98032

Взаимосвязь ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

Дипломная

Психология и эзотерика

Исследование благотворительного поведения в зарубежной и отечественной науке. Эмпирическое исследование взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности. Программа эмпирического исследования взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности.

Русский

2015-10-27

439.5 KB

1 чел.

Правительство Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

"Национальный исследовательский университет
"Высшая школа экономики"

Факультет психологии

Кафедра организационной психологии

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА – МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ

На тему: Взаимосвязь ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

Студент группы №683

Алешина М.Д.



Научный руководитель -

доктор психологических наук

Лебедева Надежда Михайловна

Москва, 2014 г.

Оглавление

Введение…………………………………………………………………....3

Глава 1. Теоретико-методологические основания исследования ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности

  1.  Исследования ценностей в зарубежной и отечественной науке….7
    1.  Исследования установок в зарубежной и отечественной науке…16
    2.  Исследование установок и поведения в зарубежной и отечественной науке…………………………………………………………………..20
    3.  Исследования ценностей и установок в зарубежной и отечественной науке…………………………………………………………………..23
    4.  Исследование ценностей и поведения в зарубежной и отечественной науке…………………………………………………………………..24

1.6 Исследование благотворительного поведения в зарубежной и отечественной науке…………………………………………………………25

Глава 2. Эмпирическое исследование взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

2.1. Программа эмпирического исследования взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

2.2. Дизайн эмпирического исследования взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

2.3. Результаты исследования взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

2.4. Обсуждение результатов взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

Выводы

Заключение ……………………………………………………………....... 29

Список литературы ……………………………………………………….. 30


Введение

Социологи уверены, что частные благотворительные пожертвования и волонтерская работа свидетельствуют о целостности общества. Любая страна и культура имеет собственные традиции благотворительной деятельности, которые обусловлены историей, религией и обычаями. Их вид может меняться в зависимости от времени и географии, но суть – помощь ближнему, остается неизменной. Благотворительность, это не дань традиции, уровень участия граждан в благотворительности очень многое говорит о развитии гражданского общества и о том, насколько люди готовы и способны внести личный вклад в решение общественных проблем как в своих странах, так и на международном уровне. Желание помогать не зависит от уровня достатка, но напрямую связано с тем насколько счастливым чувствует себя человек.  

В сфере благотворительности существуют значительные различия между разными странами и регионами мира. То, что считается благотворительностью в одной стране, в другой может восприниматься, как нечто привычное и обыденное. В некоторых странах благотворительные организации финансируют и оказывают услуги, которые в других странах являются прерогативой государства. В ряде регионов благотворительностью считается помощь членам собственной семьи, в других благотворительность – это исключительно поддержка зарегистрированных в соответствии с законодательством благотворительных организаций и фондов. Во многих странах развитию гражданского общества препятствовали войны, голод, эпидемии и другие внешние факторы, что снизило качество жизни и, соответственно, значительно затруднило развитие благотворительной деятельности в этих странах.

В России за прошедшие годы вовлеченность граждан в благотворительную деятельность усилилась. Об этом говорят результаты Мирового рейтинга благотворительности, представленного CAF (Charities Aid Foundation] в 2010 г. и 2011 гг. Расчеты CAF основаны на данных репрезентативного опроса Gallup World View World Poll - долгосрочного исследования общественного мнения, которое проводится в 153 странах и охватывает около 95% населения мира.

При сравнении результатов исследования за 2010 и 2011 гг. видно, что процент  участия граждан в благотворительной деятельности в России растет. Так в 2010 г. Россия была на 138-м месте (поделив его с Вьетнамом и Черногорией) по степени распространенности благотворительности, а в 2011 г. поднялась выше, заняв уже 130 место (поделив его с Эстонией). Но важное кроется в мелочах. Дело в том, что изменение места в рейтинге связано в основном с увеличением процента людей, помогающим непосредственно нуждающимся. Процент людей, вовлеченных в волонтерскую деятельность, увеличился незначительно, а процент жертвующих организациям уменьшился.

Значимость развития благотворительности переоценить сложно. С одной стороны, эта деятельность направлена на поддержание стабильных отношений в социуме, нивелирование ряда социальных проблем, активизацию ресурсов развития страны. С другой стороны, распространение практики благотворительности, может привести к «качественным» изменениям в сознании граждан: к повышению ответственности, мобильности, активности, а также к большей привлекательности просоциальных видов поведения.

Ключевой вопрос и теории, и практики благотворительной деятельности — определение и обоснование мотивации заниматься благотворительностью. И именно этот вопрос мы попытаемся решить. Взаимосвязь  ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности является новым подходом в подобного рода исследованиях. Данная область обладает высокой практической значимостью для развития благотворительности в целом и работы некоммерческих организаций в частности.

Проблема и ее актуальность обоснована отсутствием исследований, рассматривающих взаимосвязь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности. Данная область  является недостаточно изученной и требует дальнейших разработок.

Новизна исследования заключается, прежде всего, в комплексности и системности реализуемого подхода: впервые  предпринимается попытка выявления взаимосвязи ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности.

Теоретическая значимость исследования  состоит в том, что, используя новый взгляд на связь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности, можно способствовать развитию новых теоретических подходов на пути к пониманию предикторов благотворительного поведения и разработке в рамках уже существующих программ новых теоретически универсальных схем взаимосвязи ценностей, установок и поведения, при помощи которых можно будет прогнозировать поведение в сфере благотворительности.

Практическая значимость исследования состоит в возможности внедрения в практику и политику полученных знаний в этой области, для более глубокого понимания проблем в сфере благотворительности и их решения.

Цель исследования – выявить взаимосвязь ценностей,  установок  и поведения в сфере благотворительности.

Объект исследования – поведение в сфере благотворительности.

Предмет исследования – взаимосвязь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности.

Задачи исследования:

  1.  Проанализировать состояние разработанности проблемы исследования
  2.  Определить ценности и установки в сфере благотворительности
  3.  Выявить взаимосвязь ценностей и установок  в сфере благотворительности
  4.  Выявить взаимосвязь установок  и поведения в сфере благотворительности
  5.  Выявить взаимосвязь ценностей и поведения в сфере благотворительности
  6.   Разработать инструментарий для исследования ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности.

Гипотеза исследования – существует взаимосвязь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности


Глава 1. Теоретико-методологические основания исследования ценностей, установок и поведения

1.1 Исследования ценностей в зарубежной и отечественной науке

Что влияет на человека в его отношении к благотворительности,  на его установки и поступки? От чего зависит поможет ли человек бездомному, сделает ли пожертвование в благотворительную организацию или присоединится к волонтерской практике? Безусловно, это и история, и религия и обычаи - все, что можно выделить как культурные особенности. Но эти факторы обуславливают только форму, которую принимает желание помочь, но не само это желание. Что является сутью, внутренним компасом, направленным на благотворительную деятельность? От чего зависит, потребность людей тем или иным образом, но помогать и не только своему ближнему? На наш взгляд этой «путеводной нитью» являются ценности.

Несмотря на то, что толкование ценностей как внутреннего морального компаса является относительно новым явлением (в истории установок см. Edel, 1988; в социологии см. Spates, 1983; в социальной теории, см. Joas, 2000] само понятие имеет длительную историю. Определение ценности, как убеждения человека в том, что поистине важно в жизни, а что — нет, было дано Олпортом, одним из создателей «Теста изучения ценностей». Этот тест был впервые опубликован в 1931 году, и в наше время психологи пользуются его третьим изданием [Allport et al., 1960].

К 1960 г. на ценностях фокусируются все социальные научные дисциплины, за исключением, возможно, экономики [Hechter, 1993]. Имеющее, пожалуй, наибольшее влияние в тот период определение ценностей дано Клакхоном: "Ценности — это осознанное или неосознанное, характерное для индивида или для группы индивидов представление о желаемом, которое определяет выбор индивидуальных или групповых целей с учетом возможных средств и способов действия" [Kluckhohn 1951, p. 395]. Это определение имело наибольшее влияние среди остальных в период бихевиоризма, т.к. оно фокусировалось и на действии, и на награде, а также уделяло внимание не только личности, но и группе. Данное Клакхоном определение контрастирует с точкой зрения Рокича, который дает определение ценностям как устойчивому убеждению в том, что какая-либо форма поведения или конечного состояния существования является для человека или общества более предпочтительной, чем противоположная форма поведения или конечного состояния [Rokeach 1973, p. 5]. Клакхон подчеркивал действия, Рокич видел ценности как основу, придающую действиям смысл.

Но и тот, и другой сходились в том, что ценности, это не зависящие от ситуации цели, различные по важности и служащие руководящим принципом человеческой жизни [Kluckohn, 1951; Rokeach, 1973; Schwartz, 1992]. Они (ценности) отличаются от других личных качеств несколькими аспектами:

  1.  Ценности выходят за пределы конкретных ситуаций. Эта особенность отличает их от норм, отношений, специфических целей, которые, как правило, относятся к специфическим действиям, объектам и ситуациям [Schwartz, 1992]
  2.  Ценности могут служить как стандарты или критерии и обеспечивать социальное оправдание выбора или поведения, отличающие их от черт, интересов и ориентаций [Bilsky & Schwartz, 1990; Roccas, Sagiv, Schwartz, & Knafo, 2002; Sagiv& Schwartz, 2000].
  3.  В отличие от черт и мотивов ценности по своей природе желаемы и должны быть представлены доступно, чтобы подвигнуть людей к их обсуждению. [Roccas et al.,2002].
  4.  Ценности выстраиваются в порядке субъективной важности, формируя уникальную систему ценностной иерархии [Rokeach, 1973; Schwartz,1992]
  5.  Большинство моделей поведения связаны с несколькими ценностями. Следовательно, именно взаимовлияние участвующих ценностей направляет поведение. [Schwartz,1992, Tetlock, 1986]. Чтобы понимать и предсказывать поведение очень важно учитывать весь спектр ценностей [Schwartz,1992].

Другим определением ценностей является определение ценностей как  оценочных убеждений, которые синтезируют аффективные и когнитивные элементы, чтобы ориентировать людей на мир, в котором они живут [Marini, 2000, p. 2828]. Ценности часто рассматривают как статичную ментальную структуру, с небольшим акцентом на ее влияние на действие. Современная психология в первую очередь относит  «ценность» к существительному, т.е. к измеримой части личности [Rohan, 2000]. Меньшее внимание уделяется ценности как процессу (как глаголу). Социологическая теория, в особенности ее практическая часть не имеет таких проблем с активной природой ценностей,  эмпирически, однако, процессу уделяется недостаточно внимания.

Хехтер [Hechter, 1993] отмечает, что изучение ценностей содержит четыре препятствия:
а) Ценности не поддаются наблюдению,

б) современные теории мало способствуют пониманию, как ценности формируют поведение,

в) объяснения поведения неубедительны, когда процесс, который создает ценности, неизвестен,

г) есть серьезные проблемы с измерением ценностей.

Хотя последние теоретические и эмпирические исследования выявили решения части этих проблем, этот список препятствий является хорошей отправной точкой. Добавим к нему еще две:
д) ценности часто объединяются с другими психологическими феноменами,

е) ценности меняются в зависимости от исторического и культурного контекста.
Социологи не должны воспринимать исторически меняющийся феномен как постоянную характеристику человека [
Schwartz, 1993].

Следующим этапом развития представления об индивидуальных ценностях является развитие концепции базовых индивидуальных ценностей  Шварца, которая изучает понятие индивидуальных ценностей куда более подробно. В концепции Шварца, ценности являются общими, существующими вне зависимости от ситуации, ориентирами, движущими мотивами поведения, как отдельных индивидов, так и групп [Schwartz, 1992].

Шварц [Schwartz, 1992] подчеркивает, что ценности направлены на удовлетворение трех универсальных человеческих потребностей - биологических потребностей, потребностей в социальном взаимодействии и потребностей, связанных с выживанием и благосостоянием социальных групп. 

Теория базовых ценностей Шварца в последние 20 лет послужила основой сотен исследований. В большинстве из них проверялась связь 10 базовых ценностей по Шварцу или четырех метаценностей с различными установками, мнениями, типами поведения, качествами личности и социально-демографическими показателями. В этих исследованиях также измерялись особенности развития ценностей в детском и юношеском возрасте и изменение ценностей во времени [напр.: Bardi et al., 2009; Knafo& Schwartz, 2001]. В последнее время получили распространение исследования различимости 10 ценностей и порядка их расположения на мотивационном круге в соответствии с теорией [напр.: Bilsky& Janik& Schwartz, 2011; Perrinjaquet et al.,2007]. Для измерения 10 ценностей исследователи разработали и успешно использовали пять различных типов методик [Lee& Soutar& Louviere, 2008; Oishi et al., 1998; Schwartz, 1992; Schwartz et al., 2001]. Русифицированные версии этих методик также применялись в ряде исследований [напр.: Белинская, 2003; Лебедева, 2000, 2001; Лебедева, Татарко, 2007; Тихомандрицкая, 2000].

В вышеперечисленных исследованиях для объяснения и прогнозирования успешно применялись десять ценностей исходной теории.  Тем не менее, исследователи отмечали различные проблемы таких измерений: в частности, мультиколлинеарность между смежными ценностями, низкую внутреннюю валидность показателей и перекрестную нагрузку пунктов разными  факторами [напр.: Davidov et al., 2008; Knoppen& Saris, 2009].

Для того чтобы избежать этого в будущем эмпирическом исследовании предполагается использовать уточненную ценностную теорию Шварца [Schwartz et al., 2011] и шкалу, разработанную для ее измерения. В уточненной теории количество различаемых ценностей увеличено до 19, что позволяет определить каждую из них более точно.

В таблице 1 представлены 19 ценностей уточненной теории, каждая из которых определена в терминах своей мотивационной цели.


Таблица 1

19 ценностей уточненной теории, каждая из которых определена в терминах своей мотивационной цели

Самостоятельность — Мысли

Свобода развивать собственные идеи и способности

Самостоятельность — Поступки

Свобода определять собственные действия

Стимуляция

Стремление к возбуждению, новизне и переменам

Гедонизм

Стремление к удовольствию и чувственному удовлетворению

Достижение

Достижение успеха в соответствии с социальными стандартами (нормами)

Власть — Доминирование

Влияние посредством осуществления контроля над людьми

Власть — Ресурсы

Влияние посредством контролирования материальных и социальных ресурсов

Репутация

Защита и влияние посредством поддержания публичного имиджа и избегания унижения

Безопасность – Личная

Безопасность непосредственного окружения

Безопасность — Общественная

Безопасность и стабильность общества в целом

Традиция

Поддержание и сохранение культурных, семейных или религиозных традиций

Конформизм — Правила

Конформизм — Правила

Конформизм — Межличностный

Избегание причинения вреда или огорчения другим людям

Скромность

Признание незначительности существования одного человека в круговороте жизни

Универсализм — Забота о других

Стремление к равенству, справедливости и защите всех людей

Универсализм — Забота о природе

Сохранение природной среды

Универсализм — Толерантность

Принятие и понимание тех, кто отличается от тебя

Благожелательность — Забота

Преданность группе и благополучие ее членов

Благожелательность — Чувство

Долга

Стремление быть надежным и заслуживающим доверия членом группы

Исходная теория ценностей определяет порядок расположения ценностей по кругу.  Шварц [Schwartz, 1992] основывал порядок расположения ценностей на отношениях конфликта или совместимости каких-либо ценностей, которые переживают люди, стремясь воплотить их в единственном решении или действии.
Как именно вышеперечисленные 19  ценностей уточненной теории расположены в круговом мотивационном континууме можно увидеть на рисунке 1.

Рисунок 1

Круговой мотивационный континуум 19 ценностей с указанием причин

их размещения в данном порядке

Три внешних круга определяют концептуальные основы порядка расположения ценностей. В верхней половине внешнего круга располагаются ценности, которые выражают рост и саморазвитие. Это ценности, которые мотивируют людей в те моменты, когда они не испытывают беспокойства (тревоги). В нижней половине внешнего круга располагаются ценности, которые выражают направленность на защиту себя от угроз и беспокойства. Ценности, расположенные справа, в следующем, меньшем круге имеют личную направленность, они связаны с получением личной выгоды, выгоды для себя. В левой части этого же круга располагаются ценности, имеющие социальную направленность. Это те ценности, которые показывают связь с другими людьми или устоявшимися институтами. В следующем, третьем от края круге очерчивает границы между четырьмя ценностями более высокого порядка. Именно в эти четыре ценности  могут быть объединены все остальные. Ценности Открытости изменениям подчеркивают готовность к новым или преобразующим идеям, действиям и переживаниям. Контрастные им ценности Сохранения, акцентированные на избегании изменений, самоограничении и порядке. Ценности Самоутверждения входят в стремление к удовлетворению собственных интересов. Противоположные им ценности Самопреодоления акцентируются на преодолении личных интересов ради других. Гедонизм включает в себя как элементы Открытости изменениям, так и Самоутверждения.

В пределах внутреннего круга 19 ценностей располагаются таким образом, что достижение любой ценности на одной стороне круга, скорее всего, будет в конфликте с достижением ценностей, находящихся на другой стороне круга.

В будущем эмпирическом исследовании предполагается использовать опросник  PVQ-R (PVQ-R1). Данная версия опросника существенно улучшена. В отличие от предшественника PVQ40, в первой версии пересмотренного PVQ-R (PVQ-R1) на каждый пункт приходится только одна формулировка. Это помогает устранить проблему, о которой иногда говорят респонденты: желание дать разные ответы на два предложения одного и того же пункта. Это также позволяет сократить время респондентов, затрачиваемое на каждый пункт.


1.2  Исследования установок в зарубежной и отечественной науке

Взятые вместе, благоприятные или неблагоприятные оценочные реакции на что-либо, независимо от того, в какой форме он выражены (в форме убеждений, чувств или готовности к действиям), определяют установку человека [Olson & Zanna, 1993]. 

В самом начале социальные психологи сошлись на том, что знание установок людей позволяет предсказывать их поведение. Но в 1964 г. Фестингер, которого многие считают ученым, внесшим наиболее существенный вклад в социальную психологию, пришел к следующему выводу: свидетельства в пользу того, что изменение установок приводит к изменению поведения, отсутствуют. По мнению Фестингера, все как раз наоборот, именно поведение влияет на установки. И, по словам Эйбелсона, мы «очень хорошо обучены и прекрасно обосновываем любые свои поступки, но не очень хорошо делаем то, что можем обосновать» [Abelson, 1972].

Следующий удар по предположению о том, что знание установок разрешает прогнозировать поведение, был нанесен в 1969 г. социальным психологом Уикером. Проведя метаанализ нескольких десятков исследований, предметами изучения которых являлись разные люди, установки и действия, он пришел к неожиданному выводу: вряд ли можно предсказывать поведение людей на основании тех установок, которые они выражают вслух [Wicker, 1969]

Именно этот разрыв между установками и действиями Даниэл Бэтсон и его коллеги назвали «моральным лицемерием», т. е. претензией на обладание такими моральными качествами, которых на самом деле нет [Batson et al., 1998, 1999].  В 60-е гг. XX в. на смену изначальному тезису — «Установки определяют поведение» пришел антитезис — «Установки не определяют ничего».

Но наше поведение и наши выраженные установки потому и отличаются друг от друга, что и то, и другое подвержено влиянию разных обстоятельств. В своем исследовании один социальный психолог насчитал 40 разных факторов, осложняющих их взаимосвязь [Triandis, 1982; см. также: Kraus, 1995].

Для того, чтобы выяснить, какие же именно установки истинны был предложен «обходной путь» - метод мнимого источника информации, разработанный Эдвардом Джоунсом и Гарольдом Сигалом , предназначенный для того, чтобы обманным путем «выуживать» из людей их установки [Jones& Sigall, 1971].

Результаты одного исследования говорят о том, что на основании общего отношения людей к религии трудно предсказать, пойдут ли они в церковь на следующей неделе (т.к. на этот поход могут повлиять и здоровье, и дождь, и неожиданные дела, и многое другое). Однако сами религиозные установки достаточно точно могут предсказать общее количество религиозных отправлений за определенный промежуток времени [Fishbein & Ajzen, 1974; Kahle & Berman, 1979]. Подобные наблюдения помогли сформулировать принцип совокупности: влияние установки на поведение становится более очевидным, если мы принимаем во внимание не отдельные поступки человека, а его совокупное, или обычное, поведение.

Известны и другие условия, при которых прогностическая точность установок повышается. Как отмечают Айзен и Фишбейн, когда измеряется некая общая установка (например, отношение к выходцам из стран Азии), а поведение весьма специфично (например, принятие решения о том, помогать или нет конкретному азиату), не следует ждать тесной корреляции между словами и делами [Ajzen & Fishbein, 1977; Ajzen, 1988]. 

Дальнейшее изучение этой проблемы — всего было выполнено более 500 исследований — подтверждает вывод о том, что конкретные, релевантные установки действительно прогнозируют поведение [Wallace et al., 1996]. Например, отношение человека к переработке отходов и к получению из них полезных вещей (а не вообще к проблеме охраны окружающей среды) прогнозирует его участие в соответствующих программах [Oskamp, 1991].

Доведение установок до сознания.

Если побудить людей задуматься над своими установками, прежде чем они начнут действовать, будет ли их поведение больше соответствовать последним? Снайдер и Свонн [Snyder & Swann, 1976] в своем исследовании ответили именно на этот вопрос  и доказали, что наши установки руководят нашим поведением, если мы задумываемся над ними.
Люди с развитым самосознанием обычно не теряют связи со своими установками [Miller & Grush, 1986]. Следовательно, способ заставить людей концентрировать внимание на внутренних убеждениях, заключается в том, чтобы научить их осознавать свои действия [Carver & Scheier, 1981].

При совершении таких привычных поступков, как пристегивание ремня безопасности, кофепитие или посещение занятий, сознательные намерения, скорее всего, не активизируются [Quellette & Wood, 1998]

Опыт как источник силы установок

Сила установок зависит и от того, как человек их приобретает. Результаты серьезных исследований, выполненных Фазио и Занной, позволяют сделать следующий вывод: если установки являются следствием опыта, вероятность того, что они сохранятся надолго и будут направлять поведение, значительно возрастает [Fazio & Zanna, 1981]

По сравнению с пассивно сформировавшимися установками установки, выработанные в результате собственного опыта, более осмысленны, более определенны, более стабильны, менее подвержены внешним влияниям, более доступны и более насыщены эмоциями [Millar & Millar, 1996; Sherman et al., 1998; Watts, 1967; Wu & Shaffer, 1987].
Подводя итог, можно сказать, что связь между выраженными установками и поведением зависит от обстоятельств и может варьировать в широких пределах — от полного ее отсутствия до очень сильной [Kraus, 1995].

Установки могут прогнозировать наше поведение при следующих условиях: 1) если эти «другие влияния» минимизированы; 2) если установка в большой степени релевантна прогнозируемому поведению (как в исследованиях голосований); 3) если установка сильная (либо потому, что что-то напомнило нам о ней, либо потому, что она сформировалась в результате нашего собственного опыта). Таковы условия, при которых существует связь между тем, что мы думаем и чувствуем, и тем, что мы делаем.

  1.  
    Исследование установок и поведения в зарубежной и отечественной науке

Одним из инструментов прогнозирования действий является «Теория планируемого поведения» [Ajzen, 1991] , которая широко используется в академических дисциплинах последние 25 лет в качестве важного инструмента понимания и прогнозирования поведения человека [Armitage and Conner, 2001].
Айзен и Фишбейн полагают, что установки непосредственно влияют на поведение, и данное влияние может быть выявлено с помощью исследовательских процедур. Проблема лишь в том, чтобы с высокой степенью точности конкретизировать как установки, так и поведение [Ajzen & Fishbein, 1977]. Для этого требуется тщательный анализ следующих факторов:

1. Действие. Здесь определяется, какой вид поведения осуществляется. Это может быть конкретное политическое или экономическое поведение, какое-то межличностное взаимодействие и т.д.

2. Объект. В этом случае определяется, на какой объект направлено поведение: на определенного политического кандидата, на какой-либо товар, на близкого человека и т. п.

3. Контекст. Речь о том, в каком контексте осуществляется поведение: в какой конкретно политической системе – тоталитарной или демократической, в какой экономической ситуации – при достаточных средствах или при их отсутствии, на людях или в интимной обстановке.

4. Временной фактор. Анализируется конкретное время осуществления поведения.

Зимбардо и Ляйппе называют эту теорию «теорией когнитивно-опосредованного действия» [Зимбардо Ф., Ляйпе М., 2000].

Сам А. Айзен назвал свою теорию моделью разумного, или планируемого поведения [Ajzen, 1991]. В своей теории он исходит из предположения, что поведение человека носит по большей части рассудочный характер, что оно рационально. Поэтому, говорит Айзен, можно утверждать, что люди рассчитывают и обдумывают последствия своего поведения. Так что прежде, чем что-либо сделать, человек принимает взвешенное решение. Таким образом, поведению всегда предшествуют намерение. Речь идет не о намерении добиться чего-то абстрактного, а о намерении достичь конкретного результата, действуя определенным образом.

В свою очередь намерение влияет на три основных конструкции, а именно: «Отношение», «Субъективная норма» и «Воспринимаемый поведенческий контроль». Согласно Айзену [Ajzen,1991], поведение человека формируется тремя компонентами: 1) представлением о вероятных результатах поведения и оценкой этих результатов (поведенческие убеждения), 2) представлениями о нормативных ожиданиях других людей и мотивацией для выполнения этих ожиданий (нормативных убеждений) и (3) представления о наличии факторов, которые могут способствовать или препятствовать поведению и восприятию власти этих факторов (контроль убеждения).

В совокупности, поведенческие убеждения продуцируют положительные или отрицательные установки по отношению к поведению; нормативные убеждения отражают воспринимаемое социальное давление (субъективная норма), а контроль убеждения приводят к воспринимаемому поведенческому контролю. В комплексе эти три конструкции приводят к образованию «намерения», а  оно в свою очередь считается непосредственной предпосылкой фактического поведения.

Хотя у человека может быть большое количество убеждений, убеждения, описанные выше, относятся к тем, которые являются легко доступными для человека.

Несмотря на то, что в теории три предиктора независимы друг от друга, эмпирически часто случается, что факторы взаимосвязаны т.к. одна и та же информация может влиять на несколько предикторов одновременно [Ajzen, 2006]. Кроме того, вес каждого определяется эмпирическим путем и не обязательно вес одного равен весу другого. В зависимости от личности и ситуации; «Отношение», «Субъективная норма» и «Воспринимаемый контроль» могут оказывать различное воздействие на поведенческие намерения [Miller, 2005]. Мета-обзор позволил выявить, что эмпирически, теория запланированного поведения обычно объясняет примерно от 40% до 60% колебаний в намерении [Sutton, 1998; Fishbein and Ajzen, 2010]. Но процент колебания в реальном поведении, который рассчитывается, исходя из допущения, как правило, ниже - от 30% до 40% [Fishbein and Ajzen, 2010]. Это явление обычно называют разрывом в поведении-намерении [ e.g. Sheeran, 2002].


1.4
 Исследования ценностей и установок в зарубежной и отечественной науке

Существуют как минимум четыре концепции, с которыми объединяют ценности: установки, черты, нормы и нужды. Наиболее важным для данной работы нам представляется разграничить понятия ценностей и установок.  

Ценности более абстрактны, чем установки [Rokeach, 1973; Williams 1979], которые являются положительными или отрицательными оценками объекта [Eagly & Chaiken, 1993]. Ценности фокусируются на идеалах; установки применяются больше к конкретным социальным объектам. Некоторые исследователи [e.g., Bem, 1970] уверены, что ценности это просто особый вид установки, пусть и более эфемерный, который может быть включен в исследования установок [Schuman, 1995]. Кац [Katz,1960] считает ценности одной из четырех функций установок, обозначая установки, выражающие ценности, главными в Я-концепции. Установки, выражающие ценности, приводят к более сильным взаимосвязям между ценностями и установками, чем это делают другие установки [Maio & Olson, 1994]. Другие исследования связывают ценности с такими аспектами как аут-групповая дискриминация [Biernat et al., 1996] или отношение к успешным людям [Feather, 1995]. Большинство согласно с тем, что ценности находятся выше, чем установки во внутренней оценочной иерархии индивидуума. По сравнению с установками, ценности гораздо ближе к вопросам индивидуальности [Erickson, 1995; Hitlin 2003; Smith, 1991] и менее применимы непосредственно к вопросам поведения [Schwartz, 1996]. Ценности и установки изменяются по-разному в течение жизни [Konty & Dunham, 1997]; ценности более стойкие, чем установки.

  1.  
    Исследование ценностей и поведения в зарубежной и отечественной науке

Являясь направляющим принципом человеческих жизней ценности, ожидаемо воздействуют на человеческое поведение. Предыдущие исследования обеспечивают достаточное количество свидетельств связей между ценностями и поведением. Ценности систематически относятся к повседневным поведенческим моделям, также как и к основным жизненным решениям [Roccas & Sagiv, in press]. Небольшое количество исследований рассматривали механизмы посредством которых ценности связаны с поведением. Изучая гипотетические социальные дилеммы  Физер [Feather, 1995] показал, что ценности определяют валентность, поведенческого  выбора, который в свою очередь определяет решение человека. Мысли о важности конкретных ценностей усиливают взаимосвязь между ценностями и поведением [Maio, Olson, Bernard & Allen, 2001; Karremans, 2007].

В своих первых исследованиях Верпланкен и Холланд [Verplanken&Holland, 2002] демонстрируют причинную связь в отношениях между ценностями и поведением и показывают, что в условиях эксперимента при актуализации ценностей и усилении их доступности ценности предопределяют ценностно-конгруентное поведение. Данное исследование ставит своей целью расширить понимание связи между ценностями и поведением.


1.6. Исследование благотворительного поведения в зарубежной и отечественной науке

На протяжении веков люди воздавали должное и поощряли выгоды, связанные с благотворительным поведением. И философия, и религия утверждают, что благотворительность ведет к процветанию: «Да не оскудеет рука дающего». Существуют и эмпирические исследования, доказывающие положительное влияние благотворительности. Многочисленные исследования говорят о том, что благотворительное поведение положительно влияет как на психическое, так и на физическое самочувствие [Brooks, 2007].

Краткий обзор мирового рейтинга благотворительности, проведенного CAF в 2011г. показывает, что по сравнению с 2010 общее количество людей в мире, занимающихся благотворительностью, увеличилось. В 2010 году среднее значение рейтинга по трем показателям составило 31,6%, а в 2011 году – уже 32,4%. Исследователи подчеркивают, что изменения в пределах одного процентного пункта свидетельствуют об изменениях в поведении сотен тысяч людей.
В большинстве западных стран процент людей, которые жертвуют на благотворительность ежемесячно, измеряется от 50% до 70%.  В России этот процент по данным исследования 2011г. года не превышает 20%. По сравнению с западными странами эта цифра не выглядит впечатляющей, но в 2010 г. этот процент составлял всего 18%, а как уже говорилось выше изменение всего нескольких процентов уже говорит об изменении в поведении сотен тысяч людей. Таким образом, можно утверждать, что в России, как и во всем мире идет активное развитие сферы благотворительности. В связи с этим существует острая необходимость в исследовании психологических условий, лежащих в основе благотворительного поведения и выявления факторов, влияющих на благотворительную деятельность.

До сих пор большинство исследований в сфере благотворительности были сосредоточены на описательной роли демографии и социально-экономических факторах в объяснении поведения в сфере благотворительности. В этих исследованиях большее внимание уделялось социальным аспектам поведения в сфере благотворительности. Например, Дроллингер [Drollinger, 1998] обнаружил, что и доход, и образование, и религиозная принадлежность все связаны с благотворительностью. В то время как данные о религиозном влиянии на благотворительность смешанные и требуют дополнительных исследований [e.g,. Brooks 2003; Borgloh et al. 2010]. Обширные исследования [e.g., Pharoah&Tanner, 1997; Schervish&Havens, 1997; Borgloh et al., 2010] показали, что личная готовность к пожертвованию увеличивается  в зависимости от образования, возраста и дохода. Так люди, имеющие высшее образование, средний возраст и хороший доход  делают пожертвования куда охотнее, чем те, у кого образование, возраст и доход ниже. Проведенные Борглохом исследования [Borgloh, 2010] показывают, что люди предпочитают делать пожертвования в небольшие организации, а не в крупные, но исключительно в тех случаях, когда есть возможность познакомиться с  информацией о финансовом потоке организации. Возможное объяснение этого феномена включено в «Модель воздействия благотворительности» Дункана [Duncan, 2004], главным постулатом которой является то, что жертвователи пытаются получить максимальную отдачу от своих взносов. Кроме того, полевые исследования показывают, что люди охотнее жертвуют деньги, когда знают, что другие тоже так делают [e.g., Frey& Meier 2004; Croson & Shang 2008; Martin & Randal 2008], это явление известно как «условное сотрудничество». Другие исследования изучают процесс принятия решений в благотворительности  [e.g., Burgoyne et al. 2005], а также роль доверия и приверженности [Sargeant & Lee 2004], не забывают и про роль социальных отношений [Radley &Kennedy 1995].

Тем не менее, количество исследований, которые способствуют именно социально-психологическому пониманию факторов, лежащих в основе решения человека сделать пожертвование на благотворительность, крайне мало.

Одна из немногих существующих работ, которая исследует связь между ценностями и поведением в связи с благотворительностью ставит своей задачей выявить, какие именно ценности и при каких условиях влияют на конкурентное и кооперативное поведение [Sagiv et al, 2011]. В работу включены два эмпирических исследования, которые построены на основе игр, базирующихся на социальных дилеммах. В каждое исследование включена новая игра, в которой участники становятся перед дилеммой (то есть, формируют свои субъективные матрицы выигрышей) и, следовательно, доминирующий (т.е. рациональный) выбор поведения зависит от их ценностей. Первое исследование – парная благотворительная игра, формируют ситуацию, направленную на стимуляцию кооперативного поведения. По результатам этого исследования подтверждается гипотеза, о том, что благотворительное поведение положительно коррелирует с универсализмом и доброжелательностью, т.е. с теми ценностями, которые отражают заботу о других и отрицательно с властью, достижением, гедонизмом и теми ценностями, которые способствуют соблюдению собственных интересов. В данном исследовании также показывается, что именно ценности, а не черты являются предиктором благотворительного поведения.

Второе исследование – групповая благотворительная игра,  формирует ситуацию, направленную на стимуляцию конкурентного поведения. Результаты исследования показывают, что благотворительное поведение позитивно коррелирует с доброжелательностью и отрицательно с властью. Кроме того воздействие ценностей было сильнее в тех случаях, когда они оказывались более доступны, что указывает на значительное влияние ценностей на поведение. Более того, когда иерархия ценностей оказалась доступна участники объяснили свой выбор с точки зрения тех ценностей, которые были: а) доступны для них; б) соответствовали ситуации. Таким образом, результаты исследования указывают на существования механизма влияния легкодоступных ценностей на поведение. Рассмотренные вместе два этих исследования расширяют понимания взаимосвязи ценностей и поведения, уделяя внимание влиянию ценностей на восприятие.

Методологическая основа исследования базируется на:

  •  Исследовании индивидуальных ценностей человека Шварца
  •  Исследовании поведения человека Айзена
  •  Исследованиях, посвященных изучению предикторов благотворительного поведения

Теоретическим методом подготовки исследования был выбран анализ и обобщение психологической литературы по проблеме исследования. Эмпирическим методическим средством исследования планируется применить социально-психологический опрос респондентов с применением методик:

  •  Обновленный ценностный опросник Шварца (PVQ-R) для определения преобладающих ценностей респондентов
  •  Опросник, построенный по модели Айзена, для выявления установок респондентов и особенностей их поведения в сфере благотворительности

Программа исследования

Благотворительность -  оказание бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) помощи тем, кто в этом нуждается , – получает все большее распространение, как в мире в целом, так и в России в частности. На протяжении веков люди воздавали должное и поощряли выгоды, связанные с благотворительным поведением. И философия, и религия утверждают, что благотворительность ведет к процветанию: «Да не оскудеет рука дающего». Многочисленные исследования говорят о том, что благотворительное поведение положительно влияет как на психическое, так и на физическое самочувствие [Brooks, 2007].

До сих пор большинство исследований в сфере благотворительности были сосредоточены на описательной роли демографии и социально-экономических факторах в объяснении поведения в сфере благотворительности. В этих исследованиях большее внимание уделялось социальным аспектам поведения в сфере благотворительности. Например, Дроллингер [Drollinger, 1998] обнаружил, что и доход, и образование, и религиозная принадлежность, - все связаны с благотворительностью. В то же время данные о религиозном влиянии на благотворительность амбивалентные и требуют дополнительных исследований [e.g,. Brooks 2003; Borgloh et al. 2010]. Обширные исследования [e.g., Pharoah&Tanner, 1997; Schervish&Havens, 1997; Borgloh et al., 2010] показали, что личная готовность к пожертвованию увеличивается  в зависимости от образования, возраста и дохода. Так люди, имеющие высшее образование, средний возраст и хороший доход  делают пожертвования куда охотнее, чем те, у кого образование, возраст и доход ниже. Проведенные Борглохом исследования [Borgloh, 2010] показывают, что люди предпочитают делать пожертвования в небольшие организации, а не в крупные, но исключительно в тех случаях, когда есть возможность познакомиться с  информацией о финансовом потоке организации. Возможное объяснение этого феномена включено в «Модель воздействия благотворительности» Дункана [Duncan, 2004], главным постулатом которой является то, что жертвователи пытаются получить максимальную отдачу от своих взносов. Кроме того, полевые исследования показывают, что люди охотнее жертвуют деньги, когда знают, что другие тоже так делают [e.g., Frey& Meier 2004; Croson & Shang 2008; Martin & Randal 2008], это явление известно как «условное сотрудничество». Другие исследования изучают процесс принятия решений в благотворительности  [e.g., Burgoyne et al. 2005], а также роль доверия и приверженности [Sargeant & Lee 2004], не забывают и про роль социальных отношений [Radley &Kennedy 1995].

Тем не менее, количество исследований, которые способствуют именно социально-психологическому пониманию факторов, лежащих в основе решения человека сделать пожертвование на благотворительность, не представляется достаточным.

Это и является научной проблемой данного исследования: противоречие между ростом интереса к сфере благотворительности и недостаточностью изученности психологических предикторов поведения в сфере благотворительности.

 Актуальность данной проблемы растет с каждым днем, не только в мире, где в большинстве западных стран процент людей, которые жертвуют на благотворительность ежемесячно, измеряется  50%  - 70%, но и в России, где этот процент по данным исследования пока не превышает 20%.  Тем не менее, об увеличение интереса к благотворительности со стороны общества говорит изменение места России в мировом рейтинге благотворительности с 127 на 123 [Charities Aid Foundation, 2013] и несомненное увеличение числа благотворительных организаций - с 5376  до 5704 [«Россия 2011, статистический справочник» «Россия 2012, статистический справочник», Росстат].

Все это приводит нас к необходимости изучения психологических характеристик людей занимающихся благотворительностью для понимания мотивов их деятельности, привлечения новых сторонников, популяризации благотворительного поведения в обществе.

Теоретическая значимость исследования заключается в расширении теоретических представлений о влиянии ценностей на установки и поведение в сфере благотворительности.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты можно будет применять при работе благотворительных организаций для мотивации людей к благотворительному поведению.

Новизна работы заключается в том, что впервые будет эмпирически исследована взаимосвязь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности.

Несмотря на имеющиеся исследования, такие как влияние установок, норм, описательного поведенческого контроля и поведения в прошлом на намерение делать пожертвования в благотворительные организации [Smith and McSweeney, 2007; S. van der Linden, 2011] и выявление ценностей и условий их влияния на конкурентное и кооперативное поведение [Sagiv et al, 2011] нет работ, рассматривающих влияние ценностей на установки и поведение в сфере благотворительности комплексно.

Цель исследования – выявить взаимосвязь ценностей,  установок  и поведения в сфере благотворительности.

Для реализации цели решаются следующие задачи:

1. Проанализировать теоретические подходы к изучению ценностей, установок и поведению в сфере благотворительности.

2. Разработать инструментарий для исследования ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности.

3. Провести эмпирическое исследование, выявляющее взаимосвязь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности.

Объектом данного исследования являются индивидуальные ценности.

Предмет исследования  – взаимосвязь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности.

Благотворительное поведение может быть реализована по-разному и в различных сферах: от непосредственной помощи деньгами и материалами нуждающимся до волонтерской помощи детям и пожилым людям. Тем не менее, в данной работе под благотворительностью понимается именно добровольная и безвозмездная передача денежных средств благотворительным организациям.

В настоящий момент проблема разработана с тех точек зрения, которые были обозначены выше: выявлено влияние установок, норм, описательного поведенческого контроля и поведения в прошлом на намерение делать пожертвования в благотворительные организации, а также проведено исследование ценностей и условий их влияния на конкурентное и кооперативное поведение.

Тем не менее, исследований взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности не проводилось.

Общая гипотеза исследования состоит в том, что существует взаимосвязь ценностей, установок и поведения в сфере благотворительности

При этом аналогично работе З. ван дер Линдена будет также проверено утверждение являются ли моральные нормы конструктом существенно усиливающим предсказательные возможности модели теории планируемого поведения Айзена и уменьшающим разрыв в поведении-намерении.

В качестве переменных для изучения ценностей используются 19 базовых ценностей Ш. Шварца.

В качестве переменных для изучения установок и благотворительного поведения используются 6 конструктов (установки, описательные, субъективные и моральные нормы, воспринимаемый поведенческий контроль, поведением в прошлом) расширенной методики теории планируемого поведения Айзена.

В таблице 1 представлены предположения о взаимосвязи между рассматриваемыми ценностями и 6 конструктами теории.

Ценности

Самопреодоление

Открытость изменениям

Самоутверждение

Сохранение

Компоненты модели теории планируемого поведения

Установки

Субъективные нормы

+

+

Описательные нормы

Моральные нормы

+

+

Воспринимаемый поведенческий контроль

_

Поведение в прошлом

+

Таблица 1.  Предположения о взаимосвязи между ценностями и 6 конструктами расширенной теории планируемого поведения.

Исходя из результатов проведенных ранее исследований, представленных выше, можно выдвинуть следующие частные гипотезы:

  •  субъективные нормы положительно связаны с открытостью изменениям и самоутверждением
  •  моральные нормы положительно связаны с самопреодолением и сохранением
  •  воспринимаемый поведенческий контроль отрицательно связан с открытостью изменениям
  •  поведение в прошлом связано с самопреодолением

Исследование будет проведено среди жителей городов-миллиоников. Выборка предположительно составит 100 чел., 18 – 45 лет. Исследование будет проводиться методом интернет-опроса.

Анкета, которая будет предъявляться респондентам состоит из:

  •  обновленного ценностного опросника Шварца (PVQ-R) для определения преобладающих ценностей респондентов;
  •  опросника, З.Линдена [S. van der Linden, 2011], сконструированного  при  помощи руководства для построения опросников по теории планируемого поведения Айзена (Constructing a TpB Questionnaire: Conceptual and Methodological Considerations) для выявления 6 компонентов расширенной теории планируемого поведения.

Полная версия анкеты представлена в Приложении 1.

Опросник PVQ-R был разработан Ш. Шварцем [Schwartz et al., 2011]. В отличие от предыдущей версии опросника PVQ40, где исследователи отмечали различные проблемы измерений: в частности, мультиколлинеарность между смежными ценностями, низкую внутреннюю валидность показателей и перекрестную нагрузку пунктов разными  факторами [напр.: Davidov et al., 2008; Knoppen& Saris, 2009].

Для того чтобы избежать используется уточненная ценностная теория Шварца [Schwartz et al., 2011] и шкала, разработанную для ее измерения. В уточненной теории количество различаемых ценностей увеличено до 19, что позволяет определить каждую из них более точно. В отличие от предшественника PVQ40, в первой версии пересмотренного PVQ-R (PVQ-R1) на каждый пункт приходится только одна формулировка. Это помогает устранить проблему, о которой иногда говорят респонденты: желание дать разные ответы на два предложения одного и того же пункта. Это также позволяет сократить время респондентов, затрачиваемое на каждый пункт.

Опросник, сконструированный З.Линденом на базе руководства для построения опросников по теории планируемого поведения Айзена (Constructing a TpB Questionnaire: Conceptual and Methodological Considerations)  для выявления 6 компонентов расширенной теории планируемого поведения

Опросники, построенные на базе руководства для построения опросников по теории планируемого поведения достаточно широко распространены в зарубежной литературе в силу того, что методика достаточно понятна и проста в применении. Опросник, направленный на изучение 6 компонентов расширенной теории планируемого поведения по отношению к поведению в благотворительной сфере также использовался не раз. Как подтверждают исследования [например, Smith and McSweeney, 2007; S. van der Linden, 2007], измерения по этой методике способны предсказывать поведение в благотворительной сфере с большей точностью.

Для обработки полученных данных будут применены следующие методы математической статистики:

  •  анализ надежности (альфа Кронбаха) – для проверки согласованности шкал опросников PVQ-R и опросника по Айзену
  •  корреляционный анализ – первичный анализ взаимосвязи между ценностями и 6 компонентами модели теории планируемого поведения
  •  многомерный регрессионный анализ – второй этап анализа взаимосвязей между ценностями и 6 компонентами модели теории планируемого поведения

В результате исследования предполагается получить модель, которая бы наилучшим образом отображала взаимосвязь ценностей и 6 компонентов модели теории планируемого поведения, а также поведение – степень участия в благотворительной деятельности.


Дизайн исследования

Участники исследования.

Онлайн-опрос проводился в России. Всего в ходе исследования был опрошен 156 человек.

Возраст респондентов в группе россиян от 17 до 49 лет, медиана – 27 год.

Гендерный состав: мужчины – 55 (35%), женщины – 111 (65%).

Образовательный статус респондентов: 61%   имеют высшее образование, 24% респондентов имеют неоконченное высшее, 10% это аспиранты и люди, имеющие ученую степень (кандидаты, доктора наук), 4% имеют среднее общее, а 2% имеют среднее специальное образование.

Социально-экономический статус респондентов:  60% опрошенных указали в своем основном роде занятий оплачиваемую работу, 31% учатся, 3% занимаются домашней работой либо индивидуальным предпринимательством, 2% в данный момент не имеют работы, 1% респондентов ответил «другое» и «затрудняюсь ответить».


Результаты исследования взаимосвязи ценностей с установками и поведением в сфере благотворительности

Как уже было сказано, ценности, как и установки по отношению к благотворительности, измерялись как отдельные конструкты, вмещающие несколько шкал. Для определения внутренней согласованности психологических оценок использовалась процедура Reliability Analysis, вычислялся коэффициент -Кронбаха. Для анализа взаимосвязи типов установок по отношению к благотворительности и ценностей использовался корреляционный анализ. Анализ взаимосвязи типов установок по отношению к благотворительности и ценностей подтверждается многомерным регрессионным анализом.

Шкалы ценностей

Шкалы установок

Самопреодоление

0,826

Установка

0,755

Сохранение

0,835

Воспринимаемый поведенческий контроль

0,688

Открытость изменениям

0,735

Намерения

0,851

Самоутверждение

0,869

Описательные нормы

0,725

Поведение в прошлом

0,664

Выводы

Заключение

В данной работе представлены основные теоретические и методологические исследования, посвященные ценностям, установкам, поведению и их взаимосвязи в сфере благотворительности, включен анализ существующих исследований и выбраны теории и методики, релевантные поставленным задачам.

Результатом данной работы стало выявление необходимого материала и методик для проведения будущего эмпирического исследования.

Данная работа должна помочь сделать шаг в понимании взаимосвязи ценностей, установок и поведения и их взаимосвязи в сфере благотворительности. Полученные результаты могут быть использованы на практике, что, учитывая недостаточное количество существующих исследований, посвященных данной тематике, представляет определенный интерес.


Список литературы:

1.

Abelson , R. P. (1972). Are attitudes necessary? In B. T. King E. McGinnes (Eds.), attitudes, conflict and social change. New York: Academic Press, 1972

2.

Ajzen, I. (1988). Attitudes, personality, and behavior. Chicago: Dorsey Press

3.

Ajzen, I. (1991). The theory of planned behavior. Organizational Behavior and Human Decision Processes, 50, p. 179-211

4.

Ajzen, I. (2006). Constructing a TpB questionnaire: Conceptual and methodological considerations, Retrieved March 22, 2007, from http://www.people.mass.edu/aizen/tpb.html.

5.

Ajzen, I., & Fishbein, M. (1977). Attitude-behavior relations: A theoretical analysis and review of empirical research. Psychological Bulletin, 84, 888-918.

6.

Allport. G. W., Vemon, P. E., & Lindzey, G. (I960). The study of valties: Test booklet (3rd ed.). Chicago, IL: Riverside Publishing Co.

7.

Armitage, C. J., & Conner, M. (2001). Social cognitive determinants of blood donation. Journal of Applied Social Psychology, 31, 1431-1457

8.

Bardi A, Schwartz SH. 2003.Values and behavior: strength and structure of relations. Pers. Soc. Psychol. Bull. 29:1207–20

9.

Batson, C.D. (1998). Altruism and prosocial behavior. In D.T. Gilbert & S.T. Fiske (Eds.), The handbook of social psychology, (Vol. 2, 4th ed., pp. 282-316). Boston, MA: McGraw-Hill.

10.

Batson, C.D., Ahmad, N., Yin, J., Bedell, S.J., Johnson, J.W., Templin, C.M., & Whiteside, A. (1999). Two threats to the common good: Self-interested egoism and empathy-induced altruism. Personality and Social Psychology Bulletin, 25, 3-16.

11.

Bem D. 1970. Beliefs, Attitudes, and Human Affairs. Monterey, CA: Brooks/Cole

12.

Biernat M, Vescio TK, Theno SA, Crandall CS. 1996. Values and prejudice: toward understanding the impact of American values on outgroup attitudes. See Seligman et al. 1996, pp. 153–89

13.

Bilsky W., Janik M., Schwartz S.H. The structural organization of human values: Evidence from three rounds of the European Social Survey (ESS) // Journal of Cross-Cultural psychology. 2011. 42. 759–776.

14.

Borgloh, S., Dannenberg, A., and Aretz, B. (2010). Small is beautiful: Experimental evidence of donor’s preferences for charities. ZEW Discussion Paper, No. 10–052.

15.

Brooks, A. C. (2007). Does giving make us prosperous? Journal of Economics and Finance, 31(3), 403–411

16.

Burgoyne, C. B., Young, B., & Walker, C. M. (2005). Deciding to give to charity: A focus group study in the context of the household economy. Journal of Community and Applied Social Psychology, 15, 383–405.

17.

Carver, C. S., & Scheier, M. F. (1981). Attention and self-regulation: A control theory approach to human behavior. New York: Springer-Verlag.

18.

Croson, R., & Shang, J. (2008). The impact of downward social information on contribution decisions. Experimental Economics, 11, 221–233.

19.

Davidov E., Schmidt P., Schwartz S.H. Bringing values back in: The adequacy of the European social survey to measure values in 20 countries // Public Opinion Quarterly. 2008. 72. 420–445.

20.

Drollinger, T. L. (1998). A multidisciplinary model of monetary donations to charitable organisations. Dissertation Abstracts International: Section B: The Sciences and Engineering, 59, 0458.

21.

Duncan, B. (2004). A theory of impact philanthropy. Journal of Public Economics, 88, 2159–2180.

22.

Eagly AH, Chaiken S. 1993. The Psychology of Attitudes. Forth Worth, TX: Harcourt Brace Jovanovich

23.

Edel A. 1988. The concept of value and its travels in twentieth-century America. In Values and Value Theory in Twentieth-Century America: Essays in Honor of Elizabeth Flower, ed. MG Murphey, I Berg, pp.  2–36. Philadelphia, PA: Temple Univ. Press

24.

Erickson RJ. 1995. The importance of authenticity for self and society. Symbol. Inter. 18:121–44

25.

Fazio, R. H., & Zanna, M. P.(1981). Direct experience and attitudebehavior consistency.In L. Berkowitz (Ed.), Advancesin experimental social psychology (Vol. 14, pp. 162-202). New York: Academic Press.

26.

Fishbein, M., & Ajzen, I. (2010). Predicting and changing behavior: The reasoned action approach. New York: Psychology Press.

27.

Fishbein, M.. & Ajzen, 1. (1974). Attitudes toward objects as predictors of single and multiple behavioral Criteria. Psychological Review, 81, 59ó74.

28.

Frey, B. S., & Meier, S. (2004). Social comparisons and pro-social behavior: Testing “conditional cooperation” in a field experiment. American Economic Review, 94, 1717–1722.

29.

Hechter M. 1993. Values research in the social and behavioral sciences. See Hechter et al. 1993, pp. 1–28

30.

Hechter M. 1993. Values research in the social and behavioral sciences. See Hechter et al. 1993, pp. 1–28

31.

Hitlin S. 2003. Values as the core of personal identity: drawing links between two theories of the self. Soc. Psychol. Q. 66:118–37

32.

Joas H. 2000. The Genesis of Values. Cambridge,UK: Polity

33.

Jones, E. E., & Sigall, H. (1971). The bogus pipeline: A new paradigm for measuring affect and attitude. Psychological Bulletin, 76, 349-364.

34.

Kahle, L. R., & Berman, J. J. 1979, Attitudes cause behavior: A cross-lagged panel analysis. Journal of Personality and Social Psychology , 37, 315-321

35.

Katz D. 1960. The functional approach to the study of attitudes. Public. Opin. Q. 6:248–68

36.

Kluckhohn C. 1951. Values and valueorientations in the theory of action. In Toward a General Theory of Action, ed. T Parsons, EA Shils, pp. 388–433. New York: Harper

37.

Knafo A, Schwartz SH. 2001. Value socialization in families of Israeli-born and Sovietborn adolescents in Israel. J. Cross-Cult. Psychol. 32:213–28

38.

Knoppen D., Saris W. Schwartz’ theory of human values: Balancing homogeneity of reflective items and theoretical coverage. Barcelona: University Pompeu Fabra, 2009. RECSM Working Paper 9. 1–40

39.

Konty MA, Dunham CC. 1997. Differences in value and attitude change over the life course. Sociol. Spectrum 17:177–97

40.

Kraus, S. J.,1995, Personality & Social Psychology Bulletin, 21, 58 - 75.

41.

Lee J.A., Soutar G.N., Louviere J. An alternative approach to measuring Schwartz’s values: The best-worst scaling approach // Journal of Personality Assessment. 2008. 90. 335–347. Muthén B., Muthén L. Mplus

42.

Maio GR, Olson JM, Allen L, Bernard MM. 2001. Addressing discrepancies between values and behavior: the motivating effect of reasons. J. Exp. Soc. Psychol. 37:104–17

43.

Maio GR, Olson JM. 1994. Value-attitude behaviour relations: the moderating role of attidude functions. Br. J. Soc. Psychol.33:301–12

44.

MariniMM.2000. Social values and norms. See Borgatta & Montgomery 2000, pp. 2828–40

45.

Martin, R., & Randal, J. (2008). How is donation behavior affected by the donations of others? Journal of Economic Behavior and Organization., 67, 228–238.

46.

Miller, L. E., Grush, J. E.,1986, Journal of experimental social psychology, 22, 190 - 202.  

47.

Oishi S., Schimmack U., Diener E., Suh E. The measurement of values and individualism-collectivism // Personality and Social Psychology Bulletin. 1998. 24. 1177–1189.

48.

Olson, J. M., & Zanna, M. P. (1993). Attitudes and attitude change. Annual Review of Psychology,. 44, 117-154.

49.

Perrinjaquet A., Furrer O., Usunier J.-C., Cestre G., Valette-Florence P. A test of the circumplex structure of human values // Journal of Research in Personality. 2007. 41. 820–840.

50.

Pharoah, C., & Tanner, S. (1997). Trends in charitable giving. Fiscal Studies, 18, 427–443.

51.

Quellette, J. A., & Wood, W. (1998). Habit and intention in everyday life: The multiple processes by which past behavior predicts future behavior. Psychological Bulletin, 124, 54-74.

52.

Radley, A., & Kennedy, M. (1995). Charitable giving by individuals: A study of attitudes and practice. Human Relations, 48, 685–709.

53.

Richard S. Sutton and Andrew G. Barto · MIT Press, Cambridge, MA, 1998.

54.

Roccas S, Sagive LSSH, Knafo A. 2002. The big five personality factors and personal values. Pers. Soc. Psychol. Bull. 28:789–801

55.

Rohan MJ. 2000. A rose by any name? The values construct.Pers. Soc. Psychol. Rev. 4:255

56.

Rokeach M. 1973. The Nature of Human Values. New York: Free Press

57.

Sagiv L, Schwartz SH. 2000. Value priorities and subjective well-being: direct relations and congruity effects. Eur. J. Soc. Psychol. 30:149–76

58.

Sagiv, L., Sverdlik,N., Schawrz, N.(2011).To compete or to cooperate? Values’ impact on perception and action in social dilemma games. European Journal of Social Psychology, Eur. J. Soc. Psychol. 41, 64–77

59.

Sargeant, A., & Lee, S. (2004). Trust and relationship commitment in the United Kingdom voluntary sector: Determinants of donor behavior. Psychology and Marketing, 21, 613–635.

60.

Schervish, P. G., & Havens, J. (1997). Social participation and charitable giving: A multivariate analysis. Voluntas, 8, 235–260.

61.

Schuman H. 1995. Attitudes, beliefs and behavior.See Cook et al. 1995, pp. 68–89

62.

Schwartz B. 1993. On the creation and destruction of value. See Hechter et al. 1993,pp. 153–85

63.

Schwartz S.H., Bardi A. Value hierarchies across cultures: Taking a similarities perspective // Journal of Cross Cultural Psychology. 2001. 32. 268–290.

64.

Schwartz S.H., Cieciuch J., Vecchione M., Davidov E., Fischer R., Beierlein C., Ramos A., Verkasalo M., Lönnqvist J.-E., Demirutku K., Dirilen-Gumus O., Konty M. Refining the theory of basic individual values. 2011 (in press).

65.

Schwartz SH, Bilsky W. 1990. Toward a psychological structure of human values: extensions and cross-cultural replications. J. Pers. Soc. Psychol. 58:878–91

66.

Schwartz SH. 1992. Universals in the content and structure of values: theoretical advances and empirical tests in 20 countries. In Advances in Experimental Social Psychology, ed. MP Zanna, pp. 1–65. San Diego, CA: Academic

67.

Sheeran P (2002). Intention-behaviour relations: A conceptual and empirical overview. In W. Stroebe & M. Hewstone (Eds.), European Review of Social Psychology (Vol. 12, pp1-36). Chichester, UK: Wiley.

68.

Sherman, J. W., Lee, A. Y., Bessenoff, G. R., & Frost, L. A. (1998). Stereotype efficiency reconsidered: Encoding flexibility under cognitive load. Journal of Personality and Social Psychology, 75, 589-606.

69.

Smith MB. 1991. Values, Self, and Society Toward a Humanist Social Psychology. New Brunswick, NJ: Transaction

70.

Spates JL. 1983. The sociology of values. Annu.Rev. Sociol. 9:27–49

71.

Tetlock PE. 1986. A value pluralism model of ideological reasoning. J. Pers. Soc. Psychol. 50:819–27

72.

Triandis, H. C. (1982). Review of culture's consequences: International differences in workrelated values. Human Organization , 41, 86-90.

73.

Verplanken B, Holland RW. 2002. Motivated decision making: effects of activation and self-centrality of values on choices and behavior. J. Pers. Soc. Psychol. 82:434–47

74.

Wallace, A. C., Laskowski, R. A. & Thornton, J. M. (1996).  Derivation of 3D coordinate templates for searching structural databases -- application to Ser-His-Asp catalytic triads in the serine proteinases and lipases. Prot. Sci. 5, 1001-1013.

75.

Wicker A W. Attitudes versus actions: the relationship of verbal and overt behavioral responses to attitude objects. J. Soc. Issues 25:41-78, 1969

76.

Williams RM Jr. 1979. Change and stability in values and value systems: a sociological perspective. See Rokeach 1979, pp. 15–46

77.

Wu, C., & Shaffer, D. R. (1987). Susceptibility to persuasive appeals as a function of source credibility and prior experience with the attitude object. Journal of Personality and Social Psychology, 52, 677–688.

78.

Белинская Е.П. Система ценностей личности в перспективе толерантности // Век толерантности. 2003. № 5.С. 61–72.

79.

Зимбардо Ф., Ляйпе М. Социальное влияние. – СПб.: Питер, 2000

80.

Лебедева Н.М. Базовые ценности русской культуры на рубеже ХХI века // Психол. журн. 2000. Т. 21. № 3. С. 73–87.

81.

Лебедева Н.М. Ценностно-мотивационная структура личности в русской культуре // Психол. журн. 2001. Т. 22. №3. С. 26–36.

82.

Лебедева Н.М., Татарко А.Н. Ценности культуры и развитие общества. М.:Изд-во ГУ–ВШЭ, 2007.

52


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

39406. Совершенствование процесса кредитования физических лиц коммерческим банком в России 188 KB
  Экономическая сущность кредитных операций коммерческого банка. Кредитование физических лиц как приоритетное направление деятельности коммерческого банка. Анализ финансовоэкономического положения банка ОАО Росгосстрах Банк Балльная оценка факторов характеризующих заемщика Введение На современном этапе развития экономических процессов в стране наблюдается тенденция к увеличению коммерческих банков.
39407. Статистика Методические указания по выполнению курсовой работы 2 MB
  Цель работы – закрепление и углубление теоретических знаний полученных в ходе изучения курса Статистика формирование у студентов – будущих специалистов обучающихся по специальности Государственное и муниципальное управление теоретических знаний и практических навыков по сбору обработке и анализу статистической информации выявление эффективных вариантов принимаемых управленческих решений развитие у студентов творческой инициативы и навыков исследовательской деятельности. Примерные темы курсовых работ Статистикоэкономический...
39408. Проектирование цифрового частотомера 840.51 KB
  В роли источника питания может выстапать гальванический элемент или аккумулятор напряжением 15 В. С помощью преобразователя напряжения это значение повышают до 5 В напряжение необходимое для стабильной работы устройства. Вход Рисунок 2 – Функциональная схема В состав блока формирователя импульсного напряжения входит: входное гнездо XS1 на которе подают импульсное или переменное напряжение частоту которого нужно измерить; резисторы R1 ограничивает входной ток R2 R3 устанавливает нижний предел напряжения входного сигнала R4;...
39409. Проект полігонометрії 4 класу 192 KB
  Розграфлення – система поділу топографічних карт на частини з метою одержання листів карт більш крупного масштабу. Основою для створення всіх крупно масштабних карт є карта масштабу 1:1000000. Для того щоб отримати карту масштабу 1:1000000 вся поверхня земної кулі умовно поділяється на колони через 6˚ по довготі від меридіана 180˚ та паралелями на пояси через 4˚ по широті на північ та на південь від лінії екватора. Утворення карти масштабу 1:1000000 Правило подальшого розграфлення листів топографічних карт полягає в постійному поділі листа...
39410. Геодезія, картографія та кадастр 349.5 KB
  070908 Геоінформаційні системи і технології€ ВСТУП Поряд з теоретичною підготовкою з курсу Організація планування і управління топографогеодезичним виробництвом і інших спеціальних дисциплін в лабораторних і індивідуальних заняттях складається курсовий проект для надбання студентами практичних навиків в плануванні і організації геодезичних робіт. Зміст технічних проектів на виконання робіт регламентується Положенням про складання технічних проектів і програм на виконання загальнодержавних топографогеодезичних і картографічних робіт€ та...
39411. Знімальні мережі 345.5 KB
  Мензульне і тахеометричне знімання При мензуальному або тахеометричному зніманні пункти планової знімальної мережі є одночасно пунктами висотної знімальної мережі і служать безпосередньо для встановлення на них мензули з кіпрегелем або теодоліта якими здійснюється набір пікетів для створення контурної частини плану і рельєфу місцевості. В цьому випадку пункти знімальної основи закріплюють на місцевості центрами тривалого збереження з таким розрахунком щоб на кожному планшеті було не менше трьох точок при зніманні в масштабі 1:2000...
39412. Проект робіт при оновленні топографічних карт масштабу 1:10000 515 KB
  Київський Державний Університет Будівництва та Архітектури КУРСОВИЙ ПРОЕКТ з дисципліни Організації управління і планування топографогеодезичного виробництва на тему: Проект робіт при оновленні топографічних карт масштабу 1:10000€ Виконала:...
39413. Реализация и исследование быстрого алгоритма двумерного вещественного ДПФ по основанию 4 представлением данных в гиперкомплексной алгебре 294.73 KB
  Заданный алгоритм был реализован программно с помощью технологии Microsoft. NET Framework на языке программирования C++. Написанное приложение состоит из двух сборок: библиотеки классов FFT, содержащей все необходимое для вычисления ДПФ по формуле и БПФ.
39414. Реализация и исследование быстрого алгоритма двумерного вещественного ДПФ с расщеплением основания с представлением данных в алгебре кватернионов 308.5 KB
  ЗАДАНИЕ Реализация и исследование быстрого алгоритма двумерного вещественного ДПФ с расщеплением основания с представлением данных в алгебре кватернионов. Текст программы 1 Постановка задачи Нахождение спектра квадратной матрицы размера с помощью быстрого алгоритма двумерного вещественного ДПФ с расщеплением основания с представлением данных в алгебре кватернионов. Тестирование полученной реализации алгоритма ее исследование и сравнение с обычным алгоритмом двумерного ДПФ. Рассмотрим...