97913

Транзактно-аналитическая терапия: от директивы «Будь сильным» к стратегиям совладающего поведения

Дипломная

Психология и эзотерика

Рассмотреть с теоретической точки зрения аспекты совладающего поведения (копинга), а также действие психологических защит в общем, и драйвера «Будь сильным» в частности; рассмотреть принципиальное отличие копинга от психологических защит; показать инструменты работы ТА терапии, с помощью которых может быть осуществлён качественный переход от драйверного...

Русский

2015-10-26

256.25 KB

0 чел.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему: «Транзактно-аналитическая терапия: от директивы «Будь сильным» к стратегиям совладающего поведения»

Выполнил:

Мартынов С.В.

Научный руководитель:

Петровская М.В.

Москва, 2015г.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение…………………………………………………………………3

Глава 1. Теоретический анализ особенностей проявления совладающего поведения ……………………………………………6

1.1 Понятие и характеристики совладающего поведения…………6

1.2 Защитные механизмы совладающего поведения, их проявление в детском возрасте и их принципиальное отличие от зрелых копинг-стратегий……………………………………………………………..12

1.3 Защитные механизмы совладающего поведения с точки зрения ТА. Контрприказания, контрсценарий, драйверы, минискрипт. Драйвер «Будь сильным»………………………………………………………17

Глава 2. Эмпирическое исследование. ТА диагноз…………………23

Заключение…………………………………………………………….55

Список использованной литературы…………………………………56

Приложение. Протокол проведённых терапевтических сессий…….60


ВВЕДЕНИЕ

 

Для успешного взаимодействия с трудной стрессовой, кризисной ситуацией, необходимы навыки совладающего поведения, смысл которого — овладеть, разрешить или смягчить, привыкнуть либо уклониться от требований, предъявляемых стрессовой, кризисной ситуацией, а также, возможно, предотвратить, своевременно разгадав ее неразрешимость или опасность.

 

Совладающее с трудностями поведение, или копинг, — это сознательное целенаправленное поведение в отличие от поведения защитного. Оно создает фундамент стойкости, высокой жизнеспособности, адаптивности и по-разному представлено в каждом возрастном периоде [23].

Копинг является стабилизирующим фактором, помогающим человеку, осуществить психологическое приспособление во время переживаемого стресса. Совладающее поведение — это целенаправленное социальное поведение, позволяющее субъекту справиться с трудной жизненной ситуацией (или стрессом) способами, адекватными личностным особенностям и ситуации, — через осознанные стратегии действий. Это сознательное поведение направлено на активное изменение, преобразование ситуации, поддающейся контролю, или на приспособление к ней, если ситуация не поддается контролю [19]. Умение человека овладевать трудными жизненными ситуациями является важным показателем уровня развития личности. Выработка широкого спектра эффективных способов и стратегий разрешения трудных ситуаций, формирование навыков их гибкого использования адекватно требованиям условий ситуации повышает позитивный потенциал личности, развивает её психологическую устойчивость [11].

 

Далеко не всегда, ребенок, испытывающий стресс, прибегает к совладеющему поведению, предпочитая поведение защитное. Психологическая защита - это система стабилизации личности, направленная на ограждение создания от неприятных, травмирующих переживаний, сопряженных с внутренними и внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта. Для выполнения своих функций, личность использует специальные механизмы: отрицание, подавление, рационализацию, вытеснение, проекцию, идентификацию, замещение, сновидение, сублимацию, отчуждение и другие [20].

 

В исследованиях З. Фрейд [39] было показано, что включение психологической защиты может привести не только к актуальному облегчению, но и к проявлению стабильных, длительно функционирующих структур, которые в дельнейшем будут активизироваться в сходных жизненных обстоятельствах. Понятие психологической защиты и защитного поведения появилось в психотерапевтической практике в конце 19 века З. Фрейд, 1894, А. Фрейд, 1927 [16] и является предметом исследований в современной науке Р. М.Грановская, 1984, [12], Л. Р. Гребенников, Е. С. Романова, 1996, Е. В. Чумакова, 1998, [18] В. Г. Каменская, 1999, Д. Паркер и Н. Эндлер, 1990 [26].

Целью данной дипломной работы является – проследить динамику преобразования привычного психологического защитного механизма у клиента, а именно, драйвера «Будь сильным» в копинговую стратегию в результате транзактно-аналитической терапии (далее ТА терапии).

Задачами дипломной работы являются:

- рассмотреть с теоретической точки зрения аспекты совладающего поведения (копинга), а также действие психологических защит в общем, и драйвера «Будь сильным» в частности;

- рассмотреть принципиальное отличие копинга от психологических защит;

- показать инструменты работы ТА терапии, с помощью которых может быть осуществлён качественный переход от драйверного поведения к копинговым стратегиям совладания со стрессовой ситуацией;

- доказать эффективность ТА диагностики и ТА терапии при работе с запросом совладания со стрессовой ситуацией.

Объектом моей дипломной работы является случай клиента Мистера Стоуна (псевдоним), обратившегося ко мне в апреле 2015 года с рядом запросов, в том числе, с проблемой неумения совладать со своим эмоциональным состоянием во время стрессовых ситуаций.

Актуальностью данной дипломной работы является демонстрация преобразования в ходе ТА терапии неосознанных и неэффективных паттернов драйверного поведения («Будь сильным») в осознанное использование копинговых стратегий, что может быть воспроизведено другими консультантами в их работе.

В первой части, теоретической, будут рассмотрены аспекты копинга, психологических защит, в частности, драйвера «Будь сильным», и их принципиальное различие.

Во второй части, эмпирической, будет представлен ТА диагноз клиентского случая (подкреплённый примерами из протокола терапевтических сессий), демонстрирующий эффективность инструментов транзактного анализа. Особое место будет уделено пункту, где я прослежу динамику преобразования драйвера «Будь сильным» в копинг.

В качестве приложения к дипломной работе будет представлен протокол проведённых терапевтических сессий в виде тезисов, повествования и полного аудио материала с комментариями к интервенциям.


ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРОЯВЛЕНИЯ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ

 

1.1.Понятие и характеристики совладеющего поведения

 

Совладание личности с трудными жизненными ситуациями (копинг -поведение, от англ. «to cope» - справляться, совладать с чем-либо, прежде всего, с трудностями) изучается с 50-60 гг. XX в., прежде всего в зарубежной психологии для описания преодоления детьми кризисов развития [24].

 

Совладание как отдельная психологическая проблема и область исследований сложилась достаточно недавно, к началу 60-х гг. ХХ века. Исходно ее статус был более чем скромен, а практика исследований более чем локальна, – изучение совладания берет свое начало от работ Л. Мерфи, который исследовал способы преодоления детьми кризисов в собственном развитии.

 

Позднее понятие «coping» стало широко использоваться при изучении стресса: оно понималось как сумма когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления стрессового влияния. Постепенно понятие «coping» начинает активно применяться для изучения поведения личности в любых ситуациях, категорируемых человеком как критические или же «трудные» [20].

 

Характерно, что в отечественной психологической литературе до сих пор нет терминологического единообразия, – при обозначении как данной области исследований, так и самой феноменологии используются слова и «совладание», и «совладающее поведение», и «психологическое преодоление», и просто калькированное «копинг» (от английского «to cope» – преодолевать). В равной степени используются термины «coping behavior» и «coping», причем акцент на собственно поведении в практике исследования реально может и не присутствовать. Иными словами, сегодня данный термин отражает достаточно широкую психологическую реальность. В большинстве случаев совладание понимается как индивидуальный способ взаимодействия с трудной ситуацией (внешней или внутренней), определяемый ее субъективной значимостью для человека, с одной стороны, и его собственными психологическими возможностями, с другой, а понятие «совладающее поведение» может обозначать очень широкий спектр активности человека – от бессознательных психологических защит до целенаправленного преодоления кризисных ситуаций.

 

Копинг - поведение (совладающее поведение) понимается как совокупность гибких, динамичных поведенческих и когнитивных усилий человека, цель которых – справиться с трудными, напрягающими, превосходящими имеющиеся ресурсы ситуациями [23].

 

Исследование проблемы совладания в психологии привело к целому ряду выводов. Во-первых, необходимо изучать ситуативные переменные, или так называемые трудные жизненные ситуации [12] во-вторых, исследовать те личностные свойства, которые во многом определяют стиль реагирования на ситуацию [9].

 

В отечественных исследованиях А. В. Либином было определено, что стиль поведения связан с темпераментальными и личностными свойствами [42].

 

Существует множество подходов к классификации способов психологического преодоления. Так, согласно одной из них, совладание включает такие формы, как:

 

1) реальное (поведенческое или когнитивное) решение проблем;

 

2) поиск социальной поддержки;

 

3) перетолкование ситуации в свою пользу;

 

4) защиту и отвержение проблем;

 

5) уклонение и избегание;

 

6) сострадание к самому себе;

 

7) понижение самооценки;

 

8) эмоциональную экспрессию [18].

 

В настоящее время не существует единой классификации видов психологического преодоления жизненных трудностей. В работе С. К. Нартовой – Бочавер [24] приведены восемь классификаций зарубежных авторов, некоторые из которых включаю до 20 типичных реакций психологического преодоления. Классическая копинг - таксономия, предложенная Пере и Райхертсом, упорядочивает действия и реакции совладания по их ориентации: 1 –на ситуацию (активное влияние, бегство, пассивность); 2 – на репрезентацию (поиск или подавление информации); 3 - на оценку (придание смысла, переоценка, изменение цели).

 

Достаточно подробной является классификация П. Тойса, опирающаяся на комплексную модель копинг - поведения.

 

П. Тойс выделяет две группы копинг - стратегий: поведенческие и когнитивные. Поведенческие стратегии подразделяются на три подгруппы: 1. Поведение, ориентированное на ситуацию: прямые действия (обсуждение ситуации, изучение ситуации); поиск социальной поддержки; «уход» от ситуации. 2. Поведенческие стратегии, ориентированные на физиологические изменения: использование алкоголя, наркотиков; тяжелая работа; другие физиологические методы (таблетки, еда, сон). 3. Поведенческие стратегии, ориентированные на эмоционально-экспрессивное выражение: катарсис; сдерживание и контроль чувств.

 

Когнитивные стратегии также делятся на три группы. 1. Когнитивные стратегии, направленные на ситуацию: продумывание ситуации (анализ альтернатив, создание плана действия); выработка нового взгляда на ситуацию; принятие ситуации; отвлечение от ситуации; придумывание мистического разрешения ситуации. 2. Когнитивные стратегии, направленные на экспрессию: «фантастическое выражение» (фантазирование относительно способов выражения чувств); молитва. 3. Когнитивные стратегии, направленные на эмоциональные изменения: переинтерпретация существующих чувств.

 

Анализируя работы немецкого психолога, автора «биографической фундированной когнитивной теории личности» Х. Томе, Л. И. Анцыферова отмечает, что Томе не ко всем типам поведения в сложной жизненной ситуации относит понятие «стратегия преодоления». По его мнению, стратегиями преодоления можно называть лишь сознательное, регулируемое намерением действие личности, составляющее лишь небольшую часть ответов человека на тяготы жизни. Уход от проблем в состояние подавленности, прием транквилизаторов в сложных ситуациях не могут считаться стратегиями преодоления трудностей. Эти действия, наоборот, способствуют сохранению прежней ситуации [32].

 

Исследователи, первые использовавшие понятие копинга в психологии, предложили и первую классификацию копинг-стратегий. Лазарус и Фолкман предложили дихотическую классификацию копинг-стратегий, выделив их следующую направленность:

 

• проблемно-фокусированные стратегии (11 копинговых действий)

 

• эмоционально-фокусированные стратегии (62 копинговых действия)

 

По Лазарусу в копинговом процессе представлен как проблемно-фокусированный, так и эмоционально-фокусированный аспект [20].

 

На сегодняшний день проблематика копинг-стратегий активно исследуется в самых разных сферах и на примере самых разных типов деятельности. Серьёзное внимание уделяется изучению связи копинг-стратегий, которые применяет индивид, с его эмоциональным состоянием, успешностью в социальной сфере и т. д. При этом копинг-стратегии оцениваются с точки зрения их эффективности неэффективности, а за критерий эффективности принимается понижение чувства уязвимости к стрессам.

 

Так, например, получены данные, что копинговые реакции, фокусированные на проблеме (например, попытка изменить что-то в стрессовых взаимоотношениях с другим человеком или между другими людьми в своем социальном окружении) связаны с более низкими уровнями отрицательных эмоций в стрессовых ситуациях, которые воспринимаются как контролируемые. Кроме того, применение проблемно-фокусированных копинг-стратегий отрицательно связано с проблемами в поведении и социальными проблемами. При этом показано, что дети, меньше применяющие проблемно-фокусированные копинг-стратегий, переживают больше проблем в адаптации. Напротив, частое использование эмоционально-фокусированного копинга связано с более серьёзными проблемами в поведении, а также с большим количеством симптомов тревожности и депрессии.

В каждом возрасте человек обладает определенными ресурсами, которые помогают справляться с трудностями, наиболее оптимально выстроить стратегию преодоления.

 

Под ресурсами понимаются «сильные стороны» личности, которые увеличивают вероятность преодоления кризиса [21].

 

По классификации С. Хобфолла ресурсы включают: 1) материальные объекты (доход, дом, одежда, материальные фетиши) и нематериальные (желания, цели); 2) внешние (социальная поддержка, семья, друзья, работа, социальный статус) и внутренние, интраперсональные, переменные (самоуважение, профессиональные умения, навыки, способности, интересы, достойные восхищения черты характера, оптимизм, самоконтроль, жизненные ценности, система верований и др.); 3) психические и физические состояния; 4) волевые, эмоциональные и энергетические характеристики, которые необходимы (прямо или косвенно) для преодоления трудных жизненных ситуаций или служат средствами достижения лично значимых целей [9].

А. Незу, T. Дзурилла и M. Голдфрид первыми исследовали такую активную форму совладающего поведения как «разрешение проблем», являющуюся когнитивно - поведенческим процессом и определяющую социальную компетентность личности. С этой точки зрения они выявили следующие основные этапы совладания как процесса: ориентацию в проблеме, определение и формирование проблемы, генерацию альтернатив, принятие решения, выполнение решения с последующей проверкой его эффективности [25].

 

1.2.Защитные механизмы совладеющего поведения, их проявление в детском возрасте и их принципиальное отличие от зрелых копинг-стратегий.

 

Защитные механизмы это любые психические процессы, позволяющие сознанию достичь компромиссного решения проблем, не поддающихся полному разрешению, и оградить его от негативных, травмирующих личность переживаний. Защитные механизмы включаются по большей части неосознанно, достигаемый компромисс обычно содержат сокрытие индивидом от себя внутренних побуждений или чувств, которые угрожали бы самоуважению или могли вызвать тревогу. Эти механизмы - своеобразные способы психической защиты сознательного Я (Эго) от опасных влечений и импульсов.

 

Очевидно, что по эффективности и конструктивности психологические защиты значительно уступают копинг-механизмам, так как являются более регрессионными, близкими к невротической симптоматике. Человек, использующий для снижения тревоги, чувства амбивалентности, противоречия психологическую защиту, «платит» намного большую цену, чем в случае использования копинг-стратегии, так как бессознательные психологические защиты требуют больших энергозатрат и значительнее искажают информацию, что приводит к снижению эффективности взаимодействия с окружающим миром. Как указывает И. М. Никольская, «эти затраты могут быть настолько существенны, и даже непосильными для личности, что в ряде случаев это может привести к появлению специфических невротических симптомов и к нарушениям приспособляемости». [25]

 

Начиная с раннего детства, и в течение всей жизни, в психике человека возникают и развиваются механизмы, традиционно называемые «психологические защиты», «защитные механизмы психики», «защитные механизмы личности. Эти механизмы как бы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний и перцепций, способствуют сохранению психологического гомеостаза, стабильности, разрешению внутриличностных конфликтов и протекают на бессознательном и подсознательном психологических уровнях.

 

С помощью защитных механизмов личность бессознательно оберегает свою психику от травм, которые могут причинить ей реальные жизненные ситуации, грозящие разрушить Я - концепцию личности. Но вместе с тем эти механизмы мешают человеку осознавать свои заблуждения относительно собственный черт характера и мотивов поведения, что зачастую затрудняет эффективное разрешение личных проблем.

 

Уже в ранних работах Фрейд [39] указывал на то, что прототипом психологической защиты является механизм вытеснения, конечной целью которого является избегание неудовольствия, всех негативных аффектов, которые сопровождают внутренние психические конфликты между влечениями бессознательного и теми структурами, которые отвечают за регуляцию поведения личности. Наряду с редукцией отрицательных аффектов происходит вытеснение содержания этих аффектов, тех реальных сцен, мыслей, представлений, фантазий, которые предшествовали появлению аффектов.

 

Представительница второго эшелона психоаналитиков Анна Фрейд уже достаточно однозначно обозначила тот аффект, который включает работы защитных механизмов, - это страх, тревога. Концепция механизмов психологических защит представлена А. Фрейд, в частности в ее работе «Психология Я и защитные механизмы», русскоязычный вариант которой издан в 1993 году. Она указала на три источника тревоги. Во-первых, это – тревога, страх перед разрушительными и безоговорочными притязаниями инстинктов бессознательного, которые руководствуются только принципом удовольствия (страх перед Оно). Во-вторых, это – тревожные и невыносимые состояния, вызванные чувством вины и стыда, разъедающими угрызениями совести (страх Я перед Сверх-Я). И наконец, в-третьих, это – страх перед требованиями реальности (страх Я перед реальностью).

 

А. Фрейд разделила механизмы защиты на группы и выделила двигательные, перцептивные и интеллектуальные автоматизмы. Они обеспечивают последовательное искажение образа объективной реальности с целью ослабления травмирующего эмоционального напряжения. При этом представления о среде искажается минимально, т. е. находится в предельно возможном соответствии с реальностью. В результате нежелательная информация может игнорироваться (не восприниматься); будучи воспринятой - забываться, а в случае допуска в систему запоминания - интерпретироваться удобным для человека образом.

 

По мере накопления экспериментальных данных стала выявляться определенная неоднозначность роли защиты. С чем связана эта неоднозначность? Первоначально защита проявляется в раннем детстве, когда формы общения и виды конфликтов со средой ограничены уровнем развития личности. Она предназначена для автоматичного приспособления к среде за счет самопроекции. Однако во взрослом состоянии, при взаимодействии в расширенном социальном окружении, защиты только по типу автоматизмов бывает явно недостаточно. Поэтому если она не усложняется и не корректируется, то при определенных условиях может привести к дезадаптации личности.

 

Исследования показали, что организация защиты и ее способность противостоять вредным воздействиям у разных людей не одинакова. Одних защита не ограждает и от того, чего надо было бы защитить, а других ограждает настолько прочно, что в психику не просачивается даже значимая для личностного развития информация. В результате возникает необходимость различать нормальную, постоянно действующую в нашей повседневной жизни защиту, выполняющие профилактические функции, и защиту патологическую – как неадекватную форму адаптации.

 

Преобладание у человека какого-либо защитного механизма может привести к развитию ряда черт и акцентуаций личности. С другой стороны, люди с теми или иными индивидуально-психологическими свойствами склонны доверять конкретным защитам. Определенный механизм защиты как средство искажения реальности может характеризовать серьезные личностные нарушения. Р Плутчик, Г. Келлерман предлагают специфическую сеть взаимосвязей между различными уровняли личности: эмоциями, защитой и генетикой.

 

Психоаналитик Вильгейм Райх на чьих идеях сейчас выстраиваются самые различные телесные психотерапии считал, что вся структура характера человека является единым защитным механизмом. [16]

 

Один из ярких представителей эго-психологии Х. Хартманн высказал мысль о том, что защитные механизмы Я могут одновременно служить как для контроля над влечениями, так и для приспособления к окружающему миру.

 

В отечественной психологии один из подходов к психологическим защитам, представлен Ф. В. Бассиным. Здесь психологическая защита рассматривается как важнейшая форма реагирования сознания индивида на психическую травму.

 

Другой подход содержится в работах Б. Д. Карвасарского. Он рассматривает психологическую защиту как систему адаптивных реакций личности, направленную на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений – когнитивных, эмоциональных, поведенческих – с целью ослабления их психотравмирующего воздействия на Я – концепцию. Этот процесс происходит, как правило, в рамках неосознаваемой деятельности психики с помощью целого ряда механизмов психологических защит, одни из которых действуют на уровне восприятия (например, вытеснение), другие на уровне трансформации (искажения) информации (например, рационализация). Устойчивость, частое использование, ригидность, тесная связь с дезадаптивными стереотипами мышления, переживаний и поведения, включение в систему сил противодействия целям саморазвития делают такие защитные механизмы вредными для развития личности. Общей чертой их является отказ личности от деятельности, предназначенной для продуктивного разрешения ситуации или проблемы.

 

Следует также заметить, что люди редко используют какой-либо единственный механизм защиты – обычно они применяют различные защитные механизмы. [17]

 

1.3. Защитные механизмы совладающего поведения с точки зрения ТА. Контрприказания, контрсценарий, драйверы, минискрпит. Драйвер «Будь сильным».

Контрприказания. Первоначально послания от Родителя к Родителю назывались контрприказаниями, так как считалось, что они идут вразрез с приказаниями. В настоящее время мы знаем, что иногда эти послания могут входить в противоречие с приказаниями, однако часто подкрепляют их или не имеют с ними ничего общего. Тем не менее, первоначальный термин сохранился. [40]

Контрсценарий представляет собой набор решений, который ребенок принял в соответствии с контрприказаниями. Контрприказания состоят из приказов (команд) о том, что надо или нельзя делать, а также суждений о людях и жизни. Тысячи подобных приказов мы получаем от родителей и парентальных фигур. Приведем типичные примеры контрприказаний: «Будь хорошим!»; «Не будь капризным!»; «Ты должен много работать!»; «Будь лучшим в классе!»; «Брать — нехорошо»; «Не выноси сор из избы». [40]

Большую часть времени мы используем наш контрсценарий в позитивном плане, когда заботимся о себе и удобно чувствуем себя в обществе. Взрослыми людьми нам не нужно думать о том, икать за столом или нет, прилично ли бросать объедки на пол. Эта информация уже заложена в вашем контрсценарии. Аналогичным образом мы не перебегаем дорогу перед идущим транспортом и не суем руки в огонь. Тем не менее многие из нас имеют в контрсценарии ряд послании, которые мы решили использовать в негативном плане. Предположим, мне поступил Родительский приказ: «Ты должен много работать!» Я следую ему, чтобы быть первым в школе и институте. В своей профессиональной деятельности я могу много работать и достигнуть высокого положения. Однако, могу также работать слишком много и «сгореть» на работе, жертвуя своим отдыхом, здоровьем и друзьями. Если мой сценарий является хамартическим, послание «Ты должен много работать!» может привести к язве желудка, высокому давлению или сердечному приступу. [40]

Пять следующих приказаний играют особую роль в контрсценарии: «Будь лучшим»; «Будь сильным»; «Старайся»; «Радуй других»; «Спеши». Эти послания получили название драйверных (ведущих, главных) или просто драйверов. Термин драйвер используется потому, что ребенок чувствует необходимость следовать этим приказаниям. Он считает, что пока следует им, он ОК. Все люди имеют в своих контрсценариях эти пять посланий, хотя и в различной пропорции. При внутреннем проигрывании драйверного послания я веду себя так, как предписывает это послание. Драйверные поведения одинаковы для всех людей. Изучая драйверное поведение какого-нибудь человека, можно достаточно точно предсказать некоторые важные черты его сценария. [40]

В начале семидесятых годов психолог Таиби Кейлер сделал чрезвычайно интересное открытие. Следуя идее Берна о том, что сценарий может проигрываться в течение коротких промежутков времени, Кейлер стал непрерывно фиксировать слова, тон голоса, жесты, положение тела и выражение лица своих клиентов. Он обнаружил существование четко определенных наборов поведения, которые проявляются людьми перед тем, как войти в какое-либо сценарное поведение. Кейлер и его коллеги составили список из пяти таких непрерывных поведений, которые они назвали драйверами. [40]

Дальнейшие исследования показали, что связанное с драйверами поведение, является частью более широкого паттерна поведения, который Кейлер назвал минискриптом (минисценарием). Минискрипт представляет собой определенную последовательность сценарного поведения, чувств и убеждений, которая проигрывается от нескольких секунд до нескольких минут. В течение короткого промежутка времени минискрипт воспроизводит весь жизненный сценарии человека. Поэтому каждый раз, когда я проигрываю минискрипт, то тем самым усиливаю свой сценарный процесс, а когда выхожу из своего сценарного паттерна, то способствую ослаблению сценарного процесса. [40]

Пять драйверов также тесно связаны с шестью типами сценарного процесса. Наблюдая за паттернами драйверов какого-нибудь человека, можно достаточно точно предсказать его сценарный процесс. Таким образом, умение обнаруживать пять драйверных поведений дает нам много информации о человеке за короткий промежуток времени. В этой главе мы рассмотрим способы обнаружения драйверов, их роль во всем жизненном сценарии, а также последовательность осуществления минискрипта. [40]

Известны пять драйверов: Будь лучшим, Радуй других, Старайся, Будь сильным, Спеши. Каждый из них характеризуется определенным набором слов, тоном голоса, жестами, положением тела и выражением лица. [40]

По мнению Таиби Кейлера: «Пять драйверов являются функциональными проявлениями неблагополучных (не ОК) (структурных) контрсценариев». [40]

Более подробно с теоретической точки зрения предлагаю рассмотреть драйвер «Будь сильным», занимающий центральное положение во взятом мною клиентском случае. И тут я обращаюсь за помощью к моему уважаемому учителю, Вадиму Артуровичу Петровскому, поэтичнее которого описать феномены ТА смог бы, разве что, лишь сам Берн. Ниже предлагаю выдержку из его книги «Энкоды».

И так, «Будь сильным!». Такие люди кажутся стойкими и часто являются таковыми, но порой теряют ощущение реальности, забывают о своих чувствах, не замечают чувств других, не получают того, к чему страстно стремятся. Их девиз: «Как-нибудь сдюжим». Обычно это очень волевые люди. Во всяком случае, так кажется. Внутренне они могут переживать падения и взлеты. Чувствовать отчаяние, но внешне они невозмутимы, ведь с самого детства им внушали: «Надо всегда быть сильным!», «Надо преодолевать все». Теперь они будут требовать того же и от своих подчиненных, и от своих домочадцев. Эталонные образы человека, подчиняющегося директиве: «Будь сильным», мы встречаем в стихах Владимира Маяковского, книгах Джека Лондона, современных вестернах… Только вот можно ли быть сильным всегда и везде? И чем за это приходится расплачиваться (иначе говоря, «как оно им там внутри?»)? Помните, у Маяковского: «Ведь для себя неважно: и то, что бронзовый, и то, что сердце холодной железкою, ночью хочется звон свой спрятать во что-нибудь мягкое, женское…» «Сильный», то есть чаще всего «тревожный, но спокойный наружно», человек, воспитывая своих детей, не оставит у них и тени сомнения в твердости своего характера и хладнокровии. [41]

И невзгоды свои он переносит, что называется, стиснув зубы, скрепя сердце. Нет у меня проблем, и все тут… А при этом – работает до изнеможения, чувствует себя «совершенно выпотрошенным». Болеет… [41]

Многие «сильные», смертельно желая чего-то, никогда не позволяют себе этого. Намекните, что «в их воздухе слишком много свинца». [41]

Послушайте его речь. Будто бы он говорит не о себе, а о чем-то (он забывает о себе буквально): «Так надо!», «Нет сомнений в том…» (вместо «мне кажется»). Или: «Обстоятельства не позволяют» вместо: «Я не вижу решения…»). Речь монотонная. Лицо безучастно, бесстрастно. Руки переплетены на груди, ноги – одна на другой, тело неподвижно. Жесты отсутствуют. «Сильному» может быть плохо, но, предпочитая не замечать или не проявлять этого, он все-таки не идет к консультанту. Быть Фантомасом – и обращаться за помощью?! Максимум, что такой человек может себе позволить, – так это разбушеваться. [41]

Многие «сильные», смертельно желая чего-то, никогда не позволяют себе этого, не чувствуя сигналов приближения к самоуничтожению... Они подобны Танталу, умирающему от жажды и голода, хотя, казалось бы, можно сделать шаг и взять необходимое... Выпивают, чтобы расслабиться, как если бы руководствовались энкодом, что «лучше быть слоном под мухой, чем мухой под слоном». [41]

Общение с таким людьми – штука нелегкая, но на помощь приходят энкоды:

♦ Полковник всегда говорил, что самое главное в людях – это доброе сердце...

♦ В самом главном бою победитель не получает ничего, не так ли?

♦ В твоем воздухе слишком много свинца, ведь правда?

♦ В этом мире нужно хоть кому-то доверять

♦ А вот стану я вслед за вами героем собственной жизни?

♦ Старая школа!

♦ У тебя, наверное, много наград?..

♦ Как проигравший, я знаю, что говорю...

♦ Понял, пупс?.. (это если у вас, читатель, нервы не стальные...) [41]

А теперь обратимся к более «сухому» «Современному ТА» Джойнса и Стюарта. Вот что они пишут по поводу распознавания драйвера «Будь сильным».

Слова: человек с драйвером «Будь сильным» часто использует слова, передающие мысль: «я не могу нести ответственность за свои чувства и поступки, так как они вызваны внешними причинами». Например: «Ты заставляешь меня сердиться»; «Эта книга мне надоела»; «Мне пришла в голову мысль о том, что...»; «Его поведение заставило меня ответить ему тем же»; «Урбанизация приводит к вспышкам насилия». Говоря о себе, он будет часто использовать такие предложения: «Так хорошо» (означающее «Мне хорошо»); «Надо держать свои чувства при себе» (означающее «Я должен...»); «Подобные ситуации действуют на меня угнетающе». [40]

Тон голоса: ровный, монотонный, обычно низкий.

Жесты: отсутствуют.

Положение тела: руки переплетены на груди. Одна нога на другой или в положении, когда лодыжка одной ноги покоится на колене другой. Тело неподвижно.

Выражение лица: лицо безучастно и ничего не выражает. [40]


ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ТА ДИАГНОЗ

1. Содержание Эго-состояний. Структурная модель эго-состояний.

Р

Ре

В

Рис. 1 Структурная модель эго-состояний клиента Мистер Стоун

Эрик Берн определяет эго-состояние как определенный паттерн чувств и переживаний, непосредственно связанный с определенным паттерном поведения. Структурная модель эго-состояний показывает, что из себя представляет каждое эго-состояние.

Суть модели эго-состояний заключается в том, что она позволяет устанавливать надежную связь между поведением, мыслями и чувствами. [40]

Как мы видим из рисунка 1, содержание эго-состояний таково: довольно большая Родительская часть, чуть меньше Взрослый и наибольшая Детская часть, которая содержит в себе много различных посланий.

Наиболее частые и яркие проявления эго-состояний:

- Родитель. В актуальных отношениях. Клиент постоянно проверяет мобильный телефон своего партнёра, отслеживает его перемещение, с кем он проводит время; устанавливает правила в доме («я лучше знаю, как нам будет лучше») и требует их неукоснительного исполнения. Из проведённых с клиентом консультаций мы можем наблюдать три активные Родительские фигуры, которые себя попеременно проявляют: Отец (лидер, манипулятор, растратчик), Мать (скупая, практичная, контролирующая), Бабушка (предположительно, антисоциал, ловкий манипулятор, властная, тираничная, жестокая, эгоценричная).

Наблюдается обширная контаминация – как со стороны Родителя (предрассудки, в меньшей степени), так и со стороны Детского эго-состояния (иллюзии, в большей степени).

Примеры контаминаций:

- вера в то, что своими чувствами он способен влиять на других людей;

- «если достаточно страдать и бояться, то проблема сама собою разрешится»

- «я должен быть компетентным во всём»;

- «мне нужен кто-то, кто бы решал всё за меня (перекладывание ответственности за принятие решений)»;

- «рассказывать о своих чувствах и проблемах неприлично»;

- «если у тебя нет денег, то ты никто».

Во время стрессовых ситуаций часто проявляется исключение Взрослого эго-состояния, иногда Детского эго-состояния.

Теперь обратимся к материалам протокола проведённых сессий, чтобы уточнить содержание эго-состояний и контаминаций (то, как они «звучат в голове» клиента)

  1.  Мистер Стоун (с позиции мамы): вот, как папа всё делаешь не так, надо делать вот как другие. Ты делаешь неправильно. Нужно жить как те, как тот. (предрассудок со стороны фигуры матери)

  1.  Мистер Стоун (с позиции мамы): ты должен быть практичным, экономичным, держать деньги при себе, защищать своё (содержание Родительской фигуры матери)

  1.  Мистер Стоун (с позиции мамы): я вообще ждала девочку, поэтому сложно сказать о моих ожиданиях. Я до последнего момента думала и чувствовала, что будет девочка (содержание Родительской фигуры матери. Оно, предположительно, является отправной точкой передачи послания «Не будь своего пола»)

  1.  Мистер Стоун (с позиции мамы): я не могу его принять и ответственность за то, что родила его. Я ждала девочку. (Родитель убеждён, что Мистер Стоун должен соответствовать ожиданиям, однако, это не так, это контаминация. И тут есть парадокс, потому что мать ответственна за рождение ребёнка, а не он сам. Сразу вспоминается рисунок в виде яйцеклетки и сперматозоида с подписью:  «мама и папа, это ваша работа, я тут ни при чём». Боб Гулдинг просто гений!)

  1.  Мистер Стоун (Ребёнок): как будто если я построю эту границу (между собой и матерью) до конца, то я умру, лишившись заботы и любви. (Детская иллюзия)

  1.  Мистер Стоун: Ну вот, я с друзьями, например – зовут они меня куда-нибудь отдохнуть, а в фоне у меня включаются рассуждения Родителя: «А выгодны ли это?»  (содержание Родительской фигуры бабушки, которое было контаминацией до того, как клиент осознал, что это мысли Родителя)

  1.  Мистер Стоун: кстати, в последнее время это очень проявляется в отношениях с Серёжей, он сейчас не работает, не может найти работу. И у меня начало проявляться в фоне сильное недовольство и злоба на Серёжу в этом плане и я не мог понять, чего я злюсь на него – это мой выбор, я это понимаю и принимаю. И в то же время я злюсь и раздражён и начинаю срываться на него (содержание Родительской фигуры бабушки)

  1.  Мистер Стоун (выражая позицию бабушки): мне трудно самой это делать, поэтому нужно окружить себя такими людьми, которые делали бы всё за меня, всю трудную и грязную работу (содержание Родительской фигуры бабушки)

Отдельными примерами я хочу включить из протокола содержание Родительских фигур отца и матери в виде эпизодов их личных историй, которые проливают свет на то, как формировался их собственный сценарий жизни и, соответственно, призма мировосприятия.

  1.  Я сказал фигуре матери: «Вернись в свой отчий дом. Что ты видишь?». Ей 6 лет, некогда заниматься собой. Нужно работать по дому и готовить обед, потому что сейчас мама вернётся с одной работы и пойдёт на другую. Папа работает сутками в колхозе, денег очень мало. Она хочет, чтобы ей купили красивое платье, но родители не могу себе этого позволить. Из игрушек – всего одна кукла. Она всю свою жизнь посвятила другим людям и не научилась заботиться о себе, похоронила свои желания.

  1.  Работа шла на стульях с Ре и фигурой отца. Я снова применил тот же паттерн регрессии Родительской фигуры, что и с матерью, чтобы прояснить прошлое отца Мистера Стоуна и понять, почему он вёл себя по жизни как Стрекоза из басни. Его мать была такой же, властной, с тенденцией к манипуляциям и удовлетворению только своих потребностей. Дети для неё были как домашние животные. Она умеет делать деньги из воздуха и все их тратит на развлечения. Он повторил её судьбу с поразительной точностью.


2. Функционирование эго-состояний, особенности коммуникации.

              КР          ОР        ФВ         СРе       АРе

Рис. 2 Эгограмма клиента «Мистер Стоун»

Функциональная модель эго-состояний делит эго-состояния на части (всего 5), чтобы показать, как он их использует (функция = «как» = процесс). Каждое структурное эго-состояние может проявлять себя одним из 5-ти способов, то есть, умножая три структурных эго-состояния на 5 их функциональных проявлений, получаем набор из 15-ти самых разнообразных поведений (и это, не учитывая, что Родительское эго-состояние несет в себе несколько паттернов поведения (несколько фигур родителей)!).

На рисунке 2 изображена эгограмма клиента Мистера Стоуна. Идея эгограммы заключается в том, чтобы нарисовать столбик над названием каждого функционального эго-состояния. Высота столбика указывает на то, сколько времени человек находится в каждой функциональной части.  Из рисунка можно сделать следующие выводы:

- Клиент часто проявляет себя из функциональных состояний Контролирующий Родитель (КР) и Опекающий Родитель (ОР). С большой долей вероятности можно сказать, что структурно – это Родительское эго-состояние. Например, когда Мистер Стоун узнал, что я заболел, он начал вести себя по-родительски заботливо, спрашивать о моём самочувствии и рекомендовать народные средства от простуды, которые использовались в его семье.

- В актуальных отношениях так же часто проявляет себя как КР и ОР, контролируя своего партнёра и заботясь о нём, как о ребёнке.

- Проявление Функционального Взрослого связано преимущественно с рабочей деятельностью (бизнес) и на терапевтических сессиях. Очень сильный аналитический аппарат, умение моделировать и проектировать.

- Свободный Ребёнок (СРе) задавлен, его энергии явно недостаточно, отсюда так мало действий по удовлетворению собственных потребностей, поиску удовольствий. Перспективной терапевтической работой будет усиление СРе.

- Адаптивный Ребёнок – одно из основных проявлений клиента «Мистер Стоун». Ищет по жизни людей, проявляющих себя из ОР, чтобы получить родительскую заботу и переложить ответственность за принятие каких-либо решений. Часто соглашается, не обдумав предварительно (радует Родителя). По его собственным словам, на работе или в незнакомом месте всегда выискивает женщин, проявляющих себя как ОР, чтобы они физически поглаживали его, как это делала мать, когда он был совсем маленьким («руки, дающие жизнь»).

- В стрессовых ситуациях так же проявляет себя из АРе, отправляясь на «резиновой ленте» в прошлое, к событиям раннего детства, воспроизводя их в «здесь и сейчас». Из рассказов Мистера Стоуна, частыми подобными ситуациями являются стычки с одним из бизнес-клиентов, где он воспроизводит конфликт со своим отцом.


3. Анализ поглаживаний. Профиль поглаживаний клиента Мистер Стоун.

Поглаживание определяется как признание существования одного человека другим путём транзакций. Все мы испытываем некую нужду в собственном признании и физической стимуляции. Эрик Берн описал несколько видов жажды, которую испытывают все люди. Одна из них — это потребность в физической и умственной стимуляции. Эрик Берн назвал ее жаждой стимула. [40]

Можно классифицировать поглаживания следующим образом: вербальные или невербальные, позитивные или негативные, условные (за деятельность, достижения) или безусловные (за то, какой человек, за его существование).

Осознавая важность получения поглаживаний, мы можем понять, почему некоторые люди так упорно придерживаются самонаказующихся паттернов поведения. Подобное объяснение дает также возможность освободиться от этих негативных паттернов, изменив способы получения поглаживаний. [40]

Джим Маккенна разработал диаграмму, которую он назвал профиль поглаживаний. С помощью этой диаграммы я анализировал паттерны поглаживаний у моего клиента Мистера Стоуна и смог построить для него профиль поглаживаний. [40]

Как часто Вы даете другим (+) поглаживания?

Как часто Вы принимаете (+) поглаживания?

Как часто Вы просите других о желаемых Вами (+) поглаживаниях?

Как часто Вы отказываетесь давать (+) поглаживания, которых от Вас ждут?

Всегда

Довольно часто

Часто

Редко

Никогда

          V

         V

                V

                V

Давать

Принимать

Просить

Отказывать

Никогда

Редко

Часто

Довольно часто

Всегда

            V

         V

                      V

                V

Как часто Вы даете другим (-) поглаживания?

Как часто Вы принимаете (-) поглаживания?

Как часто Вы просите прямо или косвенно других о (-) поглаживаниях?

Как часто Вы отказываетесь давать (-) поглаживания?

Рис. 4 Диаграмма анализа паттернов поглаживаний.

После того, как мной были получены данные от клиента в ходе опроса и занесения их в диаграмму, я смог построить собственно профиль поглаживаний. Он выглядит так:

+5

0

                   Давать                  Принимать               Просить               Отказываться

                                                                                                                      давать

0

-5

Рис. 5. Профиль поглаживаний клиента Мистер Стоун

Так же в ходе анализа я выяснил, что клиент редко даёт себе позитивные самопоглаживания, редко использует банк позитивных поглаживаний. Несмотря на то, что он всегда принимает позитивные поглаживания, происходит моментальное обесценивание части из них, особенно, условных (за достижения). Очень часто получает негативные поглаживания со стороны внутренних Родительских фигур, особенно, отца. Делая общий вывод, можно сказать, что пересмотр профиля поглаживаний можно выделить как зону роста в терапии для клиента. Так же, из полученной информации о паттернах получения поглаживаний, можно сказать, что у клиента имеется система посланий «Будь лучшим»-«Будь сильным»- «Не будь близким».


4. Структурирование времени

Согласно классической литературе по ТА, существует 6 видов структурирования времени или того, как мы его проводим по ходу течения нашей жизни. Это уход, ритуалы, времяпрепровождение, деятельность, игры и близость. В.А. Петровский выделяет ещё седьмую категорию – интриги или осознанные игры.

В ходе опроса клиента Мистера Стоуна, я выявил наиболее и наименее предпочитаемые им виды структурирования времени. Ниже они представлены в порядке от наиболее к наименее предпочитаемым:

  1.  Уход
  2.  Ритуалы
  3.  Игры
  4.  Деятельность (процедуры)
  5.  Времяпрепровождение
  6.  Интриги
  7.  Близость

Ведущим эго-состоянием, ответственным за структурирование времени, я считаю Родителя. При этом наблюдается такой феномен: Родитель задаёт то, как «следует» проводить время, а Ребёнок всячески пытается это саботировать.

Стоит отметить также, что клиент избегает близости посредством игр.


5. Игнорирование

Игнорирование в ТА — это бессознательное игнорирование информации, связанной с решением какой-то проблемы. [40]

Анализируя систему игнорирования у клиента Мистера Стоуна, я выделил следующие категории:

- игнорирование по типам пассивного поведения;

- источники игнорирования у клиента;

- области игнорирования у клиента;

- типы игнорирования у клиента;

- уровни игнорирования у клиента.

Рассмотрим подробнее теперь эти категории с учётом имеющихся данных.

Игнорирование по типам пассивного поведения. Клиент часто занимает позицию ничегонеделания и беспомощности. Особенно, это проявляется во время стрессовых ситуаций.

Источники игнорирования. Источниками игнорирования у клиента я вижу: контаминацию со стороны Родителя и Ребёнка, вхождение в драйверное поведение, особое место занимает влияние предписания «Не делай», которое в сочетании с драйверами «Будь сильным» и «Будь лучшим» создают мощную систему игнорирования как своих способностей совладать с ситуацией и своим эмоциональным состоянием, так и способностей других людей, а так же возможностей и достижений, позитивного опыта.

Области игнорирования. Ведущей областью игнорирования у клиента является игнорирование своих возможностей.

Типы игнорирования. Присутствуют все три типа игнорирования: стимула, проблемы, возможностей. Чаще проявляются последние два, то есть, клиент понимает, что что-то происходит, но при этом он игнорирует сам факт существования проблемы.

Уровни игнорирования. Существуют четыре уровня игнорирования: наличия, значимости, изменения возможностей, личных способностей. У клиента Мистер Стоун можно выделить превалирующим игнорирование личных способностей, чтобы справиться с проблемой. Тут можно сделать предположение, что это влияние родительского послания «Не расти».

В ходе терапии я неоднократно обращался к такому инструменту работы с игнорированием, как матрица игнорирования, где уровни и типы игнорирования сведены в одну удобную таблицу. Выясняя, в каком из 12-ти квадратов находится клиент, можно начать «движение» в сторону прояснения с помощью специальных вопросов, тем самым, уменьшая игнорирование. Матрица игнорирования хорошо сочетается с работой «на стульях» и работой по перерешению.

Так, двигаясь по матрице с моим клиентом на одной из сессий, мы вышли на квадрат 3.3 («Новый способ решения, даже если он эффективен, рождает лишь новые проблемы») и начали исследовать, почему он считает новый способ решения проблемы приносящим новые трудности. Я спросил его: «А чьи это мысли?» и получил ответ: «Отца». То есть, Родительская фигура отца инициировала сопротивление. С ней мы и продолжили работу на стульях, продвигаясь к принятию нового решения.

Ниже, я хочу предложить теоретический пример движения по матрице, который я разработал для упрощения работы с этим мощным инструментом (в квадратах, расположенных теперь уже «змейкой» я обозначил проясняющие вопросы):

Хотел бы ты изменить ситуацию?

Ты задумывался над этим? Это проблема для тебя?

А как ты думаешь – это важно для тебя или, так, пустяки?

Я замечаю в себе…(пример).

А замечал ли ты за собой подобное?

А как ты думаешь, существует ли какой-либо способ решения?

Допускаешь ли ты возможность решения?

То есть, ты считаешь, что изменения вполне возможны?

А вообще, как ты думаешь, мог бы ты добиться позитивных изменений или игра не стоит свеч? Если допустить, что способ есть.

Готов ли ты внутренне к изменениям? Достаточно ли сил? Возможностей? Кто бы мог помочь тебе в достижении желаемых изменений, поддержать?

«возврат к новому решению». Давай подумаем – чтобы помогло тебе измениться, начать жить иначе?

Если постараться и мобилизовать свои усилия и различные ресурсы, привлечь информацию и, возможно, помощь.

Заключение контракта

Готов ли ты к этому?

А как ты думаешь, есть ли смысл проверить новое решение? Как ты можешь это сделать?

А теперь, используя материал проведённых терапевтических сессий, я хочу обратить внимание на примеры игнорирования у клиента и примеры прояснения игнорирования.

  1.  Мистер Стоун: (пауза)… ну скажем так, обстоятельства вынуждают меня принять это решение, первый шаг я сам не делаю. Это похоже на то, как плыть на лодке по течению, пока она не встанет на краю водопада. И вот тогда я только и начну усиленно грести вёслами, чтобы вытянуть ситуацию. (игнорирование собственных возможностей справиться с ситуацией + игнорирование последствий ситуации)

  1.  Я взял дополнительное время и клиент, по его словам, начал испытывать вину, считая, что это не моё осознанное решение как консультанта, а «это он меня задерживает» (это и детская иллюзия о всемогуществе, и пример игнорирования клиентом возможностей других людей)

  1.  В 21 Мистер Стоун работал в бухгалтерии одной из государственных контор. Когда он только устроился туда, то ему было интересно, однако, прошёл месяц и однотипная рутинная работа стала скучной. Он систематически откладывает неинтересные дела на потом, а решает их в последний день, просиживая на рабочем месте день и ночь. То же самое и сейчас с нынешним бизнесом. Задачи, которые могут быть решены в течение нескольких часов (а то и меньше) систематически откладываются до тех пор, пока не грянет гром. (игнорирование последствий ситуации (откладывание на потом) и я бы назвал это игнорированием собственного благополучия)

  1.  Сессия закончилась осознанием своего внутреннего состояния.

Мистер Стоун: «Я изранен, теперь я это вижу и я могу начать залечивать свои раны» (это пример прояснения игнорирования своих чувств, причиной которому являются послание «Не чувствуй» и драйвер «Будь сильным»)

  1.  Мистер Стоун: да, я всю жизнь – борец за свободу и для меня свобода личности – самое важное, что есть в человеке и поэтому что-то требовать от человека или нарушать его границы – для меня дико.

Сергей: и проверять чужой телефон – тоже!

Мистер Стоун: (взрывается смехом).

(в этом примере с помощью конфронтации я развеиваю игнорирование того факта, что клиент игнорирует границы другого человека. Это ещё похоже на защитный механизм Компартментализация (раздельное мышление))


6. Игры, рэкеты, марки.

Анализируя рэкетные проявления и игровое поведение (по Берну), я выделил следующие категории:

- рэкетные проявления у клиента;

- рэкетные чувства у клиента;

- сбор марок;

- игры клиента.

Чтобы получить необходимую информацию, я использовал вопросы из сценарного опросника Рона Джонгварда, материалы проведённых консультаций и технику визуализации. Ниже приведены результаты анализа:

  1.  

Сергей: Скажи, пожалуйста, а какие негативные эмоции ты чаще всего испытываешь?

Мистер Стоун: Стыд, страх, зависть, растерянность, отчаяние, беспомощность, недовольство собой.

2.

Сергей: Как ты получал желаемое в детстве?

Мистер Стоун: Хм… я не знаю.

Сергей: Представь себе такую ситуацию: ты идёшь вместе с мамой в магазин. Тебе там очень захотелось получить вкусную конфету. Твои действия?

Мистер Стоун: Ну, я попрошу маму.

Сергей: Мама говорит, что у неё нет денег на покупку этой конфеты.

Мистер Стоун: Тогда я начну ныть, пока она не купит её, буду надоедать.

Сергей: Ага!

3.

Сергей: Представь себе, что завтра праздник и все магазины будут в течение нескольких дней закрыты. Предположим также, что ты давно не ходил в магазин и продукты в твоём доме почти кончились. Ты смотришь на часы и облегченно вздыхаешь, так как до закрытия универсама остается еще много времени. Обдумав, что нужно купить, ты отправляешься в универсам. Подходя к нему, ты замечаешь толпу людей, которые тоже пришли, чтобы запастись продуктами на праздник. Ты обходишь полки, кладешь в корзинку необходимые продукты, при этом посматривая на часы. Закончив покупки, с удовлетворением замечаешь, что до закрытия магазина есть ещё 10 минут и у тебя достаточно времени, чтобы пройти через кассу. Когда ты проходишь через контроль, кассир делает необходимые расчеты и называет общую стоимость купленных продуктов. Ты хочешь достать деньги, но не можешь их найти, их нигде нет. Тебя осеняет: в спешке ты забыл деньги дома и пришёл в универсам с пустыми руками. Пока ты объясняешь кассиру, в чем дело, за тобой выстраивается очередь. Ты спрашиваешь: «Можно ли мне оставить вам свою фамилию и адрес, забрать с собой покупки и рассчитаться после праздника?» Кассир отвечает: «Нет, это невозможно». У тебя совсем не остается времени, чтобы сходить домой и вернуться до закрытия магазина. Тебе остается лишь оставить покупки и уйти с пустыми руками, в то время как магазины откроются только через несколько дней. Осознавая это, как ты себя чувствуешь?

Мистер Стоун: Я очень огорчусь. У меня не получилось то, что планировал… Ругаю себя, раздражён…. Не надо было откладывать всё на последний момент. Мне стыдно, что не справился с такой банальной ситуацией.

Сергей: А чтобы мама сказала по этому поводу?

Мистер Стоун: Растяпа! На тебя нельзя положиться! Ты невнимательный.

4.

Сергей: Стыд – это рэкетное чувство, которое, как правило, скрывает за собой страх. Чего ты боишься?

Мистер Стоун: (пауза)… Я боюсь быть зависимым, потому что тогда человек может мне диктовать условия.

(в этом примере я проясняю, что стоит за рэкетным чувством стыда)

Что касается сбора марок, которые можно назвать валютой сценария, то прослеживается накопление гневных марок с последующим их обменом на «бесплатную» вспышку агрессии. Ведь невозможно же копить гнев вечно, это как закипание воды в котле – когда пара слишком много, то крышку вынесет давлением. Однако, пока гнев накапливается, а, соответственно, и напряжение (его физиологический эквивалент), начинают проявляться соматические боли в спине, шее, плечах, на что клиент неоднократно жаловался в начале терапии, когда этот механизм ещё не был достаточно исследован и доведён до его осознания. Когда марки обменены, всё обнуляется и процесс запускается вновь.

Игровое поведение анализировалось по рассказам клиента и имеет гипотетический характер. Но сначала вспомним так называемую формулу игры, по которой можно понять, играет ли человек или нет, потому что внешне похожее на игровое поведение, оно может быть на самом деле рэкетом.

И так, формула игры выглядит следующим образом:

«крючок (или наживка)» + «ответная реакция (проглатывание)» = «переключение» + «смущение» + «расплата».

На «бытовом» языке, я бы описал игру так:

  1.  Уайт, используя скрытую транзакцию, приглашает Блека поиграть.
  2.  Ребёнок Блека распознаёт содержание скрытой транзакции и соглашается.
  3.  Начинается игровой процесс (от нескольких минут до n-ого количества лет).
  4.  В решающий момент происходит нечто неожиданное (переключение).
  5.  Оба игрока, и Уайт, и Блек испытывают конфуз («А что, собственно, произошло?»)
  6.  Оба игрока собирают свою игровую расплату, подтверждая сценарные решения.

Эрик Берн в своей последней работе «Что Вы говорите после того, как сказали «Здравствуй»», называл главными признаками игры – переключение, после которого происходит смена игровых позиций и игровую расплату.

По рассказам моего клиента я увидел два игровых паттерна: «Ударь меня», являющийся центральной игрой сценария и «Пусть баобаб подрастёт», описанный В.А. Петровским, суть которой в «откладывании на потом».

Ниже представляю анализ игры «Ударь меня», характерной для Мистера Стоуна, по 6-ти преимуществам.

Тезис игры: «спровоцировать, чтобы получить «пинок»»

- Биологическое преимущество: получение негативных поглаживаний (физическая стимуляция, тонус)

- Внутреннее психологическое преимущество («кайф»): удовольствие от «собирания тумаков», что тесно связано с усилением чувства «Я не окей, ха-ха»

- Внешнее психологическое преимущество (перенос ответственности, уход от чувства тревоги): игра позволяет избежать столкновения с текущей проблемой лицом к лицу («я сижу в болоте, меня грызут комары, но сам я не буду вылезать, потому что пусть здесь и плохо, но зато привычно, а там, за пределами этой жижи – неизвестно, а потому страшно».

Внутреннее социальное преимущество (сам процесс игры) – «собирание тумаков».

Внешнее социальное преимущество (времяпрепровождение) – получение поглаживаний от сочувствующих.

Экзистенциальное преимущество (закрепление ранних решений, выражается в позиции «я не окей») – «Моя жизнь – ошибка», «Со мной всегда что-то не так».

В книге Берна «Игры, в которые играют люди» антитезиса на игру «Ударь меня» нет, однако, посоветовавшись с Вадимом Артуровичем, я пришёл к мысли, что в качестве антитезиса может быть использован следующий: «А мы не подерёмся» со стороны того, кого провоцирует «ударяемый». Так как это и есть мой клиент, то применение антитезиса несколько проблематично. Немного поразмыслив, я предложил клиенту следующую стратегию: рассказать об игре ближайшему окружению и предупредить их, чтобы они использовали антитезис как только заметят начало игры у Мистера Стоуна.


7. Сценарная матрица, драйверы, предписания. Позитивная динамика превращения драйвера «Будь сильным» в стратегии совладающего поведения

Проанализировав материал, полученный из ряда консультаций с клиентом, я смог построить упрощённую сценарную матрицу, которую разработал ближайший ученик Эрика Берна – Клод Стайнер. Матрица очень удобна в плане наглядности представленной информации. На ней отражены те родительские послания (предписания и контрпредписания), которые были получены.

Р

Ре

В

Р

Ре

В

Ре

В

Р

Мама                                                                                             Папа

                                         Мистер Стоун

«Будь лучшим», «Радуй других»                                                         «Будь сильным», «Спеши»

«Не будь», «Не будь собой»,                                                             «Не будь значимым», «Не делай»,

«Не чувствуй», «Не будь здоров»,                                                     «Не думай»

«Не расти», «Не будь близким»

Помимо связки «12 предписаний по Гулдингам + 5 драйверов по Кайлеру», которые идеально вписываются в сценарную матрицу и, по сути, составляют скелет сценария жизни, я увидел у клиента пример «классического Берновского» приказания:

Р (матери) – Р (клиента) : «Не будь как отец!»

Ре (матери) – Ре (клиента): «Но ты всё равно им станешь, ха-ха»

А теперь обратимся к примерам из протокола терапевтических сессий, чтобы показать, как драйверы и предписания реализуются в конкретных случаях у конкретного человека:

  1.  Мистер Стоун: нууу, у меня возникают трудности и я их избегаю (скорее всего, это последствия получения предписания «Не делай»)

  1.  Сергей: а что происходит в момент необходимости принятия решения?

Мистер Стоун: дискомфорт внутренний, сопротивление, напряжение, тревога, а когда всё ближе – всё это сильнее нарастает. И как будто я себя специально довожу до этого. Я не хочу сталкиваться с этими мыслями, эмоциями, потому что любое принятие решения вызывает чувство тревоги. Чем ближе момент – тем сильнее я это чувствую («Не делай» в действии. То есть, звучит приблизительно так: «Если я что-то сделаю, то произойдёт катастрофа, потому что мама считает, что любое моё решение – ошибочное и я верю ей)

В следующем отрывке я пытаюсь прояснить, как было получено предписание «Не делай», которое играет одну из центральных ролей в сценарии Мистера Стоуна.

  1.  Мистер Стоун: Если я буду выражать себя, то я сделаю хуже и останусь один

Сергей: а как ты сделаешь всё хуже? (прояснение обстоятельств получения родительского предписания «Не делай»)

Мистер Стоун: не знаю. Это решение будет ошибочным.

Сергей: кто внутри тебя говорит, что оно ошибочное? (выход на Родительскую фигуру)

Мистер Стоун: (пауза)… мама всплывает.

Предписание «Не делай» очень коварное, потому что своего носителя оно сковывает по рукам и ногам. Каждый раз, когда человек хочет что-нибудь сделать (в особенности, это касается ситуаций принятия решения), его охватывает страх, как будто эти действия приведут к ужасным последствиям. В детстве таких людей родители ограничивали, постоянно «боялись за них», запрещали заниматься чем-либо, потому что «ты не дай Бог поранишься/порежешься/и т.д.(список можно продолжать и продолжать), о ужас!!!». Либо родители стыдились поведения своих детей и навязчиво пытались им связать руки и ноги, а ещё и кляп в рот воткнуть… а то, вдруг, что лишнее сболтнёт!

Далее предлагаю 2 примера вхождения в драйвер «Будь лучшим»

  1.  Мистер Стоун: да. И каким образом оно начало, скажем так, начался процесс реализации этого желания

  1.  Мистер Стоун: конечно. По сути, это, наверное, да, проявляется не сам этот факт, раздражает, а скажем так, знаешь, как это сказать, ну если разнести на роли, со стороны чувствуется, типа как будто он не признаёт мою власть, ну и как бы, не ведёт себя, как подобает вести себя перед властной персоной.

Обращаю  внимание на выделенное жирным. Это вводные слова, один из характерных признаков этого драйвера. Человек пытается словно переуточнить сказанное, потому что оно по определению «не достаточно хорошо сказано». Из других признаков, которые послужили дополняющими для определения вхождения в драйвер, стоит отметить взгляд в потолок – как будто там ответ на вопрос написан (очень похоже на сценку, когда если ребёнок не знает ответа, он смотрит на родителя, ожидая подсказки, то есть, вверх). Поза в этот момент ровная, голос монотонный, чёткая дикция, пальцы могут быть сложены в пирамидку, человек может подпирать рукой подбородок (поза мыслителя).

Следующий пример взят из второй сессии (в виде повествования), когда клиент вспомнил некоторые подробности своего детства, проливающие свет на образование  сценарного процесса «Никогда», который характеризуется тем, что человек не получает желаемое, хотя, стоит только протянуть руку и оно твоё. В греческой мифологии подобным мучеником был Тантал

  1.  Боль была настолько сильной (он её физически даже ощущал), что лучшим на тот момент решением было отключить все чувства, уподобившись тому степному камню.

Из примера может быть ясно, что после травматического события (родители оставили его одного на федеральной трассе и уехали), клиент решил ничего не чувствовать и быть сильным. Этот спарринг из предписания «Не чувствуй» и «Будь сильным» просто адская смесь, потому что отключает человека от его сенсорной системы «телесные ощущения-эмоции».

Описав начало этого процесса («Никогда», которому соответствует драйвер «Будь сильным»), я теперь хочу показать ту позитивную динамику и те инструменты ТА-терапии, с помощью которых удалось частично перейти в стрессовых ситуациях от драйверного поведения к стратегиям совладающего поведения. Сначала я опишу те инструменты от сессии к сессии, которые были использованы в ходе терапии, а потом приведу два примера трансформации.

  1.  Первое применение разрешений на терапии, сессия №3. В ходе работы на стульях я дал ряд разрешений, в том числе и разрешение от драйвера «Будь сильным», которое звучит так: «Я могу быть открытым и открыто выражать все свои чувства».

  1.  Сессия №4. Постепенно, шаг за шагом чувства мамы распутали и я её попросил дать сыну ряд разрешений («Ты можешь делать то, что ты хочешь и всё будет хорошо», «Ты и так достаточно хорош, ты можешь быть самим собой», «Ты можешь испытывать все свои чувства», «Ты можешь быть открытым и открыто выражать все свои чувства»). После сессии я дал разрешения от драйверов для самостоятельной работы вне терапии.

  1.  Сессия №5. Фигура отца дала несколько разрешений (от «Будь сильным» и «Будь лучшим», «Я люблю тебя и охотно забочусь о тебе», «Я всегда рядом, чтобы защитить тебя», «Я рад, что ты живёшь»)
  2.  Через несколько сессий я рассказал клиенту о драйверах и предписаниях. Он осознал важность самостоятельной работы и всюду в доме повесил распечатки с разрешениями (фотки с распечатками он отправил мне через мессенджер).

  1.  На 10 сессии мы заключили контракт, который звучит так: «Я могу чувствовать все свои чувства и открыто их выражать».

Далее я привожу примеры, которые, на мой взгляд, показывают позитивную динамику трансформации драйверного поведения «будь сильным» в копинг.

  1.  Мистер Стоун: И вот тут вчера она чё-то мне звонила (знакомая из прошлого), я был занят, поэтому не мог ответить, сбросил звонок, работал допоздна. Звонит  мне её ассистентка, говорит – перезвони, ей нужна твоя помощь. Я ответил, что я очень занят, у меня компьютер разобран, я его ремонтирую. Вот когда я с ним закончу и если будет не поздно, то тогда перезвоню.

Сергей: угу

Мистер Стоун: и тут, короче, она такая начала, типа дай слово мужика, пообещай, что перезвонишь.

Сергей: что за детский сад?!

Мистер Стоун: да. И я такой промолчал сначала, а потом сказал, что я перезвоню по своему усмотрению, когда у меня будет возможность

Второй пример, не зафиксированный в протоколе я восстановил из беседы с клиентом вне терапии (по телефону).

  1.  Сергей: ну и как там поживают твои клиенты армяне, с которыми у тебя постоянные тёрки?

Мистер Стоун: в последний раз, когда мы общались с ними, на переговорах, они снова начали на меня накатывать, прессовать.

Сергей: и как ты поступил иначе? (то есть, не поддавшись эмоциям и «не окаменев» как происходило обычно)

Мистер Стоун: я сказал им: «послушайте, ребят, если вы и дальше так продолжите делать, оскорблять меня и обвинять, то я просто-напросто прекращу с вами всякое сотрудничество, вот и всё»

Сергей: вау! Как здорово!


8. Адаптации и защитные механизмы

Тезисы:

- Адаптацией для выживания является – параноидная;

- Адаптацией для выражения себя является – предположительно истероидная;

- Имеются признаки нарциссически организованной личности (на ранней стадии консультирования я сомневался между этой организацией личности и маниакально-депрессивной)

Когда Мистер Стоун только пришёл на терапию, я сделал вывод, что адаптацией для выживания является шизоидная, потому что диагностировал из его рассказов такой защитный механизм, как примитивный уход в себя, характерный для шизоидов. Однако, чем дальше мы продвигались, тем всё более явным становилось наличие черт параноидной адаптации. Например, драйвер «Будь лучшим», направленный как вовнутрь («Я должен быть лучшим»), так и вовне («Другие должны быть лучшими»). Так же, центральными рэкетами у клиента являются страх и гнев, что тоже больше подходит под параноидную адаптацию. Клиент много говорил о страхе неопределённости, о других страхах. Он часто использует проекцию (гнев, проецирование негативных качеств) как защитный механизм. На одной из сессий состоялся такой диалог:

Сергей: что тебя раздражает в других людях?

Мистер Стоун: когда они манипулируют другими, нарушают личную свободу, раздражает наглость ещё.

Сергей: это всё?

Мистер Стоун: думаю, да… не могу вспомнить

Сергей: хорошо. А теперь можешь под всем этим расписаться – это твои качества, которые ты проецируешь на других.

И действительно, когда мы стали потом анализировать его поведение в бизнесе, а так же Родительскую фигуру бабушки, то всё это подтвердилось и это осознание было очень мощным для клиента, потому что дало ему право выбора – поступать так же или выбирать альтернативу. Автоматический механизм перешёл в поле осознания.

Шизоидную адаптацию я исключил позже ещё и потому, что нет намёков на тотальный страх поглощения, который является базовым конфликтом для шизоида.

Вторым моим предположением стало наличие истероидной адаптации. Как признаки я выделил следующие: драйвер «Радуй других» («я готов последнюю рубашку с себя сорвать, чтобы помочь другому человеку», амбивалентность), предписание «Не будь собой», как одно из центральных. Оно выражается и напрямую, как «будь не собой, а тем-то и тем-то», и в более классической версии «Не будь своего пола» (мама ждала девочку). Есть так же предписание «Не будь близким», которое так же очень характерно для истероидной адаптации. Ну и защитный механизм в виде вытеснения (репрессии), который часто клиент использует, чтобы «убирать подальше» травматический опыт. Поэтому в ходе терапии очень много различных пластов всплывает, которые были вытеснены ранее.

Что касается нарциссической организации личности, то в ходе второй сессии я отметил, что «что-то такое есть», я анализировал историю с камнем и попросил клиента побыть этим камнем и спросил его: «какой ты, камень?», на что получил ответ с улыбкой: «красивый». Далее привожу материалы протокола, чтобы развить мысль дальше.

Сессия №3, мои выводы после.

Вопрос: организация личности маниакально-депрессивная или нарциссическая? Имеются синусоидальные перепады настроения, что может быть как процессом возвеличивания/обесценивания (нарциссизм), так и характерным течением маниакально-депрессивной личности. Одной из особенностей является сильное интроецирование и тут тоже не совсем понятно – это «нарциссическое отзеркаливание» и поиск селф-объекта или просто интроецирование, что характерно для М-Д личности.

Сессия №4

По ходу сессии я ещё задал ряд вопросов, чтобы уточнить свою гипотезу насчёт наличия нарциссической организации личности:

- Характерно ли для тебя постоянно искать подтверждение своей высокой самооценки?

- Бывает ли в твоей жизни такое, что сначала ты себя возвеличиваешь, а потом, наоборот, обесцениваешь, стираешь с землёй? Как часто?

- Чувствуешь ли ты пустоту внутри?

- У тебя есть представление о том, кто ты?

- Как часто ты испытываешь стыд? Связан ли он с тем, что ты стыдишься того, что люди узнают, кто ты на самом деле?

Подтвердилось всего несколько пунктов и я на тот момент сделал вывод, что клиенту соответствуют только некоторые нарциссические защиты.

Так же для проверки своей гипотезы, помимо собственных знаний, я использовал DSM-V и выдержку из работы Элинор Гринберг о нарциссическом расстройстве личности.

Мой вывод: несомненно имеется ряд нарциссических защит, которые время от времени проявляют себя, но в целом организация личности не нарциссическая.

Анализируя другие защитные механизмы (по Мак Вильямс), помимо вышеупомянутых (репрессии, интроекции, проекции, примитивного ухода, нарциссического возвеличивания/обесценивания), я выделил наличие таких, как:

- проективная идентификация (с фигурой бабушки со стороны отца);

- обсессивно-компульсивные защиты, на что нам указывает стремление раскладывать всё по полочкам, навязчивые действия (перепроверить 10 раз выполненную работу), страх принятия решений («А вдруг я приму недостаточно правильное решение?»).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В своей дипломной работе, посвящённой демонстрации инструментов транзактно-аналитической терапии для трасформации драйвера «Будь сильным» в копинг-стратегии я проделал следующую работу:

- рассмотрел теоретические аспекты копинг-стратегий, защитных механизмов совладающего поведения с точки зрения психоанализа и транзактного анализа, особое место уделив драйверу «Будь сильным»;

- провёл полный анализ клиентского случая, используя форму транзактно-аналитического диагноза;

- показал свои инструменты терапевтической работы, базирующиеся на использовании транзактного анализа;

- показал позитивную динамику терапевтической работы, в ходе которой произошла частичная (на момент написания дипломной работы) трансформация драйверного поведения в стратегии копинга.

- в приложении привёл материалы проведённых терапевтических сессий в виде тезисов, повествования и стенограмм с комментариями к интервенциям.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1.  Абрамова Г. С. Поток жизни/ Психология возрастных кризисов. Мн., 2000- 235с.
  2.  Анцыферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита.// «Психологический журнал», т.15, №1 –2006-С.15- 35
  3.  Анцыферова Л. И. Способность личности к преодолению деформаций своего развития / Анцыферова Л. И. - // Психол. журн. - 1999-Т. Т. - С. 6-20
  4.  Бодров В. А. Когнитивные процессы и психологический стресс. //Психологический журнал, 2004, № 6, С.121-128
  5.  Божович Л. И. Проблемы развития мотивационной сферы ребенка. Изучение мотивации поведения детей и подростков. – М.: Педагогика, 2002-312с.
  6.  Балакирев В. П. Отрицательные переживания у детей // Журнал практического психолога. - 2006- № 1.С. 6- 23.
  7.  Водопьянова Н. Е., Штейн М. В. Оценка оптимизма и активности личности // Практикум по психологии здоровья/ Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб, 2005- 235с.
  8.  Василюк Ф. Е. Психология переживания. М.,2004- 158с.
  9.  Василюк Ф. Е. Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций // Психол. Журнал – 2005- Т. 16. № 3- С. 90-101.
  10.  Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. М.,2006-115с.
  11.  Грановская Р. М. Психологическая защита и совладеющее поведение в детском возрасте – Спб.,- 2007 - 476с.
  12.  Грановская Р. М., Никольская И. М. Психологическая защита у детей. СПб., 2003- 289с.
  13.  Дементий Л. И. К проблеме диагностики социального контекста и стратегий копинг-поведения // Ж-л прикладной психологии. № 3 , 2004- 236с.
  14.  Дорожевец Н. А. Когнитивные механизмы адаптации к кризисным событиям// Журнал практического психолога – 2006- № 4.С3 – 16.
  15.  Змановская Е. В. Девиантология: Психология отклоняющегося поведения - М: Академия - 2006- 235с.
  16.  Журбин В. И. Понятие психологической защиты в концепциях З. Фрейда и К. Роджерса // Вопросы психологии - 2000- № 4. С. 14-23.
  17.  Келли Дж. Теория личности: Психология личных конструктов. СП-б, 2000.- 235с.
  18.  Кожевникова Е. Ю. О ресурсах совладающего поведения/ Е. Ю.
  19.  Кожевникова //Человек. Сообщество. Управление: науч.- инф. журн. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2001.- №2.- С.107-117 (0,42 п. л.)
  20.  Крюкова Т. Л., Сапоровская М. В,, Куфтяк Е. В. Психология семьи: жизненные трудности и совладение с ними: Издательство Речь-2005-179с.
  21.  Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования// Эмоциональный стресс: физиологические и психологические реакции/ Под ред. Л. Леви, В. Н. Мясищева. Спб., 207- 235с.
  22.  Либина А., Либин А. Стили реагирования на стресс: Психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? // Стиль человека: Психологический анализ. М.: Смысл,2008- 235с.
  23.  Мясищев В. Н. Психология отношений. М.: Академия - 2004 – 400с.

 

  1.  Магомед-Эминов М. Ш. Позитивная психология человека. От психологии субъекта к психологии бытия - Издательский Центр «Экономпресс» 2005- 1 и 2 т
  2.  Муздыбаев К. Стратегия совладания с жизненными трудностями. Теоретический анализ// Журнал социологии и социальной антропологи – 2008- Т. 1. № 2- С.35- 41
  3.  Нартова-Бочавер С. К. “Coping behavior” в системе понятий психологии личности // Психол. журн.2007- Т. 18, № 5. С.20-30
  4.  Никольская И. М., Грановская P. M. Психологическая защита у детей. М: Речь, 2006- 342с.
  5.  Осухова Н. Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях. – М., 2005- 234с.
  6.  Психотерапевтическая энциклопедия. Под ред. Карвасарского Б. Д. Спб., 208- 112с.
  7.  Психология личности. Том 1. Хрестоматия. / Под редакцией Райгородского В. К. – Ростов-на-Дону: «БАХРА-М», 2001- 235с.
  8.  Сирота Н. А. Копинг-поведение и профилактика психосоциальных расстройств у подростков. // Обозрение психиатрии и медицинской психологии, 2005, №1, С. 63 – 74
  9.  Сибгатуллина И. Ф., Апакова Л. В., Зайцева Л. Д. Особенности копинг-поведения в реализации интеллектуальной деятельности субъектами высшей школы // Прикладная психология - 2002- № 5-6- С. 105
  10.  Фрейд А. Психология “Я” и защитные механизмы - М.: Педагогика - Пресс, 2003, 140с.
  11.  Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2-х т. T. I. - М.: Мир, 2006.-450с.
  12.  Холодная М. А. Когнитивные стили: О природе индивидуального ума: учебное пособие. М.: ПЕРСЭ, 2002- 235с.
  13.  Эриксон Э. Идентичность: юность, кризис. М.,2006- 237с.
  14.  Эйдемиллер Э. Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. / Методическое пособие. М - СПб.: Фолиум,- 2008- 432с.
  15.  Берн Э.  Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – М.: ЭКСМО, 2007.
  16.  Гулдинг Р.; Гулдинг М.  Психотерапия нового решения – М.: Класс, 2001.
  17.  Стюарт Я.; Джойнс В. Современный трансактный анализ – СПб.: Социально-психологический центр, 1996
  18.  Вадим Петровский, Алексей Ходорыч. Энкоды: как договриться с кем угодно и о чём угодно – ЭКСМО, Москва, 2011.


ПРИЛОЖЕНИЕ. ПРОТОКОЛ ПРОВЕДЁННЫХ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ СЕССИЙ.

ПЕРВИЧНОЕ ТЕЛЕФОННОЕ ИНТЕРВЬЮ

Клиент Мистер Стоун, 34 года, бисексуал, имеет свой небольшой аутсортсинговый бизнес. Живёт с мужчиной 2.5 года (мужчине 25, безработный, отношения похожи на нездоровый симбиоз), до этого жил с другим партнёром 7 лет, заводит периодические романы с женщинами и другими мужчинами.

С 2009 года обращался к психологу, после того, как попал в клинику неврозов. Ему там поставили диагноз «Шизотипическое расстройство личности», которое я сам, как ни старался, диагностировать не смог (используя DSM-V). Пробыл в клинике 1.5 месяца. Принимал Кветиапин 3 месяца, потом бросил из-за того, что стал набирать вес. Иногда принимает обезболивающие.

До начала 2013 года потерял бизнес, произошло расставание с партнёром. Были попытки суицида. Прошёл тренинг радикального прощения, который временно дал поднятие самооценки.

По его словам – не умеет проявлять гнев, жёсткость. В детстве было авторитарное воспитание. Нет границ личного пространства, не чувствует их, не осознаёт.

Соматические проблемы: плохой сон, высокая потливость, головные боли.

Запрос: достичь эмоциональной зрелости, справиться со страхами, достичь уверенности в себе, осознать потребности.

С прошлым психологом (телесно-ориентированный терапевт, женщина) расстался по причине сильного отрицательного переноса (его слова).

Мои «транзактные» выводы после интервью: явно пограничный уровень организации личности, адаптации пока не ясны. Детское эго-состояние кишит самыми различными посланиями, из которых можно выделит сейчас «Не будь», «Не расти», «Не будь здоров», «Не будь близким». Чувство гнева – лежит в основе базовых конфликтов и подавляется, соответственно, есть предписание «Не чувствуй» в виде более конкретного «Не чувствуй гнев». Драйвер «Будь сильным». Прогнозируемое время терапии – 3-5 лет, возможно, потребуется вмешательство психиатра для назначения медикаментозной терапии.

СЕССИЯ №1 (в виде тезисов)

  1.  Трудности с выражением чувств, особенно, гнева. Он может блокировать саму мысль о том, что злится, из-за этого возникают различные телесные напряжения, особенно, в области спины, плеч и шеи (что-то сдавливает, не даёт говорить). Когда начинает расслабляться, его может слегка подёргивать.
  2.  Поглаживания принимает
  3.  Родителям было наплевать на его желания. Боялись, что он вырастет не таким, как все.
  4.  Раннее воспоминание: Мистеру Стоуну 10-11 месяцев, пытается встать на ноги, опираясь о шкаф, а старший брат сбивает с ног.
  5.  Был ревматизм сердца в детстве
  6.  Аналитический ум, стремление раскладывать всё по полочкам
  7.  Определённо хочет мне понравиться (тут я впервые подумал, что он может быть истероидным)
  8.  На стульях работали в формате Р-Ре. Родительская фигура выражала много недовольства и возмущения. В конце сессии я провёл хорошую конфронтацию:

Сергей: Ты говорил, что не можешь выразить свой гнев. Хочу поздравить – на стульях ты это классно проделал! (с позиции Родителя)

Мистер Стоун: «улыбка». Правда?!

Сергей: Именно

Мистер Стоун: Вау!

Мои выводы после: необходимо обучение самозаботе. На следующей сессии буду исследовать чувства и ситуации, связанные с ними.

СЕССИЯ №2 (повествование)

Увеличили время терапевтических сессий до 1.5 часов два раза в неделю.

По ходу обсуждения всплыло воспоминание, после которого всё изменилось. Было положено начало истории о  каменном Тантале нашего  времени.

Мистер Стоун с семьёй в составе его, старшего брата, сестры, мамы и папы совершают своё традиционное путешествие из Ближней Азии в Поволжье. Мальчику 5 лет. Кругом – степи, раздолье и… дикая жара. И вполне логично, что ему в какой-то момент становится плохо, он раздражён, но родители никак не реагируют. И тогда наш будущий Тантал решает обратить на себя внимание непрямым способом – он затевает драку со старшим братом. Думаю, в тот момент он хорошо понимал, что получит негативные поглаживания. Ведь лучше – плохо, чем совсем ничего. И он добивается своего – папа обратил своё внимание, эврика! Да ещё каким образом – папа угрожает, что высадит мальчонку, если тот не прекратит себя вести неподобающим образом. Тут я акцентирую Ваше внимание, что угрозы обращены ребёнку 5 лет от роду! Ещё пять минут или около того и… всё воплощается в реальность, недаром же говорят – что мысли материальны. А для некоторых людей мысль равна действию. Ну а теперь представьте картину: Вам 5 лет и Ваши родители высаживают Вас одного посреди степи на одной из федеральных дорог, где нет ничего на сотни километров, да и солнышко в самом разгаре. Не хило так, правда? И наш юный герой не находит ничего, кроме как идти в противоположную сторону. Немного пройдя, он сворачивает с дороги и садится… барабанная дробь!.. на лежащий рядом большой серый камень и в тот же самый момент он сам окаменел. Будто впитал этот камень в себя, проглотил его, чтобы не чувствовать ту боль, отчаяние и горечь от случившегося. Родители, конечно же, вернулись, однако, осадок остался, решение было принято. Кстати, про осадок… Это как в одном из любимых анекдотов Вадима Артуровича:

Пригласила молодая семья своих родителей на новоселье. Посидели  они великолепно. Разошлись. На следующий день родители занимаются своими делами, телевизор, рецепты от «Малахова» и тут звонок раздаётся телефонный. Мама отвечает, звонит сын:

- Мама, мы тут вчера стали посуду чистить после вашего с папой ухода и одной ложки серебряной недосчитались…

- Сына! Ну неужто вы с Людочкой подумали, что это мы у вас её украли?!

- Подумали, мама, подумали…

- Так вы поищите получше!

- Поискали… Нашли… А осадок неприятный остался.

Как-то так. Вроде, ничего не произошло, а выводы сами собою напросились. Но в случае моего клиента всё было вполне адекватно (его реакция) и способствовало душевному спасению малыша. Боль была настолько сильной (он её физически даже ощущал), что лучшим на тот момент решением было отключить все чувства, уподобившись тому степному камню.

На пустом стуле с позиции Ребёнка он описал, что чувствует стыд за самого себя, что слаб и не может быть самим собою. Объявилась и Родительская фигура в виде чувства гнева по правую руку.

Далее мы обсуждали случай (крайне поверхностно, потому что время сессии подошло к концу), когда эта боль вернулась и он тогда выпал из реальности на 3-4 часа (очень похоже на диссоциативный эпизод). Обсуждали и границы наших с ним взаимоотношений.

 

СЕССИЯ №3 (повествование)

Сессия длилась 1.5 часа. Начали мы с обсуждения «аварийных люков» с целью их закрытия при помощи антисуицидального контракта. Он вызвал сопротивление и неприязнь, потому что это же ответственность! А ответственность чужда Мистеру Стоуну («Не расти» в действии). Стали прояснять. Снова вернулись к камню. И как мне предсказывал мой проницательный супервизор, тот эпизод с выпадением на 3-4 часа снова всплыл и мы на этот раз более подробно его разобрали, я узнал, чем всё закончилось. Когда он вернулся в реальность, то осознанно уже пошёл к морю (события происходили в Калининграде). Дойдя до берега, разжёг костёр и провёл ритуал, чтобы вода смыла тех, кто причинил ему боль (его партнёр ему изменял и это выяснилось). Ровно через месяц на обледеневшей дороге (лёд = вода) гибнет его партнёр вместе с любовником.

Камень – это отец. Он плакал оттого, что ему больно и страшно за своего сына, он всю жизнь сдерживал его от безрассудных поступков, охранял. Сначала фигура отца отказывалась говорить с сыном, выразил мне своё недовольство. Боится, что Мистер Стоун сойдёт с ума.

Далее образ камня трансформировался в образ плотины, держащей огромные водяные массы (гнев).

Мистер Стоун: А мы можем её взорвать, чтобы вода начала течь?

Сергей: Конечно. Давай вызовем бригаду инженеров, они всё сделают.

Взорвали плотину, однако вода не потекла. Тогда я пересадил клиента на другой стул и попросил побыть этой водой и рассказать, почему она не течёт. Вода боится, что смоет кого-нибудь (отсыл к тому эпизоду с автокатастрофой). Я разъяснил, что чувства не несут разрушений и если их контролировать и своевременно выражать, то и напряжение рассеется. Вода потекла, но не вся сразу, а частями. Мистер Стоун поблагодарил камень и потом я пересадил его на позицию Взрослого, чтобы проанализировать то, что происходило. Он вспомнил, что они с семьёй ездили в горы и там была плотина, образ которой и всплыл во время сеанса. Ещё он вспомнил фразу отца: «Один прутик сломать легко, а ты попробуй сломать веник», то же и с рекой – она набирает свою силу, складываясь из ручейков.

Дал разрешения от драйверов, особое внимание акцентировал на «Я могу быть открытым и открыто выражать свои чувства».

Сессия закончилась чувством облегчения.

Мои выводы и комментарии: была проделана хорошая работа в отношении «Не чувствуй гнев» и «Будь сильным». Вопрос: организация личности маниакально-депрессивная или нарциссическая? Имеются синусоидальные перепады настроения, что может быть как процессом возвеличивания/обесценивания (нарциссизм), так и характерным течением маниакально-депрессивной личности. Одной из особенностей является сильное интроецирование и тут тоже не совсем понятно – это «нарциссическое отзеркаливание» или просто интроецирование, что характерно для М-Д личности.

СЕССИЯ №4 (в виде тезисов)

  1.  Сессия длилась 2.5 часа.
  2.  Начали обсуждение с бизнес задач и сопротивления рутинной работе. В 21 Мистер Стоун работал в бухгалтерии одной из государственных контор. Когда он только устроился туда, то ему было интересно, однако, прошёл месяц и однотипная рутинная работа стала скучной. Он систематически откладывает неинтересные дела на потом, а решает их в последний день, просиживая на рабочем месте день и ночь. То же самое и сейчас с нынешним бизнесом. Задачи, которые могут быть решены в течение нескольких часов (а то и меньше) систематически откладываются до тех пор, пока не грянет гром. Я спросил: «А когда впервые появилось это сопротивление?». Он вспомнил, как в лет 6-7 он собирается в начальную школу и мама заставляет его одеть рубашку, которая ему не нравится (стыдно в ней идти). Он испытывает боль, обиду, гнев на мать.
  3.  Началась работа на стульях. Сначала детско-родительский диалог, потом я провёл своеобразное родительское интервью, в ходе которого стали доступными осознанию, что других рубашек на тот момент не было, её муж спускал все деньги на любовницу и развлечения и почти ничего не приносил в дом. Я сказал фигуре матери: «Вернись в свой отчий дом. Что ты видишь?». Ей 6 лет, некогда заниматься собой. Нужно работать по дому и готовить обед, потому что сейчас мама вернётся с одной работы и пойдёт на другую. Папа работает сутками в колхозе, денег очень мало. Она хочет, чтобы ей купили красивое платье, но родители не могу себе этого позволить. Из игрушек – всего одна кукла. Она всю свою жизнь посвятила другим людям и не научилась заботиться о себе, похоронила свои желания.
  4.  Постепенно, шаг за шагом чувства мамы распутали и я её попросил дать сыну ряд разрешений («Ты можешь делать то, что ты хочешь и всё будет хорошо», «Ты и так достаточно хорош, ты можешь быть самим собой», «Ты можешь испытывать все свои чувства», «Ты можешь быть открытым и открыто выражать все свои чувства»).
  5.  Мистер Стоун принял разрешение матери, но не может пока выразить благодарность. Есть ещё ощущение осадка, будто внутри много песка. Это обида.

По ходу сессии я ещё задал ряд вопросов, чтобы уточнить свою гипотезу насчёт наличия нарциссической организации личности:

- Характерно ли для тебя постоянно искать подтверждение своей высокой самооценки?

- Бывает ли в твоей жизни такое, что сначала ты себя возвеличиваешь, а потом, наоборот, обесцениваешь, стираешь с землёй? Как часто?

- Чувствуешь ли ты пустоту внутри?

- У тебя есть представление о том, кто ты?

- Как часто ты испытываешь стыд? Связан ли он с тем, что ты стыдишься того, что люди узнают, кто ты на самом деле?

Подтвердилось всего несколько пунктов и я на тот момент сделал вывод, что клиенту соответствуют нарциссические защиты, но в целом это не нарциссическая организация личности.

Ещё мы разговаривали о том, что он хочет быстрых результатов. Я напомнил, что терапия – это процесс, это путь, и он займёт некоторое время и что нужно быть готовым пройти этот путь. Дал разрешение от «Спеши».

СЕССИЯ №5 (в виде тезисов)

  1.  Сессия длилась 3 часа.
  2.  Работа шла на стульях с Ре и фигурой отца. Я снова применил тот же паттерн регрессии Родительской фигуры, чтобы прояснить прошлое отца Мистера Стоуна и понять, почему он вёл себя по жизни как Стрекоза из басни. Его мать была такой же, властной, с тенденцией к манипуляциям и удовлетворению только своих потребностей. Дети для неё были как домашние животные. Она умеет делать деньги из воздуха и все их тратит на развлечения. В ходе работы я почувствовал сильный нарциссический контрперенос, который описала Мак Вильямс в своей «Психоаналитической диагностике»: словно я выпал из диалога и начал фантазировать, как буду рассказывать своим коллегам об этом случае и как меня будут хвалить. Когда я это осознал, то сразу же вернулся.
  3.  Было очень много слёз. Отец признал свои ошибки, выразил желание и стремление общаться с детьми, потому что дети для него – единственное, что радует в жизни.
  4.  Обсуждали с Мистером Стоуном реального папу и что каждый раз, когда он у нему обращался за помощью, тот отвергал его. Тогда я сказал: «Прямо перед тобой сидит твой внутренний папа и он любит тебя таким, какой ты есть, он принимает тебя».
  5.  Фигура отца дала несколько разрешений (от «Будь сильным» и «Будь лучшим», «Я люблю тебя и охотно забочусь о тебе», «Я всегда рядом, чтобы защитить тебя», «Я рад, что ты живёшь»)
  6.  Сессия закончилась осознаванием своего внутреннего состояния. «Я изранен, теперь я это вижу и я могу начать залечивать свои раны».

СЕССИЯ №6 (полный аудио материал)

Диалог «Консультант-Клиент» (в скобках даны комментарии к интервенциям)

Сергей: как ты?

Мистер Стоун: подавлен, а так лучше, спасибо тебе большое за технику, которую ты мне объяснил, посылаем интроекцию или как она там. (имеется в виду «заклинание от демона» Эрика Бёрна)

Сергей: угу, интроект.

Мистер Стоун: вот, после этого чуть-чуть полегче, но эмоции захлёстывают и я не могу отключиться от этого, чтобы прислушаться к разуму, и у меня есть интуитивное ощущение, что от этого нужно избавляться, чего с ними возиться, в жизни нужно избавляться от того, что не твоё. Они (клиенты) вызывают у меня напряжение, подавленность, нахер они мне тогда сдались?

Сергей: да и я думаю, ты этим решением ничего не потеряешь

Мистер Стоун: именно, и на освободившееся место я найду новых клиентов и будет комфортно работать.

Сергей: готов ли ты это сделать, сказать армянам «до свидания»?

Мистер Стоун: в принципе, я уже им об этом сказал, только теперь нужно продумать процедуру расставания.

Сергей: и как эта процедура будет выглядеть?

Мистер Стоун: обычно это передача дел и нужно все недосдачи доделать.

Сергей: то есть, тебе необходимо закрыть все дела с ними, которые сейчас не закрыты. В принципе ничего сложного. Справишься?

Мистер Стоун: да. Легко. Вообще мне не хочется возиться из-за таких (небольших) денег и поэтому я могу закрыть все дела по текущему периоду. Я об этом думаю, но эмоции не дают мне. Для меня принять какое-то решение, чтобы решить что-то, нужно довести ситуацию до критической массы, чтобы обстоятельства сами вынудили меня принять решение, то есть, грубо говоря, мне тяжело взять ответственность на себя за принятое решение.

Сергей: то есть, ты не принимаешь решение до той поры, пока обстоятельства сами не вынудят тебя.

Мистер Стоун: и так же с начинанием – пока обстоятельства не вынудят, я не начинаю ничего.

Сергей: при этом ты сам всё равно решаешь, даже когда ситуация доходит до критической массы. (я показываю ответственность клиента за собственные действия/бездействие)

Мистер Стоун: в смысле?

Сергей: когда ситуация доходит до критической массы и обстоятельства вынуждают принять решение, ты это решение принимаешь сам. (продолжение предыдущей интервенции)

Мистер Стоун: (пауза)… ну скажем так, обстоятельства вынуждают меня принять это решение, первый шаг я сам не делаю. Это похоже на то, как плыть на лодке по течению, пока она не встанет на краю водопада. И вот тогда я только и начну усиленно грести вёслами, чтобы вытянуть ситуацию.

Сергей: а как ты думаешь, почему у тебя возникает такое ощущение, что нужно отложить или не принять решение.

Мистер Стоун: мне кажется, принимать решение – очень трудно

Сергей: пару минут назад ты говорил, что это легко. (конфронтация трудно/легко)

Мистер Стоун: нууу, у меня возникают трудности и я их избегаю. Поэтому…

Сергей: как тебе избегание трудностей помогает чувствовать себя безопаснее? И помогает ли? (вопрос, проясняющий вторичную выгоду)

Мистер Стоун: я не знаю…

Сергей: зачем же ты тогда всё откладываешь?

Мистер Стоун: (пауза)…. Не знаю… давай для примера возьмём такую банальную ситуацию. Я не успел собрать денег за аренду квартиры, соответственно сегодня мне необходимо оплатить и Серёжка (партнёр) весь день мне напоминает, чтобы я позвонил хозяину и договорился об отсрочке платежа на пару дней, хотя я знал, что такая задержка возможна – ещё несколько дней назад. И вот я довожу до последнего и не звоню ему.

Сергей: почему?

Мистер Стоун: не знаю. Не понимаю себя.

Сергей: не понимаешь себя или не понимаешь себя конкретно в этой ситуации?

Мистер Стоун: наверное, в этой ситуации. Я не могу понять, почему я откладываю.

Сергей: а как ты думаешь, что тебе даёт откладывание ситуации? Какие скрытые выгоды? По сути, этот процесс для тебя вовсе не позитивный, ты испытываешь стресс и всё же ты к нему прибегаешь. (второй заход прояснения вторичной выгоды)

Мистер Стоун: да… (пауза)…. Возмущение какое-то внутри начинается

Сергей: возмущение при принятии решения?

Мистер Стоун: ну вот ты мне вопрос задаёшь и возмущение начинается.

Сергей: о чём это возмущение? (прояснение чувства)

Мистер Стоун: не знаю, не приятно, не хочется отвечать на этот вопрос.

Сергей: тебе не хочется отвечать на вопрос. Скажи мне от своего лица.

Мистер Стоун: ну вот я и говорю, что мне не хочется отвечать.

Сергей: а что произойдёт, если ты ответишь на этот вопрос? (я прощупываю то, что стоит за возмущением, которое явно инициируется Родительской фигурой)

Мистер Стоун: не знаю… неприятность, страшно.

Сергей: страшно. О  чём этот страх? (эмпатическое присоединение + прояснение чувства)

Мистер Стоун: (пауза)… не знаю, не пойму, есть ощущение, что возникла сначала злость, недовольство, напряжение, а потом страх.

Сергей: побудь этим страхом, опиши его, как он выглядит? (экстернализация страха, чтобы опросить его, выйти на детско-родительский конфликт)

Мистер Стоун: (пауза) я не могу его никак ощутить, только по ощущениям в теле я понимаю, что это страх.

Сергей: где в теле ты его ощущаешь? (иногда проще понять чувство, сконцентрировавшись на телесном ощущении, связанном с ним)

Мистер Стоун: в плечах

Сергей: то есть, он находится в плечах. Сфокусируйся сейчас на плечах мысленно. Попробуй его уловить. (продолжение предыдущей интервенции)

Мистер Стоун: (начинает елозить по креслу, тянуть плечи)

Сергей: я задал тебе вопрос о компенсации и ты сначала разозлился, а потом страх, который ты чувствуешь в плечах. Как ты его ощущаешь? (суммирование вышесказанного, чтобы ещё раз обратить внимание клиента на имеющийся паттерн + ещё одна попытка прояснить страх)

Мистер Стоун: меня трясти начинает, мне холодно становится. Озноб.

Сергей: холод. И что он говорит тебе? (экстернализация)

Мистер Стоун: даже какой-то жуткий страх.

Сергей: совсем страшно (усиление чувства)

Мистер Стоун (детским голосом): да

Сергей: о чём он? (прояснение чувства)

Мистер Стоун: остаться одному. Страх одиночества.

Сергей: как ты останешься один? (важно понять – как именно человек решил что-то, в данном случае, остаться одному)

Мистер Стоун: не знаю. В животе начинаю ощущать.

Сергей: он перетекает?

Мистер Стоун: ну он и там, и в животе ещё добавилось.

Сергей: будь сейчас этим страхом и поговори от его лица. (экстернализация)

Мистер Стоун: я весь напряжён, паника, хаос, такое ощущение, что прижат к стенке, что зажат в угол.

Сергей: кто тебя загоняет в угол? (попытка выйти на Родителя)

Мистер Стоун: не знаю… как будто загнан.

Сергей: ты загнан в угол и что происходит? (иногда у человека может всплыть ранняя сцена, с которой можно работать для реимпринтинга)

Мистер Стоун: (пауза, тяжело дышит). Не знаю, просто страх, нет, не просто страх, ощущение, что загнан в угол…

Сергей: возникает ли у тебя такое ощущение, когда ты принимаешь решение? (связь «здесь-и-сейчас» и ситуации, в которой возникает страх)

Мистер Стоун: да. Когда обстоятельства доводят.

Сергей: зажимают в угол.

Мистер Стоун: да, прижимают к стенке.

Сергей: и тебе приходится что-то тогда делать

Мистер Стоун: да

Сергей: как ты думаешь, о чём этот страх? (ещё одна попытка прояснить страх)

Мистер Стоун: не знаю

Сергей: ты чувствуешь себя загнанным в угол, тебе нужно принять решение, тебе страшно. Чего ты боишься в принятии решения? (суммирование + прояснение страха)

Мистер Стоун: какого?

Сергей: любого. Давай представим: ты идёшь в магазин, там две лампы, белая и чёрная, тебе нужно выбрать одну. У тебя возникнет страх? (гипотетическая ситуация, чтобы прояснить страх. у меня есть предположение, что это запрет «Не делай»)

Мистер Стоун: может возникнуть. Прям внутри ощущение такого ужаса.

Сергей: вырази его, будь этим страхом (экстернализация)

Мистер Стоун: такой ужас

Сергей: будь им, скажи «я ужас» (экстернализация)

Мистер Стоун: я ужас

Сергей: о чём он? Какие мысли приходят? (прояснение страха. Тут надо заметить, что я допустил ошибку, потому что корректнее для экстернализации страха было бы спросить «О чём ты, страх?»)

Мистер Стоун: катастрофа, такой кошмар, конец. Чуть ли не конец света

Сергей: всё разрушится (усиление)

Мистер Стоун: да. Паника, шок.

Сергей: и как ты себя доводишь до такого предела, откладывая и откладывая. (я даю понять, что ответственность за состояние лежит на нём самом, он продуцирует страх, сам себя запугивает, по сути, это попытка деконтаминации)

Мистер Стоун: ну да

Сергей: а что происходит в момент необходимости принятия решения?

Мистер Стоун: дискомфорт внутренний, сопротивление, напряжение, тревога, а когда всё ближе – всё это сильнее нарастает. И как будто я себя специально довожу до этого. Я не хочу сталкиваться с этими мыслями, эмоциями, потому что любое принятие решения вызывает чувство тревоги. Чем ближе момент – тем сильнее я это чувствую

Сергей: а что самого страшного может произойти? (очень важно понять «самое страшное», чтобы развеять неопределённость страха)

Мистер Стоун: я не знаю….

Сергей: как человек, занимающийся бизнесом, ты явно много принимал решений в своей жизни. Расскажи об этом. (прояснение подобных ситуаций)

Мистер Стоун: представления не имею. У меня просто ужас и паника, не могу ни о чём думать, правда. Такое состояние, чувствую себя ребёнком.

Сергей: сколько тебе лет? (попытка перехода в детскую сцену)

Мистер Стоун: не знаю, не могу понять

Сергей: по ощущениям

Мистер Стоун: размытые ощущения, вообще не могу сконцентрироваться.

Сергей: побудь этим ребёнком. Что ты видишь? Какие картинки всплывают? Здесь ты в безопасности. (продолжение предыдущей интервенции + поддержка)

Мистер Стоун: не знаю.

Сергей: какое первое детское воспоминание тебе приходит? (продолжение предыдущей интервенции)

Мистер Стоун: что я брошен

Сергей: расскажи о нём в настоящем времени (переход к сцене. Важно, чтобы человек начал рассказывать её в настоящем времени, как будто она происходит в здесь-и-сейчас)

Мистер Стоун: страх, что если я приму решение, я потеряю всё (проявляется решение в ответ на предписание «Не делай»)

Сергей: что за решение тебе нужно принять? (я предположил, что была ситуация с травматическим опытом конкретного принятия решения)

Мистер Стоун: любое. Если я буду выражать себя, то я сделаю хуже и останусь один

Сергей: а как ты сделаешь всё хуже? (прояснение обстоятельств получения родительского предписания «Не делай»)

Мистер Стоун: не знаю. Это решение будет ошибочным.

Сергей: кто внутри тебя говорит, что оно ошибочное? (выход на Родительскую фигуру)

Мистер Стоун: (пауза)… мама всплывает.

Сергей: ага, что мама говорит? (я хочу узнать, как конкретно записано предписание «Не делай» у клиента и выяснить обстоятельства его получения)

Мистер Стоун: вот, как папа всё делаешь не так, надо делать вот как другие. Это как запись в моей голове. Ты делаешь неправильно. Нужно жить как те, как тот.

Сергей: и как нельзя быть собой (тут я делаю предположение, что «Не делай» сцеплено с посланием «Не будь собой»)

Мистер Стоун: ну имеется в виду, что мама говорит - ты похож на отца, поэтому ты плохой, нужно быть как тот-то.

Сергей: поэтому ты всё делаешь неправильно.

Мистер Стоун: да

Сергей: и поэтому любое принятое решение неправильное

Мистер Стоун: да

Сергей: (ставлю стул для мамы). Побудь сейчас мамой. Скажи своему ребёнку, как ему нужно жить (я начинаю родительское интервью с помощью техники пустого стула, чтобы распутать чувства Родительской фигуры мамы и произвести деконтаминацию)

Мистер Стоун: ты должен быть практичным, экономичным, держать деньги при себе, защищать своё

Сергей: а как он ведёт себя непрактично и неэкономично? (я даю возможность маме высказаться, не оспаривая пока её слов. Возможно, в них есть зерно истины и позитивное намерение, которое движет внутри предписания «Не делай» и «Не будь собой»)

Мистер Стоун: он живёт только одним днём, не думает о завтра.

Сергей: он всего лишь ребёнок

Мистер Стоун: да, но нужно думать о будущем

Сергей: конечно. Всё это очень здорово, конечно. Только ты, со своей взрослой позиции портишь своему ребёнку будущее. (жёсткая атака на Родителя)

Мистер Стоун: ну ему нужно же научится.

Сергей: он живёт одним днём, потому что он ребёнок. Он маленький и не понимает, как это быть экономичным, практичным, что за сложные слова, откуда ты их вообще взяла? (я даю понять маме, что её требования деструктивны, притом делаю это в экспрессивной манере, чтобы показать свою силу)

Мистер Стоун: ну а как его ещё научить этому?

Сергей: он сам научится, шаг за шагом. Успех – это поступательное движение вперёд. И как ты его удерживаешь, хочешь, чтобы он был похож на одного, другого, третьего и обязательно чтоб не как папа. Потому что сама зла на своего мужа. (я сделал предположение, что корень требований к ребёнку в злости на своего мужа и страхе, что он таким станет, а страх такого плана, как правило, показывает, что есть скрытое желание, чтобы так и было)

Мистер Стоун: да…

Сергей: но твой сын не такой. Зачем его так гнобить и сравнивать с отцом?

Мистер Стоун: потому что он похож. Чтобы он видел, что нельзя быть таким.

Сергей: чем больше ты будешь его сравнивать, тем он более похожим станет. Назло тебе. Ты же не хочешь ему этого. (ещё одна экспрессивная атака)

Мистер Стоун: меня всё это раздражает.

Сергей: расскажи

Мистер Стоун: достало всё

Сергей: как тебя всё достало? (прояснение гнева)

Мистер Стоун: я устала от всего

Сергей: как ты упахалась? За всех (я делаю предположение, что причина усталости и гнева в том, что мама в своё время «похоронила» свои потребности и решила посвятить жизнь заботе о других, взяла ответственность на себя, упавшее на неё бременем)

Мистер Стоун: да. Всем на всё наплевать, ведут себя безответственно. Никому ничего не надо, не думают о завтрашнем дне.

Сергей: а ты их спрашивала или сама за них подумала? (Родитель же знает лучше!)

Мистер Стоун: да это очевидно

Сергей: кому?

Мистер Стоун: они поступают необдуманно, только эмоциями, только повинуясь желаниям, разум не включают и ищут только лёгкие пути, боятся трудностей.

Сергей: как они боятся трудностей?

Мистер Стоун: если нужно приложить усилия, то они бросают всё, им всё сразу подавай. Если труднодостижимо, то для них неинтересно, вот и всё.

Сергей: а то, что твой ребёнок с помощью любопытства познаёт мир – это легко? Или то, что твой муж зарабатывает хорошие деньги… я думаю, для этого нужен разум, пусть он их и спускает впоследствии. А кто подумает за тебя?

Мистер Стоун: о чём?

Сергей: как тебе жить. Ты же думаешь за всех

Мистер Стоун: я вот сама и живу, берегу то, что у меня есть.

Сергей: и всё равно ничего нет в результате (жесткая конфронтация. Я даю понять, что её образ жизни, который она навязывает другим ни к чему хорошему не привёл в первую очередь её саму)

Мистер Стоун: ну почему? У меня есть чуть-чуть, неприкосновенный запас, он у меня всегда есть.

Сергей: а что насчёт твоих желаний? Твоих потребностей? Ты вот копишь, копишь… а зачем? (подтверждение гипотезы о похороненных потребностях)

Мистер Стоун: у меня желаний не осталось.

Сергей: а зачем тогда копить, раз нет желаний? (прояснение поведения)

Мистер Стоун: на чёрный день, друг что случится. Вся моя жизнь теперь ради того, чтобы накопить и сэкономить.

Сергей: как это помогает тебе для себя что-то делать?

Мистер Стоун: никак

Сергей: что ты для себя делаешь?

Мистер Стоун: ничего (я подвожу маму к осознанию причин её усталости и гнева)

Сергей: и это так похоже как твои родители не заботились о тебе. (параллель с прошлым для осознания того, почему она так ведёт себя сейчас. На самом деле, я наверняка не знал этого, но сказал в утвердительной форме, потому что так часто бывает)

Мистер Стоун: да… только ради того, чтобы прокормиться, чтобы завтра было что поесть, что одеть. Вся жизнь ради этого.

Сергей: но сейчас иная ситуация. сейчас всё в достатке, прошли те времена, когда тебе нужно было прокормиться и копить каждую копейку. Можно что-то на себя потратить, иначе зачем жить вообще? (я показываю, что её поведение, которое в прошлом было актуальным, сейчас бессмысленно и приносит только вред)

Мистер Стоун: (вздыхает)… отчаяние и огорчение от этого у меня.

Сергей: о чём это отчаяние и огорчение? (прояснение чувств)

Мистер Стоун: (пауза)… безысходность, как замкнутый круг.

Сергей: как ты сама себя загнала в этот замкнутый круг? (прямой вопрос, чтобы понять, понимает ли Родитель ответственность за своё поведение)

Мистер Стоун: принесла себя в жертву

Сергей: в жертву кому?

Мистер Стоун: мужу и детям.

Сергей: а в ответ что?

Мистер Стоун: (очень уставшим голосом) они стараются, растут, но они не оправдывают моих надежд. Они всё равно живут по-своему, я хочу их перевоспитать, переделать, сказать, что так хуже будет

Сергей: так перевоспитать, чтобы они потом сами от безысходности задыхались, прямо как ты сейчас. (повторение интервенции, показывающей, что её образ жизни, который она навязывает, не приносит ничего хорошего)

Мистер Стоун: да. К сожалению

Сергей: этого ты им желаешь?

Мистер Стоун: вот именно, чтобы такого не было, чтобы они жили в достатке, им нужно делать как я говорю.

Сергей: ты делала. И в результате – к чему ты пришла? (продолжение предыдущей интервенции)

Мистер Стоун: ну да, согласна, всю жизнь экономила.

Сергей: экономия – это очень хорошо, только – ради чего? Если затыкать рот своим желаниям, своим потребностям, то и смысла нет экономить.

Мистер Стоун: да, это бессмысленно. И бессмысленной становится прожитая жизнь.

Сергей: и так горько и обидно от этого (эмпатическое присоединение)

Мистер Стоун: да, горько и отчаяние ещё. (Вздыхает тяжело)

Сергей: когда твои дети принимают решения, что происходит с тобой? (прояснение получения послания «Не делай»)

Мистер Стоун: когда они принимают решения так как хотят, а не так как надо, то меня это возмущает, у меня появляется гнев и злость, раздражение.

Сергей: если они поступают не так, будет хуже.

Мистер Стоун: да.

Сергей: а хуже ли получается на самом деле? (сначала я присоединяюсь к Родителю, а потом конфронтирую)

Мистер Стоун: ну они не доводят ничего до конца и в результате…

Сергей: и ты считаешь, что знаешь, как лучше поступить.

Мистер Стоун: конечно.

Сергей: а жизнь показывает обратное (повторение предыдущей интервенции, только уже в утвердительной форме)

Мистер Стоун: ну…. Да. Я хотела, чтобы старшая дочь получила высшее образование, ну получила она.

Сергей: и что это принесло?

Мистер Стоун: ничего, просто корочка. Сейчас вот вожусь, чтоб младшая дочь получила образование. Принуждаю её.

Сергей: а что она сама хочет?

Мистер Стоун: она хочет отдыхать и развлекаться, хотя у неё есть уже ребёнок. Помогать мужу, заниматься машинами

Сергей: и она имеет право на это

Мистер Стоун: конечно. Но не в ущерб же будущему

Сергей: ты думаешь, что она не справится с ребёнком?

Мистер Стоун: справляется… вроде

Сергей: у неё всё схвачено – ребёнок, муж, развлечения.

Мистер Стоун: ну а вдруг что-то с мужем случится? Или разведутся. Ей нужно будет тогда идти работать, а куда она пойдёт без высшего образования? Хотя, старшая дочь тоже имеет высшее образование, родила двух детей и никому она не нужна с этим высшим образованием, работает в школе лаборантом, устаёт. Младший сын бизнесом занимается. Старший сын тоже закончил, с горем пополам, и дня не проработал по специальности.

Сергей: и как твои мечты были исполнены, только никому это счастья не принесло (я закрепляю результат деконтаминации, проведённой выше. Теперь мама осознаёт чётко, что её образ жизни, который она навязывает – не принесёт счастья её детям. И она осознаёт, что постоянное навязывание так же не приведёт ни к чему конструктивному)

Мистер Стоун: абсолютно бесполезно.

Сергей: чтобы ты хотела сказать своему сыну? (намёк на разрешения. Одновременно, это и проверка, нужно ли дальше продолжать интервенции для достижения и закрепления деконтаминации)

Мистер Стоун: что я ошибалась. Я принуждала его, чтобы он принимал решения, чтобы поступал как я и был похож на других.

Сергей: и как ты запугиваешь его своим гневом и он поэтому боится принять хоть какое-то решение. Он чувствует себя таким маленьким по сравнению с твоим гневом. Гнев матери, самого близкого человека на земле. (я показываю последствия её действий ей же самой после того, как деконтаминация проведена и она готова воспринимать чувства Ребёнка)

Мистер Стоун: мне больно от этого

Сергей: в твоих руках всё исправить

Мистер Стоун: я же хотела как лучше (вздыхает).

Сергей: все мы хотим как лучше для тех, кого мы любим. (за любым поведением стоят позитивные намерения, иначе бы этого поведения (паттерна) не было бы, и важно с ними считаться, поэтому я присоединяюсь к словам мамы)

Мистер Стоун: да и у меня не было способа…

Сергей: донести это. Мы словно становимся спасителями, не учитывая их  потребности и не спрашивая, хотят ли они этой помощи. И когда нам говорят «нет», мы злимся, мы же знаем лучше!! Лучше чем они! А в итоге – ничего. В итоге – не получается (после присоединения я показываю, как её действия, ведомые благими намерениями, но в отсутствии нужной информации и при игнорировании потребностей и способностей других, приводят к деструктивным результатам)

Мистер Стоун: огорчение, разочарование

Сергей: да, горечь. А ведь он просто хочет жить так, как хочет. Возможно, где-то ошибаться, ведь никто из нас не застрахован от ошибок. (эмпатическое присоединение + подвожу Родителя к даче разрешений)

Мистер Стоун: ему же от этого будет плохо! Он будет страдать. А я хочу предупредить это.

Сергей: запихнув его в картонную коробку. Чтобы он вообще мира не увидел

Мистер Стоун: не в картонную коробку

Сергей: ну в золотую клетку. А, учитывая твою экономичность и практичность – скорее в алюминиевую. (конфронтация позиции Спасителя, которая характерна для фигуры матери)

Мистер Стоун: я всего лишь хочу, чтобы он был в безопасности и спокойствии.

Сергей: а как он будет не в безопасности, если не будет слушать тебя? (я ищу способ убедить маму, что Мистер Стоун сам ответственен за свою жизнь и может сам себе обеспечивать безопасность, поэтому я прощупываю чувства и позицию мамы)

Мистер Стоун: все его могут обманывать. Он доверчивый, всем доверяет, и люди этим пользуются… так же как отец. Так же как дед, отец отца, сестра отца. Им всем бы лишь бы развлечься и отдохнуть.

Сергей: а тебе лишь бы копить и копить и за ними следить

Мистер Стоун: да

Сергей: и свою жизнь гробить. (конфронтация позиции Спасителя)

Мистер Стоун: да. Зачем только

Сергей: он сам способен решать, что ему делать. И он обеспечен. У него есть столько благ, сколько ему нужно

Мистер Стоун: я боюсь за него

Сергей: а как это – бояться за другого человека? Как ты сама себя запугиваешь? (вопрос для прощупывания, понимает ли Родитель, что несёт ответственность за свои действия)

Мистер Стоун: накручиваю…

Сергей: что самое страшное может с ним произойти, если он тебя ослушается? (я проясняю этим вопросом, что конкретно лежит в основе страха. И когда мы узнаём, что самое страшное может случиться, это делает страх «видимым». Как говорил Хичкок: «нет ничего страшнее закрытой двери»)

Мистер Стоун: останется один, никому не нужный

Сергей: даже тебе? (прояснение отношения матери к ребёнку)

Мистер Стоун: не знаю, я не могу найти ответ на этот вопрос

Сергей: мать не может найти ответ на этот вопрос? Хорошо ж получается

Мистер Стоун: ну конечно, нужен…. Наверное… я не знаю ответа на этот вопрос

Сергей: зачем тогда бояться за него? И какие у тебя ожидания на его счёт?

Мистер Стоун: не знаю

Сергей: каким ты его хочешь видеть? (прояснение ожиданий, зачастую, в них можно увидеть послание)

Мистер Стоун: я вообще ждала девочку, поэтому сложно сказать о моих ожиданиях. Я до последнего момента думала и чувствовала, что будет девочка. (здесь становится понятно, откуда растут корни послания «Не будь собой»)

Сергей: а тут, хоп! И мальчик

Мистер Стоун: да. В 80-ом году не было ещё УЗИ.

Сергей: и что это было для тебя, рождение мальчика, когда ты ждала девочку? (прояснение чувств Родителя, чтобы подтвердить передачу послания «Не будь собой»)

Мистер Стоун: удивлением, шоком

Сергей: он не виноват в том, что родился мальчиком (попытка деконтаминации)

Мистер Стоун: я не принимаю ответственности за него

Сергей: он может быть сам ответственен за себя.

Мистер Стоун: я не могу его принять и ответственность за то, что родила его. Я ждала девочку. (Родитель убеждён, что Мистер Стоун должен соответствовать ожиданиям, однако, это не так. И тут есть парадокс, потому что она ответственна за рождение ребёнка, а не он сам. Сразу вспоминается рисунок в виде яйцеклетки и сперматозоида с подписью: мама и папа, это ваша работа, я тут ни при чём. Боб Гулдинг просто гений!)

Сергей: и как ты наложила печать незначимости на него. Но он значим, и мы будем его защищать, даже если ты против. Он может быть любим. Отец его любит (я начинаю иррациональные нападки, потому что понимаю, что имею дело с Колдовским Родителем, я должен показать свою силу, плюс я ввожу в поле фигуру позитивного Родителя в помощь)

Мистер Стоун: не знаю

Сергей: нас уже трое. Ты не сможешь причинить ему вреда и перекладывать больше бремя ответственности за его рождение, ибо ты сама только ответственна за это. (продолжение предыдущей интервенции)

Мистер Стоун: я не принимаю её

Сергей: а кто понесет её, кроме тебя? Рожала ты. (продолжение атаки на Колдовского Родителя)

Мистер Стоун: я была вынуждена. Я приняла решение в своё время не делать аборт, хотя, хотела.

Сергей: хотела убить своего ребёнка

Мистер Стоун: да, потому что я полгода назад как родила одного и потом совершенно случайно узнала, что снова беременна. Я думала, что мне делать, рожать или нет, и пошла к гадалке и та сказала, что ни в коем случае аборт нельзя делать, потому что родится удивительный и талантливый мальчик, но я не поверила ей. Я не знала, что делать и потом решила оставить.

Сергей: Бог послал тебе чудесного ребёнка, талантливого и умного

Мистер Стоун: я боялась рожать, потому что у меня было плохое здоровье. Потом, когда я его родила, через полгода я снова забеременела уже 4-ым ребёнком и моё здоровье совсем ухудшилось, поэтому пришлось делать аборт

Сергей: что ты чувствовала, когда делала аборт? (прояснение чувств и истории матери)

Мистер Стоун: боль, горечь. Не было у нас нормальной работы и достатка, не хватало денег. К нам ещё приехал мой отец, больной, после операции на ногу, помогал смотреть за старшими, пока я смотрела за младшими и я ещё ходила на работу.

Сергей: и как о тебе никто не позаботился самой, когда так это было необходимо. (я обращаю её внимание на саму себя)

Мистер Стоун: я забыла про себя, потому что взвалила на себя большую ответственность. Я до сих пор не уверена, правильно ли я поступила, послушав гадалку. И это сомнение меня гложет

Сергей: ты уже сделала свой выбор, сомнений быть не может. Ты родила прекрасного ребёнка и он может быть таким, какой он есть., не смотря ни на что.

Мистер Стоун: да, я в этом убеждаюсь всё больше и больше. Но у него всё никак не получается, у него всё трудности.

Сергей: трудности, потому что ты ему всё запрещаешь. Ты держишь его словно на поводке.

Мистер Стоун: ему нужна рядом такая же, как я жена. Надо, чтобы он женился и чтобы она держала его в руках.

Сергей: и что в итоге будет?

Мистер Стоун: она будет держать его деньги и жить практично, в достатке. Я всё говорю ему о том, чтоб он женился, нашла ему несколько девушек таких, как я, сильных, практичных, ответственных. А он категорически не хочет.

Сергей: у него есть право выбора. И зачем ему повторять истории. Вашей семьи, где никто не был счастлив. Ни ты, ни твой муж. Зачем ему такое будущее, он достоин лучшего. И только он сам знает, что для него лучше. А вы только думаете, что знаете лучше, потому что у вас есть собственный опыт, но реальность такова, что лишь сам человек понимает, что он хочет – лучше остальных. (я понял, что убеждение Родителя ещё не окончательно стёрто и потому ещё раз показываю, что её образ жизни, который она навязывает – деструктивен)

Мистер Стоун: я сама растеряна и огорчена сложившимся.

Сергей: ты много потеряла, много перенесла на своих плечах, столько на них свалилось – больной отец, неродившийся ребёнок, подъём детей на ноги (присоединение к чувствам Родителя)

Мистер Стоун: непутёвый муж

Сергей: непутёвый муж

Мистер Стоун: я устала, нет больше сил

Сергей: если бы ты повернула вспять время, то чтобы ты изменила? (этим вопросом я могу прояснить, о чём она сожалеет, чтобы потом развеять миф)

Мистер Стоун: вышла бы замуж за другого.

Сергей: и чтобы тогда изменилось? Родители так же сидят на плечах и новые дети.

Мистер Стоун: мне кажется, что мои страдания от того, что я связалась с этой семьёй. И вышла замуж тогда

Сергей: с семьёй своего мужа?

Мистер Стоун: да

Сергей: а как твои родители отнеслись?

Мистер Стоун: они были против, я и не послушала. Впервые решила сделать всё по-своему - и вот что получилось, радуют только замечательные дети

Сергей: и это уже многое (я пропускаю намеренно травматический опыт её решения, которое привело к тому, что есть, хотя, это тоже можно было исследовать. Я решил акцентироваться на ресурсной части – том, что не досадует, а радует)

Мистер Стоун: да, конечно… к сожалению в жизни даётся лишь одна попытка всё прожить.

Сергей: однако в наших силах изменить то, что есть в настоящем. Чтобы ты хотела изменить сейчас? Изменить в себе, потому что других мы не можем изменить и не можем изменить прошлого. (проверяю степень «распутанности» Родителя, если так можно выразиться)

Мистер Стоун: а зачем мне менять себя?

Сергей: может быть, чтобы стать счастливее.

Мистер Стоун: я могу только изменить детей

Сергей: ты не можешь их изменить.

Мистер Стоун: изменить их жизнь, а свою я уже не могу изменить.

Сергей: твои дети выросли и им всё равно, что ты хочешь в них менять. Они взрослые и сами способны принимать решения. А у тебя столько сил уходит на это

Мистер Стоун: наверное, простить мужа и его семью, простить себя (тут Родитель уже готов достаточно, деконтаминация прошла успешно. Честно говоря, я думал, что это наступит ещё не скоро)

Сергей: простить себя. И разжать руки на попытках менять своих детей, ведь эти руки так устали. Они до белых костяшек сжаты, потому что не дай Бог ты их отпустишь. Что-то страшное произойдёт, катастрофа, но на самом деле – никто не знает, что произойдёт, жизнь непредсказуема. Их может ждать и боль, и разочарования, и радость, всё это – жизнь. Отпусти их.

Мистер Стоун: как?

Сергей: разреши им жить своей жизнью. Скажи своему ребёнку, что он может жить своей жизнью (я подвёл Родительскую фигуру матери к процессу дачи разрешений)

Мистер Стоун (мать обращается к сыну): ты можешь жить своей жизнью.

Сергей: и быть самим собой. (я проговариваю их вместе с ней, обращаясь к позиции Ребёнка, чтобы усилить действие разрешений)

Мистер Стоун: и быть самим собой. Ты и так достаточно хорош.

Сергей: да, он и так достаточно хорош. Он может быть самим собой, принимать решения самостоятельно, даже если они и неверны с твоей позиции. Это его решение, его выбор. Это его жизнь.

Мистер Стоун: почему-то какое-то внутреннее возмущение и усталость

Сергей: о чём возмущение?

Мистер Стоун: что ты в работе касаешься таких моментов неприятных, которые я не хочу замечать. Это больше как защитная реакция от тебя. (тут, видимо, что-то ещё активизировалось помимо фигуру мамы)

Сергей: что это за моменты?

Мистер Стоун: не знаю. Какое-то напряжение, я не понимаю. Будто ты принуждаешь меня работать

Сергей: каким образом?

Мистер Стоун: погружаться и осознавать эти эмоции, очень болезненные и меняться заставляешь.

Сергей: а что в этом плохого?

Мистер Стоун: не знаю… но возмущение есть

Сергей: потому что мама знает лучше. (проверка, мама это или иная фигура)

Мистер Стоун: да, конечно.

Сергей: а что реальность нам говорит? (вопрос к Взрослому, чтобы закрепить результаты деконтаминации)

Мистер Стоун: это не нормально, нужно что-то делать (уже с позиции Взрослого).

Сергей (пересаживаю клиента на стул Ребёнка): скажи маме, что ты можешь быть самим собой и принимать собственные решения, а то она уже за*бала тебя своим контролем. Всё боится и боится. А! ещё и своим гневом подавляет тебя. Она злится, что это ты сделал не так, то сделал не так и вообще – всё не так! и только она знает как лучше. (я выражаюсь крепко, чтобы активизировать энергию Свободного Ребёнка, потому что он непосредственно связан с принятием нового решения)

Мистер Стоун: (смеётся). Да, ты прав. Но я чувствую опять это давление, как меня припёрло к стенке.

Сергей: твёрдо скажи маме, что ты сам волен принимать решения и что можешь быть самим собой. Нас тут двое. Как бы она ни была сильна, мы сильнее её. (продолжаю предыдущую интервенцию и ещё даю поддержку)

Мистер Стоун: откуда у неё столько злости, ненависти и столько силы?

Сергей: сила от того, что она большая, а ты маленький. Тебе было мало лет и она была втрое выше тебя как минимум и раз в десять тяжелее. Немудрено, что тебе она казалась сильнее, тем более с таким железным характером. Но я сейчас рядом и мы сильнее вместе. Её злоба не способна задеть тебя. Как бы она не злилась, ты сам способен принимать решения. Скажи ей об этом. (подвожу Ребёнка к перерешению или реимпринтингу, теперь его энергии достаточно, чтобы противостоять Колдовскому Родителю)

Мистер Стоун (обращается к маме): как бы ты не злилась, я сам могу принимать решения

Сергей: и я могу быть самим собой.

Мистер Стоун: и я могу быть самим собой.

Сергей: я и так достаточно хорош

Мистер Стоун: я и так достаточно хорош

Сергей: хочешь ты того или нет

Мистер Стоун: хочешь ты того или нет

Сергей: я сам буду принимать решения в своей жизни

Мистер Стоун: я сам буду принимать решения в своей жизни

Сергей: и я добьюсь успеха

Мистер Стоун: и я добьюсь успеха. И назло тебе буду принимать решения. Мне обидно, что ты меня пугаешь своей злобой, забиваешь агрессией.

Сергей: она не может забить тебя своим гневом. Это иллюзия. Она больше не то супер могучее существо, кем была 30 лет назад (когда ему было 4). И от неё больше не зависит твоя жизнь. Почувствуй свою собственную силу. Силу выбора. Ты можешь сам принимать решения.

Мистер Стоун: я не могу

Сергей: повзрослей лет на 10 мысленно, увеличь себя. Вот она сейчас сидит такая взрослая и ты стань взрослым. Я рядом и я поддерживаю тебя. А ещё есть папа, который тоже готов подержать тебя, он всегда рядом. Уже три человека против какой-то одной… сопли, возомнившей себя невесть кем, кто может влиять на людей своим гневом. Она не может на тебя влиять – ты сам принимаешь решение, бояться или нет. Скажи ей об этом. (усиление энергии Свободного Ребёнка для окончательного и твёрдого перерешения)

Мистер Стоун: я сам могу принимать решения.

Сергей: хочешь ты того или нет

Мистер Стоун: хочешь ты того или нет

Сергей: и ты больше не сможешь меня запугивать

Мистер Стоун: и ты больше не сможешь меня запугивать.

Сергей: что ты чувствуешь? (проверка, как прошло принятие нового решения. Оно сопровождается облегчением обычно)

Мистер Стоун: не знаю, много всего… я никак не могу выстроить границы между мной и ей.

Сергей: возьми волшебный мел и прочерти эту границу прямо сейчас (иррациональная попытка усиления)

Мистер Стоун: как будто я с ней связан (явно действие предписания «Не расти»)

Сергей: как ты с ней связан?

Мистер Стоун: не пойму, потребностями, которые только она может удовлетворить

Сергей: и даже сейчас? (проекция на настоящее)

Мистер Стоун: только она может обо мне позаботиться, кроме неё я больше никому не нужен.

Сергей: ты нужен самому себе. У тебя есть ты.

Мистер Стоун: мне нужна её любовь

Сергей: она такая, какая она есть и она не изменится, хочешь ты того или нет. И в твоих силах взять контроль над собой и не позволять ей влиять на тебя. Отделись от неё. (очевидно, что Ребёнок хочет изменить мать, что невозможно, поэтому я ему на это указываю чтобы развеять этот миф)

Мистер Стоун: я не могу

Сергей: как это выглядит

Мистер Стоун: как будто я зависим от неё полностью

Сергей: как ты зависишь от неё полностью?

Мистер Стоун: как будто если я построю эту границу до конца, то я умру, лишившись заботы и любви.

Сергей: а ты поддержку, любовь и заботу от неё получаешь? (я этим вопросом вывожу его на тот факт, что мать и так не даёт ничего, что он хочет от неё получить, поэтому если он осознает, миф о «смерти без её любви» будет развеян)

Мистер Стоун: нет

Сергей: тогда что страшного в отделении? Всё останется по-прежнему. Ты так же не будешь получать от неё ничего. Только она будет злиться, но мы ей заткнём рот. Отделись от неё! (я продолжаю развеивать миф, важно, чтобы Ребёнок сам осознал парадоксальность  стимулирую его к принятию нового решения)

Мистер Стоун: (пауза)

Сергей: у тебя внутри мощный ресурс, используй его. Ты бы не стал таким успешным, если бы не обладал внутренней силой и энергией. Она её блокирует., потому что боится, что ты станешь самим собой. Она хочет тебя видеть одним из многих.

Мистер Стоун: она хочет, чтобы я стал как тот, как этот.

Сергей: но ты такой, какой ты есть. И это здорово.

Мистер Стоун: я хочу быть самим собой

Сергей: и ты можешь быть самим собой. (разрешение против предписания «Не будь собой»)

Мистер Стоун: я могу

Сергей: представь сзади себя фигуру папы, пусть он тебе поможет (чтобы усилить процесс, я снова ввожу фигуру папы, который может дать поддержку и защиту)

Мистер Стоун: я уже представил.

Сергей: пусть он даст тебе поддержку и любовь. Он в отличие от неё – другой, он любит тебя и он может помочь тебе отделиться, потому что он может дать тебе любовь. А она – нет. И никогда не сможет, потому что не изменится. Как бы это горько не звучало.

Мистер Стоун: у меня такое ощущение, что я ей должен.

Сергей: чем?

Мистер Стоун: вот бывает такое ощущение, что пока не вернёшь долг, то ты связан. У меня такое ощущение.

Сергей: чем ты ей должен?

Мистер Стоун: не знаю. И это ощущение долга меня связывает

Сергей: скажи ей, что ты родился мальчиком, несмотря на то, что она хотела девочку (из предыдущих слов я сделал вывод, что это вина за своё рождение, и я проверяю его, чтобы убрать это тяжёлое бремя)

Мистер Стоун: я родился мальчиком, несмотря на то, что ты хотела девочку.

Сергей: и ты, только ты ответственна за рождение ребёнка

Мистер Стоун: и только ты несёшь ответственность за рождение ребёнка.

Сергей: отдай ей этот долг, пусть забирает

Мистер Стоун: я возвращаю тебе этот долг

Сергей: ты не несёшь ответственность за своё рождение

Мистер Стоун: я не несу ответственность за то, что родился

Сергей: но ты несёшь ответственность за свою жизнь

Мистер Стоун: я несу ответственность за свою жизнь.

Сергей: и я буду поступать так, как я хочу (закрепление нового решения в противовес посланию «Не делай»)

Мистер Стоун: и я буду поступать так, как я хочу

Сергей: что ты чувствуешь? (проверка на экологичность реимпринтинга)

Мистер Стоун: облегчение.

Сергей (пересаживаю на стул мамы): хватит держать ребёнка по рукам и ногам! Он всё равно будет таким, каким он хочет. (я понял, что с фигурой Родителя необходимо продолжить работу. Если она сразу согласится, можно с её позиции ещё раз проговорить разрешения и завершить работу)

Мистер Стоун: мне уже понятно, что его не изменить.

Сергей: разреши ему быть самим собой (подвожу к разрешению)

Мистер Стоун (вздыхает): мне страшно, что я останусь одна.

Сергей: ты не останешься одна

Мистер Стоун: и это страх во мне, это так тяжело

Сергей: у тебя есть твои дети и они не покидают тебя. Но всем нам нужно расти, вырастать, взрослеть

Мистер Стоун: хорошо.

Сергей: разреши ему повзрослеть (я хочу, чтобы она дала разрешение против «Не расти»)

Мистер Стоун: я разрешаю тебе повзрослеть и жить самостоятельно, принимать свои решения, какие ты считаешь нужными

Сергей: и я не буду вмешиваться

Мистер Стоун: и я не буду никогда вмешиваться

Сергей: но я буду рядом, когда ты будешь нуждаться в помощи (тут я проверяю тактично, есть ли теперь позитивная связь Р-Ре)

Мистер Стоун: я буду рядом, когда ты будешь нуждаться в помощи. Ты можешь обратиться ко мне и я с удовольствием помогу тебе, поддержу.

Сергей: я не буду связывать тебя по рукам и ногам.

Мистер Стоун: и я не буду связывать тебя по рукам и ногам и навязывать своё мнение.

Сергей: я уважаю твоё мнение и принимаю его

Мистер Стоун: я уважаю твоё мнение и принимаю его.

Сергей (пересаживаю на стул Ребёнка): каково тебе услышать это от мамы? (проверяю, как Ребёнок воспринимает разрешения Родителя)

Мистер Стоун: легче, намного легче, как будто какой-то большой блок снял с себя за какой-то долг.

Сергей: мама хотела вручить ответственность за твоё рождение тебе, чтобы ты чувствовал вину. Но ты не виноват…. Дыши. Есть ли что-то, чтобы ты хотел сказать ей прямо сейчас? (закрепляю новое решение и проверяю, нужно ли ещё продолжать работу, возможно, есть какие-то невысказанные чувства)

Мистер Стоун: не знаю пока… отдышусь сейчас…

Сергей: да, конечно

Мистер Стоун: столько лет это так давило на меня. С 8 лет.

Сергей: что происходит с тобой? (ещё одна проверка, как прошёл реимпринтинг)

Мистер Стоун: облегчение, потому что наконец-то…

Сергей: побудь с этим ощущением облегчения, позволь ему пронизать себя. Теперь ты свободен. Теперь ты будешь взрослеть. (важно, чтобы человек насладился новым решением, впитал его, прочувствовал его важность)

Мистер Стоун: раньше я как будто сидел в тюрьме и был придавлен камнем. Неоправданно осуждён. Много лет просидел в тюрьме. Почти 25 лет.

Сергей: теперь ты свободен.

Мистер Стоун: сожаление об упущенном времени есть

Сергей: у тебя всё ещё впереди. И как здорово заново познавать мир, видеть солнце и принимать решения, такие, какие ты хочешь

Мистер Стоун: мурашки по коже пошли, так приятно.

Сергей: ты можешь просто посидеть спокойно и прочувствовать это ощущение.

Мистер Стоун (улыбается)

Сергей: не забывай, что рядом всегда есть фигура отца, которая помогает

Мистер Стоун: да, я потихоньку начинаю с ним разговаривать. Обращаюсь к нему. Тепло получаю, когда страшно становится.

Сергей: и это здорово, что ты получаешь это тепло.

Мистер Стоун: это от фигуры матери такая злоба и холод  шла?

Сергей: да, Колдовской Родитель тому причина.

Мистер Стоун: а что это?

Сергей: в транзактном анализе есть фигуры Родителя, Взрослого и Ребёнка, о которых я тебе рассказывал уже. Вот, а в Ребёнке есть ещё три фигуры, тоже Родитель, Взрослый и Ребёнок. и эта фигура – есть то, каким ребёнок воспринимал своего родителя в те годы, для ребёнка – это сверхсильное существо, магическое, поэтому, Колдовской Родитель, то есть, обладающий магической силой. Для ребёнка мать – это человек, который может всё и поэтому она обладает такой силой. И каково это маленькому ребёнку испытывать давление со стороны такой фигуры? Он считает, что мать может всё, наслать гнев, страх. Он т неё зависит.

Мистер Стоун: ну я и с другими людьми так воспринимаю, что они могут на меня влиять.

Сергей: они не могут.

Мистер Стоун: осталось привыкнуть к этому.

Сергей: и если страх будет возвращаться, мы будем исследовать его, чтобы ты мог спокойно принимать решения

Мистер Стоун: окей

Сергей: можем и мы на этом закончить сегодня?

Мистер Стоун: да

СЕССИЯ №7 (в виде тезисов)

  1.  Сессия длилась 2.5 часа (ох уж эти пограничники!)
  2.  Начали обсуждение с ощущения дискомфорта при нестабильном материальном положении. Появился ком в горле. Впервые он образовался, когда Мистеру Стоуну было 10-11 лет. Его достали (показал жест у горла) и чтобы заглушить эту боль и успокоиться (у него были аффективные приступы, раздражительность, нервозность) – он принял горсть таблеток фенозипама. Очнулся, когда промывали желудок. Это не была суицидальная попытка.
  3.  Исследовали психосоматическую реакцию замирания, на которую я обратил внимание («словно жизнь уходит и я съёживаюсь». Подобная реакция характерна для младенцев). Возникла младенческая фантазия: мама ушла, а ребёнок голоден и ему плохо, он будто бы умирает. Пришла девушка, стала показывать журнал, но она не понимает, что хочет младенец. Он замер, не кричит, отделился от тела.
  4.  Далее возник образ: будто в животе есть яйцо, от которого тянутся светящиеся нити по всему телу. Это жизнь и эти нити образовали защитный кокон вокруг него. Кокон защищает от насекомых и смерти. Никого не пускает внутрь, потому что страшно. Однажды он пустил туда маму, а она ушла и он умер. Я конфронтировал: «Ты сейчас со мной разговариваешь, значит ты жив».
  5.  Образ паука (в настоящем), сидящего на этом яйце. Он оплёл его паутиной.

Сергей: Чтобы ты хотел сделать с этим пауком?

Мистер Стоун: Я хочу избавиться от него.

Паука он сжёг. Однако свет ещё не вышел изнутри. Нужно время.

СЕССИЯ №8 (повествование. Феерия иррациональных методов психотерапевтической работы)

Работа была посвящена атаке на Колдовского Родителя. Я попросил рассказать Мистера Стоуна о его детских представлениях о матери: какая она? Какой он видит её?

После того как он рассказал, то я спросил «Где ты сейчас?». И тогда Мистер Стоун начал описывать детский образ: он проснулся посреди ночи от какого-то шума рядом. В комнате никого, но тем не менее есть странный шум, будто кто-то дышит. На шторах сидит существо в человеческий рост, обезьяна-паук. Я сказал: «Представь, что я там, рядом. Я очерчиваю волшебным мелом комнату на две стороны, тёмную и светлую, где мы с тобой находимся, ты в безопасности». Я предложил использовать фонарик, чтобы посветить на паука, он испугался. Тогда я высадил его на стул и стал расспрашивать, кто он и для чего пугает маленького Мистера Стоуна. Он ответил, что им управляет злая ведьма и что он не может ей сопротивляться (тут становится ясно, что Паук – часть Ре и его нужно будет интегрировать по завершении работы). Когда он рассказывал про ведьму, то топал ногами и я попросил усилить топот. «Что ты чувствуешь?», Паук ответил, что злится на ведьму, что она так поступила с ним. Но гнев боится выразить. Минут через 10 всё же начал высказывать свою злость Колдовскому Родителю, при этом чувствовал слабость, будто через землю, на которой он стоит, она выпивала силы из него. Я сказал: «Ты можешь взлететь». Он взлетел и обрезал нити, идущие от ведьмы к нему. Тогда ведьма материализовалась и начался диалог. Он ей высказывал свои чувства, я активно нападал, иррационально сначала, говорил, что «Нас теперь трое и мы сильнее тебя!». После ряда таких нападок, ведьма стала рассказывать о своей жизни и почему она такой стала. В конце, когда её чувства были распутаны, она превратилась в прекрасную принцессу и перешла на светлую сторону. Я сказал маленькому Мистеру Стоуну: «Теперь ты можешь объединиться с самим собой, тем Пауком и всё будет хорошо» (интеграция). С позиции уже доброй принцессы были даны разрешения.

СЕССИЯ №9 (полный аудио материал)

Диалог «Консультант-Клиент» (в скобках даны комментарии к интервенциям)

Сергей: привет

Мистер Стоун: привет

Сергей: о чём бы ты хотел сегодня поговорить?

Мистер Стоун: я тут вспомнил о властной колдунье. Помнишь, я тебе говорил, что когда я учился, то ректором была тётка, похожая на мать, властная, плюс эзотерика, все дела. И вот тут вчера она чё-то мне звонила, я был занят, поэтому не мог ответить, сбросил звонок, работал допоздна. Звонит  мне её ассистентка, говорит – перезвони, ей нужна твоя помощь. Я ответил, что я очень занят, у меня компьютер разобран, я его ремонтирую. Вот когда я с ним закончу и если будет не поздно, то тогда перезвоню.

Сергей: угу

Мистер Стоун: и тут, короче, она такая начала, типа дай слово мужика, пообещай, что перезвонишь.

Сергей: что за детский сад?!

Мистер Стоун: да и я такой промолчал и сказал, что я перезвоню по своему усмотрению, когда у меня будет возможность. Я утром просыпаюсь, ночью плохо спал, собираюсь тут ещё проспал на работу, и вот еду и чувствую эту вот вину, дискомфорт и начинаю слышать её голос, типа «вот ты не перезвонил», полезли эмоции страха, то есть, я её ещё добавил к своему Родителю со всеми её потрохами и детскими комплексами. Попробовал в машине пересадить себя на кресло Ребёнка, чтобы поговорить, но тут вылезли все её тараканы из детства и как бы все её переживания. Отец её был учитель математики, жёсткий достаточно, он оказывается ей заложил «будь лучшим»

Сергей: оооооо, учитель, ну понятное дело!

Мистер Стоун: ну ты представь, что учитель папа и он постоянно требовал с детства. И процесс воспитания – как достижение цели. И вот она на всю жизнь устремлённая, отличница, красная дипломистка и при этом наплевать – что там и как происходит.

Сергей: и, скорее всего, одинокая

Мистер Стоун: да, конечно, одинокая. Сама стала преподавателем математики и вот, потом ректором. Работала и в области энергетики и уфологии, достигла определённых высот во всём этом.

Сергей: «будь лучшим» хорошо её стимулирует

Мистер Стоун: да, она такой лидер, но одинокая, жесткая. И в то же время позиционирует себя, как великая мать колдунья. Если всё хорошо и ей есть, что взять с тебя, то она тратит своё время, помогает, а потом требует, «вот я тогда-то тебе помогла, время потратила, теперь ты мне обязан пожизненно». И у меня всё это утром начало вылазить.

Сергей: как ты с ней познакомился? Сколько с ней общался?

Мистер Стоун: общался с ней очень долго. Познакомился в 2003 году, сблизился в 2006, и это всё продолжалось 6 лет, до 2013. И, извини меня, когда мне не было, что есть, не было машины. Такой период был. И она такая – приезжай на работу, сделай принтер, мне методички нужно печатать ученикам, типа, как хочешь приезжай.

Сергей: очень требовательная

Мистер Стоун: да. И когда я начал понимать, что это всё из-за нехватки материнской любви с моей стороны. А ей на меня, по сути, – наплевать, она хочет получить то, что ей нужно. И я начал понимать, что у меня мать так себя вела в детстве. Начало всё это выходить, когда я начал прощупывать её фигуру. Включилась твоя фигура, защитила меня от неё, типа – «ты чё тут вообще лезешь» и я переключился на свои эмоции, успокоился, мне стало нормально. И я начал понимать, что моя мать так себя вела и я иногда себя так веду с людьми.

Сергей: ты от них требуешь

Мистер Стоун: да, и это настолько неприятно было узнать, что в меня это впиталось и действует на автомате.

Сергей: стало частью Родительской фигуры

Мистер Стоун: да. И я бы хотел поработать с этой частью или продолжить работать с деньгами, хотя, это всё явно взаимосвязано.

Сергей: всё связано

Мистер Стоун: да, потому что Родительская фигура напитана от матери и она скупая и зациклена на деньгах., на экономии. Мелочность и скупость вкупе дают, что все отношения с людьми начинают переводиться на, знаешь, как эта черта называется…

Сергей: мне в голову приходит меркантильность.

Мистер Стоун: да, наверное, меркантильность. Это имеется в виду строить отношения с людьми

Сергей: ради выгоды

Мистер Стоун: не то, что ради выгоды. Меряя какой-то выгодой. И в конечном счёте, ценность отношений определяется конечной материальной выгодой.

Сергей: очень похоже на такое антисоциальное поведение, когда человек ищет что-то только ради выгоды, манипулирует, топчет других людей. Возможно, мама была психопатом. Тут я имею в виду адаптацию

Мистер Стоун: ну да, возможно. И я начал понимать, почему я притянулся к этой женщине, завязались такие отношения.

Сергей: всплыл образ мамы (моё предположение, исходя из вышесказанного)

Мистер Стоун: да, всплыл образ мамы. Когда мы познакомились, я только начал учиться, ходил на семинары и у меня были эмоции, связанные с этим. Наверное, я бы хотел поработать с этой чертой, потому что она напиталась и включается автоматически. Ну вот я с друзьями, например – зовут они меня куда-нибудь отдохнуть, а в фоне у меня включаются рассуждения Родителя: «А выгодны ли это?» И я от этого устал. В бизнесе, может быть, это и помогает, но это бизнес, ничего личного.

Сергей: бизнес тоже должен строиться на обоюдной выгоде, а не на манипуляции.

Мистер Стоун: совершенно верно.

Сергей: хорошо, тогда расскажи побольше об этом образе мамы и потом расскажи – как в себе это замечаешь. Точнее, давай лучше наоборот – сначала – как это тебя коснулось, как это в тебе проявляется, приведи примеры. (я хочу подвести клиента к ранней сцене, чтобы активизировать Колдовского Родителя и начать работу с ним)

Мистер Стоун: ну вот, банальный пример. Диалог с тобой. Я в шоке был, когда осознал.

Сергей: хорошо, что ты это осознал. Теперь это находится в твоей власти.

Мистер Стоун: да и я прям… ну вот смотри, наш диалог во вторник, днём после сеанса, я тебе написал

Сергей: да, я помню

Мистер Стоун: и вот я тебе пишу: как ты? И обрати внимание, как строится общение: ты отвечаешь, что здорово, сессия прошла хорошо. А внутри себя я замечаю, что мне ровным счётом всё равно, как у тебя дела, я хочу получить то, что хочу. И мне так жутко стало от этого.

Сергей: то есть, фраза строилась из вежливости.

Мистер Стоун: да и я в шоке от этого, когда осознал. Было какое-то желание расслабиться, пофлиртовать и диалог строится таким образом. И я начал дальше раскапывать.

Сергей: проследи сейчас всю цепочку рассуждений. (я хочу понять, как шла последовательность рассуждений, возможно, там есть примеси «иррациональности»)

Мистер Стоун: я заметил это и начинаю чувствовать и понимать – если мне хочется приятно провести время, отвлечься, ну это, наверное, детское какое-то желание.

Сергей: это нормально естественное желание.

Мистер Стоун: да. И каким образом оно начало, скажем так, начался процесс реализации этого желания. Включается в это самое время Родитель, жестокий и эгоистичный. Я когда начал смотреть, может быть, это отцовская или материнская фигура.

Сергей: пока больше похоже на отца (мы раньше работали с фигурой отца, поэтому я делаю такое умозаключение. Хотя, в этот момент у меня возникла мысль, что это бабушка, мать отца)

Мистер Стоун: не знаю. Ну и уснул я вечером, поговорили про границы, я сделал пометку. А на утро всё это всплыло и по поводу матери ещё тоже было что-то такое вечером… а! я как раз сделал компьютер, был этот звонок. Я с утра просыпаюсь и эмоции выплыли на поверхность и две фигуры родительские – и мать, и отец, потому что, вторая фигура проявилась в клиенте, армянине. Я должен был приехать к 10-ти. Но с утра мне позвонили, сказали, что документы неправильно, мне пришлось задержаться с утра, доделать всё. И вот я переживал что опаздываю, вдобавок винил себя и корил, что не позвонил, пообещал и не позвонил. И я стал вытаскивать внутри – кто меня обвиняет, давит.

Сергей: а какие у тебя были отношения с бабушкой, матерью отца? (тут я решил проверить свою гипотезу относительно бабушки)

Мистер Стоун: ну знаешь, это такая бабушка была, которая достаточно богатая и которая всеми манипулировала и она приезжала к нам в гости, очень скупая и меркантильная, все вокруг неё бегали, как перед королевой, обхаживали её. И она выстраивала атмосферу, что все ей обязаны, властная такая женщина. И когда она приезжала в гости, она всем внукам раз в месяц или раз в полгода покупала жевательные резинки, высохшие и старые, притом, кидала их как подачку, типа – вот вам моё внимание и всё, занята собой.

Сергей: и как эта фигура похожа на то, что ты рассказываешь.

Мистер Стоун: да, очень похожа. И отца она так же забивала. Вот.

Сергей: как ты думаешь, её фигура может быть тем, что ты почувствовал? Это может от неё исходить?

Мистер Стоун: да, это она, скорее всего.

Сергей: да, мне тоже так кажется. Мы когда на одной сессии разбирали чувства отца и вылезла её фигура и то, как она к нему относилась, скажем так, «очень не очень».

Мистер Стоун: ну да, для неё дети были сродни инвестициям.

Сергей: инвестиции и как ты тогда сказал, дети – это как собак завести.

Мистер Стоун: да… и это так ужасно.

Сергей: как ты в себе эти черты замечаешь? Меркантильность, властность, скупость. В чём это проявляется конкретно? (важно понять, как интроект бабушки проявляется в поведении, чувствах, мыслях, каков масштаб)

Мистер Стоун: кстати, в последнее время это очень проявляется в отношениях с Серёжей, он сейчас не работает, не может найти работу. И у меня начало проявляться в фоне сильное недовольство и злоба на Серёжу в этом плане и я не мог понять, чего я злюсь на него – это мой выбор, я это понимаю и принимаю. И в то же время я злюсь и раздражён и начинаю срываться на него

Сергей: тут попридержи коней. Ты раздражаешься. О чём это раздражение? (прояснение чувства гнева)

Мистер Стоун: то, что он не делает того, что я хочу.

Сергей: тебя раздражает то, что он не может найти работу и сидит, по сути, на твоей шее? (уточнение)

Мистер Стоун: конечно. По сути, это, наверное, да, проявляется не сам этот факт, раздражает, а скажем так, знаешь, как это сказать, ну если разнести на роли, со стороны чувствуется, типа как будто он не признаёт мою власть, ну и как бы, не ведёт себя, как подобает вести себя перед властной персоной.

Сергей: то есть, он должен бегать перед тобой на цыпочках! (конфронтация в шуточной форме)

Мистер Стоун: (смеётся). Ну он должен ценить это, где-то с терпением относиться.

Сергей: попробуй выразить сейчас к нему требования, раздражение, как будто он здесь находится. (таким образом я хочу, чтобы проявилась фигура бабушки)

Мистер Стоун: я на самом деле стесняюсь, потому что мне жутко неприятно признать факт, что это во мне есть.

Сергей: поэтому, ты это вытеснял

Мистер Стоун: да. Потому что это для меня

Сергей: ужасно

Мистер Стоун: да, я всю жизнь – борец за свободу и для меня свобода личности – самое важное, что есть в человеке и поэтому что-то требовать от человека – для меня дико

Сергей: и проверить чужой телефон – тоже! (конфронтация)

Мистер Стоун: (взрывается смехом). Ну вот скажем так, все эти черты – я не понимаю их

Сергей: попробуй определить их масштаб в твоей жизни. (ещё один заход определения масштаба влияния интроекта бабушки)

Мистер Стоун: ну она активизируется однозначно во всех вопросах, связанных с деньгами

Сергей: да, она же сама была зажиточной

Мистер Стоун: особенно, в тяжёлые времена включается…

Сергей: а ты помнишь, что происходило с ней, когда у неё возникали финансовые трудности? (этим вопросом можно прояснить, как сам клиент поступает в аналогичных ситуациях, либо чего можно ожидать, если он попадёт в такую ситуацию и активизируется фигура Родителя)

Мистер Стоун: заболевала, всю жизнь на таблетках и вокруг неё кружились все тогда, заботились, особенно, младшая дочка, которая, грубо говоря, всю свою жизнь положила, чтоб за бабушкой ухаживать.

Сергей: то есть, она всем накинула обязательства

Мистер Стоун: да.

Сергей: похоже на ловлю рыбы – закинуть приманку с крючком, а потом тянуть. (я специально использую эту метафору с ловлей, намекая на то, что бабушка была активным игроком, соответственно, клиент может проявлять очень схожее поведение)

Мистер Стоун: да. В работе у меня это сильно проявляется с клиентами – наобещать им что-то абстрактное, что-то, что хочет услышать клиент и таким образом сделать его зависимым от себя. Господи, ужас какой

Сергей: есть ли какие-нибудь плюсы в этом, которые ты хотел бы оставить? (само по себе умение манипулировать, а точнее, эффективно общаться – нейтрально и какие-то его аспекты могут быть полезны, поэтому с ними не нужно прощаться)

Мистер Стоун: (пауза). Она была очень легкой на подъём, легка в общении

Сергей: коммуникативная

Мистер Стоун: да. Умение расположить к себе собеседника, практичность. Но у неё эта практичность и организованность была сделана больше, наверное, выражалась в той позиции, что «мне трудно самой это делать, поэтому нужно окружить себя такими людьми, которые делали бы всё за меня, всю трудную и грязную работу».

Сергей: то есть, она находила таких людей, кто всё за неё делал.

Мистер Стоун: да, у неё муж второй, который умер, это был мой первый контакт со смертью.

Сергей: расскажи о своих детских впечатлениях о ней. Вспомни раннюю сцену с ней. (подвожу к ранней сцене для перерешения)

Мистер Стоун: как императрица и притом, отец поддерживал это, а мать при возмущении – быстро ставила её на место и всегда между ними были конфликты. Она всё своё окружение выстраивала под себя и у матери даже большая злость и обида на всю эту семью. А я, так понимаю, это была большая злость и обида на неё.

Сергей: то, что она всех выстраивала

Мистер Стоун: да. Она бы очень хорошо пошла в политику, там бы она добилась много

Сергей: да, с помощью таких-то умений манипулировать людьми. А какой ты её видишь глазами ребёнка? (ещё одна попытка подхода к ранней сцене)

Мистер Стоун: ну вот, говорю. Она властная, обеспеченная женщина.

Сергей: говори простыми словами, будто ты смышлёный 8-летний ребёнок. (чтобы достичь наилучшего эффекта воссоздания детской сцены с проработкой тупика 2 степени, необходимо, чтобы клиент подстроился под то состояние, когда он был маленьким и воспринимал всё глазами ребёнка, в том числе, это связано с аспектами речи)

Мистер Стоун: мне не понятно, почему все имитируют вокруг неё трепет и уважение, хотя, на самом деле им на неё наплевать. И они только хотят от неё что-то получить….. ещё раз задай вопрос, пожалуйста.

Сергей: какой ты видишь её глазами ребёнка. Вспомни сцену и начни описывать в настоящем времени. Какой ты её видишь внешне? Как ощущаешь? Какие мысли приходят? (я задаю вопросы «видишь-слышишь-ощущаешь» исходя из того, что так происходит более лучший переход в сцену, потому что наш опыт записывается в виде сенсорного кода «вижу-слышу-чувствую» и аудио-цифрового кода (слов))

Мистер Стоун: вспоминается ситуация, мы приехали в гости к папиной сестре, у неё семеро детей, однако я помню лишь троих, с которыми общался и нас, детей, около десяти (5-8 лет)

Сергей: и что происходит?

Мистер Стоун: ну мы все обрадовались, играем, взрослые сидят в комнате, у тёти какое-то мероприятие, она (бабушка) сидит во главе стола с дедушкой, отчимом отца.

Сергей: как она себя ведёт?

Мистер Стоун: самодовольная, смотрит на всех свысока, очень похоже на картину, будто императрица Екатерина сидит, а рядом её подданные за столом.

Сергей: она как королевишна там

Мистер Стоун: да.

Сергей: и вот вы все сидите за столом (переход к действиям в сцене)

Мистер Стоун: нет, дети в другой комнате или за другим столом, даже если в той же комнате

Сергей: а теперь давай немного пофантазируем. Вот ты с отдельного стола перейди в общий, ты теперь часть этой семьи. Пройди и увидь её. Чтобы ты ей хотел сказать? Нравится ли тебе её поведение? Что ты думаешь о ней? Что чувствуешь? (я использую метод фантазий по Гулдингам, потому что нет реальной ранней сцены принятия детских решений, либо (что скорее) клиент не может её вспомнить)

Мистер Стоун: какая это семья, её отношение такое, что все вокруг поданные и должны платить ей дань.

Сергей: скажи ей, что ты недоволен и её поведение просто аморально. (подвожу к выражению чувств)

Мистер Стоун: уф… мне не нравится, меня раздражает, как ты себя ведёшь в отношении членов своей семьи, в отношении своих детей и внуков, они тебе не подданные и не рабы, чтобы работать на тебя и платить тебе дань. И твоя любовь – не разменная монета.

Сергей: а есть ли эта любовь вообще? Используй свой гнев, можешь представить, как стучишь кулаками по столу.

Мистер Стоун: я очень зол… нет, я не злюсь, я не чувствую злости.

Сергей: что ты чувствуешь? (первоначальной моей гипотезой было, что он зол, однако, она не оправдалась, поэтому, я хочу узнать, какое чувство есть)

Мистер Стоун: я чувствую сожаление

Сергей: о чём это сожаление? (прояснение чувства сожаления)

Мистер Стоун: не пойму. Боль и сожаление, печаль или это её чувства…

Сергей: о чём ты сожалеешь? (вторая попытка прояснения сожаления, задаю вопрос немного под другим углом)

Мистер Стоун: о том, что досталась такая бабушка (смеётся).

Сергей: которая не любила никогда, подкидывала всего лишь несколько сухих жвачек раз в полгода.

Мистер Стоун: я не требую, чтобы любовь выражалась в том, чтобы что-то дарили. Но это одно из проявлений любви.

Сергей: она не проявляла никак

Мистер Стоун: ей это было не интересно общаться, играть, гладить.

Сергей: она была занята своими делами.

Мистер Стоун: не интересовалась, чем кто увлекается, кем хочет стать, что им интересно, хочет ли поиграть с ней. Приятно, конечно, подарки получать.

Сергей: не было эмоциональной связи

Мистер Стоун: да.

Сергей: и каково это было для тебя? (важно теперь, чтобы клиент выразил свои чувства относительно того, что бабушка так холодно поступала)

Мистер Стоун: больно и обидно

Сергей: скажи ей, что тебе больно и обидно. (я направляю его слова на стул Родительской фигуры, с которой планирую работать)

Мистер Стоун: мне больно и обидно, что ты так поступаешь. Что ты занята собой, своими желаниями, своими потребностями и весь мир только вокруг этого крутится, все только и должны, что удовлетворять твои потребности. И тебе наплевать, кто рядом.

Сергей (в сторону, будто бабушке): да ты просто эгоистичная сволочь! (я присоединяюсь и усиливаю сказанное)

Мистер Стоун: да, она такой и была.

Сергей: а теперь за этим столом – встань прямо на стол и скажи, обращаясь к ней: я могу делать то, что хочу и знать, что это хорошо. И я добьюсь успеха. (я начинаю процесс перерешения. Он всегда стартует с чёткой детской позиции относительно того, как клиент хочет теперь поступать в жизни взамен старого поведения)

Мистер Стоун: я могу делать то, что я хочу…

Сергей: и знать, что это хорошо

Мистер Стоун: и знать, что это хорошо

Сергей: и я добьюсь успеха

Мистер Стоун: и я добьюсь успеха.

Сергей: хочешь ты того или нет

Мистер Стоун: хочешь ты того или нет.

Сергей: пересядь.

Мистер Стоун: а я не чувствую никакую угрозу с её стороны, она никогда не давила.

Сергей: ну мы сейчас и посмотрим, как она реализовала своё влияние. (теперь обращаясь к бабушке): ну и что? Как тебе? (в словах клиента есть страх, он явно не хочет пересаживаться, я хочу понять, почему и начать работу с Родительской фигурой)

Мистер Стоун: я не хочу входить в эту роль… настолько это…

Сергей: тебе необходимо пройти через это. Будь сейчас своей бабушкой. Ты слышала, что твой внук сказал, что может делать то, что он хочет. И он не собирается перед тобой бегать. Как тебе это слышать? (попытка удержать воссоздание сцены)

Мистер Стоун: я не могу переключиться. Мне становится тяжело, настолько велико непринятие её.

Сергей: на что похоже чувство? Что в теле происходит? (прояснение чувств)

Мистер Стоун: сильное сопротивление. Вплоть до того, что я физически чувствую, что что-то отталкиваю.

Сергей: отдели её

Мистер Стоун: (тяжело дышит)

Сергей: пусть выскажется. Я думаю, ей есть, что сказать. (возврат к сцене)

Мистер Стоун: я не могу позволить этого, это настолько идёт вразрез с моим мировоззрением.

Сергей: однако, в тебе есть эта часть и ты её используешь. (конфронтация)

Мистер Стоун: вот это меня ещё больше печалит

Сергей: несмотря на всю горечь

Мистер Стоун: мне стыдно, наверное. Мне стыдно, что у меня такая бабушка, что это во мне есть. Потому что я это всю жизнь осуждаю, ну не то, что осуждаю

Сергей: не принимаешь

Мистер Стоун: не то, чтобы не принимаю. Я вспомнил. Вот когда у меня впервые появилась тяжесть и боль и жуткое ощущение невыносимого чувства вины, что я даже не хотел жить. Мне было где-то около 5 с половиной лет. Я не хотел жить в этом мире. Я видел соседей, которые напротив нас жили в детстве. Мы дружили. У них 4-ро детей. Муж работал где-то на стройке, получал не так много денег, жена где-то работала, они жили настолько ограниченно, приходилось каждую копейку экономить, чтоб выжить и дети, начиная с маленького возраста, уже шли работать. И другие соседи такие же были и я видел

Сергей: как им тяжело всем

Мистер Стоун: насколько им тяжело, насколько они себя ограничивают и вынуждены так жить, они не могут быть самими собой и зависимы от работы всей этой системы, от всех этих правил. И я видел людей своего отца.

Сергей: о чём это чувство вины?

Мистер Стоун: это даже не чувство вины. Это чувство невыносимой тяжести и боли, именно, что при помощи инструмента и денег и манипулируя людьми, они вынуждают других, менее защищённых и образованных людей работать на себя за какие-то гроши

Сергей: и эта несправедливость задела тебя (тот, кого задевает несправедливость относительно других людей, сам когда-то её пережил. Я не стал углубляться в эту тему, потому что времени оставалось мало. Возможно, там есть совсем ранняя травма и предписание «Не будь»)

Мистер Стоун: да, мне настолько от этого больно. Вся наша система общества построена на этом. Когда люди, живя в нищете, не могут позволить своему ребёнку какое-то мороженое на праздник и тут же рядом с ними человек, который всего лишь умеет мастерски управлять словами и манипулировать людьми – живёт припеваючи, ничего не делает и живёт за счёт этих вот людей.

Сергей: и как это несправедливо

Мистер Стоун: видя это, мне было настолько больно. Я в этот период начал всё это осознавать, как устроен мир

Сергей: да, наш мир бывает несправедливым. И с этим нужно смириться

Мистер Стоун: всё так устроено, что наша жизнь, финансовая система, общество, государство – есть люди, которые поддаются на манипуляции и есть те, кто мастерски манипулирует. Вот и всё

Сергей: пастухи и овцы (парафразирование в виде метафоры)

Мистер Стоун: да. Это вообще… это для меня, ну это, не знаю, у меня нет слов. И когда я вижу, что у меня бабушка такая, и отец, и когда я сам иногда так поступал – у меня это то, чего… чувство вины, тяжести и боли

Сергей: ты чувствуешь вину за их качества, которые есть в тебе

Мистер Стоун: ну это же и мои качества

Сергей: и ты можешь ими управлять. То, что ты осознал, что в тебе есть ряд таких качеств – это большой прорыв, теперь ты можешь ими управлять. Ты можешь выбирать. (я показываю, что то, что раньше на автомате действовало, теперь может быть осознанно, а потому появляется выбор)

Мистер Стоун (вздыхает): это всего лишь, на самом деле, способности и качества, которые передаются по наследству, это качества лидера и в зависимости от того, как…

Сергей: их используешь

Мистер Стоун: как их используешь. Я прекрасно знаю, что у меня отец другой бабушки – был мэром города Альметьевска, до раскулачивания он был очень состоятельным в Татарстане и плюс ещё был региональным старшим священнослужителем. У него было большое количество земли, скота. Чуть ли не половина города работала на него и все процветали. И до сих пор, спустя почти сто лет, люди рассказывают о временах его управления

Сергей: как было всем хорошо.

Мистер Стоун: да. И вот это раскулачивание – всё сожгли, его казнили, оставили маленьких детей, их выкинули на улицу. Моей бабушке было 2 года по рассказам. Со стороны отца – дедушка, за которого бабушка (манипуляторша) вышла замуж – он в Средней Азии был до 30-ых годов купцом и священнослужителем и сыном священнослужителя с Самарканде. Он, когда образовался Советский Союз, стал первым секретарём горисполкома, ну то есть, аналогом мэра города. И за 10-15 лет его председательствования посёлок вырос до размеров города.

Сергей: и как потом в его жизни появилась эта женщина

Мистер Стоун: он сам своими руками отстроил здание администрации, которое до сих пор стоит, большущее, красивое. Он проектировал сам и был кузнецом, кровлю сам делал вместе со всеми работниками.

Сергей: что с ним произошло?

Мистер Стоун: он женился на моей бабушке, она была 4-ой женой. Ему отдали в пользование огромную территорию в центре этого города. Большой двор. Бабушка была последней женой. У каждой жены был свой дом на этом общем участке. Там рос мой отец. Когда отцу было 2-3 года, машин не было, дедушка послал в Душанбе купить машину, его там подставили, его сняли с должности, посадили, сказав, что он хотел украсть деньги на машину из общих государственных денег. Он уехал в Самарканд и там после всего этого он подавился рыбной костью, произошло воспаление и он скончался, не успели спасти. Я понимаю, что это качество лидера и вижу примеры использования.

Сергей: это как деньги – сами по себе они нейтральны, всё зависит от того, кто их использует. И у тебя есть выбор (возврат к осознанию выбора)

Мистер Стоун: к сожалению, я сейчас начинаю понимать, что бабушка была необразованной, а все остальные – с хорошим воспитанием и образованием. У бабушки не было ни воспитания, ни образования. Всё её образование – это медсестринское.

Сергей: не образована, однако достигла многого в материальном плане

Мистер Стоун: да ладно, это разве достижение – найти и очаровать мужчину умением манипулировать. (вздыхает)

Сергей: как бы ты мог использовать её качества конструктивно? (возврат к обсуждению в самом начале того, как можно интегрировать в себя позитивные аспекты интроекта бабушки)

Мистер Стоун: во-первых я вижу, это даже не её качества. Ну почему, у неё… не знаю. Будто эта часть меня, я понимаю, откуда у неё это пришло. Дело в том, что её мама, она тоже попала в семью священника и мэра. Говорят, будто её нашли зимой

Сергей: сирота

Мистер Стоун: да, брошенный ребёнок. и, как рассказывают, прапрадедушка, священник, ехал с женой на телеге и услышали плач ребёнка. На свалке лежал укутанный ребёнок, это  была моя прабабушка. Её оттуда забрали, он усиленно её воспитывал. Она красивая была и там какая-то история произошла, связанная с интригами. Она вышла замуж за старшего сына этого священника, родилось 4 дочери, в том числе и моя бабушка, и там была такая история, что была какая-то женщина, которая очень любила старшего сына и что-то там сделала колдовством, приворожить пыталась, но она не смогла и в результате решила убрать прабабушку, соперницу. И она что-то там сделала, наколдовала, что у моей прабабушки съехала крыша, она бросила всех детей, собрала вещи и уехала в Среднюю Азию

Сергей: она их бросила

Мистер Стоун: да, собрала вещи и уехала. И потом две дочери, моя бабушка и её сестра поехали за ней. Под старость лет они её вернули обратно. Там она ни за кого замуж не вышла, просто собралась и уехала, бросив мужа и детей.

Сергей: и, возможно, то, что так мать твоей бабушки поступила – сказалось на ней

Мистер Стоун: может быть. При этом все из этих 4-ёх девочек – не имеют таких качеств, кроме бабушки, только она такая.

Сергей: значит, в её истории есть что-то такое, что вынудило её принять такую политику жизни, что теперь «я буду всех бросать, топтать».

Мистер Стоун: я чувствую, что там травма стоит

Сергей: да, люди просто так не становятся такими жестокими, манипулятивными.

Мистер Стоун: я предлагаю в следующий раз продолжить это обсуждение

Сергей: да, конечно. Мы с тобой один раз касались её, когда распутывали чувства твоего отца. Нужно идти глубже

Мистер Стоун: да.

Сергей: у нас время подходит к концу, можем ли мы на этом закончить?

Мистер Стоун: да, конечно

СЕССИЯ №10 (в виде тезисов)

  1.  Сессия длилась 2 часа.
  2.  Начали работу с небольшого опроса по ТА (прояснение профиля поглаживаний, рэкетных проявлений, структурирования времени), далее пошли в обсуждение бизнеса и то, какие шаги Мистер Стоун делает в этом направлении, чтобы решить финансовые трудности.
  3.  Диалог Р-Ре (отец-сын). Фигура отца критична, выражает много недовольства, противится тому, чтобы Мистер Стоун мог быть самим собой, требует подчинения.
  4.  Завершили тем, что обсудили чувство вины («вина – моя подруга по жизни»). Я взял дополнительное время и клиент по его словам начал испытывать вину, считая что это не моё осознанное решение как консультанта, а «это он меня задерживает». При этом, он признал, что внутренне рад, потому что таким образом я показываю ему, что он важен для меня (внутренняя психологическая выгода). Однако, в ходе дальнейшего обсуждения, он пришел к осознанию, что это не чувство вины, а стыд.

Сергей: Стыд – это рэкетное чувство, которое, как правило, скрывает за собой страх. Чего ты боишься?

Мистер Стоун: (пауза)… Я боюсь быть зависимым, потому что тогда человек может мне диктовать условия.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

20424. Мультипроцессоры 58 KB
  Мультипроцессоры Мультипроцессорные системы обладают одной характерной особенностью: все процессоры имеют прямой доступ к общей памяти. Мультипроцессорные системы шинной архитектуры состоят из некоторого количества процессоров подсоединенных к общей шине а через нее к модулям памяти. Простейшая конфигурация содержит плату с шиной или материнскую плату в которую вставляются процессоры и модули памяти. Поскольку используется единая память когда процессор А записывает слово в память а процессор В микросекундой позже считывает слово из...
20425. Компоненты NET 231.5 KB
  Использовать методы службы NET Romoting . Однако WCF содержит и другой тип сериализатора NetDataContractSerializer который является полной копией стандартного сериализатора однако помимо всего прочего он добавляет полное имя типа в сериализованный поток байтов. Хостинг IIS Internet Information Server WPF Приложения WPF строятся на основе языка XAML и языка реализации логики C.
20426. Определение распределенной системы 210 KB
  В литературе можно найти различные определения распределенных систем причем ни одно из них не является удовлетворительным и не согласуется с остальными. Возможно вместо того чтобы рассматривать определения разумнее будет сосредоточиться на важных характеристиках распределенных систем. То же самое относится и к внешней организации распределенных систем. Другой важной характеристикой распределенных систем является способ при помощи которого пользователи и приложения единообразно работают в распределенных системах независимо от того где и...
20427. Концепции аппаратных решений 64 KB
  Концепции аппаратных решений Несмотря на то что все распределенные системы содержат по нескольку процессоров существуют различные способы их организации в систему. Нас интересуют исключительно системы построенные из набора независимых компьютеров. Системы в которых компьютеры используют память совместно обычно называются мультипроцессорами multiprocessors а работающие каждый со своей памятью мультикомпьютерами multicomputers. Коммутируемые системы в отличие от шинных не имеют единой магистрали такой как у кабельного телевидения.
20428. Гомогенные мультикомпьютерные системы 33 KB
  Понятно что и тут необходима какаято схема соединения но поскольку нас интересует только связь между процессорами объем трафика будет на несколько порядков ниже чем при использовании сети для поддержания трафика между процессорами и памятью. В мультикомпьютерных системах с шинной архитектурой процессоры соединяются при помощи разделяемой сети множественного доступа например FastEthernet. Скорость передачи данных в сети обычно равна 100 Мбит с. В коммутируемых мультикомпьютерных системах сообщения передаваемые от процессора к процессору...
20429. Гетерогенные мультикомпьютерные системы 25.5 KB
  Гетерогенные мультикомпьютерные системы Наибольшее число существующих в настоящее время распределенных систем построено по схеме гетерогенных мультикомпьютерных. Это означает что компьютеры являющиеся частями этой системы могут быть крайне разнообразны например по типу процессора размеру памяти и производительности каналов вводавывода. На практике роль некоторых из этих компьютеров могут исполнять высокопроизводительные параллельные системы например мультипроцессорные или гомогенные мультикомпьютерные. Фотографии этой системы и ссылки...
20430. Принципы открытых систем 43.5 KB
  1 Эталонная модель среды открытых систем Для структурирования среды открытых систем используется эталонная модель Open System Environment Reference Model OSE RM принятая в основополагающем документе ISO IEC 14252 Рисунок 3. Она может модернизироваться в зависимости от класса системы. Например для телекоммуникационных систем хорошо известна 7уровневая модель взаимосвязи открытых систем ISO IEC 7498 которую можно представить как расширение модели OSE RM с детализацией верхнего прикладного уровня.
20431. Концепции программных решений 33 KB
  Распределенные системы очень похожи на традиционные операционные системы. Чтобы понять природу распределенной системы рассмотрим сначала операционные системы с точки зрения распределенности. Операционные системы для распределенных компьютеров можно вчерне разделить на две категории сильно связанные и слабо связанные системы. Слабо связанные системы могут представляться несведущему человеку набором операционных систем каждая из которых работает на собственном компьютере.
20432. Распределенные операционные системы 79 KB
  Распределенные операционные системы Существует два типа распределенных операционных систем. Поэтому давайте кратко обсудим операционные системы предназначенные для обыкновенных компьютеров с одним процессором. Операционные системы для однопроцессорных компьютеров Операционные системы традиционно строились для управления компьютерами с одним процессором. На время выполнения кода операционной системы процессор переключается в режим ядра.