98151

Проблема квалификации преступлений в сфере экономической деятельности

Реферат

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Организованная преступность представляет собой сложное многофакторное социальное явление, отличающееся многообразием проявлений, множеством внутренних составляющих и существующих между ними взаимосвязей. Уровень и тенденции распространения организованной преступности в стране поставили ее в один ряд с самыми серьезными проблемами современной российской действительности.

Русский

2015-10-29

67.77 KB

9 чел.

+

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………….…………….

3

1. Понятие и признаки организованной преступной группы …………

4

2. Уголовно-правовое значение совершения преступлений в сфере экономической деятельности в составе организованной группы ……

8

3. Проблема квалификации преступлений в сфере экономической деятельности ……………………………………………………………...

15

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………….

23

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………..

24

 

ВВЕДЕНИЕ

Как известно, в основе большинства преступлений лежат, в первую очередь, причины, имеющие экономическую природу, поэтому вполне правомерно говорить, что одним из способов существования организованной преступности является преступность экономическая. Таким образом, верным является утверждение о сращивании организованной преступности с экономической, причем последняя является составным элементом первой, преобразуясь, таким образом, в организованную экономическую преступность. Частью организованной экономической преступности является преступность в сфере экономической деятельности в организованной её форме.

Прежде чем говорить о понятии и признаках организованной преступности в сфере экономической деятельности и её месте в системе общей преступности, необходимо уяснить, что же представляет собой экономическая преступность и организованная экономическая преступность.

Проблема экономической преступности в России стала исследоваться сравнительно недавно. До 80-х годов прошлого века отрицалось и (или) умалчивалось о том, что экономическая разбалансированность влияет на рост преступности. Фундаментальные исследования природы экономической преступности периода социализма проводили известные юристы Б. Е. Богданов, А. Н. Ларьков, Л. К. Малков, Г. К. Синилов, В. Г. Танасевич, А. М. Яковлев, В. Б. Ястребов и другие. Эти учёные предлагали различные подходы в определения понятия экономической преступности.

1. Понятие и признаки организованной преступной группы

Организованная преступность представляет собой сложное многофакторное социальное явление, отличающееся многообразием проявлений, множеством внутренних составляющих и существующих между ними взаимосвязей. Уровень и тенденции распространения организованной преступности в стране поставили ее в один ряд с самыми серьезными проблемами современной российской действительности. Актуальность обозначенной проблемы подтверждена Концепцией национальной безопасности, называющей в числе угроз безопасности страны угрозу криминализации общественных отношений, роста организованной преступности и коррупции, борьба с которыми «имеет не только правовой, но и политический характер»2.

В криминологической литературе преступность определяется как «исторически изменчивое, социальное и уголовно-правовое явление, представляющее собой систему преступлений, совершенных в соответствующем государстве (регионе) в соответствующий период»3. 

Другие ученые рассматривают систему организованной преступности как социально системное явление, которое состоит из организованных группировок криминальной направленности, организованной деятельности криминальной направленности, организационного управления криминальной направленности4.

Согласно  уголовному  праву  организованная  группа  представляет  собой  лиц,  заранее объединившихся для совершения преступления  или  нескольких  преступлений.

Предварительное  объединение  –  один  из важнейших признаков группы. Заметим, что при характеристике группы лиц по предварительному сговору законодатель указывает, что ее участники не объединяются, а заранее оговариваются.  Предварительная  договоренность  и  предварительное  объединение – близкие, но все же разные по содержанию признаки.

Объединение  нескольких  лиц  в  организованную  группу  достигается  до  момента непосредственного  совершения  ими  преступления.  В  силу  этого  признаки  данного объединения целесообразно связывать с анализом подготовительной деятельности. Фактически о том же говорится в Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (ст. 2), что организованная группа «не означает группу, которая  была  случайно  образована  для  немедленного совершения преступления».5

В литературе термин "организованная преступность" используется в нескольких значениях. Он может обозначать социальное явление;   совокупность лиц (преступную группу), систему связей и отношений, форму деятельности.  Например,  определение А.С. Емельянова   содержит   указание   на   социальный   феномен,   социальные   связи   и   сферы действия: организованная преступность -  "явление, … характеризующееся  устойчивой общерегиональной   и   межрегиональной   связью   преступных   групп,   формирований   и направлений преступной деятельности, замкнутой на относительно большую социальную группу".6

А.Я.Терешонок   представляет   организованную   преступность   как   "социально-экономический   процесс   обращения   преступного   капитала   в   криминальной   сфере   с вовлечением широких слоев населения, с использованием коррупции и всего того, что способствует его наращиванию и обращению".7

И.Я.Гонтарь пишет, что организованная преступность  есть "разновидность социальной деятельности   определенного количества членов общества, направленной на постоянное получение доходов, различных выгод, но только  способами, которые сами по себе являются преступными".8 

Наиболее   последовательно   анализирует   понятие   организованная   преступность В.Юстицкий, который считает некорректным его употребление в научном обороте по ряду причин:

1)Любая   деятельность   является   организованной.   Такой   критерий   не   позволяет разграничить ОПГ ни с другими субъектами преступной деятельности, ни с публичными и частными институциями в лице государства, партий, корпораций.

2)Понятие     "организованная   преступность"   не   выделяет   частный   объект, характеризующийся "дескриптами" - набором выделяющих его существенных свойств.

3)Данное понятие наделено конотативными значениями. Оно представляет собой набор   социально   отрицательных   характеристик   с   атрибутом   "самый"   (самая   опасная, самая деструктивная). (Характерно, что одна из книг на эту тему названа "Организованная преступность - угроза культуре и державности России"). Такой подход скорее говорит о стремлении "персонифицировать общественное зло" и дать его универсальное, очевидно не имеющее ничего общего с научным, объяснение.

4)Организованная преступность - бытовое понятие, проистекающее из здравого смысла   обывателя.   Более   адекватными   являются   термины   "преступное предпринимательство", "преступный бизнес".9

Проанализировав все подходы к определению организованной преступности, А. И. Долгова приходит к следующим выводам, с которыми следует, на наш взгляд, согласиться:

«1. Собственно организованная преступность — сложная система организованных преступных формирований с их широкомасштабной преступной деятельностью и созданием для такой деятельности наиболее благоприятных условий, использующая как собственные структуры с управленческими и другими функциями по обслуживанию этих формирований, их деятельности и внешних взаимодействий, так и государственные структуры, институты гражданского общества.

2. Такого рода система — качественно новое явление по сравнению даже с преступным сообществом и преступной организацией. Как уже отмечалось, понятие «система» отражает вовсе не простое множество организованных формирований, но их органическую целостность, наличие устойчивых взаимосвязей между ними разного характера на базе обеспечения преступной деятельности и наиболее благоприятных условий для ее развития, легализации и приумножения преступных доходов.

В эту систему вовлечена немалая часть населения и по существу организованная преступность представляет собой альтернативное общество со своей экономикой, социальной и духовной сферами, своими системами управления, безопасности, формирования молодого поколения, судами, своей внутренней и внешней политикой. Последняя логична, ибо организованная преступность является структурной частью общества в целом и ее взаимодействие со всеми другими его частями многоаспектно и  динамично».

Одним  из  признаков  организованной группы  в  многочисленных  постановлениях Пленума  Верховного  Суда  РФ  признается наличие в ней затора (руководителя, лидера). Л.Д. Гухман и С.В. Максимов прямо пишут: «Определяющим признаком организованной группы … является наличие организатора или руководителя группы. Именно организатор  создает  группу,  подбирая  соучастников, распределяя роли, устанавливая дисциплину и т. п., а руководитель обеспечивает  целенаправленную,  спланированную  и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого участника». 10

Однако  наличие  лидера  (руководителя) как  факультативный  признак  организованной  группы  нельзя  смешивать  с  обязательным  признаком  управляемости.  Управляемость объединения предполагает, что в нем существует определенная система принятия решений, разделяемая и признаваемая всеми участниками.  Эта  система  может  строиться на основе  различных принципов – единоначалия  и  иерархии  либо  коллективного  (демократического)  руководства.  Но  в  любом случае именно эта система обеспечивает планомерность  деятельности  группы  по  достижению  заявленных  целей,  обеспечивает  ее единство и стабильность, придает ей важное качество организованности.

Представляется, что рассмотренные признаки  организованной  преступной  группы в  достаточной  мере  выявляют  особенности данного  криминального  образования.  Вместе с тем в законе они отражены недостаточно явно и полно.

2. Уголовно-правовое значение совершения преступлений в сфере экономической деятельности в составе организованной группы

Первым и неотъемлемым элементом составов преступлений в сфере экономики, совершаемых организованными группами, является объект преступного посягательства. Нет единого мнения относительно того, что считать объектом преступления.

Организованная преступность в сфере экономической деятельности — разновидность, структурная часть организованной экономической преступности. Но все перечисленные понятия — понятия криминологические. Однако основная тяжесть борьбы с реальными проявлениями любого вида преступности ложится на плечи конкретных работников правоохранительных органов — следователей, оперуполномоченных уголовного розыска, сотрудников отделов (отделений, управлений) по борьбе с организованной преступностью и т.д. Для них это повседневная и кропотливая работа, основанная на положениях уголовного и уголовно-процессуального закона. Уголовный же закон конкретен. Перечисленные криминологические понятия раскрываются в уголовном законе в таких уголовно-правовых институтах, как множественность преступлений (неоднократность и совокупность преступлений — ст. 16 и ст. 17 УК РФ) и соучастие в преступлениях (ст. 32-36 УК РФ).

Преступления в сфере экономической деятельности можно классифицировать следующим образом:

1. Преступления в сфере экономической деятельности, совершаемые должностными лицами: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК); регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК).

2. Преступления в сфере осуществления предпринимательской деятельности: незаконное предпринимательство (ст. 171 УК); не­законная банковская деятельность (ст. 172 УК); лжепредпринимательство (ст. 173 УК).

3. Преступления в сфере экономической деятельности, связанные с банкротством: неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК); преднамеренное банкротство (ст. 196 УК); фиктивное банкротство (ст. 197 УК).

4. Преступления в сфере кредитно-финансовой деятельности: незаконное получение кредита (ст. 176 УК); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК); нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК); злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185 УК); изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг (ст. 186 УК); изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187 УК); контрабанда (ст. 188 УК); незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189 УК); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК); уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК).

5. Преступления, нарушающие принцип добросовестной конкуренции: монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178 УК); принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК); незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК); заведомо ложная реклама (ст. 182 УК); незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 183 УК); подкуп организаторов и участников профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК).

6. Преступления в сфере валютной деятельности: незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК); нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192 УК); невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК).

7. Преступления, связанные с уклонением от уплаты налогов: уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК); уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации (ст. 199 УК).

8. Преступления, посягающие на законный порядок распределения материальных благ: легализация (отмывание) денежных средств, иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174 УК); приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК).

9. Преступления, связанные с нарушением прав потребителей (ст. 200 УК).

Весьма спорной является позиция, высказанная в литературе относительно предмета экономического преступления. Предмет преступления всегда является элементом правоотношения, это то, по поводу чего возникают правоотношения. Трудно себе представить, чтобы экономические отношения возникли по поводу товарных знаков (ст. 180 УК), пробирных клейм (ст. 181 УК), государственного земельного кадастра (ст. 170 УК), которые ошибочно отнесены к предмету преступления. Данные признаки относятся к характеристике объективной стороны. Но в некоторых нормах действительно можно выделить предмет преступления, например ценные бумаги (ст. 185 УК); российские деньги, иностранная валюта или ценные бумаги при совершении преступления, предусмотренного ст. 186 УК; драгоценные металлы и природные драгоценные камни являются предметами преступления при их незаконном обороте (ст. 191 УК) и в некоторых других случаях.

Субъектом преступления в сфере экономической деятельности может быть физическое лицо, вменяемое, достигшее определенного возраста. Возрастной признак данной группы преступлений нуждается в уточнении. Во всех монографиях, комментариях к УК, учебниках весьма категорично говорится о том, что уголовная ответственность за все преступления, входящие в данную группу, наступает с 16 лет. Определение возрастного признака для субъектов преступлений в сфере экономической деятельности требует дифференцированного подхода, в зависимости от признаков объективной стороны или субъекта того или иного преступления.

Особенность преступлений в сфере экономической деятельности, квалифицирующим признаком которых выступают «группа лиц по предварительному сговору» или «организованная группа», заключается в том, что их составы все сложные, как правило, с альтернативными действиями. Из этой особенности составов следует, что исполнителем в таких преступлениях признаётся лицо, которое совершило хотя бы одно из упомянутых в законе деяний. При этом соисполнители одно из множества предусмотренных данной статьёй действий выполняют совместными усилиями.

Например, статья 171.1. ч.2 Уголовного Кодекса Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за производство, приобретение, хранение, перевозку или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; совершенные организованной группой изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами - ч. 2 ст. ст. 187 УК РФ. Незаконная банковская деятельность совершенная организованной группой – ч.2 ст.172 УК РФ.

В уголовно-правовом смысле организованная преступная деятельность в сфере экономической деятельности выражается в совершении множественности преступлений, предусмотренных главой 22 УК РФ. При этом множественность может выражаться во всех её формах — неоднократности, совокупности и рецидива.

Чаще всего такая деятельность с уголовно-правовой точки зрения проявляется в совершении совокупности (реальной или идеальной) преступлений. Так, например, при планировании контрабанды огнестрельного оружия (ст. 188 УК РФ) субъект решает вопрос о сбыте этого оружия (ст. 222 УК РФ), после чего перед ним встаёт вопрос о легализации полученных денежных средств (ст. 1741 УК РФ), а для этого субъект создаёт фиктивную коммерческую организацию (ст. 173 УК РФ). Субъект может запланировать названные (и другие) преступления на любом этапе механизма преступного поведения при совершении первого преступления. Вариантов здесь может быть множество.

Организованная преступная деятельность — это система не только различных уголовно-правовых деяний, но и однородных, если последние являются звеньями единой линии поведения.11 

Организованная преступная деятельность представляет собой единую систему взаимосвязанных организованных преступных деяний субъекта (как индивидуального, так коллективного). Следовательно, организованная преступная деятельность в сфере экономической деятельности — система взаимосвязанных организованных преступных деяний в сфере экономической деятельности субъекта. При этом система заключается в том, что отдельные преступления в сфере экономической деятельности являются составными органическими частями, при этом каждая из этих частей не просто преступление, а организованное преступление, то есть заранее тщательно спланированное. Более того, это не случайный набор организованных преступлений, предусмотренных главой 22 УК РФ, а именно единая, целостная система организованных преступлений в этой сфере, между которыми существуют устойчивые взаимосвязи. Иными словами, в такой системе одно преступление в сфере экономической деятельности либо с необходимостью влечёт за собой другое преступление в этой же сфере, являясь его причиной, либо создаёт условия для совершения другого преступления, либо является следствием другого преступления.

Организованная преступная деятельность в сфере экономической деятельности реализуется в формах, наиболее эффективных и приемлемых для конкретных условий места и времени. Она может быть системой взаимосвязанных организованных преступных деяний в сфере экономической деятельности либо одного субъекта, либо субъекта коллективного (группы лиц по предварительному сговору или организованной группы).

Логика развития организованной преступной экономической деятельности приводит к тому, что субъектом преступления может быть не одно лицо, а группа лиц, действующая по единому плану, слаженно и организованно, то есть, по криминологической терминологии, так называемый коллективный субъект. В таком случае усилия разных членов такой группы взаимно дополняют друг друга. В уголовно-правовом смысле речь идёт о соучастии, причём о таких формах соучастия как группа лиц по предварительному сговору или организованная группа.

В уголовно-правовом смысле речь идёт об институте соучастия. Соучастие в преступлении представляет собой особую разновидность преступной деятельности и существенно отличается от простого случайного совпадения преступной деятельности нескольких лиц, хотя одновременно и посягающих на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга.

Напомним, что соучастием в уголовном праве признаётся умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).

Соучастие в преступлении предполагает совместные действия соучастников как в объективной плоскости (наличие причинной связи между действиями каждого из них и совершением преступления), так и в субъективной (умышленное участие в совершении только умышленного преступления).

В теории и на практике существуют два основания для деления соучастия в преступлении на формы:

1)  по характеру выполнения соучастниками объективной стороны совершаемого преступления;

2)  по наличию или отсутствию между ними предварительного соглашения (сговора) на совершение преступления.

Целью организованной группы должно быть совершение умышленных преступлений (одного или нескольких). Поскольку мы говорим об организованной преступности в сфере экономической деятельности, то на первый взгляд, целью организованной группы должно быть совершение преступлений именно в этой сфере. Однако вопрос здесь гораздо сложнее.

Действительно, целью организованной группы может быть совершение одного или несколько преступлений в сфере экономической деятельности. Но может сложиться и иная ситуация. Организованная группа может сложиться для совершения иных (иного) преступлений, однако в то же время совершать взаимосвязанные с ним преступления в сфере экономической деятельности. Например, группа может организоваться для торговли оружием или наркотиками (ст. 222 или 228 УК РФ), но для обеспечения этой торговли совершать ряд преступлений в сфере экономической деятельности — их контрабанду (ч. 2 ст. 188 УК РФ), легализацию (отмывание) денежных средств, приобретённых преступным путём (ст. 174 или 1741 УК РФ), лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ) и т.д. Очевидно, что и в этом случае мы должны говорить об организованной преступности в сфере экономической деятельности, правда, уже не в «чистом» её виде, а как «структурной единицы», «элемента» организованной преступности в сфере общественной безопасности.

3. Проблема квалификации преступлений в сфере экономической деятельности

В последнее время в российском обществе на всех уровнях — на научно-практических конференциях и семинарах, совещаниях в правоохранительных органах, в правительстве, в средствах массовой информации — говорится о необходимости борьбы с организованной преступностью, с экономической преступностью, а в настоящее время всё чаще обсуждается вопрос о необходимости повышения эффективности борьбы с организованной экономической преступностью. Актуальность этой проблемы не вызывает сомнений. Более того, названная проблема не является «эксклюзивной» лишь для российского общества — эта проблема существует и в зарубежных странах, подтверждением чему являются проведение многочисленных международных семинаров и конференций, а также наличие научных работ зарубежных авторов по этим вопросам.

Следует иметь в виду, что при расследовании преступлений, совершённых организованной группой, в предмет доказывания входят именно уголовно-правовые признаки организованной группы. Криминологические же признаки как бы раскрывают, уточняют, дополняют уголовно-правовые признаки. Иными словами, криминологические признаки являются доказательством наличия уголовно-правовых признаков организованной группы. В связи с этим нельзя, с одной стороны, смешивать, путать уголовно-правовые признаки с криминологическими и социально-психологическими, с другой стороны, нельзя игнорировать криминологические и социально-психологические признаки, поскольку, как мы сказали, они часто являются доказательствами существования уголовно-правовых признаков организованной группы. А в некоторых случаях без этих признаков просто невозможно раскрыть уголовно-правовые признаки.

Как правильно подчёркивает Р. Р. Галиакбаров, «перед правоприменительной практикой стоит задача поиска формализованного критерия для толкования показателя устойчивости группы. Он должен быть чётким и недвусмысленным, чтобы позволять, с одной стороны, точно разграничивать организованную группу с группой лиц, совершающей преступление по предварительному сговору, а с другой — устанавливать водораздел между организованной группой и преступной организацией (преступным сообществом)».12 

Некоторые проблемные вопросы квалификации незаконного предпринимательства и незаконной банковской деятельности (ст. 171 и 172 УК РФ).

Общественная опасность незаконного предпринимательства состоит в возникновении так называемого «серого» сектора экономики, куда включаются непреступные виды бизнеса, находящиеся вне государственного контроля, в отличие от «чёрного» сектора теневой экономики, связанного с преступным бизнесом (незаконный оборот оружия, наркотических средств и психотропных веществ, торговля людьми и т.д.).13

В юридической литературе и у правоприменителей возникают следующие наиболее серьёзные споры и вопросы по квалификации незаконного предпринимательства:

1.   Можно ли считать предпринимательством разовые сделки гражданско-правового характера?

2.   Что понимается под крупным ущербом гражданам, организациям, государству: только ли материальный вред или сюда включается и вред здоровью граждан?

3.    От какой конкретной суммы следует начинать отсчёт такого ущерба?

4.   Что понимать под доходом: общую выручку, полученную от реализации товара, разницу между продажной и покупной ценой товара или разницу между продажной и покупной ценой товара с учётом затрат на транспортировку и хранение, естественной убили и т.д.?

5.   При совершении незаконного предпринимательства организованной группой кого можно считать членом организованной группы, участвовавшим в незаконном предпринимательстве, в частности, можно ли считать членом такой группы лиц, принимавших участие лишь в производственной деятельности и получавших оплату за свой личный труд?

Для ответа на первый вопрос обратим особое внимание на такой признак предпринимательской деятельности, как направленность её на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. В уголовно-правовой теории и следственно-судебной практике отсутствует единство в понимании как раз этого признака. Так, в одном из районов Вологодской области был осуждён за незаконное предпринимательство К., получивший доход в крупном размере от перепродажи легковой машины. В другом районе той же области, наоборот, уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления в действиях П. и Л., получивших доход в крупном размере от перепродажи большой партии пиломатериалов, поскольку, как подчеркнул следователь, сделка была единичной.14 

В современных исследованиях понятия и признаков предпринимательской деятельности отмечается, что таковой может признаваться деятельность, направленная на получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказанию услуг, только в том случае, если она осуществляется на постоянной основе (в качестве основного занятия лица), профессионально.15 

Нельзя признавать предпринимателями и требовать государственной регистрации в таком качестве лиц, заключающих разовые сделки гражданско-правового характера, даже если установлено несколько фактов совершения таких сделок (например, продажа ими личных вещей, производство от случая к случаю различных мелких работ по договору подряда или поручений за плату и т. п.).16

Некоторые проблемные вопросы квалификации легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем и приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путём

(ст. 174 и 1741, ст. 175 УК РФ).

Новая редакция ст. 174 УК и введение ст. 1741 УК устранили часть проблем, возникавших у правоприменителей, но далеко не все, и к тому же породили новые.

1.   Что понимается под имуществом в ст. 174 и 1741 УК РФ?

2.   Почему законодатель, определяя предмет преступления, исключил способ приобретения денежных средств и имущества путём преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198 и 199 УК РФ, и не указал, например, статьи 177 (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности) и 176 (незаконное получение кредита)?

3.   Почему законодатель не включил в объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, такой способ легализации, как «использование этих средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности», а предусмотрел только в ст. 1741 УК РФ?

4.   В каком случае имеет место неоднократность преступления, предусмотренного ст. 174 или 1741 УК РФ, а в каком такое преступление будет продолжаемым?

5.   Каков момент окончания рассматриваемого преступления?

Европейская конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г. определяет термин «имущество» как «имущество любого рода, материальное или нематериальное, движимое или недвижимое, а также юридические акты или документы, дающие право на такое имущество или на получение выгоды от него». Примерно так же разъясняется понятие «имущество» в ст. 2 Конвенции Организации Объединённых Наций против транснациональной организованной преступности.17 

В российском гражданском законодательстве нет определения понятия «имущество», но ст. 128 ГК РФ, говоря об объектах гражданских прав, относит к ним вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. В. М. Алиев и И. Камынин относят эти объекты гражданских прав к предмету рассматриваемых преступлений.18 

Б. В. Волженкин считает, что грамматическое толкование текста ст. 128 ГК РФ позволяет утверждать, что законодатель выделяет несколько групп объектов гражданских прав и к имуществу относит только вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Последняя точка зрения представляется верной. В рассматриваемых статьях УК РФ никаких оговорок по поводу содержания понятия «имущество» не имеется, поэтому систематическое толкование закона приводит к выводу о тождественности этих понятий во всех статьях УК РФ.  

Существенную трудность будет представлять доказывание, что денежные средства и иное имущество были добыты именно преступным путём. Более того, факт совершения преступления, послужившего источником происхождения легализуемого имущества, должен быть установлен судом. На это в юридической литературе также обращается внимание. Кроме того, учёные обращают внимание также на нелогичность законодателя, исключающего из преступлений, при помощи которых могут быть добыты денежные средства и иное имущество, только четыре — предусмотренные статьями 193, 194, 198 и 199 УК РФ.

Почему же законодатель всё-таки исключил названные преступления? Суть всех этих преступлений заключается в невыполнении соответствующих обязанностей, установленных государством, когда субъект либо уклоняется от уплаты обязательных платежей, либо не переводит законно принадлежащие ему средства в иностранной валют. Б. В. Волженкин предположил, что   во всех этих случаях нет предмета преступления — денежных средств или иного имущества, приобретённых преступным путём. Эти средства уже были у субъекта и приобретены они не преступным путём, поэтому и надобности в их легализации не существует. Учёный обоснованно считает, что это единственное, хотя и не очень убедительное объяснение, поскольку, если руководствоваться им, то следовало бы указать и на другие преступления, суть которых заключается в невыполнении имущественных обязательств, например, ст. 177 УК (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности).  

Одним из распространённых способов легализации средств, добытых преступных путём, является вложение их в уже существующие предпринимательские структуры или использование при создании новых коммерческих организаций, благотворительных фондов и т. п., иначе говоря, использование этих средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности. Однако этот способ легализации (отмывания) указан только в ст. 1741 УК и почему-то не указан в ст. 174 УК, хотя вполне возможен и при отмывании средств, преступно приобретённых другими лицами, чему было немало примеров в практике применения ст. 174 УК (в ред. 1996 г.).  Считаем подобное положение вещей   пробелом в законодательстве.

Проблема окончания процесса легализации, вопрос о том, когда и при каких условиях имущественная ценность уже более не считается происходящей от уголовно наказуемых деяний и утрачивает «клеймо причастности» к исходному (первичному) преступления, либо вообще не затрагивается, либо крайне поверхностно рассматривается отечественными специалистами.

Некоторые проблемные вопросы квалификации преступлений, нарушающих установленный порядок обращения денег и ценных бумаг

(ст. ст.  185, 186 и 187 УК РФ)

Количество преступлений на рынке ценных бумаг составляет незначительную долю среди преступлений в сфере экономической деятельности, однако эти преступления характеризуются высокой общественной опасностью в связи с большим числом потерпевших и огромным материальным ущербом. Большинство этих преступлений переросли в финансовые мошенничества (так называемые пирамиды). По данным Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, негосударственными структурами было обмануто около 40 млн человек на сумму в общей сложности 50 млн неденоминированных рублей. Во многих случаях эти преступления начинались с нарушения установленного порядка выпуска ценных бумаг (эмиссии). Однако уголовные дела по ст. 185 УК возбуждались крайне редко, о чём говорит приведённые выше статистические данные.

В юридической литературе нет единого понимания признаков объективной стороны и субъекта рассматриваемого преступления. Так, Н. А. Лопашенко считает, что внесение в проспект эмиссии заведомо недостоверной информации — это включение в названный документ не соответствующей действительности сведений, что происходит, как правило, при подготовке проспекта эмиссии. Это может быть сделано любым работникам эмитента, которому поручена подготовка проспекта эмиссии. Утверждение проспекта эмиссии, так же как утверждение результатов эмиссии — процедура одобрения проведённой эмиссии органами управления эмитента в отчёте об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг.19 

Примерно так же толкуют эти понятия Л. Д. Гаухман, А. В. Щербаков, Л. Ф. Рогатых. А. Э. Жалинский, соглашаясь с приведённой выше трактовкой первых двух понятий, в то же время рассматривает утверждение заведомо недостоверных результатов эмиссии не только как принятие решения органами управления эмитента о представлении к регистрации отчёта об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг, но и как саму регистрацию такого отчёта. Такую же позицию занимают А. П. Кузнецов, Т. В. Пинкевич, С. В. Русеева и др. Новая редакция ст. 185 УК РФ, как верно, на наш взгляд, подчёркивает Б. В. Волженкин, предусматривает ответственность за утверждение отчёта об итогах выпуска ценных бумаг, содержащего заведомо недостоверную информацию, а не за утверждение заведомо недостоверных результатов эмиссии, как говорилось в предыдущей редакции этой статьи.  

Поскольку в ст. 185 УК РФ не указано другого, то, согласно теории уголовного права, субъектом этого преступления может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако в юридической литературе встречается утверждение, что субъект этого преступления специальный. Такого мнения придерживается, например, Б. В. Волженкин, подробно описывая, кто может быть субъектом данного преступления.  С Б. В. Волженкиным по вопросу субъекта преступления, предусмотренного ст. 185 УК РФ можно согласиться по существу, однако на данный момент он толкует норму уголовного закона ограничительно. Возможно, целесообразно было бы законодательно предусмотреть признаки специального субъекта в диспозиции ст. 185.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Согласно  уголовному  праву  организованная  группа  представляет  собой  лиц,  заранее объединившихся для совершения преступления  или  нескольких  преступлений.

Предварительное  объединение  –  один  из важнейших признаков группы. Заметим, что при характеристике группы лиц по предварительному сговору законодатель указывает, что ее участники не объединяются, а заранее оговариваются.  Предварительная  договоренность  и  предварительное  объединение – близкие, но все же разные по содержанию признаки.

В основе организованной преступности в сфере экономической деятельности лежит, согласно криминологической терминологии, коллективная преступная деятельность. В уголовно-правовом смысле речь идет об институте соучастия. Соучастием в уголовном праве признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 Уголовного кодекса РФ). Как известно, соучастие в преступлении представляет собой особую разновидность преступной деятельности, существенно отличающуюся от простого случайного совпадения преступной деятельности нескольких лиц, хотя одновременно и посягающих на один и тот же объект, но действующих отдельно друг от друга. Главным признаком соучастия, безусловно, является совместность действий соучастников: в объективном плане - наличие причинной связи между действиями каждого из них и совершением преступления, в субъективном - умышленное участие в совершении только умышленного преступления.  В теории и на практике существуют два основания деления соучастия в преступлении на формы: по характеру выполнения соучастниками объективной стороны совершаемого преступления и по наличию либо отсутствию между ними предварительного соглашения (сговора) на совершение преступления.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Конвенция Организации Объединённых Наций против транснациональной организованной преступности // Овчинский В. С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С. 52.
  2.  Концепция национальной безопасности Российской Федерации // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170.
  3.  Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ
  4.  Алиев В. М. Уголовно-правовая характеристика легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём // Российский следователь. 2001. № 1. С. 17;
  5.  Антонян Ю.М., Пахомов В.Д. Организованная преступность и борьба с ней // Советское государство и право. 1989. № 7. С.65-74.
  6.  Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002. С. 162;
  7.  Галиакбаров Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. № 10. 2000. С. 32.
  8.  Гухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества // Законность. – 1997. – № 2. – С. 12–16.
  9.  Долгова А. И. Преступность, её организованность и криминальное общество. М., 2003. С. 289.
  10.  Емельянов А.С. Понятие организованной преступности и проблемы борьбы с ней // Вопросы организованной преступности и борьбы с ней. М., 1993. С.14.
  11.  Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1994. С. 63-65.
  12.  Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности. Комментарий к главе 22 УК РФ. С. 198-199.
  13.  Лунеев В.В. Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции // Государство и право, № 4, 1996.
  14.  Попондопуло В. Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб., 1994. С. 19-20;
  15.  Питулько К.В., Коряковцев В.В. Уголовное право. Особенная часть.  -Учебное пособие. М., 2010. — 256 с.
  16.  Уголовное право в ожидании перемен. Теоретико-инструментальный анализ.  2009. -400 с.
  17.  Чучаев А.И. Уголовное право РФ. Общая и особенная части. М., 2015. С. 215.
  18.  Шульга В.И. Системный подход к оценке организованной преступности в России // Проблемы преступности: традиционные и нетрадиционные подходы. М., 2003. С. 6.
  19.  Юстицкий В. Организованная преступность: смена парадигмы //Преступность и криминология  на рубеже веков. - СПб.:  1999. С.46-47.
  20.  Яни П. С. Экономические и служебные преступления. М., 1997. С. 186-187.

2 Концепция национальной безопасности Российской Федерации // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170

3 Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1994. С. 63-65.

4 Шульга В.И. Системный подход к оценке организованной преступности в России // Проблемы преступности: традиционные и нетрадиционные подходы. М., 2003. С. 6.

5Конвенция Организации Объединённых Наций против транснациональной организованной преступности // Овчинский В. С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С. 52.

6Емельянов А.С. Понятие организованной преступности и проблемы борьбы с ней // Вопросы организованной преступности и борьбы с ней. М., 1993. С.14.

7Антонян Ю.М., Пахомов В.Д. Организованная преступность и борьба с ней // Советское государство и право. 1989. № 7. С.65-74.

8 Лунеев В.В. Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции \\ Государство и право, № 4, 1996.

9 Юстицкий В. Организованная преступность: смена парадигмы //Преступность и криминология  на рубеже веков. - СПб.:  1999. С.46-47.

10 Гухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества // Законность. – 1997. – № 2. – С. 12–16

11 Долгова А. И. Преступность, её организованность и криминальное общество. М., 2003. С. 289

12 Галиакбаров Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. № 10. 2000. С. 32

13 Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002. С. 162

14 Яни П. С. Экономические и служебные преступления. М., 1997. С. 186-187

15 Попондопуло В. Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб., 1994. С. 19-20

16 Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002. С. 162

17 Конвенция Организации Объединённых Наций против транснациональной организованной преступности // Овчинский В. С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С. 52

18 Алиев В. М. Уголовно-правовая характеристика легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём // Российский следователь. 2001. № 1. С. 17

19 Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности. Комментарий к главе 22 УК РФ. С. 198-199