97895

Виды и смыслы средневековой философии

Реферат

Логика и философия

Период средневековой философии можно считать господством религиозного мировоззрения. Другими словами философия становится служанкой теологии, основная функция которой кроется в формулировки догматов церкви и доказательстве бытия Бога, а также в истолковании священного писания.

Русский

2015-10-25

68 KB

0 чел.

Федеральное агентство железнодорожного транспорта

Сибирский государственный университет путей сообщения

Кафедра «Философия»

Виды и смыслы средневековой философии

Реферат

По дисциплине «Философия»

Руководитель:                                                                       Разработал:

Профессор                                                                              студент гр. Д-211

________ Быстрова А.Н.                                      ___________ Затульветер Д.А.

(подпись)                                                                                   (подпись)

_______________                                                    ______________

(дата проверки)                                                                   (дата сдачи на проверку)

2012 год

Содержание

Введение……………………………………………………………………………….3

1. Виды средневековой философии………………………………………………….4

1.1. Патристика…………………………………………………………………4

1.2. Схоластика…………………………………………………………………5

2. Философия позднего средневековья……………………………………………....6

Заключение…………………………………………………………………………….8

Введение

Началом эпохи средневековья считается V в. н.э. – время падения Западной Римской империи. Период ее завершения менее определен. В принципе можно считать, что это XIV - XV вв. Однако началом средневековой философии принято считать I - II вв., отталкиваясь от учения Филона Александрийского в котором мы находим идеи начала средневековой философии.

Период средневековой философии можно считать господством религиозного мировоззрения. Другими словами философия становится служанкой теологии, основная функция которой кроется в формулировки догматов церкви и доказательстве бытия Бога, а также в истолковании священного писания.

Поскольку философские учения этой эпохи стали складываться уже в I-II в н.э., то принято выделять следующие периоды средневековой философии: патристика и схоластика, которые также являются видами философии той эпохи.

Виды средневековой философии

1.Патристика

Совокупность теологических и философских доктрин ранних христианских мыслителей получила в истории культуры название патристики. Эта философия разделяется на два этапа: доникейский и посленикейский. От греческого и латинского языков, патристика в буквальном смысле – отец. То есть название этого вида средневековой философии трактуется как учение отцов церкви. Важной особенностью философского мышления, свойственного патристике является то, что мыслители постоянно обращаются к библии для подтверждения своих идей, цитируя ее.

Четырех деятелей называют докторами западной церкви: св.Амвросия, св.Иеронима, св.Августина и папу Григория Великого. Но наиболее значительной фигурой для философии из этой четверки является св.Августин. Бертран Рассел в своей книге «История западной философии» говорит, что св. Августин был весьма плодовитым писателем, главным образом по вопросам богословия. Христианская точка зрения была замечательным образом приспособлена к тому, чтобы придать людям и силу духа и возможность сохранять свои религиозные надежды, когда земные надежды оказались суетными. Выражение этой точки зрения, изложенной в сочинении «О граде Божьем», по мнению Б.Рассела, составило высшую заслугу св.Августина.

Доникейская патристика прежде всего была занята формированием этических начал, которые направляли человека к постижению Высшего блага (им полагался Бог), наставляли его на путь спасения, это было главной жизненной задачей средневекового человека, и определяли способы причащения праведности (крещение, евхаристия, молитва).

Вся патристика основывалась на таком представлении об этике. Понимание Бога как Высшего блага, которому причастны все люди и следование которому ведет к презрению к смерти, у Иустина, апологета II в., служит этическим доказательством бытия Бога. "Если это не так, то Бога нет, или если есть, но он не печется о людях, то и добродетель, и порок - ничто".

В посленикейской патристике особое значение для этики приобретает осознание греха и вины в идее покаяния и исповеди, что теснейшим образом связано с именем Аврелия Августина. По Августину, каждый поступок христианина в предвосхищении исповедального акта оказывается в глубине нравственного сознания неотвратимо детерминированным не только прошлым, но и будущим - уже существующим в вечности возмездием: карой или блаженством. Одновременно этот поступок совершенно свободен, поскольку в нем жизнь завершается мысленно, провидчески; жизнь еще впереди, и поступая сейчас, человек сам определяет и свое будущее, и свою вечность. Августин выдвинул концепцию воли как начала греха. Грех состоит в желании сохранить или продолжить делать то, что запрещает справедливость и от чего человек волен воздержаться. Порочность плоти сама по себе не есть ни добро, ни зло, греховной она становится при совпадении желания и склонности совершить проступок. Обсуждение этой концепции стало общим местом всего средневековья.

2.Схоластика

Второй период в истории средневековой философии, начинающийся с IX в., обычно называют схоластикой (от греч. – школьный, ученый). В своей книге «Западная философия от истоков до наших дней» Джованни Реале и Дарио Антисери писали: «Термин «схоластика» подразумевает не столько доктринальный блок идей, сколько философию и теологию, преподаваемые в средневековых школах, особенно, с периода их реорганизации Карлом Великим. Закрытие в начале VI века последних языческих школ Юстинианом было не только политической акцией, но и симптомом заката языческой культуры. Открытие новых школ, церковных форм обучения, означало мучительное рождение из недр язычества новой культуры» (стр. 86).

В центре внимания схоластов – обсуждение проблем христианской догматики, однако, решая их, философия обращается к диалектике в античном ее понимании (искусство спорта), аристотелевской логике (силлогистике), исследованию понятий и определений, вообще к рационалистической методике анализа. Доминирующее положение занимают идеи аристотелевской философии, а сам Аристотель становится для схоластики непререкаемым авторитетом наряду с Библией.

В своем последнем крупном труде «Мудрость Запада» Бертран Рассел писал: «Для того чтобы понять, почему философия оказалась так тесно связанной с церковью, мы должны обрисовать основные направления деятельности папства и светской власти в рассматриваемое нами время. Благодаря политическому вакууму, оставленному после исчезновения императорского Рима, папы смогли занять руководящее положение на Западе. Восточные патриархи, кроме того, что они были стеснены существованием императорской власти, никогда не были расположены благожелательно по отношению к претензиям епископов Рима, и в конечном итоге Восточная церковь пошла своими путями. Более того, влияние вторгавшихся варваров на Западе препятствовало сохранению общего уровня грамотности, характерного для римских времен по всей империи. Церковники, которые сохранили уцелевшие остатки знания, стали, таким образом, привилегированным сословием, способным читать и писать. Когда после нескольких веков кровавых междоусобиц Европа вступила в более стабильный период существования, именно церковники основали первые школы. Схоластическая философия вплоть до Возрождения не имела себе равных.»

Наравне с Августином в схоластике был свой столп философии – Фома Аквинский (1225-1274). В книге «История Западной философии» Б.Рассел пишет, что в отличие от своих предшественников Аквинский обладал действительно полным знанием сочинений Аристотеля. Друг Аквинского, Уильям Мербеке, снабдил его переводами с греческого языка, а сам он писал комментарии. До эпохи Аквинского представления людей об Аристотеле  

Были затемнены неоплатоновскими наслоениями. Он же следовал подлинному Аристотелю, а к платонизму, даже в том его виде, в каком он предстает в учении св. Августина, относился с антипатией. Аквинскому удалось убедить представителей церкви в том, что систему Аристотеля следовало предпочесть системе Платона в качестве основы христианской философии и что мусульманские и христианские аверроисты дали неверное истолкование Аристотеля.(стр. 518)

В середине XIII века церковь искала человека, способного переосмыслить учения Аристотеля в духе католицизма. Выбор пал на Фому Аквинского. В своих философских трактатах «Сумма философии» и «Сумма теологии» Фома Аквинский применил для систематизации католических догматов Аристотелевский метод умозрительных построений. Он смог из божественных озарений «отцов церкви» выстроить систему христианской философии, которую впоследствии назовут Томизмом в честь ее основателя Фомы. Ему удалось примерить веру и разум и вывести логическим путем пять доказательств бытия бога.

В «Истории Западной философии» Б.Рассел говорит: «Существование бога доказывается, как и у Аристотеля, аргументом неподвижного двигателя. Вещи делятся на две группы – одни только движимы, другие движут и вместе с тем движимы. Все, что движимо, приводится чем-то в движение, и, поскольку бесконечное умозаключение от следствия к причине не возможно, в какой-то точке мы должны прийти к чему-то, что движет, не будучи само движимо. Этот неподвижный двигатель и есть бог. Можно было бы возразить, что это доказательство предполагает признание вечности движения, - принцип, отвергаемый католиками. Но такое возражение было бы ошибочно: доказательство имеет силу, когда исходят из гипотезы вечности движения, но становится лишь еще более веским, когда исходят из противоположной гипотезы, предполагающей признание начала и потому – первопричины. В «Summa Theologiae» приводятся пять доказательств существования бога. Во-первых, доказательство неподвижного двигателя, о котором речь шла выше. Во-вторых, доказательство первой причины, покоящейся опять-таки на возможности бесконечного умозаключения от следствия к причине. В-третьих, доказательство того, что должен существовать конечный источник всякой необходимости; этот аргумент мало чем отличается от второго доказательства. В-четвертых, доказательство того, что мы обнаруживаем в мире различные степени совершенства, которые должны иметь свой источник в чем-то абсолютно совершенном. В-пятых, доказательство того, что мы обнаруживаем, как даже безжизненные вещи служат цели, которая должна быть целью, установленной неким существом вне их, ибо лишь живые существа могут иметь внутреннюю цель». (стр. 520-521)

Философия позднего средневековья

В позднем средневековье философия не поменяла своего смысла, и суть ее осталась прежней, как и в период схоластики. Этот период истории философии можно назвать концом средневековой схоластики.

В книге «История средневековой философии» Альберт Штёкль говорит: «В XIV и XV вв. схоластика не сделала никаких существенных успехов. Две большие схоластические системы XIII в. – Фомы Аквинского и Дунса Скота – послужили точкой отправления для двух школ, которые существовали вплоть до конца Средних веков и в которых преимущественно сосредоточивалось научное движение двух последних столетий Средневековья. Это – томистическая и скотическая школы.

К этим двум главным школам в начале XIV в. присоединилась еще третья – номиналистическая. После того, как в XII и XIII вв. номинализм был окончательно побежден и исчез из истории, он неожиданно снова выступил в начале XIV в. и получил такую силу, что образовал ядро целой школы, просуществовавшей до конца Средних веков.

К этим направлениям присоединилась еще четвертая школа, если только так можно назвать немецкую мистику. Представителями ее были большей частью проповедники, которые естественно излагали свои мистические теории не на академическом латинском языке, а на народном. Они стремились посредством мистики привлечь народ к более совершенной христианской жизни.

Последние столетия Средневековья обыкновенно называют периодом упадка схоластики. Это верно лишь на половину. Об упадке известного философского течения в строгом смысле, по нашему мнению, речь может идти лишь в том случае, если упадок касается самого его философского содержания, т.е. если из него все более и более исчезает момент спекулятивной истины и теряется в ложном философском миросозерцании. Этого нельзя сказать о схоластике XIV и XV вв.

Если речь идет об упадке схоластики, то это может относиться только к ее форме. В этом направлении мы не можем отрицать «упадок» схоластики».(стр. 259-261)

В качестве доказательства А.Штёкель приводит несколько фактов. Во-первых, язык схоластики этого времени становится все небрежнее и грубее, стиль безыскусственнее. Нет больше того гибкого, приятного изложения, которое мы привыкли встречать в раннем средневековье. Во-вторых, метод, введенный в XIII в. в подражанье Аристотелю, достиг крайней степени утрировки и вырождения. Когда поздние схоласты принимались обсуждать какой-нибудь вопрос, то они приводили всевозможные мнения о нем, вместе с их основаниями. Затем опровергали все доводы, на их взгляд, неправильных мнений, снова выдвигали возражения, которые можно было бы выставить против их опровержения, опровергали в свою очередь и эти возражения и т.д., так что при чтении подобных запутанных quaestiones с трудом можно было удержать нить рассуждения. В-третьих, образование вышеупомянутых школ заключало в себе то дурное последствие, что многие схоласты считали свою задачу выполненной, если только точно придерживались учения своей школы и защищали его от противников. При таком положении дела философия и богословие не могли получить дальнейшего развития, и схоласты постоянно возвращались к тем вопросам, которые были вполне исчерпаны.

По мнению А.Штёкеля это были отрицательные стороны схоластики, к которым с исторической точки зрения невозможно отнести иначе, как только с полным порицанием. Но они свидетельствуют об упадке схоластики только по ее форме, но не по содержанию. Зерно схоластики было и всегда оставалось здоровым, но оно заключилось в твердую и горькую кору.

Заключение

Таким образом, делая вывод из выше изложенного, патристика - с точки зрения самих отцов, это не «набор» и даже не «совокупность» отдельных учений, а единое учение, раскрываемое и излагаемое различными отцами церкви с различной полнотой и глубиной. Если, однако, мы станем рассматривать патристику "извне", отвлекаясь от ее собственных критериев и правил, то мы сможем на фоне внутреннего единства этого явления увидеть все богатство и разнообразие его составляющих, оценить уникальность каждого представителя патристики и его неповторимый вклад в это учение. Патристика может предстать и как разнообразие личных позиций, и как многоплановый духовный феномен. Отсюда следует, что само понятие «патристика» имеет как минимум два значения: прежде всего, это особая форма построения христианской культуры. Во-вторых, это Совокупность теологических и философских доктрин ранних христианских мыслителей.

Что же касается схоластики, западная классическая культура немыслима вне схоластического средневековья. По меньшей мере, по трем причинам: во-первых, благодаря схоластике в истории европейской культуры не «прервалась связь времен». Именно она явилась звеном преемственности, сохранив и транслировав в медиевальной культуре на фоне аксиологически акцентированного иррационализма интеллектуальные навыки рационального мышления и многие аспекты содержания античного философского наследия. Во-вторых, заданная схоластикой традиция понимания школы, канона как ценности явилась необходимым противовесом для новоевропейской установки на тотальную оригинальность и безудержное ниспровергание основ. В-третьих, схоластика внесла серьезный содержательный вклад в развитие европейской интеллектуальной традиции как в области логики, так и содержательно.

Список литературы

  1.  Рассел Б. История Западной философии. Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 1998. – 992 с.
  2.  Дж. Реале, Д. Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. Том 2. Средневековье. СПб: изд-во «Петрополис», 1994. – 368 с.
  3.  Штекль А. История средневековой философии. СПб: изд-во «Алетейя», 1996 – 307 с.

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

63282. ДИАГНОСТИКА САМООЦЕНКИ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ 211 KB
  Подростковый возраст – очень сложный и важный, на мой взгляд, период развития личности, период ее становления. Все составляющие личности подвергаются реорганизации, формируются новые компоненты – психологические новообразования, закладываются системы ценностей, приоритетов, целей.