На профессиональном языке психологов и юристов это означает, что необходимо осуществить операционализацию понятия, т.е. развернуть его сущность в набор критериев и эмпирических показателей.

Эмпирический показатель является конкретным, отдельным проявлением, свидетельством определенной черты или характеристики в пределах критерия, в его первом и втором значениях.

Не вызывает сомнения, что главной сферой, в которой прежде проявляется профессиональная деформированность пенитенциарного сотрудника, является служебная деятельность. Собственно, юридическое толкование критериев деформированности отождествляется с нарушением законности при выполнении служебной деятельности. Объединение юридического подхода с психологическим разрешает выделить и другие важные сферы проявления профессиональной деформированности. Как показали исследование, по мере возникновения и развития деформированности такой сферой становится ближайшее социальное окружение сотрудника коллеги по службе, семья, родственники и друзья. Третьей сферой становится сам сотрудник, прежде всего такие его характеристики, как интересы, нужды, самосознание.

Рядом с основными сферами проявления профессиональной деформированности пенитенциарного сотрудника принципиальное значение имеет вопрос определения «исходной точки», сравнивая с которой изменения личности и результаты ее деятельности можно констатировать наличие деформации.

Вывод о наличии и уровне профессиональной деформированности можно сделать, только опираясь на совокупность критериев, которые характеризуют сотрудника в служебной деятельности, отношении к непосредственному социальному окружению, самому себе. Эта совокупность состоит из пяти основных критериев:

предубежденное отношение к объекту служебной деятельности (осужденного);

произвольно-субъективное толкование нормопослушности поведения (делаю как хочу, а не так, как требуют нормы права);

перенесение стиля служебного общения с осуждённым отдельных профессиональных методов и приемов на общение и взаимоотношения с ближайшим социальным окружением;

профессиональное «огрубение» личности пенитенциарного сотрудника;

изменения в образе «Я» - системе представлений сотрудника о самом себе.

Следует рассмотреть каждый из критериев более детально. Предубежденное отношение к осужденному характеризуется отрицательной эмоциональной окраской, психологической «слепотой» на положительное и преувеличением отрицательного в осужденном. Оно составляется с меру накопления собственного профессионального опыта и впечатлений, под влиянием коллег по службе. Основу отношений такого типа составляет своеобразная установка-убеждение. Она функционирует по логике само подкрепления - в осужденном отыскивается и принимается то, что подтверждает установку («Я ж говорил, что все они такие, вот и этот осужденный тому пример») и откидывается как случайное все другое.

Конкретными показателями предубежденного отношения есть:

  1.  обвинительный наклон или презумпция первоначальной вины осужденного во время нахождения в пенитенциарном учреждении;
  2.  абсолютизация карательно-принудительных мероприятий и вера в их максимальную действенность;
  3.  многочисленные психологические барьеры.

Показательно, что идея дополнения основных функций условий отбытия наказания, которые традиционно называют «режимом», защитной функцией, вызовет стойкое сопротивление у практических работников. Эта функция заключается в обеспечении предусмотренных законом прав осужденных, защите их от любых незаконных посягательств со стороны администрации и самих осужденных.

Относительно психологических барьеров. это они имеют эмоционально-чувственный (ощущаю неприязнь, презрение, отвращение и т.п.) и смысловой (не знаю, не понимаю и не хочу знать и понимать; считаю, что знаю и понимаю, но не хочу брать это к вниманию) характеры.

Второй критерий - произвольно-субъективное толкование нормопослушания поведения - заключается в том, что сотрудник считает допустимым умышленно (неслучайно) поднимать нормативно-правовую регламентацию служебной деятельности. Суть этого концентрируется в выражениях типа: «Для достижения цели все средства хороши». «Если норма права отягощающая, мешает - ее можно не придерживаться» и т.п.

Содержательную основу таких представлений составляют дефекты правосознания и нравственно-волевая ненадежность пенитенциарного сотрудника как неспособность противостоять давлению со стороны заинтересованных людей - должностных лиц, самого осужденного, его родственников.

Что касается конкретных показателей произвольно-субъективного толкования пенитенциарным сотрудником нормопослушности поведения, то можно выделить такие: 1) злоупотребление, превышение, неприменение (в ситуациях, которые требуют применения) властных полномочий; 2) личное установление или содействия запрещенным связям с осужденными; 3) использование запрещённых средств, методов и приемов при решении служебных задач. В отношении последнего можно упомянуть о продолжительном существовании в отдельных пенитенциарных учреждениях так называемых «пресс-домов».

Своеобразным проявлением профессиональной деформированности в рамках второго критерия есть примирительность и даже культивирование сотрудниками отдельных элементов субкультуры осужденных. Чаще всего это касается деления на «масти» и существование категории «оскорбленных», карательных санкций, традиции гомосексуальных контактов. Обследование 1100 осужденный-мужнин, которые отбывали в 1994 году наказания в пенитенциарных учреждениях Российской федерации показало, что 92% из них имели по собственной инициативе или принудительно гомосексуальные связи. Интересно, что сами сотрудники примирительность и культивирование нередко рассматривают как средство решения специальных служебных задач.

Третий критерий профессиональной деформированности - перенесение стиля служебного общения, отдельных методов и приемов на внеслужебную сферу. Это перенесение сначала осуществляется неосознанно, а по мере развития все больше непроизвольно и автоматически. Сотрудник настолько идентифицируется с профессией, которая вне собственной воли остается профессионалом во всех сферах внеслужебной жизни.

Для пенитенциарного сотрудника одним из конкретных показателей в рамках данного критерия выступают изменения в языке - общая обедненность лексикона, грубые выражения, широкое распространение жаргона. Характерным есть заимствования жаргона осужденных и распространение его на внеслужебную сферу.

В соответствии с разными исследованиями основной жаргон осужденных приближается к тысяче слов и выражений. Пенитенциарными сотрудниками заимствуется до 20% «языка» осужденных. Следует особенно подчеркнуть, что использование жаргона осужденных при решении служебных задач, в частности в ситуациях профессионально-ролевого поведения, не является свидетельством профессиональной деформированности.

Четвертый критерий - профессиональное «огрубение» личности, состоит в сужении круга интересов и нужд, их содержательном упрощении вплоть до примитивизма. Профессиональные интересы занимают доминирующее место и подчиняют себе все другие. Сотрудник интересуется только тем, что может быть полезным для работы.

В рамках профессионального «огрубения» личности может возникнуть своеобразный феномен, который зарубежные исследователи называют «трудоголизмом». Он заключается в страстном увлечении деятельностью, неугомонной потребности в ее выполнении, профессиональном фанатизме. Так, по данным Института социологии Русской академии наук «трудоголизм» является характерным признаком одной из двух главных групп процветающих русских предпринимателей, так называемой бизнеса-элиты. Для них работа - это одновременно и увлечение, своеобразный наркотик, от которого отвлекаются в 10-м часу вечера для короткого общения с семьей. Круг чтения определяется специальной деловой печатью, художественная литература составляет одну-две страницы детектива на ночь. Свободное от предпринимательства время в образе жизни бизнеса-элиты практически отсутствуют, так как она работает по 10-12 часов шесть дней до воскресенья.

Конкретными проявлениями профессионального «огрубения» пенитенциарного сотрудника является:

1) желание находиться на службе при отсутствии в этом объективной необходимости;

2) постоянное любопытство к служебным делам при нахождении вне пенитенциарного учреждения (в отпуске и т.п.);

3) самоощущение привычности, предоставление преимущества нахождению в служебной среде в сравнении с гражданской средой.

Пятый критерий - изменения в образе «Я», касается прежде всего профессиональной составляющей представлений сотрудника о самом себе. Это представление о профессионально важных чертах, их соответствии деятельности и возможности компенсации, удовлетворенность собственной компетентностью, занимаемой должностью, социальным признанием как профессионала, перспективами роста.

Конкретными показателями изменений в образе «Я» выступают: 1) завышенная профессиональная самооценка (оценка себя как профессионала); 2) снисходительность в профессиональной оценке коллег по службе с ориентацией по мнению начальника; 3) болезненное реагирование на критику и контроль за своей деятельностью; 4) жесткая ориентация на личный опыт, включая презумпцию собственной непогрешимости («Я всегда действую правильно, так как знаю и имею опыт»).

Опасность деформации образа «Я» заключается в том, что в конкретных, неординарных, новых ситуациях она приводит к переоценке собственных возможностей, недооценки, и, как следствие - к неоптимальным и даже ошибочным действиям.

Отрицательные изменения в образе «Я», возникая постепенно, в целом носят стойкий характер. При этом сотрудник упрямо возражает необходимость внесения корректив.

Профессиональную деформированности пенитенциарного сотрудника правомерно рассматривать как относительно стойкое состояние на данный отрезок времени. Но это также и процесс, который имеет определенное развитие и глубину. Рассмотренные пять критериев профессиональной деформированности позволяют четко выделить и описать основные уровни этого явления: начальный, средний и глубинный.

Начальный уровень характеризуется незначительными, извне малозаметными, преимущественно количественными изменениями в личности. Они проявляются периодически относительно осужденных, т.е. по первому и второму критериям. Сотрудник овладевает деятельностью, формируя собственный стиль ее выполнения, но еще не подпадает в фатальную зависимость от службы. Активное накопление личного опыта объединяется с усвоением опыта коллег.

На начальном уровне профессиональная деформированность не оказывает заметного отрицательного влияния на эффективность служебной деятельности. Она может выполнять функцию своеобразной психологической защиты от отрицательных, стрессовых факторов деятельности. Это заключается в понижении остроты восприятия, осознание этих факторов и оценки их как обычных, буднично неминуемых. Данное упрощение оказывает содействие эмоциональному самочувствию, делает психологические расходы на выполнение деятельности минимальными и тем самым оказывает содействие эффективному решению конкретных служебных задач. Психологическая защита также проявляется в быстром, безболезненном переключении с психотравмирующих профессиональных действий на обслуживающие, внеслужебные (составление документов, прием пищи, кратковременный отдых на службе и т.п.) и наоборот.

Средний уровень деформированности показателем существенными количественно-качественными изменениями. Акцентированные черты гипертрофируются, другие - останавливаются в развитии или начинают атрофироваться. Признаками среднего уровня являются стойкие проявления по первому и второму критериями, которые объединяются с ситуативными проявлениями по данным критериям. Завершается формирование необходимого профессионального опыта, служебные интересы занимают доминирующее место. Наиболее заметными есть изменения в образе «Я»: завышается самооценка, возникает отношение к критике и социальному контролю как некомпетентных и мешающих работе.

В служебной деятельности возникают отдельные срывы, которые самым сотрудником объясняются как случайно обусловленные внешними обстоятельствами, досадным невезением. Выучив, образно говоря, все секреты деятельности, сотрудник исходит из того, какими нормами можно пренебрегать, подменять их собственным толкованием без особого риска для себя.

Таким образом можно сказать, что в настоящее время нет единого взгляда на структуру синдрома эмоциональное выгорание, но несмотря на различия в подходах к его изучению, можно заключить, что он представляет собой личностную деформацию вследствие эмоционально затрудненных или напряженных отношений в системе человек–человек. Последствия «выгорания» могут проявляться как в психосоматических нарушениях, так и в сугубо психологических (когнитивных, эмоциональных, мотивационно-установочных) изменениях личности. То и другое имеет непосредственное значение для социального и психосоматического здоровья личности.

На глубинном уровне деформационные изменения поражают всю личность, которая попадает в полную зависимость от профессиональной сферы. Эти изменения стойко (неслучайно) проявляются по всем пяти критериям. Профессиональные черты трансформируются в свою противоположность, исчезают внутренние барьеры против субъективного толкования нормопослушности поведения, происходит перенесение стиля служебной деятельности на внеслужебное поведение. Сотрудник начинает оценивать себя как непревзойдённого профессионала, его деформированные черты функционируют преимущественно в автономном режиме - они самые ищут или создают ситуации для собственного проявления. Психологический феномен «эмоционального выгорания», будучи основным компонентом профессиональной деформации у пенитенциарных служащих поддается психологическому воздействию.

Картина выгорания сглаживается при специально организованной психологической работе, опирающейся на акмеологические принципы, ставящие на первое место личность самого профессионала и имеющиеся у него возможности и ресурсы.

Эффективность психологической помощи достигается путем блокирования механизмов, лежащих в основе развития «выгорания». Запускающим механизмом выгорания является «когнитивный диссонанс» -противоречия в информации, возникающие по поводу профессиональной деятельности: ожиданий, мотивации, представлений о работе и реальными трудностями, проблемами, фрустрирующими моментами в ее выполнении, дополнительными - дистресс и психологическая защита.[28]

Существует два способа или пути разрешения когнитивного диссонанса: 1) сотрудник, включенный в профессиональную деятельность определенное время, решает противоречие в пользу способа работы, с меньшими энергетическими затратами, что соответствует эмоциональному выгоранию; 2) сотрудник может придать профессиональному действию личностный смысл, сформировать убеждение и уверенность в правильности и нужности выполняемой работы. Второй путь (способ), как развитие профессионализма личности, является альтернативой первого, как развертывания эмоционального выгорания. В этом способе нам видится одно из основных направлений психологической коррекционной работы с СЭС у пенитенциарных служащих.

1.3. Специфика деятельности в уголовно-исполнительной системе

Специалисты уголовно-исполнительной системы безусловно относятся к типу экстремальных профессий. Специалисты, работающие в уголовно-исполнительной системе, отвечают насущной потребности общества в защите от преступников. Эта категория людей – охранников, контролеров за исполнением наказания, воспитателей, социальных работников, психологов, сама остро нуждается в психологической диагностике и сопровождении [19]. Как известно, психологическая напряженность усиливается, психологические проблемы обостряются в экстремальной ситуации работы с заключенными.

Парадоксально, но исследований, посвященных проблемам заключенных гораздо больше, чем исследований, посвященных категории, ответственной за этих заключенных. Криминальная психология более развитая отрасль науки, чем пенитенциарная психология: деятельность работников уголовно-исполнительной системы протекает в напряженных, конфликтных ситуациях, опасных для жизни обстоятельствах [20]. Подобные условия оказывают сильные воздействия и именуются экстремальными. Они создают сложности в решении профессиональных задач, сказываются на успешности деятельности, требуют от персонала психологической устойчивости, особой подготовленности, особого умения действовать в экстремальных условиях [21].

Жизнь сотрудников уголовно-исполнительной системы протекает в постоянном стрессе. Они испытывают депривацию от экстремальных условий своей деятельности. Среди экстремальных ситуаций работы в УИС выделяют захваты заложников, массовые беспорядки, неповиновение и т.д. [22].

Однако в большинстве исследований отмечаются сложности совершенно другого рода. Прежде всего, сама повседневная служба сотрудников УИС представляется как крайне напряженная [23]. Один из основных факторов – скорее не сама вероятность конкретных экстремальных ситуаций, а контингент, с которым приходится работать. Еще – условия труда. «Кто бы что ни говорил, но в тюремной жизни нет никакой романтики – только жестокость, страдания, грязь, и к ним вольно или невольно вырабатывается привычка» [24].

Теперь следует рассмотреть основные экстремальные факторы условий профессии сотрудников УИС.

Первый экстремальный фактор – контингент осужденных. Среди осужденных к лишению свободы удельный вес лиц с психическими аномалиями составляет 20 – 25% (без учета наркоманов, алкоголиков и токсикоманов). Их количество увеличивается в прямом соотношении с возрастанием суровости режима исправительно-трудового учреждения, в котором они отбывают наказание. Среди таких осужденных чаще всего встречаются психопаты, олигофрены, эпилептики. По мере ужесточения режима исправительно-трудовой колонии (ИТК) и концентрации в ней рецидивистов и лиц, совершивших тяжкие преступления, происходит «накопление» осужденных с высокой криминогенной опасностью [25]. Особое место занимает категория осужденных, отбывающих долгосрочное наказание в условиях строгого режима, а также пожизненно заключенные. Условия содержания этой категории осужденных включают в себя помимо строгого режима содержания еще и специфические уставные формы общения администрации и охраны с заключенными. Эти формы общения постепенно формируют у сотрудников УИС особый тип поведения, что нередко влияет и на личность [26].

Второй экстремальный фактор – изоляция условий профессиональной деятельности. Сотрудники УИС являются невольными узниками своей работы [27]. Территория их жизнедеятельности ограничена колонией и часто поселком, в котором они проживают. Особые проблемы вызывает оперативная обстановка именно в лесных, относительно изолированных исправительно-трудовых учреждениях (ИТУ). Количество особо учитываемых преступлений и побегов в них почти в три раза выше, чем в территориальных ИТК. Изоляция условий профессиональной деятельности приводит к тому, что в учреждениях УИС у персонала отмечаются: физическая и психическая усталость; профессиональная некомпетентность; запрещенные связи с осужденными и другие нарушения трудовой дисциплины.[31]

Третий экстремальный фактор – низкая престижность профессии, клеймо сатрапа. Деморализация возникает также из-за традиционно негативного отношения к «тюремщикам» со стороны как населения, так и средств массовой информации. Повсюду в мире люди, работающие в тюрьмах, чувствуют, что в глазах общества клеймо, лежащее на заключенных, ложится и на них [23]. Мир тюрем – это мрачный мир, мир страданий людей и бесчеловечности систем. Отношение к сотрудникам тюрем и колоний весьма недоброжелательное. В глазах обывателя «тюремщик» обязательно является сатрапом, действующим самовластно, деспотически, не считаясь с законом. Сотрудники УИС поставлены в условия, когда требуется непрерывно доказывать социальную значимость своей профессии.[31]

Выводы:

1. Под образом понимается - субъективная картина мира или его фрагментов, включая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий. Понятие образа неотделимо от широкого понятия образа мира как целостной, многоуровневой системы представлений человека о мире, о других людях, о себе и своей деятельности. в отечественной психологии проблема образа привлекала пристальное внимание исследователей. В концепциях российский ученых образ предстает как феномен, порождающий и описывающий психическую реальность. Рассматриваемый в контексте теории отражения, образ, с одной стороны, позволяет увидеть специфику процесса отражения на различных уровнях психической организации человека. С другой позиции изучения образ, помещенный в пространство сознания, - это интегральный продукт взаимодействия человека с реальным миром, раскрывающий основные функции психики, ее активное деятельностное начало.

2. В настоящее время нет единого взгляда на структуру синдрома эмоционального выгорания, но несмотря на различия в подходах к его изучению, можно заключить, что он представляет собой личностную деформацию вследствие эмоционально затрудненных или напряженных отношений в системе человек–человек. Последствия «выгорания» могут проявляться как в психосоматических нарушениях, так и в сугубо психологических (когнитивных, эмоциональных, мотивационно-установочных) изменениях личности. То и другое имеет непосредственное значение для социального и психосоматического здоровья личности.

3. Специалисты уголовно-исполнительной системы безусловно относятся к типу экстремальных профессий. Специалисты, работающие в уголовно-исполнительной системе, отвечают насущной потребности общества в защите от преступников. Эта категория людей – охранников, контролеров за исполнением наказания, воспитателей, социальных работников, психологов, сама остро нуждается в психологической диагностике и сопровождении. Как известно, психологическая напряженность усиливается, психологические проблемы обостряются в экстремальной ситуации работы с заключенными. Сотрудники УИС поставлены в условия, когда требуется непрерывно доказывать социальную значимость своей профессии.

Глава 2. Эмпирическое изучение образа актуальной профессиональной деятельности у сотрудников

уголовно-исполнительной системы с различной степенью

эмоционального выгорания

2.1 База и методы исследования

В начале исследования были сформированы пакет методик и выявлена база исследования. В качестве испытуемых были выбраны работники ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по Иркутской области. В общую выборку вошли мужчины и женщины возрасте от 31 до 45 лет, средний возраст испытуемых 37,5 лет. Выборка была сформирована по возрастному признаку, что обуславливает высокую степень достоверности данных. Средний стаж работы сотрудников СИЗО-6 ГУФСИН России по Иркутской области 7-14 лет.

Для проведения исследования мы подобрали методический комплекс, состоящий из ряда методик:

  1.  Опросник MBI (Maslach Burnout Inventory) - модификация Н. Е. Водопьяновой, Е.С. Старченковой для оценки симптомов выгорания у представителей социономических профессий.

Данная методика является сокращенной версией известного западного опросника MBI, разработанного на основе трехфакторной модели «синдрома выгорания» К. Маслач и С. Джексон. Данный синдром развивается как следствие дезадаптации к эмоционально напряженным и когнитивно сложным ситуациям. Выгорание понимается как профессиональный кризис, связанный с работой в целом, а не только с межличностными взаимоотношениями. Такое понимание подвергло опросник видоизменению и понимание его основных компонентов: эмоционального истощения, цинизма, профессиональной эффективности. Русскоязычная версия опросника «Синдром профессионального выгорания» рассматривает синдром выгорания в профессиональном контексте, т. е. как последствие воздействия профессиональных стресс-факторов.

Методика состоит из 22 вопросов. Ответы оцениваются по 7-балльной шкале измерений и варьируют от «никогда» (0 баллов) до «всегда» (6 баллов).

О наличии высокого уровня выгорания свидетельствуют высокие оценки по субшкалам эмоционального истощения и деперсонализации и низкие - по шкале «профессиональная эффективность» (редукция персональных достижений). Соответственно, чем ниже человек оценивает свои возможности и достижения, меньше удовлетворен самореализацией в профессиональной сфере, тем больше выражен синдром выгорания. Диагностируя выгорание, следует учитывать конкретные значения субшкал (факторов), которые имеют возрастные и гендерные особенности. Некоторую степень эмоционального истощения можно считать нормальным возрастным изменением, а определенный уровень деперсонализации - необходимый механизм психологической защиты для целого ряда социальных (или коммуникативных) профессий в процессе профессиональной адаптации.

При анализе индивидуальных показателей по шкале «профессиональная эффективность» следует учитывать возраст и этап становления человека в профессии. Начальный период профессиональной адаптации неизбежно связан с осознанием молодым специалистом некоторой недостаточности своих знаний и умений требованиям практической деятельности. Это, естественно, обусловливает определенную напряженность (психологический стресс) в рабочих ситуациях профессиональной деятельности. Если подобное явление не учитывать, можно ошибочно интерпретировать у начинающих специалистов низкие баллы по шкале «персональные достижения» как симптомы выгорания. У сформировавшихся специалистов на этапе зрелости и поздней зрелости низкие баллы по шкале «профессиональная эффективность» часто свидетельствуют о сниженной самооценке действительно достигнутых результатов и вторичном снижении продуктивности из-за изменения отношения к работе.

При исследовании динамики выгорания необходимо брать в расчет как конкретные значения по всем 3 субшкалам, так и их взаимосвязь. Разработано несколько вариантов опросника, предназначенные для различных групп профессий, «ключ» и средневозрастные значения по российской выборке, позволяющие определить персональные характеристики выгорания. Опросник ПВ обладает достаточными психометрическими свойствами. Проведенные исследования подтвердили надежность и валидность российской версии опросника «Профессиональное выгорание». Статистическая обработка полученных данных подтвердила ретестовую надежность как для отдельных пунктов, так и для шкал опросника. Полученные данные могут рассматриваться как устойчивые - репрезентативные по отношению к генеральной совокупности, и могут служить основой для определения тестовых норм для работников социальных профессий.

Результаты исследования (проведенная оценка) концептуальной, содержательной, внутренней, конструктивной, конвергентной, эмпирической валидности подтверждают возможность использования данной методики для измерения синдрома выгорания.

  1.  Метод «Семантического дифференциала», разработанной Ч. Осгурдом. Метод, предложенный Осгурдом, позволяет выяснить отношение человека к объекту и выявить основные факторы, определяющие отношение исследуемой группы, поместив объект в систему его признаков. Реализация этого метода предполагает несколько этапов. На первом этапе исследователь разрабатывает систему полярных шкал, состоящую из пар антонимичных прилагательных, описывающих объект. Пример таких пар: «мягкий–жесткий», «светлый–темный» и т. д. Классический семантический дифференциал подразумевает использование прилагательных, соответствующих коннотативным признакам объекта. Отметим, что существуют также различные варианты невербального семантического дифференциала, в котором вместо прилагательных используются различные изображения (острые или тупые углы, прямые или ломанные линии, веселые или грустные лица и т. д.). Однако оценка данных, полученных таким способом существенно затрудняется.

На втором этапе респондентам предъявляются объекты и шкалы для их оценки. Каждый объект должен быть оценен по всем шкалам. Предполагается, что взглянув на объект, респондент способен соотнести свои ощущения со всеми предложенными ему шкалами. Размер выборки исследования зависит от исследовательских задач. Учитывая, что данным методом изучаются не респонденты, а оценки объекта, выставляемые по большому количеству шкал, в результате получается довольно большая матрица данных.

Третий этап — аналитический. Метод семантического дифференциала позволяет использовать разнообразные способы анализа, при выборе которых исследователю также следует исходить из поставленных перед ним задач.

Среди наиболее часто используемых методов анализа выделяются: анализ средних величин (мода, медиана, среднее арифметическое), который позволяет выявить усредненные оценки объектов по шкалам и таким образом сравнить объекты между собой; кластерный анализ, позволяющий объединять респондентов, шкалы или исследуемые объекты в максимально однородные внутри и при этом максимально удаленные друг от друга группы.

Чаще всего кластерный анализ применяется при изучении различий в восприятии объектов различными группами респондентов; факторный анализ, позволяющий выявить и построить типологию глубинных факторов, определяющих восприятие объекта человеком. Эти факторы включают в себя максимально кореллирующие между собой шкалы. Поэтому факторный анализ позволяет понять, какие из оцениваемых исследователем признаков наиболее важны для потребителя при выборе продукции. В маркетинговых исследованиях этот анализ применяется для выявления факторов, влияющих на выбор различной продукции и сравнения между собой конкурирующих продуктов. После выделения факторов исследователь строит семантическое пространство — т. е. систему координат, осями которой являются наиболее сильные факторы. В это пространство исследователь помещает оцениваемые объекты, сравнивая их между собой.

Нами было разработано 22 пары антонимов, которые наиболее полно описывают профессиональную деятельность, ее различные аспекты(материальный, эмоциональный, коммуникативный, работоспособность).

1. Убыточная - Прибыльная, 2. Пассивная - Активная, 3. Бесчестная – Честная, 4. Однообразная – Разнообразная,  5. Безответственная – Ответственная, 6. Недисциплинированная – Дисциплинированная, 7. Ведомая - Инициативная 8.Недальновидная – Дальновидная, 9. Неряшливая – Аккуратная, 10. Замкнутая - Общительная, 11. Отдаляющая – Объединяющая, 12. Унылая - Жизнерадостная, 13. Физическая – Интеллектуальная, 14. Опасная – Безопасная, 15. Грубая – Вежливая, 16. Вредная - Безвредная, 17. Яростная – Умиротворенная, 18. Коллективная – Самостоятельная, 19. Раздражительная – Спокойная, 20. Депрессивная – Жизнерадостная, 21. Неспортивная – Спортивная, 22. Равнодушная – Участливая.

Таким образом, каждая из шкал являлась характеристикой, которой сотрудники УИС могут наделить их собственный образ своей профессиональной деятельности.

Баллы по биполярным шкалам были переведены в семибалльные значения, таким образом, негативные характеристики переводились в баллы от 1 до 3 и являлись отрицательными полюсами, а положительные в баллы от 5 до 7 и являлись положительными полюсами. Оценка в 4 балла рассматривалась как отсутствие выраженности признака по биполярной шкале, то есть нейтральный полюс.

3) Проективный тест «Образ профессиональной деятельности». Нами были проанализированы проективные тесты: проективный тест Венгера «Образ человека», рисуночный тест Королевой А П., которая предлагала серию рисунков «Женственность» (какая она есть) и второй рисунок Женственность (какую хотелось бы). На основе проанализированного материала мы предложили испытуемым нарисовать «Актуальный и идеальный образ профессииональной деятельности». Затем мы выделили ряд критериев, которые наиболее характеризуют профессиональную сферу непосредственно в системе человек-человек.

Рекомендации: тест выполняют на листе нелинованной бумаги. Желательно использовать лист формата А4, но допустим и меньший формат. Лист располагают перед обследуемым вертикально. Если в дальнейшем обследуемый его поворачивает, то ему в этом не препятствуют. Рисунок, выполняют простым карандашом. В нашем случае ручкой. Инструкция данная нами испытуемым была изменена, так как целью нашего исследования было изучить образ профессиональной деятельности: в частности актуальный образ - «Нарисуйте образ своей профессиональной деятельности (имеется в виду та профессиональная деятельность, которой вы занимаетесь в настоящее время, работая в данном учреждении)»; и идеальный образ «Нарисуйте идеальный образ своей профессиональной деятельности (имеется в виду та профессиональная деятельность, которой бы вы хотели заниматься и иметь, работая в данном учреждении)»Параметры исследования данного теста показаны в таблице 1.

Таблица 1

Параметры исследования актуального и идеального образа профессиональной

деятельности работников УИС

Название шкалы

Отслеживаемые параметры в рисунке

Материальный аспект

символика денег

Коммуникативный аспект

на рисунке изображен не один испытуемый, а несколько коллег

Контактно-дистантный аспект

человек отстраняется от общества с помощью техники (видеонаблюдение) или с помощью перенесения себя в отдельное пространство(новый кабинет, отпуск)

Повышение по служебной лестнице

погоны, фотографии глав государства, прорисовка подчиненных, атрибуты власти

Абстрактность

символические обозначения своей профессиональной деятельности

Стремление избежать своих служебных обязанностей

прорисовка объектов, не относящихся к профессиональной деятельности, атрибутика отпуска или отдыха

Устраивает данное положение

нет изменений в прорисовке своей профессиональной деятельности

Стремление улучшить рабочие условия

прорисовка элементов, не изменяющих, но улучшающих рабочую атмосферу: цветы, техника

Для выявления достоверности изучаемых различий нами был использован статистический критерий углового преобразования φ* Фишера, предназначенный для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости интересующего исследователя эффекта. Критерий оценивает достоверность различий между процентными долями двух выборок, в которых зарегистрирован интересующий исследователя эффект.

2.2 Общий анализ изучения образа актуальной профессиональной

деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы

В результате проведенного исследования было получено несколько массивов данных. Были вычислены значения по двум группам, на которые была поделена выборка, относительно всех методик психодиагностического комплекса. На основании полученных данных были подсчитаны средние значения по каждому тестовому параметру. Все значения были занесены в таблицы. Рассмотрим подробно каждую из использованных методик и проанализируем полученные данные относительно каждой из двух групп.

Для формирования выборок испытуемых мы использовали опросник на выявления эмоционального выгорания MBI Маслач К., Джексон С. Данный вариант адаптирован Н. Е. Водопьяновой. Данная методика выявляет показатели по трем шкалам, но в нашем исследовании необходим общий уровень сформированности синдрома эмоционального выгорания, для этого мы суммировали и выявили процент выгорания по всем шкалам. Таким образом мы выделили 2 выборки, в каждой из которых 30 испытуемых.

  1.  Работники УИС с выраженным эмоциональным выгоранием, которым присущи следующие характеристики: неспособность реагировать на профессиональные ситуации адаптивным способом, неустойчивость к стрессу наиболее важно в человеке то, как разрешаются стрессовые ситуации. Наиболее уязвимы те, кто реагирует на стресс агрессивно, соперничая, несдержанно, стрессогенный фактор вызывает у  них чувство  подавленности, уныния  из-за неосуществления  того,  чего хотелось достичь. Отсутствие осознания себя компетентным, успешным и эффективно действующим сниженная функциональная активность и неуверенность в своих действиях, завышенные внутренние требования по отношению к себе и результатам своего труда, вызывающие нарушение внутриличностного равновесия, чувство беспомощности и безнадежности, ощущение того, что нет возможности справиться со стрессом, нереалистичные ожидания по поводу своих возможностей. Профессионалы часто сами от себя ожидают полной  компетентности и чувствуют себя неадекватными, когда сталкиваются с ситуациями, к которым не были подготовлены. В подобных ситуациях они испытывают чувство вины, если идеальный результат не достигнут. Конфликт между потребностями и достижениями недостаток профессионального соответствия, неудовлетворенность работой. Отсутствие ценности и значимости профессиональной деятельности: если работа оценивается как незначимая в собственных глазах, то синдром развивается быстрее.
  2.  Работники УИС без выраженного эмоционального выгоранием отличаются уравновешенностью психических процессов. Эмоции у них выражены, но уравновешены. Такая личность самостоятельна. Этот человек, как правило,  интернал (с опорой на себя самого). Такому человеку быть одному не скучно. Постоянное виденье позитивных последствий любых своих начинаний и в больших делах, и в малых. Такое свойство у эмоционально невыгоревших, усиливается при стрессе. Любовь к работе благодаря созданию новизны в ней. Важнейшим свойством эмоционально невыгоревших является ироничность, удовлетворение жизнью. Не выгоревший человек питает теплом своей души других людей, часто сам того не замечая. И окружающие его люди этого не замечают, и начинают чувствовать его незаменимость, когда он уходит навсегда.  

Сначала приведем полученные данные по методике семантического дифференциала Ч. Осгурда и проанализируем их. Полученные результаты относительно данной методики представлены в таблице 2 и 3.

Таблица 2

Процентные значения по характеристике отрицательного образа профессиональной деятельности

Шкала

Процентные значения (%)

Эмоционально выгоревшие сотрудники УИС

Эмоционально невыгоревшие сотрудники УИС

Убыточная

13,3

6,7

Пассивная

26,7

10

Бесчестная

13,3

6,7

Однообразная

36,7

40

Безответственная

36,7

16,7

Разболтанная

26,7

6,7

Ведомая

50

36,7

Недальновидная

26,7

16,7

Неряшливая

26,7

10

Замкнутая

16,7

6,7

Отдаляющая

30

6,7

Унылая

13,3

10

Физическая

43,3

36,7

Опасная

63,3

60

Грубая

46,7

33,3

Вредная

66,7

46,7

Яростная

46,7

40

Коллективная

66,7

43,3

Раздражительная

70

33,3

Депрессивная

36,7

10

Неспортивная

30

20

Равнодушная

46,7

23,3

Исходя из данных, представленных в таблице 2, можно сделать выводы и охарактеризовать выделенные две выборки. Отрицательный образ о своей профессиональной деятельности преимущественно оценивает  большее количество работников УИС с выраженным эмоциональным выгоранием, так, например они считают свою работу более «ведомой», «отдаляющей», «вредной», «коллективной», «раздражительной», «депрессивной», «равнодушной». То есть, люди в данной выборке считают свою профессию неитересной, относятся к выполнению поставленных задач без особой мотивации, в некоторых ситуациях предпочитают делить обязанности и ответственность с другими сотрудниками. Также они испытывают эмоциональное истощение и снижение фона в целом обстановка в УИС и условия работы. В связи с этим же возникает ощущение равнодушия к коллегам, осужденным. Работа кажется людям с эмоциональным выгоранием отдаляющей. Возможно, здесь понимается как отдаление от сотрудников, так и в личных взаимоотношениях с близкими людьми.

Более положительно оценивают свою работу сотрудники без эмоционального выгорания. Они считают свою работу более специфичной, за счет чего сближающей с коллективом. Однако им больше присуща самостоятельная работа, скорее всего, это связано с желанием зарекомендовать себя, проявить свои способности и применить знания. Однако, они более склонны к оцениванию работы как однообразной, что также говорит о желании проявить себя в чем-то более сложном, заниматься разными делами, охватывать больший круг задач.

 Так как эмоциональное выгорание часто связано со стажем работы, можно объяснить многие отрицательные моменты в первой выборке именно этим. За долгие годы работы у сотрудников накапливается раздражительность, нежелание выполнять привычную работу, развивается равнодушное, может даже циничное отношение к осужденным. Работа в рамках УИС зачастую предполагает именно общение и установление контакта с людьми, находящимися под следствием, что само по себе формирует специфичные формы и стиль общения. В то время как сотрудники без выгорания более успешно устанавливают контакт с человеком под следствием, возможно более дипломатично, мягко. Также такие сотрудники положительно оценивают работу со многих сторон, считают достойной получаемую заработную плату, считают ее ответственной и серьезной. Но они находят свою работу однообразной, что связано с желанием проявить себя как можно лучше.

Таблица 3

Процентные значения по характеристике положительного образа профессиональной деятельности

Шкала

Процентные значения (%)

Эмоционально выгоревшие сотрудники УИС

Эмоционально не выгоревшие сотрудники УИС

Прибыльная

73,3

90

Активная

66,7

70

Честная

53,3

76,7

Разнообразная

43,3

36,7

Ответственная

46,7

76,7

Дисциплинированная

63,3

90

Инициативная

36,7

53,3

Дальновидная

60

70

Аккуратная

63,3

76,7

Общительная

73,3

76,7

Объединяющая

60

80

Жизнерадостная

60

60

Интеллектуальная

26,7

46,7

Безопасная

26,7

33,3

Вежливая

43,3

53,3

Безвредная

16,7

33,3

Умиротворенная

36,7

40

Самостоятельная

23,3

40

Спокойная

23,3

43,3

Жизнерадостная

43,3

50

Спортивная

43,3

63,3

Участливая

43,3

53,3

Исходя из данных, представленных в таблице 3, можно сделать выводы и охарактеризовать выделенные две выборки. Положительный образ в своей профессиональной деятельности преимущественно выделяет большее количество работников без выраженного эмоционального выгорания, но положительные стороны своей профессии выделяют и эмоционально выгоревшие сотрудники. Так например в отличии от работников без выраженного эмоционального выгорания, работники с выявленным эмоциональным выгоранием считают свою работу более «разнообразной». Скорее всего, работники, с выраженным эмоциональным выгоранием пытаясь хоть как-то изменить негативные условия своей профессиональной деятельности стараются разнообразить привычную деятельность. Они более склонны к тому, чтобы переносить ответственность на других, делить обязанности, управлять другими, таким образом, отходя от поставленных задач. Сотрудники без выраженного эмоционального выгорания считают свою профессию весьма хорошо оплачиваемой, в то время как сотрудники с выгоранием считают, что их заработная плата могла бы быть выше. Сотрудники без выгорания склонны оценивать свою работу как активную, на что накладывает ощущение специфичности, высокой точности, ответственности, необходимости постоянного общения.

Сотрудники без выгорания считают свою работу очень ответственной, инициативной, дальновидной, скорее всего, эти сотрудники заинтересованы в карьерном росте и долгом пребывании в рамках УИС. Также сотрудники без выгорания оценивают свою работу как аккуратную и требующую большого объема и качества знаний.

Следующим этапом нашего исследования является выявление различий между актуальным и идеальным образом у сотрудников УИС с эмоциональным выгоранием и без него. Для этого мы использовали методику «Образ профессиональной деятельности». Приведем полученные данные по данной методике и проанализируем их. Полученные результаты относительно данной методики представлены в таблице 4 и 5.

Таблица 4

Процентные значения по характеристике актуального и идеального образа у сотрудников с выявленным эмоциональным выгоранием профессиональной деятельности

Название шкалы

Процентные Значения (%)

Эмоционально выгоревшие сотрудники УИС

Актуальный образ

Идеальный образ

Материальный аспект

15

75

Коммуникативный

11

13

Контактно-дистантный

15

16

Повышение по службе

17

28

Абстрактность

9

12

Стремление избежать выполнение служебных обязанностей

0

0

Устраивает данное служебное положение

51

49

Стремление улучшить работу

0

0

Другая должность

1

19

Исходя из данных, представленных в таблице 3, можно сделать выводы и охарактеризовать выделенную выборку. Наглядно видно, что наибольшее количество эмоционально выгоревших сотрудников УИС считают что их работа недостаточно оплачиваема, как показывает процентное соотношение данных работников наибольшее их количество хотели бы иметь более высокую заработную плату. Возможно, это связано с тем, что эмоционально выгоревшие работники, считают, что обладают большим опытом работы, часто упуская из виду, что их знания и опыт могли со временем устареть, а осваивать новые методы работы они не спешат, так как считают, что все силы на улучшение своей работы уже потратили. Так же было выявлено, что больший процент исследуемых желали бы не только изменить должность, но и получить повышение по службе. Это так же скорее всего связано с низкой заработной платой, повышение по службе подразумевает и повышение оклада.

Таблица 5

Процентные значения по характеристике актуального и идеального образа у сотрудников без выявленного эмоциональным выгорания профессиональной деятельности

Название шкалы

Процентные Значения (%)

Эмоционально не выгоревшие сотрудники УИС

Актуальный образ

Идеальный образ

Материальный аспект

11

11

Коммуникативный

27

8

Контактно-дистантный

19

54

Повышение по службе

15

28

Абстрактность

23,3

23,3

Стремление избежать выполнение служебных обязанностей

33

33

Устраивает данное служебное положение

12

12

Стремление улучшить работу

14

29

Другая должность

79

79

Исходя из данных, представленных в таблице, можно сделать выводы и охарактеризовать выделенную выборку. Сотрудники без выраженного эмоционального выгорания считают, что для идеальной профессиональной деятельности им необходимо работать вдали от других сотрудников, им склонно желание самостоятельно выполнять свои служебные обязанности, тем самым проявлять свою эрудированность, ответственность и высокий уровень работы. Так же больший процент работников УИС без выраженного эмоционального выгорания стремятся улучшить свою рабочую деятельность, украсить или усовершенствовать свое рабочее пространство.

2.3 Сравнительный анализ изучения образа актуальной

профессиональной деятельности у сотрудников

уголовно-исполнительной системы

Для выявления различий применялся критерий φ* Фишера. По группам качеств, представленных в таблице 6, также были зафиксированы различия, рассмотрим их. В таблице ниже представлены эмпирические значения φ*, демонстрирующие наличие различий по ряду шкал.

Таблица 6

Эмпирические значения, демонстрирующие наличие различий между сотрудниками с выраженным эмоциональным выгоранием и без выраженного эмоционального

выгорания

Шкала

Значения φ*

Отрицательный полюс

Промежуточный полюс

Положительный полюс

Убыточная – Прибыльная

-

-

1,64

Пассивная - Активная

1,71

-

-

Бесчестная – Честная

-

2,17

1,64

Безответственная – Ответственная

-

1,85

2,43

Разболтанная – Дисциплинированная

2,17

-

2,55

Неряшливая – Аккуратная

1,71

-

-

Отдаляющая – Объединяющая

2,46

-

1,71

Физическая  - Интеллектуальная

-

-

1,88

Опасная – Безопасная

-

-

2,79

Вредная – Безвредная

2,57

-

1,65

Коллективная – Самостоятельная

1,83

-

1,97

Раздражительная  – Спокойная

2,91

1,87

1,66

Депрессивная  - Жизнерадостная

2,55

1,71

-

Равнодушная – Участливая

1,93

-

-

Примечание: значения φ*крит.=1,64 при p≥0,05 и 2,31  при p≥0,01; отрицательный полюс шкалы-1,2,3; нейтральный полюс шкалы-4; положительный полюс шкалы-5,6,7

Таким образом, судя по полученным данным можно говорить о наличии достоверных различий между выборками среди работников  с выраженным эмоциональным выгоранием и среди невыгоревших работников.

По первой шкале «убыточная – прибыльная» были выявлены различия в положительном полюсе. Это говорит о том, что сотрудники, эмоционально невыгоревшие, более склонны считать свою профессию прибыльной, чем сотрудники с выгоранием. Возможно, на стадии врабатывания и вхождения в профессию материальный аспект их работы имеет достаточную значимость и, скорее всего, мотивирует на продуктивную работу. В то время как сотрудники с выгоранием склонны считать свою работу убыточной, это говорит о том, что материальный аспект данной профессии не имеет достаточной мотивации и удовлетворения в данной выборке, скорее всего, такие сотрудники ощущают чувство неблагодарности за свой труд, считают его достаточно тяжелым и несоразмерным с размером заработной платы.

Далее по шкале «пассивная – активная» были выявлены различия в отрицательном полюсе. Это значит, что сотрудники с выгоранием считают свою работу более пассивной, то есть, работа не предоставляется для них активной, эмоционально окрашенной, скорее всего, это связано с однообразием выполняемой работы и долгом пребывании на одной и той же должности, что создает ощущение монотонии, однообразия, скуки и соответственно, пассивности.

По результатам  шкалы «бесчестность-честность», были выявлены различия в промежуточном и положительном полюсах. Это говорит о том, что сотрудники с выгоранием скорее всего более склонны считать свою профессию честной. Это связано с тем, что долгое нахождение в данной сфере развивает в сотрудниках чувство уважения к своей профессии, ощущение собственной значимости и значимости уголовно-исполнительной системы в обществе.  

Далее по шкале «безответственная – ответственная» были выявлены различия также в промежуточном и положительном полюсах, что говорит нам о том, что сотрудники без выгорания считают свою профессию ответственной, что объясняется также стадией вхождения в профессию, когда сотрудник стремится к расположению, сталкивается в рамках ГУФСИН со специфичными аспектами работы и осознает серьезность своих обязанностей.

Затем была проанализирована шкала «недисциплинированная – дисциплинированная», по которой мы выявили различия в отрицательном и положительном полюсе. Это говорит о том, что невыгоревшие сотрудники считают свою профессию более дисциплинированной, а выгоревшие – недисциплинированной. Скорее всего, это объясняется теми же причинами, когда сотрудники, имеющие больший опыт работы в сфере ГУФСИН менее ответственно подходят к выполнению своих задач, в то время как сотрудники, начавшие карьеру в данной области склонны к тому, чтобы зарекомендовать себя и подойти к выполнению работы максимально продуктивно, ответственно.

По шкале «неряшливая – аккуратная» были выявлены различия в отрицательном полюсе, что говорит нам о склонности невыгоревших сотрудников считать свою работу неряшливой, возможно это объясняется непривычным укладом работы, а также специфичным обустройством колонии, внешним видом осужденных, их местами пребывания. Непривычность к такой обстановке создает у сотрудника ощущение неряшливости.

По шкале «отдаляющая – объединяющая» были выявлены различия как в положительном, так и в отрицательном полюсе. Можно сказать, что сотрудники, обладающие выгоранием, считают свою профессию отдаляющей. Возможно, само наличие выгорания накладывает отпечаток на появления отдаления между сотрудниками, так как происходят разные личностные изменения, препятствующие полноценному общению и сплочению. В тоже время невыгоревшие сотрудники склонные видеть свою профессию объединяющей, скорее всего, они полагают, что специфичность и серьезность профессии объединяет их с другими сотрудниками ГУФСИН.

Далее по шкале «физическая – интеллектуальная» были выявлены различия в положительном полюсе. Это говорит о том, что сотрудники, невыгоревшие эмоционально, считают свою работу как физический труд, а не интеллектуальный. Такой показатель может быть связан, в первую очередь, с самим характером выполняемой работы, например, работа охранника объективно характеризуется физической. Также это подтверждает ранее выявленную склонность невыгоревших сотрудников считать свою работу более активной.

По шкале «опасная – безопасная» были выявлены различия в положительном полюсе. Это говорит о том, что невыгоревшие сотрудники считают свою профессию безопасной. Это может объясняться тем, что невыгоревшие сотрудники относятся к своей работе более позитивно, они рассматривают трудности, как определенный этап жизни, с которым можно справиться, не усугубляя ситуацию и не поддаваться стрессу, а скорее решать проблему.

По шкале «вредная – безвредная» были выявлены различия как в положительном, так и в отрицательном полюсе. Было выявлено, что сотрудники, эмоционально невыгоревшие, оценивают свою работу как вредную, это может быть связано с осознанием того, что в ходе работы могут пострадать их личные взаимоотношения, здоровье, могут подвергнуться изменениям личностные характеристики. В то время как выгоревшие сотрудники оценивают свою работу как безвредную.

Затем была проанализирована шкала «коллективная – самостоятельная», по результатам которой было выявлено, что выгоревшие сотрудники считают свою работу коллективной, а невыгоревшие – самостоятельной. Это можно объяснить тем, что сотрудники, долгое время работающие в данной сфере склонны к коллективному выполнению задач, разделению труда. Сотрудники без выгорания более самостоятельны и не делят ответственность с другими сотрудниками, они более ответственны и дисциплинированы, что было выявлено ранее.

По шкале «раздражительная – спокойная» были выявлены различия во всех трех полюсах. Было выявлено, что выгоревшие сотрудники оценивают свою работу как раздражительную, а невыгоревшие – как спокойную, скорее всего, сам факт наличия выгорания в свою очередь и создает основу для появления чувства раздражения по поводу работы.

Затем была проанализирована шкала «депрессивная – жизнерадостная», по которой были выявлены различия в отрицательном и промежуточном полюсе. Это говорит о том, что эмоционально выгоревшие сотрудники характеризуют свою работу как депрессивную. Нахождение большую часть времени среди осужденных и тесная работа с ними создает у личности ощущение тяжести, грусти, меланхоличности работы, депрессивное состояние связано с эмоционально тяжелым характером работы.

Последней была проанализирована шкала «равнодушная – участливая», по которой были выявлены различия в отрицательном полюсе. Это говорит о том, что выгоревшие сотрудники считают свою работу равнодушной, вероятно, что этим показателем они оценили и свое отношение к выполняемой работе и поставленным задачам. Работа оценивается выгоревшими сотрудниками не интересной, не окрашенной эмоционально и не вызывающей особенных впечатлений.

Можно в целом подвести итог и обобщить вышесказанное. Сотрудники, обладающие эмоциональным выгоранием оценивают свою работу чаще в отрицательном полюсе, чем в положительном. Они склонны оценивать свою профессию как депрессивную, раздражительную, вредную, то есть в целом, подчеркивают ее негативные аспекты. Сотрудники без эмоционального выгорания больше склонны оценивать свою работу как ответственную, дисциплинированную, предпочитают работать самостоятельно, также они выделяют положительные аспекты работы – прибыльность и объединение.

Следующим этапом нашего исследования является выявление различий между актуальным и идеальным образом у сотрудников УИС с эмоциональным выгоранием и без него. Для этого мы использовали методику «Образ профессиональной деятельности».

Далее, проведя статистическую обработку с помощью углового преобразования Фишера φ*, мы выявили достоверные различия в выборке сотрудников с эмоциональным выгоранием по ряду шкал. Полученные результаты представлены в таблице 7:

Таблица 7

Различия в актуальном и идеальном образе у сотрудников с эмоциональным выгоранием

Название шкалы

Значения φ*

Материальный аспект

3,06

Коммуникативный аспект

0,32

Контактно-дистантный аспект

0,4

Повышение по службе

1,61

Абстрактность

0,89

Стремление избежать выполнения служебных обязанностей

0

Устраивает данное служебное положение

1,15

Стремление улучшить работу

0

Другая должность

7,15

Примечание: значения φ*крит.=1,64 при p≥0,05 и 2,31  при p≥0,01

Были выявлены различия по шкалам «материальный аспект» и «другая должность». То есть, существуют значимые различия у сотрудников с выгоранием в идеальном и актуальном компонентах по двум шкалам. Это говорит о том, что сотрудники  с эмоциональным выгоранием не только не удовлетворены размером их заработной платы, но и в целом считают, что их труд недостаточно оценен, что создает ощущение несправедливости и неблагодарности. Это подтверждает ранее полученные различия, выявленные по методу семантического дифференциала, что сотрудники с выгоранием считают свою работу более высоко денежно значимую, чем это есть на самом деле.

Также были получены различия по шкале «другая должность». Возможно, сотрудники хотели бы иметь более высокую должность, быть более значимым, сменить обстановку и характер деятельности. Это подтверждается склонностью, тенденцией, выявившейся по шкале «повышение по службе». Эмпирическое значение φ* не превышает критического, однако, увеличив объем выборки, вероятно, что по данной шкале можно также получить достоверные различия. Можно в целом сказать, что выгоревшие сотрудники имеют расхождения в идеальном и актуальном образе профессии, и прежде всего, расхождения связаны с материальными аспектами, повышениями, сотрудники не совсем удовлетворены их уровнем заработной платы и выражают желанием сменить обстановку, получить повышение по службе. Для обеспечения наглядности представим данные подробнее на графике 1:

Рис.1. Результаты изучения актуального и идеального образа профессии у сотрудников с эмоциональным выгоранием

Было выявлено, что у сотрудников совпадают образы реального и актуального по ряду других шкал. То есть, сотрудники с выгоранием достаточно ровно, одинаково оценивают их коммуникативную сферу, их устраивают выполняемые задачи, они добросовестно выполняют работу. Однако, хотели бы привнести некоторые изменения в привычную деятельность. Зачастую испытуемые изображают в рисунке нахождение себя в отпуске, отдыхающими. Это может быть связано с долгим нахождением на одной и той же должности, что вызывает чувство скуки, о чем шла речь выше.

Далее, проведя аналогичную обработку, мы выявили достоверные различия в выборке сотрудников эмоционально невыгоревших по ряду шкал. Полученные результаты представлены в таблице 8:

Таблица 8

Различия в актуальном и идеальном образе у сотрудников без эмоционального выгорания

Название шкалы

Значения φ*

Материальный аспект

0

Коммуникативный аспект

3,2

Контактно-дистантный аспект

5,04

Повышение по службе

1,33

Абстрактность

0

Стремление избежать выполнение служебных обязанностей

0,21

Устраивает данное служебное положение

0,13

Стремление улучшить работу

2,24

Другая должность

0

Примечание: значения φ*крит.=1,64 при p≥0,05 и 2,31  при p≥0,01

Были выявлены достоверные различия по шкалам «коммуникативный аспект», «контактно-дистантный аспект» и «стремление улучшить работу». Ранее было выявлено, что сотрудники без выгорания склонны видеть свою профессию специфичной, за счет чего объединяющей, в то время как сотрудники с выгоранием наоборот. Соответственно, были получены различия в актуальном и идеальном образах, сотрудники без выгорания сталкиваются с эмоциональной холодностью других сотрудников, кроме того, общение с осужденными носит свои особенности, накладывающие отпечаток на восприятие общения между людьми в рамках УИС. Сотрудникам без выгорания присуще желание улучшить свою работу, что не всегда им доступно. Улучшение работы подразумевает улучшение рабочих условий, сотрудникам без выгорания, которым возможно не совсем привычна обстановка в УИС, хотелось бы привнести уют в свое рабочее место, усовершенствовать техническое оснащение, автоматизировать некоторые процессы.

Было выявлено совпадение актуального и идеального образов по ряду других шкал, а именно, сотрудники в целом удовлетворены своей должностью, материальным аспектом, они приписывают работе серьезный и ответственный характер.

Для обеспечения наглядности представим данные подробнее на графике 2:

Рис.2. Результаты изучения актуального и идеального образа профессии у сотрудников без эмоционального выгорания

В целом можно сказать, что расхождения по выявленным шкалам в обеих выборках касаются не всех аспектов, а именно, в первой выборке – материального, смены должности и повышения, а во второй – коммуникативного и связанного с комфортом.

Всё вышесказанное подтверждается ранее выявленными особенностями по методу семантического дифференциала.

Например, по методу семантического дифференциала было выявлено, что сотрудники с выгоранием не считают свою работу прибыльной, что подтвердилось расхождением идеального и актуального материального компонента в рисунке, испытуемые достаточно часто используют в рисунках денежную символику, которая реже присутствует у сотрудников без выгорания и удовлетворенных материальным аспектом их работы.

Далее по методу семантического дифференциала было выявлено, что по шкале «отдаляющая – объединяющая» есть различия, и сотрудники с выгоранием считают свою профессию отдаляющей. С помощью рисуночного метода было выявлено, что работники без выгорания достаточно удовлетворены коммуникативным компонентом, часто рисуют себя в коллективе, близко друг к другу расположены, изображают диалог. Работники с выгоранием часто изображают себя одного, либо отдельно от других сотрудников, например, на отдыхе, в другом кабинете или наблюдающим через камеру видеонаблюдения. Но, несмотря на это, сотрудники без выгорания предпочитают со своими задачами справляться самостоятельно и тем самым проявлять свою эрудированность, ответственность и высокий уровень работы.

Выводы:

  1.  На первом этапе исследования был сформирован пакет методик, определена база исследования, выбраны статистические методы обработки результатов. Для формирования выборок испытуемых мы использовали опросник на выявления эмоционального выгорания MBI Маслач К., Джексон С. Данный вариант адаптирован Н. Е. Водопьяновой. Данная методика выявляет показатели по трем шкалам, но в нашем исследовании необходим общий уровень сформированности синдрома эмоционального выгорания, для этого мы суммировали и выявили процент выгорания по всем шкалам. Таким образом мы выделили 2 выборки: 1-эмоционально-выгоревшие сотрудники УИС; 2-эмоционально-невыгоревшие, в каждой из которых 30 испытуемых.
    1.  Следующим этапом мы провели исследование с помощью метод а «семантический дифференциал», разработанной Ч. Осгурдом. И с помощью углового преобразования Фишера φ*, мы выявили достоверные различия между сотрудниками с эмоциональным выгоранием и без эмоционального выгорания по ряду шкал:  Убыточная – Прибыльная, Пассивная – Активная, Бесчестная – Честная, Безответственная – Ответственная, Разболтанная – Дисциплинированная, Неряшливая – Аккуратная, Отдаляющая – Объединяющая, Физическая  - Интеллектуальная, Опасная – Безопасная, Вредная – Безвредная, Коллективная – Самостоятельная, Раздражительная  – Спокойная,  Депрессивная  - Жизнерадостная, Равнодушная – Участливая.
  2.  Далее мы  выявили различия между актуальным и идеальным образом у сотрудников УИС с выраженным эмоциональным выгоранием. Для этого мы использовали методику «Образ профессиональной деятельности», проведя статистическую обработку с помощью углового преобразования Фишера φ*, мы выявили достоверные различия в выборке сотрудников с эмоциональным выгоранием по ряду шкал: материальный аспект, другая должность.
  3.  На последнем этапе мы выявили различия между актуальным и идеальным образом у сотрудников УИС без выраженного эмоционального выгорания. Для этого мы использовали методику «Образ профессиональной деятельности», проведя статистическую обработку с помощью углового преобразования Фишера φ*, мы выявили достоверные различия в выборке сотрудников без ярко выраженного эмоционального выгорания по ряду шкал: коммуникативный аспект, контактно-дистантный аспект,  стремление улучшить работу.

6. В целом можно сказать, что сотрудники с выраженным эмоциональным выгоранием, считают свою профессию неинтересной, относятся к выполнению поставленных задач без особой мотивации, в некоторых ситуациях предпочитают делить обязанности и ответственность с другими сотрудниками. Также они испытывают эмоциональное истощение и снижение фона в целом обстановка в УИС и условия работы. В связи с этим же возникает ощущение равнодушия к коллегам, осужденным. Работа кажется людям с эмоциональным выгоранием отдаляющей. Возможно, здесь понимается как отдаление от сотрудников, так и в личных взаимоотношениях с близкими людьми.

Работники, с выраженным эмоциональным выгоранием пытаясь хоть как-то изменить негативные условия своей профессиональной деятельности стараются разнообразить привычную деятельность. Они более склонны к тому, чтобы переносить ответственность на других, делить обязанности, управлять другими, таким образом, отходя от поставленных задач.

Наибольшее количество эмоционально выгоревших сотрудников УИС не только не удовлетворены размером их заработной платы, но и в целом считают, что их труд недостаточно оценен, что создает ощущение несправедливости и неблагодарности. Сотрудники с выгоранием считают свою работу более высоко денежно значимую, чем это есть на самом деле.

Возможно, это связано с тем, что эмоционально выгоревшие работники, считают, что обладают большим опытом работы, часто упуская из виду, что их знания и опыт могли со временем устареть, а осваивать новые методы работы они не спешат, так как считают, что все силы на улучшение своей работы уже потратили. Так же было выявлено, что больший процент исследуемых желали бы не только изменить должность, но и получить повышение по службе. Это так же скорее всего связано с низкой заработной платой, повышение по службе подразумевает и повышение оклада.

Работники УИС с выраженным эмоциональным выгоранием хотели бы иметь более высокую должность, быть более значимым, сменить обстановку и характер деятельности. Можно в целом сказать, что выгоревшие сотрудники имеют расхождения в идеальном и актуальном образе профессии, и прежде всего, расхождения связаны с материальными аспектами, повышениями, сотрудники не совсем удовлетворены их уровнем заработной платы и выражают желанием сменить обстановку, получить повышение по службе.

7. Работники УИС без выраженного эмоционального выгоранием отличаются уравновешенностью психических процессов. Эмоции у них выражены, но уравновешены. Такая личность самостоятельна.  Они считают свою работу более специфичной, за счет чего сближающей с коллективом, им больше присуща самостоятельная работа, скорее всего, это связано с желанием зарекомендовать себя, проявить свои способности и применить знания. Однако, они более склонны к оцениванию работы как однообразной, что также говорит о желании проявить себя в чем-то более сложном, заниматься разными делами, охватывать больший круг задач. Данные сотрудники считают, что для идеальной профессиональной деятельности им необходимо работать вдали от других сотрудников, им склонно желание самостоятельно выполнять свои служебные обязанности, тем самым проявлять свою эрудированность, ответственность и высокий уровень работы. Так же больший процент работников УИС без выраженного эмоционального выгорания стремятся улучшить свою рабочую деятельность, украсить или усовершенствовать свое рабочее пространство. Сотрудники без  выраженного эмоционального выгорания оценивают свою профессию прибыльной, ответственной, сталкивается в рамках ГУФСИН со специфичными аспектами работы и осознает серьезность своих обязанностей.

Сотрудники без выраженного эмоционального выгорания склонны видеть свою профессию объединяющей, скорее всего, они полагают, что специфичность и серьезность профессии объединяет их с другими сотрудниками ГУФСИН, так же они рассматривают свою работу как физический труд, а не интеллектуальный. Такой показатель может быть связан, в первую очередь, с самим характером выполняемой работы, например  работа охранника, объективно характеризуется физической.

Так же им свойственно считать свою профессию безопасной, невыгоревшие сотрудники относятся к своей работе более позитивно, они рассматривают трудности, как определенный этап жизни, с которым можно справиться, не усугубляя ситуацию и не поддаваться стрессу, а скорее решать проблему. Эмоционально невыгоревшие работники оценивают свою работу как вредную, это может быть связано с осознанием того, что в ходе работы могут пострадать их личные взаимоотношения, здоровье, могут подвергнуться изменениям личностные характеристики.

Сотрудники УИС без выраженного эмоционального выгоранием без выгорания более самостоятельны и не делят ответственность с другими сотрудниками, они более ответственны и дисциплинированы, так же они более склонны оценивать свою работу как ответственную, дисциплинированную, предпочитают работать самостоятельно, также они выделяют положительные аспекты работы – прибыльность и объединение,

сотрудники без выраженного эмоционального выгорания склонны видеть свою профессию специфичной, за счет чего объединяющей,

Работникам без выраженного эмоционального выгорания присуще желание улучшить свою работу, что не всегда им доступно. Улучшение работы подразумевает улучшение рабочих условий, сотрудникам без выгорания, которым возможно не совсем привычна обстановка в УИС, хотелось бы привнести уют в свое рабочее место, усовершенствовать техническое оснащение, автоматизировать некоторые процессы.

Заключение

В ходе данного исследования были выявлены различия между образом актуальной профессиональной деятельности у эмоционально выгоревших сотрудников УИС  и у эмоционально не выгоревших сотрудников УИС.

Целью дипломной работы являлось выявление различий образа актуальной профессиональной деятельности и степени эмоционального выгорания у сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Объектом изучения был выделен образ профессиональной деятельности, а предметом – образ актуальной профессиональной деятельности у сотрудников уголовно-исполнительной системы с различной степенью эмоционального выгорания.

В начале исследования была выдвинута гипотеза о том, что у работников с выраженным эмоциональным выгоранием и у работников без выраженного эмоционального выгорания существуют значимые различия в представлении образа актуальной профессиональной деятельности.

Также были выдвинуты частные гипотезы о том, что у сотрудников с эмоциональным выгоранием преобладают материальные аспекты в образе профессиональной деятельности, а также, что у сотрудников без выраженного эмоционального выгорания преобладают коммуникативные аспекты и аспекты, связанные с профессионализацией.

Решение задач исследования проводится с помощью опросника выявления эмоционального выгорания MBI Маслач К., Джексон С., адаптированный Н. Е. Водопьяновой, метод «Семантический дифференциал» Ч. Осгуда, проективный рисунок «Образ профессиональной деятельности».

Проанализировав литературу по данной проблеме, мы выявили, что под образом понимается - субъективная картина мира или его фрагментов, включая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий. В концепциях российский ученых образ предстает как феномен, порождающий и описывающий психическую реальность. В настоящее время нет единого взгляда на структуру синдрома эмоциональное выгорание, он представляет собой личностную деформацию вследствие эмоционально затрудненных или напряженных отношений в системе человек–человек. Последствия «выгорания» могут проявляться как в психосоматических нарушениях, так и в сугубо психологических изменениях личности. Специалисты уголовно-исполнительной системы относятся к типу экстремальных профессий. Как известно, психологическая напряженность усиливается, психологические проблемы обостряются в экстремальной ситуации работы с заключенными. Сотрудники УИС поставлены в условия, когда требуется непрерывно доказывать социальную значимость своей профессии.

Далее была сформирована выборка испытуемых, в которую вошли 60 мужчин и женщин, работающих в ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по Иркутской области в возрасте от 31 до 45 лет, средний возраст испытуемых 37,5 лет.

С помощью методики MBI Маслач К., Джексон С., адаптированной Н. Е. Водопьяновой, мы разделили всех испытуемых на две выборки: сотрудники с выраженным эмоциональным выгоранием и без выраженного эмоционального выгорания, каждую выборку составили 30 человек.

Далее на каждой выборке была проведена диагностика по методу семантического дифференциала. С помощью статистической обработки по угловому преобразованию Фишера были выявлены различия по шкалам «Убыточная – Прибыльная», «Пассивная – Активная», «Бесчестная – Честная», «Безответственная – Ответственная», «Недисциплинированная – Дисциплинированная», «Неряшливая – Аккуратная», «Отдаляющая – Объединяющая», «Физическая  - Интеллектуальная», «Опасная – Безопасная», «Вредная – Безвредная», «Коллективная – Самостоятельная», «Раздражительная  – Спокойная», «Депрессивная  - Жизнерадостная», «Равнодушная – Участливая».

Далее, проведя диагностику с помощью проективного метода «Образ профессиональной деятельности», с помощью статистической обработки по угловому преобразованию Фишера, мы выявили расхождения в актуальном и идеальном образе у сотрудников с разной степенью эмоционального выгорания.  Были выявлены достоверные различия в выборке сотрудников с эмоциональным выгоранием по шкалам «Материальный аспект» и «Другая должность», а среди сотрудников без выраженного эмоционального выгорания – «Коммуникативный аспект», «Контактно-дистантный аспект» и «Стремление улучшить работу».

Таким образом, в нашем исследовании полностью подтвердились основная и частная гипотезы.

Полученные результаты представляют не только научный интерес, но и имеют большую практическую значимость при использовании в системе психогигиенических, психопрофилактических и психокоррекционных мероприятий, обеспечивающих сохранение и укрепление здоровья  и повышения работоспособности работников УИС.

Литература

  1.  Давыдов В.В. Проблемы развивающего обучения: Опыт теоретического и экспериментального психологического исследования / В.В. Давыдов. - М.: Педагогика, 1986. - 240 с
  2.  Из Философская теория и практика. Волгоград, 2005 КАТЕГОРИЯ ОБРАЗА В ТРАДИЦИИ СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ О.В.Курышева
  3.  Новая философская энциклопедия в 4-х Т. / Сост. B. C. Степин. - М.: Мысль, 2001. - ТЗ.
  4.  Леонтьев А.П. Образ мира / А.Н. Леонтьев // Избранные психологические произведения. - М.: Педагогика, 1983. - С.251-261.
  5.  Нарыщкин А.В. Строение образа мира человека и соотношение понятий "знак" - "символ" и "значение" - "смысл" / А.В. Нарышкин // Вопросы психологии. - 2005. - №3. - С.89-99.
  6.  Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира как парадигмы психологического мышления / С.Д. Смирнов // Мир психологии. - 2003. - 4. - С.18-31.
  7.  Ломов Б.Ф. Вопросы общей, педагогической и инженерной психологии / Б.Ф. Ломов. - М.: Педагогика, 1991 - 296 с.
  8.  Ощанин Д.А. Предметное действие и оперативный образ / Д.А. Ощанин. - М. - Воронеж: МОД ЭК, 1999. - 512 с.
  9.  Образ в регуляции деятельности / Под ред. Н.Л. Мориной, В.И. Козлова. - М.: РАО, 1997. - 218 с.
  10.  Ганзен В.А. Систематика мысленных образов / В.А. Ганзен, А.А. Гостев // Психологический журнал. - Т.10. - №2. - 1989. - С.12-21.
  11.   Гулина Н.Р. Психологические условия становления профессиональной идентичности личности: дис. канд. психол. наук: 19.00.01/Н.Р. Гулина. - Новосибирск, 2004.
  12.  Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности / О.А. Конопкин. - М., 1980.
  13.  Воловикова М.И. Обретение "Я" / М.И. Воловикова, А.А. Трофимов // Труды Института психологии РАН. - М., 1997. - Т.2. - С.44-49.
  14.  Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2002.
  15.   Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М.: Политиздат, 1990.
  16.  http://www.psychologos.ru
  17.  Ильин Е.П. Психофизиология состояний человека / Е. П. Ильин // СПб.: Питер, 2005.-с. 233 – 236.
  18.  Сандомирский, М.Е. Выгорание – профессиональная болезньфармацевта / Сандомирский, М.Е. // Вопросы психологии. – М.: Школа – Пресс,1994. №6.
  19.  Беляева Л.И. Психологические особенности экстремальных ситуаций правоохранительной деятельности // Прикладная юридическая психология / Под ред. А.М. Столяренко. М., 2001. С.531–533.
  20.   Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М., 1993.
  21.  Буданов А.В. Обучение сотрудников тактике и методам обеспечения личной безопасности. М., 1997.
  22.  Панкин И.Н. Личная безопасность сотрудников внутренних дел: тактика и психология безопасной деятельности. М., 1996.
  23.  Ушатиков А.И. Пенитенциарная психология: Программа для высших учебных заведений МВД РФ. Рязань, 1995. С. 21.
  24.  Грибов В. В тюремном интерьере // Ветеран. 2003. № 5 (718). С. 14.
  25.  Белослудцев В.И., Козюля В.Г. Организационно-управленческие и педагогические проблемы исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных с психическими аномалиями. Домодедово, 1996. С. 56–57.
  26.  Мухина В.С. Пожизненно заключенные: мотивация к жизни // Развитие личности. 2002. № 4. С. 100–114.
  27.  Ильина Е.С. Экстремальная профессия – сотрудник УИС // Развитие личности. 2002. № 4. С. 169–173.

28. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика / Н. Е.Водопьянова, Е. С. Старченкова // СПб.: Питер, 2008.

29. Орел В. Е. Феномен «выгорания» в зарубежной психологии: эмпирические исследования и перспективы/ В. Е. Орел // Психологический журнал. – 2001. – № 1.

30. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. Т. 2. М., 1983.

31. Буданов А.В. Обучение сотрудников тактике и методам обеспечения личной безопасности. М., 1997.

32. Лихачев Д.С. Черты первобытного примитивизма воровской речи // Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона. М., 1992. С. 359–364.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

10349. Методика индивидуально-дифференцированного подхода в обучении. Понятия обученности и обучаемости, их взаимосвязь 82 KB
  Методика индивидуально-дифференцированного подхода в обучении. Понятия обученности и обучаемости их взаимосвязь. Характеристика трех типов учения П.Я. Гальперин. Различные виды дифференциации в обучении. Психолого-педагогические условия эффективной индивидуализации...
10350. Элективные курсы в профильном обучении, психолого-педагогические условия эффективного использования элективных курсов в различных классах по предмету 55.5 KB
  Элективные курсы в профильном обучении психологопедагогические условия эффективного использования элективных курсов в различных классах по предмету. Современные подходы к образованию предусматривают реализацию принципа вариативности путей форм средств его полу
10351. Понятие о методах, приемах, средствах обучения. Различные подходы к классификации методов обучения 75.5 KB
  Понятие о методах приемах средствах обучения. Различные подходы к классификации методов обучения. Характеристика познавательной деятельности. Социальные и познавательные мотивы учебной деятельности школьников. Особенности формирования познавательных интересов уча...
10352. Методы обучения, активизирующие познавательную деятельность учащихся. Технология организации дидактических игр, групповых дискуссий, учебных диспутов 57.5 KB
  Методы обучения активизирующие познавательную деятельность учащихся. Технология организации дидактических игр групповых дискуссий учебных диспутов. Психологопедагогические снования выбора учителем методов обучения. Под активизацией учебной деятельности понимае...
10353. Методы организации и осуществления учебно-познавательной деятельности учащихся. Словесные, наглядные, практические методы, педагогические требования к ним 71 KB
  Методы организации и осуществления учебнопо-знавательной деятельности учащихся. Словесные наглядные практические методы педагогические требования к ним. Техника общения коммуникативные ошибки в деятельности учителя. Метод обучения способ совместной деятельност...
10354. Сущность, функции, методы и средства контроля и самоконтроля в обучении. Теория П.Я. Гальперина о поэтапном формировании умственных действий 69.5 KB
  Сущность функции методы и средства контроля и самоконтроля в обучении. Теория П.Я. Гальперина о поэтапном формировании умственных действий. Учет и оценка знаний умений и навыков школьников. Технология организации нетрадиционных форм контроля: педагогический мониторин
10355. Понятие о средствах обучения, типология и функции средств обучения. Психологическое обоснование выбора учителем средств обучения 36 KB
  Понятие о средствах обучения типология и функции средств обучения. Психологическое обоснование выбора учителем средств обучения. Средство обучения это материальный или идеальный объект который использован учителем и учащимися для усвоения новых знаний. Основ
10356. Индивидуальная, групповая, фронтальная формы организации обучения предмету, условия их оптимального сочетания 37.5 KB
  Индивидуальная групповая фронтальная формы организации обучения предмету условия их оптимального сочетания. Психологические основы создания гомогенных и гетерогенных групп. Технология организации групповой работы на уроках. Индивидуальная ФОО предполагает чт
10357. Типология и структура урока. Различные формы проведения урока в современной школе 36.5 KB
  Типология и структура урока. Различные формы проведения урока в современной школе. Проектирование урока по предмету как педагогическая задача. Технология подготовки и проведения урока. Существует несколько подходов к классификации уроков каждый из которых отличает...