97987

Гегель «Философия права»

Реферат

Логика и философия

В гегелевском учении тремя главными формообразованиями свободной воли и соответственно тремя основными уровнями развития понятия права являются: Абстрактное право Сфера абстрактного права или формального права есть область непосредственного внешнего самоопределения воли отдельной личности внешнее наличное бытие свободы воли.

Русский

2015-10-26

55.78 KB

0 чел.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Сибирский государственный университет путей сообщения

Кафедра «Философии и культурологии»

Реферат


по дисциплине: «Философия»

Тема: Гегель «Философия права»

Руководитель    Выполнил студент гр. МПМ - 112
       

__________ Быстрова А.Н.    ____________ Килина С.А.

(подпись)       (подпись)

________________               ______________
    
(дата проверки)            (дата сдачи на проверку)

Новосибирск 2012


Содержание:

Введение……………………………………………………………………………3

  1.  Абстрактное право…………………………………………………………4
  2.  Моральность………………………………………………………………10
  3.   Нравственность…………………………………………………………..13

Заключение……………………………………………………………………….25

Список используемой литературы…………………………………………….26


Введение

«Философия права» Гегеля (1770-1831)- одна из наиболее знаменитых работ по всей истории правовой, политической и социальной мысли.

«Философия права», представляющая собой, согласно гегелевской концепции, философскую науку о праве, является «частью философии», а именно той частью, которая принадлежит философии объективного духа.

Философская наука о праве имеет своим предметом идею права - понятие права и его осуществление. Наука о праве есть часть философии, поэтому она должна развить из понятия идею, представляющую собой разум предмета.

Цель моего реферата- это понять и передать сущность книги «Философия права» по Гегелю.

Передать сущность этой книги я попытаюсь при помощи её анализа.


В гегелевском учении тремя главными формообразованиями свободной воли и соответственно тремя основными уровнями развития понятия права являются:

  1.  Абстрактное право

Сфера абстрактного права или формального права есть область непосредственного внешнего самоопределения воли отдельной личности, внешнее наличное бытие свободы воли.

  1.  Мораль

Сфера морали есть внутреннее наличное бытие воли, внутреннее самоопределение воли отдельной личности, находящее своё выражение в её действиях.

  1.  Нравственность

Сфера нравственности есть область конкретного единства внешнего внутреннего бытия свободы, абстрактного права и морали. В этой сфере всеобщее, разумное, подлинная свобода получает свое существование и в системе общественных отношений и в самоопределении воли отдельного лица, действующего согласно требованиям разумного порядка.

Абстрактное право

Гегель считал что в себе и для себя свободная воля так, как она есть в своем абстрактном понятии, есть в определённости непосредственности. Всеобщность этой для себя свободной воли есть формальное, самосознательное, в остальном лишённое содержания простое соотношение с собой в своей единичности, тем самым субъект есть лицо. В личности заключено, что я в качестве этого представляю собой полностью определённое во всех аспектах и конечное, однако совершенно чистое соотношение с собой.

Личность содержит в себе правоспособность и составляет саму абстрактную основу абстрактного и поэтому формального права. В абстрактной личности не содержится момент всего сознания воли, которая является особенностью воли. В формальном праве дело заключается поэтому не в особенном интересе, основании определения моей воли, не в усмотрении и намерении. По отношению к конкретному поступку, а также моральным и нравственным отношениям абстрактное право есть по сравнению с их дальнейшим содержанием лишь возможность, и определение права поэтому лишь дозволение или полномочие. Вследствие его абстрактности, необходимость этого права ограничивается негативным – не нарушать прав личности и всего вытекающего из этих прав.

Право есть прежде всего непосредственное наличное бытие, которое даёт себе свободу непосредственным образом:

  1.  Владение, которое есть собственность.
  2.  Лицо, отличая себя от себя, относится к другому лицу, и оба обладают друг для друга наличным бытием только как собственники.
  3.  Воля отличная от себя и противоположная себе как в себе и для себя сущей,- неправо и преступление

Собственность

Гегель писал, что лицо должно дать себе внешнюю сферу свободы, чтобы быть как идея. Собственность заключается не в удовлетворении потребности, а в том, что снимается голая субъективность личности. В собственности лицо выступает как разум. Лицо обладает природным существованием частично в себе самом, частично как такое, к чему ещё относится как к внешнему миру. Лицо имеет право помещать свою волю в каждую вещь, которая благодаря этому становится моей, получает мою волю как свою субстанциальную цель. Все вещи могут стать собственностью человека, поскольку он есть свободная воля. То, что я обладаю чем-то в моей внешней власти, составляет владение, то есть то, что я влечением и произволом, делаю нечто моим. А тот аспект, что я в качестве свободной воли для себя предметен во владении и тем самым только представляю собой действительную волю, составляет истинное и правовое определение собственности.

Для собственности как наличного бытия личности недостаточно моего внутреннего представления и моей воли, что нечто должно быть моим, для этого требуется вступить во владение им.

Вступление во владение вещью делает ее материю моей собственностью, так как материя для себя не принадлежит себе.

Ближайшие определения собственности даются отношением воли к вещам; собственность есть:

α) непосредственное вступление во владение, поскольку воля имеет своё наличное бытие в вещи как в чём-то позитивном,

β) поскольку вещь есть нечто негативное по отношению к воле, последняя имеет своё наличное бытие в вещи как в чём-то, что должно быть отрицаемо,- потребление,

Ɣ) рефлексия воли из вещи в себя- отчуждение- позитивное, негативное и бесконечное суждение воли о вещи.

α)Вступление во владение

Вступление во владение есть отчасти непосредственный:

а) физический захват есть с чувственной стороны наиболее совершенный способ, поскольку в этом акте владения я непосредственно присутствую, и тем самым моя воля также непосредственно познаваема.

β) Посредством формирования определение, что есть нечто моё, обретает для себя пребывающую внешность и перестает быть ограниченным моим присутствием в этом пространстве и в этом времени и наличием моего звания и воления.

Ɣ) Обозначение. Вступление во владение, не действительно для себя, а лишь представляющее мою волю, есть знак на вещи, значение которого должно состоять в том, что я вложил в нее свою волю.

Потребление вещи

Через вступление во владение вещь получает предикат моя, и воля находится в позитивном отношении к ней. Вещь в качестве самого по себе негативного есть лишь для потребности и служит ей. Потребление есть эта реализация моей потребности посредством изменения, уничтожения, поглощения вещи.

Пользование вещью при непосредственном ее захвате есть для себя единичное вступление во владение. Поскольку субстанция вещи для себя, которая есть моя собственность, есть ее внешность, то есть ее несубстанциальность, - она не есть по отношению ко мне конечная цель в себе самой- и эта реализованная внешность есть потребление или пользование ею, то все потребление в целом или пользование есть вещь во всем ее объеме.

Поэтому мое право на частичное или временное потребление, так же как на частичное или временное владение, отличается от собственности на саму вещь.

Гегель считал, что различие между правом на полный объем потребления и абстрактной собственностью принадлежит пустому рассудку, для которого идея не является истинной, а истинным признаются обо этих момента в их обособлении друг от друга.

Отчуждение собственности

Гегель считал, что если собственность является моей, значит я могу ее отчуждать, поскольку я вкладываю в нее мою волю.

Неотчуждаемы те блага и право на них не уничтожается давностью, которые составляют собственную мою личность и всеобщую сущность моего самосознания, равно как моя личность вообще, моя всеобщая свобода воли, нравственность, религия.

Договор

По Гегелю, собственность, чья сторона наличного бытия или внешности не есть больше только вещь, а содержит в себе момент некоей воли, осуществляется посредством договора как процесса, в котором воплощается и опосредуется противоречие, состоящее в том, что я являюсь и остаюсь для себя сущим, исключающим другую волю собственником в той мере, в какой я в воле, тождественной с другой волей, перестаю быть собственником.

Обе договаривающиеся стороны относятся  друг к другу как непосредственные самостоятельные лица, поэтому договор исходит:

А) из произвола;

Б) общая;

В) предметом договора является единичная внешняя вещь.

Договор формален, когда его негативный момент отчуждения вещи и позитивный момент ее принятия разделены между двумя контрагентами- дарственный договор.

Договор реален, когда обе договаривающиеся воли являются тотальностью этих моментов и тем самым становится и остается собственником- меновой договор.

Дарственный договор:

  1.  Передача вещи, так называемое дарение в собственном смысле;
  2.  Предоставление вещи на время как дарение ее части или ограниченного пользования ею и ее потребления;
  3.  Дарение услуги вообще( т.е. собственником этой вещи можно стать только после смерти дарителя)

Меновой договор:

  1.  Мена как таковая:

а) обмен вещи вообще;

б) купля или продажа( обмен вещи на вещь, которая определена как всеобщая)

2) Отдача внаём( отчуждение временного пользования собственностью за наемную плату), а именно:

а) специфической вещью;

б) всеобщей вещью.

3) Договор о платном найме( отчуждение моей производительности или услуг)

Неправо

В договоре право в себе как положенное есть его внутренняя всеобщность как общее произвола и особенной воли. Это явление права, в котором оно и его существенное наличное бытие, особенная воля, непосредственно, т.е. случайно, совпадают, переходит в неправе в видимость.

Неправо есть видимость сущности, полагающая себя как самостоятельную.

Виды неправа: 

1)Если неправо представляется мне как право, то это неправо непреднамеренно;

2) Обман( неправо не есть видимость для права в себе, но я представляю другому видимость как право). Когда я обманываю право есть для меня видимость;

3) Преступление( оно есть неправо в себе и для меня, здесь я хочу неправа и не прибегаю даже к видимости права)

Непреднамеренное право

Поскольку воля есть в себе всеобщее, вступление во владение и договор для себя и по их особенным видам представляющие собой ближайшим образом различные проявления и следствия моей воли, суть основания права в отношении признания другими. Во внеположенности друг другу и многообразии оснований права заключено то, что они в отношении к одной и той же вещи могут принадлежать различным лицам, каждое из которых, исходя из своего особого основания права, рассматривает вещь как свою собственность; из этого возникают правовые коллизии.

Такая коллизия, в которой изъявление притязания на вещь исходит из правового основания и которая составляет сферу гражданского правового спора, содержит признание права как чего-то всеобщего и решающего, так что вещь должна принадлежать тому, кто имеет на это право. Спор касается лишь подведения вещи под собственность той или другой стороны; это простое отрицательное суждение, в котором в предикате мое отрицается лишь особенное.

Обман

Всеобщее, низведенное особенной волей до чего-то только кажущегося в договоре ближайшим образом в лишь внешнюю общность воли и есть обман.

При обмане особенная воля не нарушается, так как обманутого заставляют верить, что с ним поступают соответственно праву. Исходя из этого требуемое право положено как субъективное и только кажущееся, что и составляет обман. Обман влечет за собой наказание если нарушается чье-то право.

Принуждение и преступление

Человека можно как живое существо принудить к чему-либо, то есть подчинить власти других его внешнюю сторону, но свободная воля быть принуждена не может. Принудить к чему-то можно только того, кто хочет, чтобы его принудили.

Насилие или принуждение разрушает себя как изъявление воли, поэтому насилие или принуждение неправомерно.

Принуждение как насилие, которое нарушает наличное бытие свободы, нарушает право как право, есть преступление. Это сфера уголовного права.

Снятие преступления есть возмездие поскольку это возмездие является нарушением нарушения и поскольку преступление по своему наличному бытию имеет определенный качественный и количественный объем и тем самым его отрицание как наличное бытие имеет такой же объем.

В этой сфере непосредственности права снятие преступления есть прежде всего месть, справедливая по своему содержанию, поскольку она есть возмездие. Там, где преступление преследуется и карается законом, наказание сохраняет ещё в какой-то степени характер мести.

В таком состоянии общества, когда нет ни судей, ни законов, наказание всегда сохраняет форму мести, и эта форма остается несовершенной, поскольку она есть деяние субъективной воли и, следовательно, не соответствует содержанию.

Моральность

Снятие в преступлении непосредственность ведет через наказание, то есть через ничтожность этой ничтожности, к утверждению- к моральности.

Точка зрения моральности есть точка зрения воли в той мере, в какой она бесконечна не только в себе, но и для себя. Моральность представляет в целом реальную сторону понятия свободы, и процесс, происходящий в этой сфере, состоит в том, что ближайшим образом лишь для себя сущая воля.

Человек хочет, чтобы о нем судили по его самоопределению, он в этом отношении свободен, как бы ни сложились внешние определения. В это внутреннее убеждение человека нельзя вторгаться, поэтому моральная воля не доступна. Ценность человека определяется его внутренним побуждением, тем самым точка зрения моральности есть для себя сущая свобода.

Право моральной воли содержит три стороны:

а) абстрактное, или формальное, право поступка на то, чтобы его содержание, так, как он осуществлен в непосредственном наличном бытии, было вообще моим, чтобы он был умыслом субъективной воли;

б) особенное в поступке есть его внутреннее содержание, а именно:

1) как оно по своему всеобщему характеру определено для меня, что составляет ценность поступка и то, чем он для меня значим, что составляет намерение;

2) его содержание в качестве моей особенной цели моего частного субъективного наличного бытия есть благо;

в) это содержание как внутреннее, одновременно возведенное в свою всеобщность как во в себе и для себя сущую объективность, есть абсолютная цель воли, добро, выступающее в сфере рефлексии вместе с противоположностью субъективной всеобщности, частью вместе со злом, частью вместе с совестью.

Умысел и вина

Деяние вносит изменение в наличное бытие, и воля вообще несет вину за это, так как в измененном наличном бытии содержится предикат- моё.

Мне может быть вменено то, что содержалось в моем умысле, и при рассмотрении преступления это имеет преимущественное значение. Однако в вине заключается совершенно внешнее суждение, совершил ли я нечто или не совершил, из того, что я несу за что-либо вину, ещё не следует, что преступление может быть мне вменено.

Право воли признавать в своем деянии лишь то своим поступком и нести вину лишь за то, что ей известно о предпосылках ее цели, что содержалось в ее умысле. Деяние может быть вменено лишь как вина воли; это- право знания.

Переход от умысла к намерению состоит в том, что я должен знать не только мой единичный поступок, а всеобщее, с ним связанное. Выступая таким образом, всеобщее есть желаемое мною, мое намерение.

Намерение и благо

Гегель говорил, что в намерении содержится абстракция, часть которой является форма всеобщности и выделение особенной стороны конкретной вещи.

При совершении какого-либо поступка к нему может прибавиться большее или меньшее число обстоятельств. Например, при поджоге огонь может не вспыхнуть или, наоборот, может распространиться дальше, чем поджигатель хотел.

Право намерения заключается в том, что поступок, который ты хочешь совершить содержится не только в себе, но он  был известен и его совершающему, следовательно оно уже содержалось в его субъективной воле.

Если кто-либо совершил какое-то преступление, то всегда спрашивают, почему он его совершил. Если убийство произошло не ради того, чтобы убить, значит была ещё какая-то позитивная цель, но если бы сказали, что убийство было совершено их желания убить, то это желание уже является позитивным содержанием субъекта, то есть это деяние является удовлетворением его воления. Следовательно мотив деяния есть то, что называют моральным и оно имеет двойной смысл- всеобщего в умысле и особенного в намерении.

Добро и совесть

Добро есть идея как единство понятия воли и особенной воли. Добро-это реализованная свобода, абсолютная конечная цель мира.

Добро посредством особенной воли и вместе с тем как ее субстанция обладает абсолютным правом по отношению к абстрактному праву собственности и особенным целям блага.

Добро есть истина особенной воли, но воля есть лишь то, к чему она себя полагает: она не добра по природе, но может лишь посредством работы над собой стать тем, что она есть.

В развитии добра содержится три ступени:

  1.  Добро есть для меня особенная воля, и я знаю его;
  2.  Высказывается, что есть добро, и развиваются особенные определения добра;
  3.  Наконец, определение добра для себя, особенность добра как бесконечной для себя сущей субъективности. Это внутреннее определение добра есть совесть.

Совесть-это глубочайшее внутреннее одиночество, пребывание с самим собой, в котором исчезает все внешнее и всякая ограниченность, полное уединение в себе самом.

Совесть выражает абсолютное право субъективного самосознания, а именно знать в себе и из себя самого, что есть право и долг, и признавать добром только то, что она таковым знает.

Совесть как формальная субъективность вообще есть постоянная готовность перейти в зло.

Происхождение зла вообще заключено в мистерии, то есть в умопостигаемой стороне свободы, в необходимости для нее выйти из природности воли и быть в противоположность ей внутренней.

Нравственность

Нравственность есть идея свободы, как живое добро, которое в своем самосознании имеет свое знание, воление, а через его действование свою действительность, равно как самосознание имеет в нравственном бытии свою в себе и для себя сущую основу и движущую цель; нравственность есть понятие свободы, ставшее наличным миром и природой самосознания.

В целом в нравственности есть как объективный, так и субъективный момент, но оба они суть только ее формы. Добро - здесь субстанция, то есть наполнение объективного субъективным. Если рассматривать нравственность с объективной точки зрения, то можно сказать, что нравственный человек сам не осознает себя.

Если человек совершает тот или иной нравственный поступок, он ещё не добродетелен; добродетелен он лишь в том случае, если эта маневра поведения является постоянной чертой его характера. Добродетель скорее нравственная виртуозность, и если в наши дни о добродетели говорят меньше, чем раньше, то это объясняется тем, что нравственность уже не является в такой степени формой особенного индивида. Но в простом тождестве с действительностью индивидов нравственное являет себя как их всеобщий образ действий, как нравы, привычка к нравственному, как вторая природа. Подобно тому как у природы есть свои законы, как животное, деревья, солнце выполняют свой закон, так и нравы суть то, что принадлежит духу свободы. Нравы являются тем, чем не являются ещё право и мораль, а именно духом.

Нравственная субстанция как содержащая для себя сущее самосознание в единении с его понятием есть действительный дух семьи и народа.

Нравственное не абстрактно, подобно добру, а в самом интенсивном смысле действительно. Дух обладает действительностью, и ее акциденции суть индивиды. Понятие этой идеи есть только как дух, как знающее себя и действительное, поскольку оно есть объективирование самого себя, движение посредством формы своих моментов. Поэтому оно:

а)непосредственный, или природный дух-семья;

b) гражданское общество, объединение членов в качестве самостоятельных, единичных в формальной всеобщности на основе их потребностей и через правовое устройство в качестве средства обеспечения безопасности лиц и собственности и через внешний порядок для их особенных и общих интересов; и это внешнее государство;

с) возвращается и концентрируется в цели и действительности субстанциального всеобщего и посвященной ему публичной жизни,- в государственном устройстве.

Семья

Семья как непосредственная субстанциальность духа имеет своим определением свое чувствующее себя единство, любовь.

Любовь означает вообще сознание моего единства с другими.

Право семьи состоит по существу в том, что ее субстанциальность должна иметь бытие. Семья завершается в трёх сторонах:

а) в образе своего непосредственного понятия как брак;

b) во внешнем наличном бытии, в собственности и имуществе семьи и заботе об этом;

с) в воспитании детей и распаде семьи.

Брак

В браке как в нравственном отношении содержится, во-первых, момент природной жизненности, а во-вторых, единство естественных полов преобразуется в духовное единство, в самосознательную любовь.

Брак есть по своему существу нравственное отношение. Брак рассматривали только как отношение полов, так как иной путь к другим определениям брака оставался закрытым, но столь же грубо понимание брака как чисто гражданского контракта.

Нравственная сторона брака состоит в сознании этого единства как субстанциальной цели, следовательно, в любви, доверии и общности всего индивидуального существования.

Брак отличается от сожительства тем, что в сожительстве главное- в удовлетворении естественной потребности, тогда как в браке она оттесняется на второй план. Поэтому брак следует считать нерасторжимым, так как цель брака носит нравственный характер. Браку не должна мешать страсть, так как она подчинена ему.

Брак есть моногамия, так как это отношение вступает и отдается ему личность, непосредственная исключающая единичность, и истина и задушевность этого отношения проистекают только из того, что обе стороны нераздельно отдаются ему.

Семья в качестве лица имеет свою внешнюю реальность в собственности, в которой она обладает наличным бытием своей субстанциальной личности лишь как в имуществе.

Семейное имущество

Семья не только имеет собственность, для нее появляется потребность в постоянном владении, в имуществе.

В семье во главе стоит муж. Ему надлежит добывать средства для семьи, заботиться об удовлетворении ее потребностей, ему же принадлежит право распоряжаться и управлять имуществом. Это имущество- общая собственность, и ни один член семьи не обладает особенной собственностью, но каждый из них имеет право на общую собственность.

Брачные договоры, содержащие ограничение общности имущества супругов, правовая защита жены и т.п. оправданы лишь тем, что они предусматривают возможность расторжения брака вследствие естественной смерти, развода и т.д. и служат мерами предосторожности.

Воспитание детей и распад семьи

Отношение между мужем и женой ещё не объективно, так как, хотя чувство и есть единство, но оно еще не имеет предметности. Этой предметности родители достигают лишь в своих детях.

Дети имеют право получать питание и воспитание на средства общего семейного имущества. Главным моментом воспитания является дисциплина, смысл которого в том, чтобы сломить своеволие ребенка. Если детям приводят основания, то им самим предоставляют решить, следует ли эти основания признавать, и ставят поэтому все в зависимости от их желания. Воспитание детей имеет позитивное назначение в том, чтобы нравственность была доведена до непосредственного чувства и чтобы душа ребенка прожила в этом чувстве свою первую жизнь в любви, доверии и послушании.

В первые годы особенно важно материнское воспитание, так как нравственность должна быть укоренена в ребенке как чувство. Следует заметить, что дети меньше любят своих родителей, чем родители своих детей, так как дети движутся к самостоятельности и крепнут, тем самым оставляют родителей за собой, тогда как родители видят в них объективную предметность своей связи.

Нравственный распад семьи состоит в том, что дети, ставшие вследствие воспитания свободными личностями, признаются совершеннолетними правовыми лицами, способными обладать собственной свободой собственностью и основать собственную семью. Естественный распад семьи вследствие смерти родителей, ведет к наследованию имущества.

Семья разделяется на множество семей, которые относятся друг к другу как самостоятельные конкретные лица. Тем самым, моменты, связанные в единстве семьи должны быть опущены этим понятием в самостоятельную реальность.

Гражданское общество

Гражданское общество есть дифференция, которая выступает между семьей и государством.

 Отношения людей внутри этого общества определяются их материальными интересами, существующим в обществе разделением труда и различными способами удовлетворения этих потребностей.
 Гражданское общество,- пишет Гегель, - создано лишь в современном мире, который всем определениям идеи предоставляет их право. Гражданское общество - сфера реализации особенных, частных целей и интересов отдельной личности.

 Развитость идеи предполагает достижение такого единства, в рамках которого противоположности разума, в частности моменты особенности и всеобщности, свобода частного лица и целого, признаны и развернуты в их мощи.
 Гегель показывает  гражданское общество как раздираемое противоречивыми интересами антагонистическое общество.

 Гражданское общество содержит в себе три следующих момента:

а) опосредование потребности;

б) действительность содержащегося в этом всеобщего свободы, защиты собственности посредством правосудия;

в) забота о предотвращении случайности и внимание к особенному интересу как к общему с помощью полиции и корпорации.

Была необходимость публичного оглашения законов, публичного судопроизводства и суда присяжных. Критикуя концепцию вездесущего полицейского государства Гегель выделяет в структуре гражданского общества следующие сословия:
1) субстанциональное;
2) промышленное;
3) всеобщее.
 Анализ сословий необходим Гегелю для того, чтобы найти опосредующее звено между деятельностью отдельной личности и интересами государства в целом. Только человек, принадлежащий к определенному сословию становится в определенное политическое отношение со всеобщностью государства.
 Несмотря на недостатки данного анализа, большим прогрессом в истории философии была сама постановка проблемы о ней.
 Основой прогрессивного развития общества и государства Гегель считает наличие в них социальных противоречий. Он признает, что с одной стороны увеличивается накопление богатства, а с другой усиливается зависимость и бедственное положение прикрепленного к труду класса.
  Отмечая развитие социальных антагонистских противоречий в современном ему обществе, Гегель не видит возможности для их преодоления. Гегель не мыслит иного общества, кроме буржуазного, он всецело остается в плену
представлений о незыблемости основ этого строя.
 Гражданское общество и государство соотносятся как рассудок и разум: гражданское общество - то «внешнее государства», «государство нужды и рассудка», а подлинное государство - разумно. Поэтому гражданское общество расценивается как магнит государства, как то, что снимается в государстве.
 Развитие гражданского общества уже предполагает наличие государства как его основания. Поэтому в действительности государство есть вообще первое, внутри которого семья развивается в гражданское общество, и сама идея государства распадается на эти два момента.
 Гражданское общество в трактовке Гегеля - это опосредованная трудом система потребностей, покоящаяся на господстве частной собственности и всеобщем формальном равенстве людей. К теоретическим заслугам Гегеля относится четкая принципиальная постановка вопроса именно о взаимосвязи социально-экономических и политических сфер гражданского общества и государства, о необходимом и закономерном, диалектическом характере этих связей и соотношений.

Государство

Государство субстанциональной воли которой оно обладает в возведенном в свою всеобщность особенном самосознании, есть в себе и для себя разумное. Это субстанциальное единство есть абсолютная, неподвижная самоцель, в которой свобода достигает своего высшего права, и эта самоцель обладает высшим правом по отношению  к единичным  людям, чья высшая  обязанность состоит в том, чтобы быть членами государства.

Если смешивать государство с гражданским обществом и полагать его назначение в обеспечении и защите  собственности и личной свободы, то интерес единичных  людей  как таковых  оказывается последней целью, для которой они соединены,  а из этого следует также, что в зависимости от своего желания можно быть или не быть членом государства.Государство в себе и для себя есть нравственное целое, осуществление свободы, и абсолютная цель разума состоит в том, чтобы свобода действительно была.

Внутреннее государственное право

Государство есть действительность конкретной свободы; конкретная же  свобода состоит в том, что личная единичность и ее особенные интересы получают свое полное развитие и  признание  своего права для  себя и вместе с тем посредством самих себя частью переходят в интерес всеобщего, частью своим знанием  и волей  признают его, причем признают его именно как свой собственный субстанциальный дух и действуют  для него как для своей конечной цели.

В новое время идея государства отличается той особенностью, что государство есть осуществление свободы не по субъективному желанию,  а согласно понятию воли, согласно ее всеобщности и божественности. Следовательно, всеобщее должно деятельно осуществляться, но вместе с тем субъективность должна обрести полное и жизненное развитие. Понятие единения  обязанности и права представляет собой одно из важнейших определений, и в нем заключается внутренняя сила государств. С абстрактной стороны интерес всеобщего состоял бы только в том, чтобы его дела, свершения, которых оно требует, выполнялись как обязанности.                          Все дело - в  единстве всеобщности и особенности в государстве. Но анализ ощущения   показывает только две стороны, и разделение происходит таким образом, что различия  выступают как  целые системы:  1)  абстрактное чувствование, удержание у себя, глухое движение внутри  себя, воспроизведение, внутреннее питание себя, продуцирование и переваривание; 2)  этому у-себя-самого-бытию противостоит момент различия, выхода во-вне. Это - раздражимость, выход во-вне ощущения.  Она составляет особую систему, и существуют низшие  классы животных, у которых развилась только эта система, а не душевное единство ощущения  внутри себя. Если сравнить эти природные отношения с отношениями духовными,  то семью следует сопоставить с чувствительностью, а гражданское общество - с раздражимостью; 3) государство, нервная система для себя, организованная внутри себя, но она жива лишь постольку, поскольку в ней развиты оба момента, здесь - это семья и гражданское общество. То обстоятельство, что цель государства есть всеобщий интерес как таковой, а в нем - сохранение  особенных интересов, субстанцию которых он составляет, представляет собой его: 1) абстрактную действительность или субстанциальность; но она есть 2) его необходимость, поскольку она распадается на  понятийные  различия его деятельности, которые благодаря этой субстанциальности составляют также действительные прочные определения, власти; 3) но именно эта субстанциальность есть прошедший  через форму  образования знающий и  водящий себя дух. Государство и законы, а также обязанности получают в рамках этого отношения высшее подтверждение и  высшую  обязательность для сознания, ибо само государство, законы и обязанности суть в своей действительности некая определенность, которая переходит в высшую сферу как в свою основу.  Можно  еще упомянуть о единстве государства и церкви - определение, которое  многократно   обсуждалось и провозглашалось наивысшим идеалом  и в новые времена. Далее, для того чтобы государство достигло наличного бытия как знающая себя, нравственная действительность духа, необходимо различение между ним и формой авторитета и веры; но это различение выступает лишь постольку, поскольку церковная сторона приходит к разделению внутри себя самой; лишь таким образом, возвышаясь над особенными церквами, государство обретает и осуществляет всеобщность мысли принцип своей формы; и чтобы  познать это, надо знать не только, что есть всеобщность в себе, но и что есть ее существование. Существенной принадлежностью   завершенного государства является сознание, мышление; поэтому государство знает, чего оно хочет, и знает это как мысленное. Государственное устройство разумно, поскольку государство различает и определяет внутри  себя свою деятельность в соответствии с природой  понятия, причем так, что каждая из этих властей есть сама в себе тотальность посредством того, что она действенно имеет и содержит в себе другие моменты. Лишь самоопределение понятия внутри себя, а не какие-либо другие цели и соображения полезности представляет собой источник абсолютного происхождения различенных властей, и лишь благодаря ему государственная организация есть внутри себя разумное и отображение вечного разума. В государстве не следует желать ничего, что не  есть выражение  разумности. Государство - это мир, созданный духом для себя; поэтому оно имеет определенное в себе и для себя сущее продвижение. Как часто говорят о  мудрости Бога,  проявляющейся  в  природе.. Развитие государства в конституционную монархию -  дело нового мира, в котором субстанциальная идея обрела бесконечную форму. Принцип нового мира есть вообще свобода  субъективности, требование, чтобы могли, достигая своего права, развиться все существенные стороны духовной  тотальности. Исходя из этой точки зрения едва ли можно задавать праздный вопрос, какая форма правления лучше - монархия или демократия. Можно лишь  сказать, что односторонни все те формы государственного устройства которые неспособны  содержать в  себе принцип свободной субъективности и неспособны соответствовать развитому разуму. Намерение дать народу пусть даже более или менее разумное по своему содержанию государственное устройство упускает из виду именно тот момент, благодаря которому оно есть нечто большее, чем порождение мысли. Власть государя сама содержит  в себе три момента тотальности, всеобщность государственного устройства и законов, совещание в качестве отношения особенного ко всеобщему  и момент последнего решения  в качестве самоопределения, к которому  возвращается  все остальное и от которого оно берет начало действительности. Это абсолютное самоопределение составляет отличительный принцип  власти государя как таковой, который должен быть  развит в первую очередь. Особенные функции и власти государства гражданского общества находились в ведении независимых корпораций и общин, и целое представляло собой скорее агрегат, чем организм, частью же они были частной собственностью отдельных индивидов, и вследствие этого то, что они должны  были  делать по отношению  к целому, ставилось в зависимость от их мнения и желания.

Идеализм, составляющий суверенитет, есть то же определение, по которому в животном  организме его так называемые.Так  как суверенитет есть идеальность всех особенных правомочий, то легко впасть в заблуждение, которое в самом деле очень  распространено и состоит в том, что суверенитет считают голой силой, пустым произволом и отождествляют его с деспотизмом. Завоеванные люди восстают не против своего государя, они не совершают государственного преступления, ибо они  не находятся со своим властелином во взаимосвязи идеи, во внутренней необходимости государственного устройства; здесь налицо только контракт, а не государственный союз. Общие  особенные интересы, которые существуют  в гражданском обществе, но находятся вне в себе и для себя сущего всеобщего в государстве , подлежат ведению корпораций, общин и объединений прочих промыслов и сословий, их начальства, представителей, управляющих и т. п. Поскольку дела, которыми они ведают, с одной стороны, касаются частной собственности и интересов этих особенных сфер и их авторитет основан на доверии членов сословий и граждан, но, с другой стороны, эти сферы должны  быть подчинены высшим  интересам  государства, то замещение этих должностей должно в общем совершаться посредством сочетания выбора, совершаемого заинтересованными   лицами,  с  последующим  утверждением   и назначением высшими  инстанциями. Особенные  функции   государственного управления, которые монархия передает ведомствам, составляют часть объективной стороны присущего  монарху суверенитета.От  индивида, связанного суверенным актом с официальной должностью, требуется, чтобы он выполнял свою обязанность, субстанциальное в его отношении, в качестве условия этой связи: как следствие этого субстанциального отношения он обретает имущество, обеспеченное удовлетворение своей особенности и освобождение своего внешнего положения и служебной деятельности от всякой субъективной зависимости и влияния.

Обеспечение государства и тех, кто находится под его управлением, от злоупотреблений властью ведомствами и их чиновниками заключается, с одной стороны, непосредственно в их  иерархии и  ответственности, с другой в правах общин, корпораций, посредством чего привнесению  субъективного произвола в доверенную чиновникам власть ставится для себя препятствие, и недостаточный в отдельных  случаях контроль сверху дополняется контролем снизу. Члены  правительства и государственные  чиновники составляют основную  часть среднего сословия, которое характеризует развитый интеллект и правовое сознание народной массы. Среднее сословие, к которому принадлежат  государственные чиновники, представляет собой средоточие государственного сознания и выдающейся образованности. Законодательная власть касается законов как таковых, поскольку они нуждаются  в дальнейшем  определении, и совершенно всеобщих по своему содержанию  внутренних дел. Государственный  строи должен  быть в себе и для себя прочной, обладающей значимостью почвой, на которой стоит законодательная власть, и поэтому он не должен быть сначала создан. Следовательно, государственный строй есть, но вместе с тем он столь же существенно становится, другими словами, продвигается в своем формировании.

Всемирная история

Стихия  наличного бытия всеобщего духа, который в искусстве есть созерцание и образ, в религии - чувство и представление, в философии - чистая свободная мысль, представляет собой во всемирной истории духовную действительность во всем объеме ее внутренних и внешних сторон.

История духа есть его деяние, ибо он есть только то, что он делает, и его деяние состоит в том, что он делает себя здесь - себя в качестве духа - предметом  своего сознания, в том, чтобы  постигнуть себя, истолковывая себя для себя самого. Это постижение есть его бытие и начало, и завершение постижения  есть вместе с тем его овнешнение  и переход. Так  как история есть формирование  духа в образе происходящего,  непосредственной природной  действительности, то ступени развития наличны как непосредственные природные  начала, а они, поскольку они природны, как некая множественность внеположены друг другу, причем таким образом, что на долю  одного народа приходится одно из этих начал - это его географическое и антропологическое существование. Специальная история всемирно-исторического народа содержит в себе частью развитие его принципа, начиная с его детского, не раскрытого еще состояния  до его расцвета, когда он, достигнув свободного нравственного самосознания, вступает во всеобщую историю, частью же период упадка и гибели, ибо таким образом более высокое начало выступает в нем  только как негативное его собственного. В обыденном  представлении  также не называют ни  патриархальное состояние государственным строем, ни народ в  этом состоянии - государством, ни его независимость - суверенитетом.

1.Восточное    царство

  Это первое царство есть исходящее из патриархального природного целого в  себе неразделенное субстанциальное мировоззрение, в котором светское правительство есть теократия, властелин - также  и верховный жрец  или бог, государственный строй и  законодательство - одновременно и  религия, а религиозные и  моральные заповеди или, скорее, обычаи - также государственные и правовые законы. Отличия, появляющиеся  соответственно различным сторонам нравов, правления и государства, вместо того чтобы принять форму законов, превращаются при наличии простых нравов в тяжеловесные, разветвленные, суеверные церемонии - в случайности, порождаемые  личным насилием и произвольным  господством, а расчленение на сословия - в природную неподвижность каст.

2.Греческое      царство

Это царство имеет своей основой названное субстанциальное единство конечного и бесконечного, но основой, носящей характер таинственности, оттесненной в область смутных  воспоминаний, в глубины  и образы традиции; порожденная  из различающего  себя духа и  достигшая индивидуальной  духовности и яркого света знания, она обрела меру и ясность в красоте и радостной нравственности.                                                 

3.Римское   царство

  В этом царстве различение доходит до бесконечного разрыва нравственной жизни на две крайности - на личное частное самосознание и на абстрактную всеобщность. Противоположение, исходящее  из субстанциального воззрения аристократии, направленного против начала свободной личности в демократической форме, развивается на одной стороне в суеверие и утверждение  холодного, своекорыстного насилия, на  другой - в испорченность черни и разложение целого, завершается всеобщим бедствием и смертью нравственной жизни.

4.Германское     царство

Дойдя  до этой утраты самого себя и своего мира и бесконечной скорби об этом - принять на себя эту скорбь было предназначено израильскому народу, - оттесненный внутрь себя дух постигает в крайности своей абсолютной отрицательности, во в себе и для себя сущем поворотном пункте бесконечную позитивность своей внутренней сущности, начало единства божественной и человеческой природы, примирение как явившую   себя внутри самосознания и  субъективности объективную  истину и  свободу, осуществить которую было предназначено северному началу германских народов. В науке же - в качестве свободного, постигнутого в понятии познания этой истины как одной и той же в ее восполняющих  друг друга проявлениях - в государстве, в природе и в идеальном мире.

Заключение

Гегель Георг Вильгельм Фридрих один из самых великих немецких философов идеалистов, оказавших исключительное влияние на развитие западноевропейской философии и русской общественной мысли в 40 - 60-х годах прошлого века.

«Основания философии права» — работа Гегеля, опубликованная в 1820 году, хотя на оригинальном титуле книга датирована 1821 годом.

Эта работа является наиболее сформировавшимся утверждением его взглядов на философию права, социальную философию и философию политики и является раскрытием понятий, только кратко сформулированных в Энциклопедии философских наук.

Гегель рассматривал эту работу как конспект лекций по философии права, предназначенный для его слушателей. Главным мотивом публикации этого очерка явилась необходимость дать в руки слушателям путеводную нить к тем лекциям, которые он официально читал по философии права. В этом пособии более полно и более систематически излагаются фундаментальные идеи на ту же тему, содержащиеся в Энциклопедии философских наук, которую он также посвятил целям своего преподавания.

«Философия права» представляет собой синтез философских и политико- правовых исследований Гегеля на протяжении ряда десятилетий.

Философско-правовое учение Гегеля оказало огромное влияние на последующую историю политико-правовой мысли. Гегелевская философия, как подчеркивали основоположники марксизма, давала довольно широкий простор для обоснования как консервативных, так и критических, оппозиционных воззрений. Это было наглядно продемонстрировано в последующей истории гегельянства и трактовок гегелевской философии права с различных идейно-теоретических позиций.

Список используемой литературы

1)Философия права. Пер. с нем.: Ред. и сост. Д.А. Керимов и В.С. Нерсесянц; Авт. вступ. ст. и примеч. В.С. Нерсесянц. – М.: Мысли, 1990. – 524 [2] с., 1л. портр. – (Филос. наследие).

Сайты:

http://www.hrono.ru/biograf/bio_g/gegel.php


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

73965. Гражданско-процессуальное право, конспект лекций 1.43 MB
  Так как право выступает регулятором общественных отношений, следовательно, предметом правового воздействия той или иной отрасли выступает качественно обособленная группа общественных отношений...
73966. Технология предоставления дополнительных услуг в гостинице 62.5 KB
  Как мы уже знаем туристская услуга – это совокупность целенаправленных действий в сфере обслуживания которые ориентированы на удовлетворение потребностей туриста или экскурсанта отвечающие целям туризма характеру и направленности туристской услуги тура туристского продукта. услуги также стали объектом государственной стандартизации. Объектами стандартизации в туристскоэкскурсионном обслуживании населения являются: реализация туристских и экскурсионных услуг туристские путешествия рекламно информационные услуги транспортные...
73967. Текстология. Творческая история и теоретические вопросы литературоведения 88 KB
  Изучение истории памятника на всех этапах его существования дает представление о последовательности истории создания текста. В истории текста отражены закономерности художественного мышления автора его личность и мировоззрение индивидуальность и творческая воля. Основные понятия истории текста Текст важнейший предмет текстологии.
73968. СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ 67.5 KB
  Сопоставляя современные произведения с произведениями античной литературы эстетическая критика стремилась разграничить художественную и нехудожественную литературу постичь эстетику поэзии. Неофилологическое направление базирующееся на опыте сравнительноисторической лингвистики широко использовало сравнительный подход к изучению произведения. Таким образом братья Гримм Бенфей Тейлор разрабатывая генетический принцип изучения произведения стремились решить вопрос о происхождении словесного искусства и расширить границы сравнительного...
73969. Давні слов’яни 183.5 KB
  Хронологічні межі курсу: з найдавніших часів до сьогодення. Історія слов’янських народів є невід’ємною частиною всесвітньої історії, в той же час має свої особливості, охоплює періоди: найдавніші часи, добу середньовіччя, нову та новітню історію, у т. ч. на початку ХХІ ст.
73970. ПОЛАБСЬКО-ПОМОРСЬКІ СЛОВЯНИ (УІІІ-ХІІ СТ.) 326.5 KB
  Розселення полабськопоморських племен Франкословянське протистояння Вендська держава словян Підкорення німцями полабських словян РОЗСЕЛЕННЯ ПОЛАБСЬКОПОМОРСЬКИХ ПЛЕМЕН Помітну роль в історії середньовічної Європи відігравали найзахідніші словянські племена які займали територію між річками Лаба Ельба та її притоками Салою Зааном на заході та Одрою Одером на сході.
73973. Українсько – болгарські відносини в 90-х роках ХХ століття 109 KB
  Обґрунтовується висновок що реалізація сучасної української державної політики щодо національних меншин відбувається в руслі демократичного визнання рівних політичних соціальних економічних та культурних прав і свобод усіх громадян України незалежно від їх етнічної приналежності. У досліджуваний період було закладено основи системи реґіональної співпраці України та Болгарії. Матеріали та висновки які містяться в роботі можуть бути використані для підготовки узагальнюючої роботи з історії українськоболгарських відносин у курсах історії...