97996

Особенности русской культуры XX века

Реферат

Культурология и искусствоведение

В истории русской художественной культуры начало XX века было плодотворным противоречивым стремительным в своем развитии. Начало XX века это время расцвета русского театрального искусства связанного с именами К. Рахманинова определило развитие мировой культуры XX века на многие десятилетия.

Русский

2015-10-26

106.5 KB

0 чел.


Содержание

[1] Содержание

[2] Введение

[3] 1. Социокультурное развитие России на рубеже XIX - XX веков

[4] 2. «Серебряный век» русской культуры

[5] 3. Достижения русской науки в начале XX

[6] Заключение

[7] Список литературы


Введение

В истории русской художественной культуры начало XX века было плодотворным, противоречивым, стремительным в своем развитии. И на «стыке» двух веков Россия с особой щедростью дарит миру таланты. В новый период, отмеченный такими гениальными произведениями, как «Воскресение» и «Живой труп», вступило творчество Л. Н. Толстого. В эти же годы А. П. Чехов становится тем великим художником слова, который оказывает огромное влияние на мировую литературу. «Великим импрессионистом» (фр. impression — впечатление) называют его западные исследователи. Публикуются В. Короленко, А. Серафимович, Н. Гарин-Михайловский, удивляют читателей М. Горький и Л. Андреев, заявляет о себе поэзией и ранней прозой И. Бунин, начинают печататься А. Куприн и В. Вересаев. Начало XX века

— это время расцвета русского театрального искусства, связанного с именами К. Станиславского, Ф. Шаляпина, М. Ермоловой. Музыкальное творчество А. Скрябина и С. Рахманинова определило развитие мировой культуры XX века на многие десятилетия. Русское изобразительное искусство «серебряного века» составило целую эпоху.

Никогда не было в русском искусстве такого количества направлений, группировок, объединений, ассоциаций, как в начале XX века. Они выдвигали свои творческие теоретические программы, отрицали предшественников, враждовали с современниками, пытались предсказать будущее. Слишком неясными были для многих контуры нового эстетического идеала, отсюда трагический оттенок в творческих исканиях многих художников.

Целью данной работы является рассмотрение особенности русской культуры XX века.


1. Социокультурное развитие России на рубеже XIX - XX веков

Проблема выбора пути развития России в начале ХХ века из области теоретических дискуссий перешла в сферу практики. На рубеже веков в России происходит нарастание тех противоречий, которые накапливались на протяжении всей ее истории. Подобно тому как в социальном плане усиливалось социальное расслоение, в культуре оформляется идейное размежевание, подрываются прежние классические основания культуры как носительницы просвещения, прогресса, гуманизма и народности.

Анализ общественно-культурной жизни конца XIX века показывает, что на смену настроениям известной стабильности, распространенным в обществе в 80-е годы, приходит какая-то психологическая напряженность.

С середины 90-х годов в общественно-политической жизни России вновь начинается общественный подъем, особенностью которого стало широкое либеральное движение, участие рабочих в революционно-демократических выступлениях.

Российская интеллигенция оказалась почти беспомощной перед новыми требованиями политического развития: неотвратимо развивалась многопартийность, и реальная практика значительно опережала теоретическое осмысление принципов новой политической культуры.

Все эти тенденции протекали на фоне растущего многообразия духовной жизни, сопровождавшего развитие капитализма и ослабление авторитарного контроля со стороны самодержавия.

Так, Россия накануне эпохи революций представляла собой огромное образование из частей различных культурно-исторических регионов, глубоко противоречивых, разрываемых на противоположные начала сразу в нескольких направлениях. Одна из основных причин такой специфики состоит в том, что на этом огромном российском геокультурном пространстве отсутствовали устойчивые механизмы социальной регуляции, которые могли бы обеспечить хотя бы относительную стабилизацию, единство и преемственность в развитии общества.

Конечно, в Российской империи, как и в других странах, были важны внешние причины, поставившие под сомнение сохранение внешнего порядка. Военные поражения, понесенные Россией на Востоке и на Западе, были несомненными признаками эфемерности огромной империи. Как и повсюду, насущная потребность в модернизации вызвала острые социальные противоречия. Сочетания этих факторов уже было достаточно для революции. Россия стала не только первой и ведущей страной торжествующей революции. В ней она продержалась дольше, чем где бы то ни было. Как свидетельствует история, российское общество долго выходило из революционного состояния.


2. «Серебряный век» русской культуры

Когда мы говорим о русской культуре начала XX века, то на ум приходит именно «Серебряный век», так как именно это направление культуры было ведущим на рубеже веков.

М.А. Слюсоренко отмечает, что «многочисленные изыскания в области духовного состояния творческой жизни в России на рубеже XIX и XX столетий доказывают, что в это время происходила смена доминирующего стиля культуры, мировоззренческого и художественного видения целого поколения. Все тогда обновлялось или начало обновляться: политическое сознание общества и религиозное сознание Церкви, университеты и университетская наука, философия, литература, музыка, театр - все виды искусства. Новые глубинные явления в русской культуре характеризуются стремлением по-новому осмыслить роль человека, религии»1.

По мнению М.А. Слюсоренко «символизм как констатация глубоких изменений в духовной жизни, несмотря на относительную немногочисленность и элитарность его представителей оставил серьезный след в культуре двух столетий, в системе отношений, устанавливаемых между человеком и миром»2. «Эта система. - по мнению Б. Успенского. - с одной стороны, регламентирует поведение человека, с другой - определяет то. как он моделирует мир»3. Новая система отношений выстраивалась в условиях сложного исторического момента, вызвавшего расслоение русской интеллигенции начала XX в. Общим признаком настроений интеллигенции являлась революционность, но если одна ее часть (социал-демократы) была больна проблемой классовой борьбы и равенства, то другая (символисты) - познанием сокровенной сущности мира. М.А. Слюсоренко отмечает, что «и те и другие представляли собой общности очень разных индивидуальностей, предлагавших свое видение перехода от пришедших в противоречие с жизнью порядков к неким новым решениям «больных» вопросов времени, формам жизнедеятельности общества»4. «В то время как наиболее политизированная часть общества пыталась приблизить конец старого мира посредством социальной революции, представители Серебряного века обратились к поискам смысла человеческого существования и выдвинули идею освобождения не экономического и социально-политического, а духовного»5.

М.А. Слюсаренко отмечает, что «Серебряный век» - это не только время, но и отношение художника к этому времени, которое могло проявляться по-разному: теоретически, художественно-практически, в жизнестроительных установках. Отсюда много общего у русского поэтического символизма с другими формами символического искусства - музыкальным творчеством Скрябина и Стравинского, символическим театром Мейерхольда, живописью «мирискусников» и супрематистов, а также философией праздника. Связывает их аксиологический момент - обращение к общечеловеческим началам, смыслообразующим ценностям. Можно предположить, что символистами активно использовались праздничные формы также по причине органической связи последних с символизацией, экзальтацией и игровой природой искусства. Символизм, несмотря на внешние признаки отрыва от реальной жизни, посылы в иные пространства, бездны, пучины, на самом деле не отходит от мира6. Он вызрел как способ превращения «хаоса» в «космос» с выдвижением «на первый план творческого организующего начала, поднимающегося над потолком бессвязных явлений и чувственных впечатлений»7. Исследуя игровое начало в духовной жизни символистов, А. Вислова замечает: «Культ артистизма обретал в этих кругах двоякую функцию для ее участников: с одной стороны, как бы ролевую и поведенческую, а с другой - корпоративную, так как служил одновременно некоей внутренней связью между людьми»8. Данное замечание автор подтверждает мнением участницы событий М. Волошиной-Сабашниковой: «У Ивановых я ощущала, прежде всего, поиски новых живых связей между людьми. Из новых гармоничных отношений между людьми, надеялись они, возникает новая духовность, которая должна будет стать плотью и кровью: некая будущая общность, для которой они искали людей»9. На попытку «слить воедино жизнь и творчество» как о правде символизма указывает Вл. Ходасевич: «Символисты не хотели отделять писателя от человека, литературную биографию от личной. Символизм не хотел быть только художественной школой, литературным течением. Все время он порывался стать жизненно-творческим методом, и в том была его глубочайшая, быть может, невоплотимая правда, но в постоянном стремлении к этой правде протекла, в сущности, вся его история»10.

О том, в какую сторону вскоре изменился мир в России и почему, написано немало. Принято считать, что «серебряный век» закончился с началом радикальных революционных событий и в связи с отказом места его носителям в новом общественном устройстве. М.А. Слюсоренко в своем исследовании ставит вопрос: «Не оспаривая данный тезис, зададимся вопросом: не послужило ли мирочувствование творцов указанной эпохи одним из вдохновляющих начал масштабной праздничной культуры послереволюционного периода?»11 В литературе можно встретить описание моделей праздников первых десятилетий после 1917 г., но о том, под влиянием каких социокультурных факторов они формировались, почти ничего нет. По мнению М.А. Слюсоренко «в исследованиях праздника, как и других явлениях культуры, до недавнего времени преобладал идеологический подход»12.

На первый взгляд может показаться не совсем корректной такая постановка вопроса, хотя бы уже потому, что творцы «серебряного века» «не желали подменять художественное творчество сочинением лозунгов на злобу дня»13. Они были против превращения искусства в политический плакат; «оно и не может быть призвано на подмогу утилитаризму»14. Их побуждали к творчеству поиски органической полноты бытия, жажда обретения цельной жизни духа, целостного мировосприятия. Как говорил А. Белый, «искусство должно учить видеть вечное»15. Марксисты же признавали за праздником роль эффективного орудия классовой борьбы: не случайно при Всероссийском театральном обществе был создан Совет по массовым представлениям. В первое же десятилетие после революции «праздники в нашей стране превратились в дело государственной важности, и партийные организации повсеместно руководили созданием развернутой системы советских массовых праздников»16. Как известно, революционный энтузиазм увлек ряд ярких представителей «русского культурного ренессанса» (В. Маяковского. А. Блока. А. Белого. С. Есенина). Несмотря на то, что революцию они понимали и принимали, по словам Вл. Ходасевича, «не так, как большевики» и «не в большевизме»17, а также на элитарность праздничной, как и всей эстетствующей культуры «серебряного века», миропонимание ее представителей не могло не увлечь все поколение новым поиском объяснения мира, раскрытия жизненных тайн, отношений между людьми. Колоритность, музыкальность поэзии «серебряного века», глубинная связь с русским фольклором, с античной мифологией не могли не отразиться на характере мировоззрения общества и его праздничной культуре: праздник не как отдых и свобода от трудов, а праздник как духовный труд. А. Луначарский - бывший участник «Сред», отстаивающий на философских собраниях символы серпа и молота, стал главным идейным и духовным вдохновителем массовых праздничных действ, с которыми он связывал проявление свободы народных масс. Празднество, по его убеждению, должно выражать «идейную сущность, надежды, проклятья и всякие другие эмоции народа - те остальные, неорганизованные массы, обступающие со всех сторон улицы и площади, где происходит праздник, сливаются с этой организованной массой, и. таким образом, можно сказать: весь народ демонстрирует сам перед собой свою душу»18. Вс. Мейерхольд, близко примыкавший по своим взглядам к сообществу «Сред», председательствующий на собраниях, активно включился в культурное строительство новой жизни, о чем, по замечанию А. Висловой, свидетельствуют его собственные портреты. «...На фотографии 20-хгг. мы видим... энергичного, рвущегося в бой Мейерхольда, сначала в красноармейской фуражке со звездой и в потертой гимнастерке, затем во френче и сапогах, потом в комиссарской кожанке, а в конце 20-х гг. снова в любимой феске»19. Пролеткульт - организация, созданная властью с целью культурного строительства в советской России, поддерживал Мейерхольда с его идеей нового театра. В. Брюсова, заведовавшего Лито. Здесь же находил благосклонное отношение к себе А. Белый, читавший пролеткультовцам свои лекции. В театральные, литературные, музыкально-хоровые студии и студии изобразительного искусства были вовлечены тысячи любителей, которые таким образом получали знания в области театрального дела под руководством «старых» специалистов. В. Ленин назвал революцию «праздником угнетенных и эксплуатируемых», а революционный энтузиазм-«праздничной энергией масс»20. А. Луначарский, надо полагать, не без влияния символизма, называл первым из необходимых элементов праздника «действительный подъем масс, действительное желание их откликнуться всем сердцем на событие, которое празднуется»21.

В истории русской культуры конец XIX — начало XX в. получил название «серебряного века» русской культуры, который начинается «Миром искусства» и заканчивается акмеизмом. «Мир искусства» — это организация, возникшая в 1898 г. и объединившая мастеров самой высокой художественной культуры, художественную элиту России тех времен. В этом объединении участвовали почти все известные художники — А. Бенуа, К. Сомов, Л. Бакст, Е. Лансере, А. Головин, М. Добу-жинский, М. Врубель, В. Серов, К. Коровин, И. Левитан, М. Нестеров, Н. Рерих, Б. Кустодиев, К. Петров-Водкин, Ф. Малявин, М. Ларионов, Н. Гончарова и др. Огромное значение для формирования «Мира искусств» имела личность С. Дягилева, мецената и организатора выставок, а впоследствии — импрессарио гастролей русского балета и оперы за границей, так называемых «Русских сезонов».

Благодаря деятельности Дягилева русское искусство получает широкое международное признание. Организованные им «Русские сезоны» в Париже относятся к числу этапных событий в истории отечественной музыки, живописи, оперного и балетного искусства. В 1906 г. парижанам была представлена выставка «Два века русской живописи и скульптуры», которая экспонировалась затем в Берлине и Венеции. Это был первый акт всеевропейского признания «Мира искусства», а также открытия русской живописи XVIII — начала XX в. в целом для западной критики и настоящий триумф русского искусства. В следующем году Париж мог познакомиться с русской музыкой от Глинки до Скрябина. В 1906 г. здесь с исключительным успехом выступал наш гениальный певец Ф. Шаляпин, исполнивший партию царя Бориса в опере Мусоргского «Борис Годунов». Наконец, с 1909 г. в Париже начались «Русские сезоны» балета, продолжавшиеся в течение нескольких лет (до 1912 г.).

С «Русскими сезонами» связан расцвет творчества многих деятелей в области музыки, живописи и танца. Одним из крупнейших новаторов русского балета начала XX в. был М. Фокин, который утверждал драматургию как идейную основу балетного спектакля и стремился путем «содружества танца, музыки и живописи» к созданию психологически содержательного и правдивого образа. Во многом взгляды Фокина близки эстетике советского балета. Хореографический этюд «Умирающий лебедь» на музыку французского композитора Сен-Санса, созданный им для Анны Павловой, запечатленный в рисунке В. Серова, стал символом русского классического балета.

Под редакцией Дягилева с 1899 по 1904 г. издавался журнал «Мир искусства», состоявший из двух отделов: художественного и литературного. В последнем отделе публиковались сначала работы религиозно-философского плана под редакцией Д. Мережковского и 3. Гиппиус, а затем — труды по теории эстетики символистов во главе с А. Белым и В. Брюсовым. В редакционных статьях первых номеров журнала были четко сформулированы основные положения «мирискусников» об автономии искусства, о том, что проблемы современного искусства и культуры в целом — это исключительно проблемы художественной формы и что главная задача искусства — воспитание эстетических вкусов русского общества, прежде всего через знакомство с произведениями мирового искусства. Нужно отдать им должное: благодаря «мирискусникам» действительно по-новому было оценено английское и немецкое искусство, а главное — открытием для многих стала живопись русского XVIII в. и архитектура петербургского классицизма. Можно сказать, что «серебряный век» русской культуры — это век культуры высокого ранга и виртуозности, культуры воспоминания предшествующей отечественной культуры, культуры цитаты. Русская культура этого времени представляет собой синтез старой дворянской и разночинной культур. Значительный вклад «Мира искусства» состоит в организации грандиозной исторической выставки русской живописи от иконописи до современности за границей.

Рядом с «мирискусниками» виднейшим направлением рубежа века был символизм — многогранное явление, не вмещающееся в рамки «чистой» доктрины. Краеугольный камень направления — символ, заменяющий собой образ и объединяющий платоновское царство идей с миром внутреннего опыта художника. Среди виднейших западных представителей символизма или тесно связанных с ним — Малларме, Рембо, Верлен, Верхарн, Метерлинк, Рильке... Русские же символисты — А. Блок, А. Белый, Вяч. Иванов, Ф. Соллогуб, И. Анненский, К. Бальмонт и др. — опирались на философские идеи от Канта до Шопенгауэра, от Ницше до Вл. Соловьева и своим любимейшим афоризмом почитали тютчевскую строку «мысль изреченная есть ложь». Русские символисты считали, что «идеальные порывы духа» не только вознесут их над покровами повседневности, обнажат трансцендентную сущность бытия, но и сокрушат также «крайний материализм», равнозначный «титаническому мещанству». Поэтов-символистов объединяли общие черты миропонимания и поэтического языка. Наряду с требованиями «чистого», «свободного» искусства символисты подчеркивали индивидуализм, доходящий до самолюбования, воспевали таинственный мир; им близка тема «стихийного гения», близкого по духу к ницшеанскому «сверхчеловеку». «И хочу, но не в силах любить я людей. Я чужой среди них», — говорил Мережковский. «Мне нужно то, чего нет на свете», — вторила ему Гиппиус. «Настанет день конца Вселенной. И вечен только мир мечты», — утверждал Брюсов.

Символизм расширил, обогатил поэтические возможности стиха, что вызывалось стремлением поэтов передать необычность своего мироощущения «одними звуками, одними образами, одними рифмами» (Брюсов). Бесспорен вклад поэзии символизма в развитие русского стихосложения. К. Бальмонт со свойственной ему манерой «удивить» читателя все же имел основание написать: Я — изысканность русской медлительной речи, Предо мною другие поэты — предтечи, Я впервые открыл в этой речи уклоны, Перепевные, гневные, нежные звоны.

Красота символистами рассматривалась как ключ к тайнам природы, идее добра и всего мироздания, дающий возможность проникновения в область запредельного, как знак инобытия, поддающийся расшифровке в искусстве. Отсюда представление о художнике как о демиурге, творце и повелителе. Поэзии же отводилась роль религии, приобщение к которой позволяет увидеть «незримыми очами» иррациональный мир, метафизически выступающий как «очевидная красота». К концу десятых годов XX в. символизм внутренне исчерпал себя как целостное течение, оставив глубокий след в различных сферах русской культуры.
Конец XIX — начало XX в. является русским философским Ренессансом, «золотым веком» русской философии. Существенно отметить, что философская мысль серебряного века русской культуры, представляющая собой золотой самородок, сама явилась на свет как преемница и продолжательница традиций русской классической литературы. По мнению Р.А. Гальцевой, «... в русской культуре существует что-то вроде литературно-философской эстафеты, и даже шире — эстафеты искусства и философии, из сферы художественного созерцания набранная мощь тут передается в область философского осмысления и наоборот». Именно так сложились отношения между русской классикой и философским возрождением конца века, которое представлено именами Вл. Соловьева, В. Розанова, С. Булгакова, Н. Бердяева, Л. Шестова, Г. Федотова, С. Франк и др.

Родившись в результате сшибки традиционной культуры с западным миром, когда, по известной формуле А. Герцена, «на призыв Петра цивилизоваться Россия ответила явлением Пушкина», — русская литература, вобравшая в себя и по-своему переплавившая плоды обмирщенной европейской цивилизации, вступила в свой классический «золотой век». Затем, в ответ на новое, нигилистическое веяние времени, опираясь на духовную крепость «святой русской литературы» (Т. Манн), восходит в конце века философия, которая подводит итоги развития духа «золотого века» классики. Оказывается, что не русская словесность «серебряного века» является главной наследницей классической литературы — для этого она морально двусмысленна, подвержена дионисийским соблазнам (соблазнам чувственности). Преемницей русской литературы оказывается именно философская мысль, она наследует духовные заветы «золотого века» классики и потому сама переживает «золотой век».


3. Достижения русской науки в начале XX

В XIX — начале XX в. существенных успехов достигла русская наука: в математике, физике, химии, медицине, агрономии, биологии, астрономии, географии, в области гуманитарных исследований. Об этом свидетельствует даже простое перечисление имен гениальных и выдающихся ученых, внесших значительный вклад в отечественную и мировую науку: С.М. Соловьев, Т.Н. Грановский, И.И. Срезневский, Ф.И. Буслаев, Н.И. Пирогов, И.И. Мечников, И.М. Сеченов, И.П. Павлов, П.Л. Чебышев, М.В. Остроградский, Н.И. Лобачевский, Н.Н. Зинин, А.М. Бутлеров, Д.И. Менделеев, Э.Х. Ленц, Б.С. Якоби, В.В. Петров, К.М. Бэр, В.В. Докучаев, К.А. Тимирязев, В.И. Вернадский и др. В качестве примера рассмотрим творчество В.И. Вернадского— гения русской науки, основателя геохимии, биогеохимии, радиологии. Его учение о биосфере и ноосфере в наши дни быстро входит в различные разделы естествознания, особенно в физическую географию, геохимию ландшафта, геологию нефти и газа, рудных месторождений, гидрогеологию, почвоведение, в биологические науки и медицину. История науки знает немало выдающихся исследователей отдельных направлений естествознания, но значительно более редко встречались ученые, которые своей мыслью охватывали все знания о природе своей эпохи и пытались дать их синтез. Таковы были во второй половине XV в. начала XVI в. Леонардо да Винчи, в XVIII в. М.В. Ломоносов и его французский современник Ж.-Л. Бюффон, в конце XVIII и первой половине XIX в. — Александр Гумбольдт. Наш крупнейший естествоиспытатель В.И. Вернадский по строю мыслей и широте охвата природных явлений стоит в одном ряду с этими корифеями научной мысли, однако он работал в эпоху неизмеримо возросшего объема информации в естествознании, принципиально новых техники и методологии исследований.

В.И. Вернадский был ученым исключительно широко эрудированным, он свободно владел многими языками, следил за всей мировой научной литературой, состоял в личном общении и переписке с наиболее крупными учеными своего времени. Это позволяло ему всегда быть на переднем крае научных знаний, а в своих выводах и обобщениях заглядывать далеко вперед. Еще в 1910 г. в записке «О необходимости исследования радиоактивных минералов Российской империи» он предсказал неизбежность практического использования колоссальной по своей мощности атомной энергии. В последнее время в очевидной связи с начавшимися коренными изменениями отношения человека и природы у нас и за рубежом стал стремительно возрастать интерес к его научному творчеству. Многие идеи В.И. Вернадского начинают цениться в должной мере только теперь.

В заключение следует отметить, что в предреволюционные годы культурная, литературная, мыслящая Россия была совершенно готова к войне и революции. В этот период смешалось все: апатия, уныние, упадничество — и ожидание новых катастроф. Носители русской культуры «серебряного века», критиковавшие буржуазную цивилизацию и ратовавшие за демократическое развитие человечества (Н. Бердяев, Вл. Соловьев и др.), жили в огромной стране словно на необитаемом острове. Россия не знала грамоты — в среде интеллигенции сосредоточилась вся мировая культура: здесь цитировали наизусть греков, увлекались французскими символистами, считали скандинавскую литературу своей, знали философию и богословие, поэзию и историю всего мира. И в этом смысле русская интеллигенция была хранителем культурного музея человечества, а Россия — Римом упадка, русская интеллигенция не жила, а созерцала все самое утонченное, что было в жизни, она не боялась никаких слов, она была в области духа цинична и нецеломудренна, в жизни вяла и бездейственна. В известном смысле русская интеллигенция совершила революцию в умах людей до революций в обществе — так глубоко, беспощадно и гибельно перекапывалась почва старой традиции, такие смелые проекты будущего были начертаны. И революция грянула, оказав неоднозначное влияние на замечательную русскую культуру.


Заключение

В заключение следует отметить, что в предреволюционные годы культурная, литературная, мыслящая Россия была совершенно готова к войне и революции. В этот период смешалось все: апатия, уныние, упадничество — и ожидание новых катастроф. Носители русской культуры «серебряного века», критиковавшие буржуазную цивилизацию и ратовавшие за демократическое развитие человечества (Н. Бердяев, Вл. Соловьев и др.), жили в огромной стране словно на необитаемом острове. Россия не знала грамоты — в среде интеллигенции сосредоточилась вся мировая культура: здесь цитировали наизусть греков, увлекались французскими символистами, считали скандинавскую литературу своей, знали философию и богословие, поэзию и историю всего мира. И в этом смысле русская интеллигенция была хранителем культурного музея человечества, а Россия — Римом упадка, русская интеллигенция не жила, а созерцала все самое утонченное, что было в жизни, она не боялась никаких слов, она была в области духа цинична и нецеломудренна, в жизни вяла и бездейственна. В известном смысле русская интеллигенция совершила революцию в умах людей до революций в обществе — так глубоко, беспощадно и гибельно перекапывалась почва старой традиции, такие смелые проекты будущего были начертаны. И революция грянула, оказав неоднозначное влияние на замечательную русскую культуру.

Рубеж ХIХ-ХХ вв. в духовной биографии России был периодом интенсивных религиозно-философских поисков смысла жизни. Определение пути общественного выбора естественно было сопряжено с осмысление «исторической миссии» России, а соответственно и той духовной реальности, с которой она была связана.

Тот удивительный духовный подъем, который пережила Россия на рубеже веков, не может быть истолкован только как результат свободного проникновения с Запада новых философских идей. Корни его кроются глубже, в смысло-жизненном интересе к этим идеям, в понимании чрезвычайной ответственности момента, который переживался Россией, в переживаемом каждым русским интеллигентом чувстве ответственности за выбор, который он совершает.

Важнейшим и основным фактом русской культуры того периода, были философские идеалистические искания. Новых мыслителей объединяло именно искание, а не готовая программа.

Понятие «серебряный век» не стало научным термином, оно - скорее мифологический образ. Сами участники этого расцветшего, но загубленного ренессанса сознавали, что живут в пору культурного и духовного возрождения или, по крайней мере, решительного обновления. Контраст между «серебряным веком» и предыдущим безвременьем — разителен. Еще разительнее контраст и даже враждебнее между «серебряным веком» и тем, что наступило после него.

Начало XX века — это возвращение к своей родной почве, открытие русских национальных традиций и художественного наследия недавнего прошлого. Глубок интерес к своим собственным корням: славянской древности и русской старине, славянской мифологии и русскому фольклору. Стравинский, Кустодиев, Нестеров, Бальмонт, Белый, Васнецов, Блок — список имен деятелей русской культуры, ориентированных на русскую национальную традицию, может быть продолжен.


Список литературы

  1.  Белый А. Символизм как миропонимание. М., 1994. – С. 247.
  2.  Вислова А.В. На грани игры и жизни // Вопр. философии. 1991. № М. – С. 34.
  3.  Воскресенская М.А. Символизм как мировидение Серебряного века: Социокультурные факторы формирования общественного сознания российской культурной элиты рубежа XIX-XX веков. Томск, 2003. – С. 75.
  4.  Генкин Д.М. Массовые праздники. М., 1975. – С.4.
  5.  Жизнь Пушкина: Переписка. Воспоминания. Дневники. В 2 т. Т. 1. М., 1986. – С. 292.
  6.  Ленин В.И. Две тактики социал-демократии в демократической революции. М., 1989. – С. 103.
  7.  Луначарский А.В. О массовых празднествах, эстраде и цирке. М., 1981. – С. 84.
  8.  Новиков А.Н. История русской философии Х-ХХ веков. СПб.. 1998. – С. 240.
  9.  Рерих Н. Избранное. М., 1979. – С. 326.
  10.  Слюсаренко М.А. // «Серебряный век» России и праздничная культура начала XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2004. - №2 – С. 111.
  11.  Успенский Б.А. К проблеме генезиса тартуско-московской семиотической школы // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994. – С. 244.
  12.  Ходасевич Вл. Некрополь. Конец Ренаты. Брюсов. Андрей Белый // Серебряный век. Мемуары. М., 1990. – С. 179.

1 Слюсаренко М.А. // «Серебряный век» России и праздничная культура начала XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2004. - №2 – С. 111.

2 Слюсаренко М.А. // «Серебряный век» России и праздничная культура начала XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2004. - №2 – С. 112.

3 Успенский Б.А. К проблеме генезиса тартуско-московской семиотической школы // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994. – С. 244.

4 Слюсаренко М.А. // «Серебряный век» России и праздничная культура начала XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2004. - №2 – С. 112.

5 Воскресенская М.А. Символизм как мировидение Серебряного века: Социокультурные факторы формирования общественного сознания российской культурной элиты рубежа XIX-XX веков. Томск, 2003. – С. 75.

6 Слюсаренко М.А. // «Серебряный век» России и праздничная культура начала XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2004. - №2 – С. 112.

7 Новиков А.Н. История русской философии Х-ХХ веков. СПб.. 1998. – С. 240.

8 Вислова А.В. На грани игры и жизни // Вопр. философии. 1997. № 12. – С. 30.

9 Вислова А.В. На грани игры и жизни // Вопр. философии. 1997. № 12. – С. 30 – 31.

10 Ходасевич Вл. Некрополь. Конец Ренаты. Брюсов. Андрей Белый // Серебряный век. Мемуары. М., 1990. – С. 179.

11 Слюсаренко М.А. // «Серебряный век» России и праздничная культура начала XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2004. - №2 – С. 114.

12 Слюсаренко М.А. // «Серебряный век» России и праздничная культура начала XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2004. - №2 – С. 112.

13 Воскресенская М.А. Символизм как мировидение Серебряного века: Социокультурные факторы формирования общественного сознания российской культурной элиты рубежа XIX-XX веков. Томск, 2003. – С. 8.

14 Белый А. Символизм как миропонимание. М., 1994. – С. 247.

15 Белый А. Символизм как миропонимание. М., 1994. – С. 247.

16 Генкин Д.М. Массовые праздники. М., 1975. – С.4.

17 Ходасевич Вл. Некрополь. Конец Ренаты. Брюсов. Андрей Белый // Серебряный век. Мемуары. М., 1990. – С. 227.

18 Луначарский А.В. О массовых празднествах, эстраде и цирке. М., 1981. – С. 84.

19 Вислова А.В. На грани игры и жизни // Вопр. философии. 1991. № М. – С. 34.

20 Ленин В.И. Две тактики социал-демократии в демократической революции. М., 1989. – С. 103.

21 Луначарский А.В. О массовых празднествах, эстраде и цирке. М., 1981. – С. 85.

PAGE  17


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

11096. Организация воинского учета призывников, прохождение воинской службы по призыву и по контракту. Альтернативная служба 47.46 KB
  Организация воинского учета призывников прохождение воинской службы по призыву и по контракту. Альтернативная служба Воинский учет Воинский учет – это составная часть воинской обязанности граждан. Воинскому учету подлежат все граждане мужского пола достигшие пр
11097. Общевоинские уставы ВС РФ, закон воинской службы. Воинские звания военнослужащих воинских частей 19.21 KB
  Общевоинские уставы ВС РФ закон воинской службы. Воинские звания военнослужащих воинских частей Общевоинские уставы ВС РФ Дисциплинарный устав Вооруженных Сил Российской Федерации Настоящий Устав определяет сущность воинской дисциплины обязанности военнослу
11098. Правовые основы материального обеспечения военнослужащих воинских частей 108.63 KB
  Правовые основы материального обеспечения военнослужащих воинских частей В соответствии с Конституцией Российской Федерации в целях обеспечения социальной защиты военнослужащих в России разработаны и приняты нормативноправовые акты об их социальном обеспечении...
11099. Боевые традиции ВС РФ. Патриотизм и верность воинскому долгу, основные качества защитника отечества 27.88 KB
  Боевые традиции ВС РФ. Патриотизм и верность воинскому долгу основные качества защитника отечества Вступление Боевые традиции российских Вооруженных сил – это исторически сложившиеся в армии и на флоте и передающиеся из поколения в поколение правила обычаи и нор
11100. Символы воинской чести. Ритуалы ВС РФ 28.27 KB
  Символы воинской чести. Ритуалы ВС РФ. Символы воинской чести России В армейской среде всегда с особым вниманием относились к военной символике которая проявляясь в элементах обмундирования знаменах наградах знаках отличия и различия отражала самобытность наци...
11101. Вредные привычки и их влияние на здоровье (алкоголизм, табакокурение, наркомания и токсикомания). Профилактика злоупотребления психоактивными веществами 23.11 KB
  Вредные привычки и их влияние на здоровье алкоголизм табакокурение наркомания и токсикомания. Профилактика злоупотребления психоактивными веществами Влияние вредных привычек на здоровье человека. Курение. Вот несколько факторов которые свидетельствуют о то...
11102. Учение о повязках. Виды повязок и правила их наложения. Методы остановки кровотечения. ПМП при травмах, ранениях 122.7 KB
  Учение о повязках. Виды повязок и правила их наложения. Методы остановки кровотечения. ПМП при травмах ранениях Десмургия греч. desmos связь повязка ergon дело учение о повязках их правильном применении и наложении при различных повреждениях и заболеваниях. В связи с э
11103. ПМП при отравлениях. ПМП при отморожении тепловом и солнечных ударах, при поражении электрическим током и при ожогах 41.25 KB
  ПМП при отравлениях. ПМП при отморожении тепловом и солнечных ударах при поражении электрическим током и при ожогах ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ ПРИ ОТРАВЛЕНИЯХ. Отравление это патологическое состояние которое возникает при воздействии ядов и токсинов на организм. Среди причин о...
11104. ПМП при ушибах и переломах. ПМП при острой сердечной недостаточности и инсульте. ПМП при массовых поражениях 114.11 KB
  ПМП при ушибах и переломах. ПМП при острой сердечной недостаточности и инсульте. ПМП при массовых поражениях Первая помощь при ушибах растяжениях и переломах. Ушиб – закрытое повреждение тканей и органов без существенного нарушения их структуры. Обычно возникает в ре...