98383

БОРЬБА ЧЕЛОВЕКА С СИСТЕМОЙ

Реферат

Логика и философия

Человечество также является системой, сущности в ней -это люди с различными статусами и ролями. История доказывает, что малые, более способные, группы людей всю жизнь придумывали способы контроля над основной массой, таковы их роли, и это эволюционно сложилось -не изменить. Но, вопреки версии обывателей, никогда не стоит принимать Систему, если она не удовлетворяет, и нужно боро

Русский

2015-11-02

47.78 KB

0 чел.

2

Сибирский государственный университет путей сообщения

Кафедра «Философия»

(название кафедры)

БОРЬБА ЧЕЛОВЕКА С СИСТЕМОЙ

(тема реферата)

Реферат

По дисциплине «Культурология»

Руководитель                                                                 Разработал

           Профессор                                                                       студент гр. Д-112

       __________Быстрова А.Н.                       ___________Лукьянчик А.Ю.

           (подпись)                                                            (подпись)

_______________                                                      15.11.2012

(дата проверки)                                                                   (дата сдачи на проверку)

Содержание

Введение 3

Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина» 4

Виль Липатов «И это все о нем» 7

Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» 10

Заключение 13

Список литературы 14

Введение

Если человек начинает борьбу с системой в государстве,  он должен понимать, что с большой долей вероятности, может пострадать сам от этой системы. И не нужно потом плакать и жаловаться на унижения: проиграл, терпи. Борьба – это всегда насилие, физическое или психологическое насилие. Силы нужно рассчитывать, неизвестно как лягут карты, кто выиграет, а кто проиграет. Борьба – это азарт. Только идеалист может начать борьбу просто так, ради интереса.

По общему определению Система -это совокупность сущностей и связей между ними. Человечество также является системой, сущности в ней -это люди с различными статусами и ролями. История доказывает, что малые, более способные, группы людей всю жизнь придумывали способы контроля над основной массой, таковы их роли, и это эволюционно сложилось -не изменить. Но, вопреки версии обывателей, никогда не стоит принимать Систему, если она не удовлетворяет, и нужно бороться, чтобы создать новую, которая будет удовлетворять. И чем больше будет попыток создания и разрушения системы, тем более совершенна она будет. Современная система имеет ярко выраженные центры, которыми управляют люди, незаинтересованные в общем благе и развитии; фактов достаточно много, чтобы это увидеть.

Любую систему можно представить как дорогу, замкнутую в круг, по которой движутся машины. Движение по ней идет только в одном направлении и всегда замыкается. Если в системе образуется посторонний или чуждый элемент, то он либо переходит в другую систему, либо создает ответвление в системе, либо уничтожается самой системой.

Это можно проследить по книгам Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина», Виль Липатов « И это все о нем», Рей Брэдбери «451 градус по фаренгейту».

Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина»

По своему материалу «Пошехонская старина» во многом обращена к воспоминаниям автора о своем детстве, прошедшем в родовом дворянском гнезде, в самый разгар крепостного права. Отсюда не только художественное, но и  также  историческое  и биографическое значение этого монументального литературного памятника,  хотя он не является, ни автобиографией, ни воспоминаниями писателя.

Помещичья усадьба в изображении автора - это прежде всего место, где непосредственно происходила хозяйственная и всякая иная эксплуатация крепостных людей. Именно крепостная эксплуатация определяла, по Салтыкову, настоящую суть любой помещичьей  усадьбы,  как  бы её не приукрашивали.

Очень много моментов борьбы человека с системой рассмотрены в этой книге, вот как о крепостном праве рассуждал Салтыков-Щедрин: «Крепостное право, тяжелое и грубое  в  своих  формах, сближало меня с подневольной массой. Это может показаться странным, но  я  и теперь еще сознаю, что крепостное право играло громадную роль в моей  жизни, и что, только пережив все его фазисы - я мог придти к полному, сознательному и страстному отрицанию  его» [3, с. 12].

В рассказе о помещице – фурии - открытая борьба дворовых девушек с ненавистной истязательницей. Суровая расправа над тетенькой Анфисой Порфирьевной доведенных ею до отчаяния дворовых девушек. Ее ключница впустила к ней в спальню сенных девушек, и  они подушками задушили свою барыню-истязательницу. В лице помещицы они видели систему, а именно их тяжесть жизни, постоянные издевательства, лишения и иного входа как уничтожение они не видели, в то время крестьянин подневольный не мог обратиться к органам власти с заявлением на его владелицу, потому что считалось, что она ими владеет и распоряжается, как хочет.

Очень ярко раскрыта тема в 4 главе «Дети. – По поводу предыдущего», вот что написано по поводу воспитания и системы: «Не все родители обязательно опытны и разумны; не все педагоги настолько проницательны, чтоб угадать природу ребенка, вверенного их воспитанию. По большей части в этом деле господствует полное смешение, которое способно извратить даже наиболее счастливо одарённую детскую природу. Но, кроме случайности, детей преследует еще «система». Система представляет собой плод временного общественного настроения и на все живущее накладывает свою тяжелую руку. Она вырабатывает массу разнообразнейших жизненных формул, по большей части искусственных и удовлетворяющих исключительно взглядам и требованиям минуты. Дети в этом смысле составляют самую легкую добычу, которою она овладевает вполне безнаказанно, в полной уверенности, что восковое детское сердце всякую педагогическую затею примет без противодействия» [3, с. 21].

«Как я упомянул выше, действительное назначение детей, как оно представлялось до сих пор, – это играть роль animai vilis для производства всякого рода воспитательных опытов.

Начните с родителей. Папаша желает, чтоб Сережа шел по гражданской части; мамаша настаивает, чтоб он был офицером. Папаша говорит, что назначение человека – творить суд и расправу. Мамаша утверждает, что есть назначение еще более высокое – защищать отечество против врагов.

– А вот убьют его у тебя при первой же войне! – угрожает папаша.

– Не беспокойся, не убьют! Мы его тогда домой выпросим! – возражает мамаша.

Неумные эти разговоры, с незначительными видоизменениями, возобновляются беспрерывно в присутствии самого Сережи, который чутко вслушивается и колеблется, к какой стороне пристать. Но родители у него не промах. Они смекают, что настоять на своем они не могут иначе, как при содействии самого Сережи; и знают, как добиться этого содействия. Пускай он, хоть не понимаючи, скажет: «Ах, папаша! как бы мне хотелось быть прокурором, как дядя Коля!», или: «Ах, мамаша! когда я сделаюсь большой, у меня непременно будут на плечах такие же густые эполеты, как у дяди Паши, и такие же душистые усы!» Эти наивные пожелания наверное возымеют свое действие на родительские решения» [3, с. 26].

Происходит борьба между действительностью и опасностями и возможностями человека, и в этом произведении они хорошо отражены, в итоге Сережа становится штатским служащим, что вызывает непонимание со стороны родителей, но эта одежда намного ближе по своей сути ему.

«Я знаю, что страдания и неудачи, описанные в сейчас приведенном примере, настолько малозначительны, что не могут считаться особенно убедительными. Но ведь дело не в силе страданий, а в том, что они падают на голову неожиданно, что творцом их является слепой случай, не признающий никакой надобности вникать в природу воспитываемого и не встречающий со стороны последнего ни малейшего противодействия.

Гораздо более злостными оказываются последствия, которые влечет за собой «система». В этом случае детская жизнь подтачивается в самом корне, подтачивается безвозвратно и неисправимо, потому что на помощь системе являются мастера своего дела – педагоги, которые служат ей не только за страх, но и за совесть.

В согласность ее требованиям, они ломают природу ребенка, погружают его душу в мрак, и ежели не всегда с полною откровенностью ратуют в пользу полного водворения невежества, то потому только, что у них есть подходящее средство обойти эту слишком крайнюю меру общественного спасения и заменить ее другою, не столь резко возмущающею человеческую совесть, но столь же действительною. Средство это, как я уже сказал выше, заключается в замене действительного знания массою бесполезностей, которыми торгует педагогика.

Спрашивается: что могут дети противопоставить этим попыткам искалечить их жизнь? Увы! подавленные этим они не только не дают никакого отпора, но сами идут навстречу своему злополучию и безропотно принимают удары, сыплющиеся на них со всех сторон. Бедные, злосчастные дети!

И вот, погруженные в невежество, с полными руками бесполезностей, с единственным идеалом в душе: творить суд и расправу – они постепенно достигают возмужалости и наконец являются на арену деятельности. Нет у них мерила ни для оценки поступков, ни для различения добра от зла. Сердца их поражены преждевременною дряблостью, умы не согреты стремлением к добру и человечности; понятие о Правде отсутствует. Успех или неуспех в уловлении насущных потребностей минуты – вот что становится предметом их вожделений, вот что помогает им изо дня в день влачить бесплодную жизнь.

В детском возрасте «система» пользовалась незнанием детей, чтоб довести их умы до ограниченности. Теперь, по мере взросления, та же система является единственною руководительницею всех их помыслов и поступков. Покорно следуя указаниям детской традиции, они все глубже и глубже погружаются в общественное настроение и становятся послушным орудием. Повзрослевшие, они продолжают оставаться детьми, с тем же неведением, с тем же отсутствием силы противодействия, которое могло бы помочь им разобраться в путанице явлений.

Возражения против изложенного выше, очень возможны. Нельзя же, в самом деле, вооружить знанием детей, если их возраст самой природой определен на незнание. Нельзя возложить на них заботу об устройстве будущих их судеб, коль скоро они не обладают необходимым для этого умственным развитием» [3 с. 32].

Виль Липатов «И это все о нем»

Действие романа происходит в таежном поселке Сосновка на Оби, куда приезжает следователь уголовного розыска капитан Прохоров для повторного расследования причины гибели комсомольца Евгения Столетова. По показаниям свидетелей он шаг за шагом восстанавливает ход событий, историю его жизни и смерти. Сюжетная линия (действия Прохорова, розыск и опрос свидетелей) прерывается рассказами о Столетове, не связанными хронологической последовательностью: «За пять часов до происшествия», «За пять месяцев до происшествия», «За шесть лет до происшествия» и т. д., но композиционно они объединяются в единое целое по принципу «и это все о нем».

Липатов отказался от прямого описания жизни Столетова из опасения, по его словам, «засахарить» образ. Ради объективности он использовал прием косвенных характеристик, пересечения разных точек зрения. Опасаясь другой крайности – «заземления» образа, - он показал героя с некоторой временной дистанции и тем самым придал ему черты легендарности, создал как бы предание о нем. «Может быть, оромантизировал, но заземлять не хотел», -подчеркнул он в интервью корреспонденту «Литературной газеты». Образ Столетова - ему приданы черты некоторой исключительности. Он - самая яркая личность среди других героев романа.

В романе подробно наблюдается процесс духовного становления героя. Внук старого большевика, сын разведчика, скончавшегося после войны от фронтового ранения, он воспитан на революционных традициях старших поколений. Его идейным наставником является учитель Викентий Алексеевич Радин, потерявший на фронте зрение, которого Евгений называет своим комиссаром.

Образ борьбы человека с политической системой в данном произведении заключается в том что, Евгений Столетов и его товарищи - молодые лесозаготовители, комсомольцы, вступают в непримиримую борьбу с мастером Гасиловым, обывателем, рвачом, для которого главное - собственное благополучие.

Борьба с гасиловщиной нелегка. Гасилов передовой мастер, он ловок и хитер, его поддерживают Заварзин и некоторые другие рабочие, к тому же он отец Людмилы, на которой Столетов собирается жениться. Он не отступит, не пойдет на компромисс, таков уж его бойцовский характер. Гасиловщине комсомольцы решили противопоставить сознательность и организованность. По инициативе Столетова они устраивают «забастовку наоборот», вдвое перекрывают нормы, установленные мастером Гасиловым. Их азартная работа описана в романтически приподнятом тоне. «Вали лес на обочину!» -во второй раз ликующе прокричал Женька – «забастовка наоборот» гремела угрожающе тракторными моторами, самозабвенно выла пилами «Дружба», размахивала руками кранов, летела в Сосновку, постукивая на стыках стремительными платформами...»[1, с. 29]. Трудовой порыв увлекает даже Заварзина, который заявляет Столетову: «Ты же добьешь моего пахана, Столет!.. Если бригада недельку поработает так, как я сегодня, на пункт прибежит вся твоя родная Советская власть. Что случилось? Откуда взялись двести процентов?» [1, с. 30].

Женька просит Гасилова отказаться от синекуры, то есть от высокооплачиваемой должности, не требующей серьезного труда. На комсомольском собрании ребята принимают решение просить райком комсомола помочь им снять с работы Гасилова. Свою «забастовку наоборот» они провели тайно, чтобы поймать с поличным Гасилова и самим довести дело до конца. Но в сложившихся обстоятельствах их некому было поддержать. Начальник лесопункта Сухов, современный гений техники, занят изобретением трелевочного трактора, мечтает о благе человечества, но не видит того, что происходит рядом с ним. Он даже не заметил по сводкам перевыполнения плана во время «забастовки наоборот». Технорук Петухов из личных побуждений покрывает Гасилова, желая с ним породниться. Голубинь, сбитый с толку анонимками, не доверял Столетову, комсомольцы помогли ему разобраться в Гасилове. Секретарь райкома комсомола Кирилл Бойченко признался Прохорову, что слишком поздно понял Столетова.

В истории, происшедшей в Сосновке, В. Липатов одним из первых в современной прозе раскрыл существенный конфликт нашего времени между честными тружениками и обманщиками, тормозящими повышение производительности труда. Конфликт Столетова и Гасилова в романе не разрешен, но благодаря Прохорову Гасилов, а вместе с ним Сухов и Петухов понесут наказание. В конце романа Прохоров произносит обвинительный приговор гасиловщине. И в то же время смертью Столетова писатель хочет сказать, что гасиловщина живуча и борьба с ней требует усилий. И хотя смерть Столетова кажется недостаточно мотивированной, вывод из романа бесспорен: Столетов и Гасилов -непримиримые враги. Дело Столетова будет продолжено. «Такие люди, как Столетов, не должны умирать!» -эта основная фраза проходит через весь роман.

Гибель Столетова вызывает у читателя и сострадание, и гордость за него. Писатель утверждает характер Столетова как характер героический, его подвиг сравнивает с подвигами героев войны. Подводя итоги своего расследования, капитан Прохоров говорит: «Погиб герой нашего времени... Такие парни, как Евгений Столетов, в минувшую войну бросались грудью на доты...» Прохоров никогда не видел Столетова, но поддался обаянию его личности, о чем он и говорит на прощанье его матери: «Я многому научился у Евгения. В деревне, пожалуй, нет человека, который бы не испытал светлого влияния вашего сына, Евгения Сергеевна. Спасибо вам за Женьку!»

Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»

Это научно-фантастический роман-антиутопия Рэя Брэдбери. В эпиграфе романа говорится, что температура воспламенения бумаги -451 °F. В романе описывается общество, которое опирается на массовую культуру и потребительское мышление, в котором все книги, заставляющие задумываться о жизни, подлежат сожжению; хранение книг является преступлением; а люди, способные критически мыслить, оказываются вне закона. Главный герой романа, Гай Монтэг, работает «пожарным» (что в книге подразумевает сожжение книг), будучи уверенным, что выполняет свою работу «на пользу человечества». Но в скором времени он разочаровывается в идеалах общества, частью которого он является, становится изгоем и присоединяется к небольшой подпольной группе людей, сторонники которой заучивают тексты книг, чтобы спасти их для потомков.

Главный герой романа, «пожарный» Гай Монтэг, знакомится с семнадцатилетней девушкой Клариссой Маклеллан и начинает понимать, что возможна иная жизнь. Клариссу считают странной из-за её увлечения природой, желания говорить о чувствах и мыслях и просто жить. Монтэг любит свою работу, но тайно забирает из нескольких домов книги, которые должен был сжечь. Гибель Клариссы, которую сбивает автомобиль, встреча с женщиной, которая отказывается покинуть собственный дом, залитый керосином, и сама чиркает спичкой о перила и сжигает себя вместе с книгами, усиливает внутренний разлад Гая. Позже Гай припомнит фамилию «Ридли», которая звучит во фразе той женщины: «Будьте мужественны, Ридли. Божьей милостью мы зажжём сегодня свечу в Англии, которую, я верю, им не погасить никогда» (начальник Монтэга брандмейстер Битти объясняет Монтэгу слова старой женщины: «Человек по имени Латимер сказал это человеку, которого звали Николас Ридли, когда их сжигали на костре за ересь в Оксфорде 16 октября 1555 года») [2, с. 45]. Монтэг решает бросить свою работу после случившегося. Он притворяется больным на сутки.

Брандмейстер Битти даёт Гаю день на то, чтобы прийти в себя, говоря, что у каждого пожарного бывают такие минуты в жизни. Но после этого он намекает ему, что Монтэг должен принести книгу, которую Монтэг украл у сгоревшей женщины и спрятал под подушку, чтобы сжечь её. Битти утверждает, что смысл уничтожения книг состоит в том, чтобы сделать всех счастливыми. Он объясняет Монтэгу, что без книг не будет никаких противоречивых мыслей и теорий и никто не будет выделяться, становиться умней соседа. А с книгами – «кто знает, кто может стать мишенью хорошо начитанного человека?». Жизнь граждан этого общества абсолютно избавлена от отрицательных эмоций -они только и делают, что развлекаются. Даже смерть человека «упростили» -теперь трупы умерших кремируются буквально через пять минут, чтобы никого не беспокоить. Монтэг пытается разобраться в своих мыслях, просит свою жену Милдред помочь ему в этом, начинает доставать из тайника за вентиляционной решёткой книги и читать отрывки из них, но жена не понимает его, она в ужасе от происходящего, кричит о том, что он их погубит. Она отстраняется от него, надевая наушники, общаясь со своими телевизионными «родственниками» и с соседками.

Позже он знакомится с членами сообщества сохраняющего строки литературных произведений в своих головах (они боятся сохранять печатные книги, так как они могут выдать расположение повстанцев). Каждый из них помнит наизусть какое-либо литературное произведение. Монтэг, который помнит несколько отрывков из библейских книг -Екклесиаста и Откровения Иоанна Богослова, присоединяется к их сообществу. В одно мгновение начинается и оканчивается война, и группа профессоров вместе с Гаем наблюдает издалека за гибелью города в результате атомной бомбардировки. В этот момент Монтэг, бросившийся плашмя на землю, чувствует (или ему чудится), что он видит гибель Милдред. Фабер избегает гибели, он находится в это время в автобусе, следуя из одного города в другой. После катастрофы новые единомышленники отправляются в путь, и каждый думает о своем. «Позже, когда солнце взойдет высоко и согреет их своим теплом, они начнут беседовать …. Монтэг чувствовал, что в нём пробуждаются и оживают слова. Что скажет он, когда придёт его черед?… «И по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее каждый месяц плод свой и листья древа -для исцеления народов…» Да, думал Монтэг, вот что я скажу им в полдень. В полдень… Когда мы подойдем к городу» [2, с. 58].

Данное произведение отражает некоторые факты нашего общества. Люди - «живые книги», описанные в книге, существовали в Советском Союзе - в системе советских лагерей запрет на некоторые книги «не той направленности» привёл к тому что зэки заучивали те или иные произведения (стихи, Библия и пр.) наизусть, передавая в дальнейшем их содержание другим заключённым наизусть выученные тексты. Таким образом человек боролся с системой.

Заключение

Все мы являемся частью, какой либо системы, общества. Это естественный процесс развития личности. Выходя из одной системы, мы вступаем в другую. Будь то политическая система или система по интересам. Мы принимаем правила и нормы, установленные в этой системе, и привыкаем действовать по ним. Всем известная поговорка «со своим уставом в монастырь не ходят» - яркое тому подтверждение. Правильно ли это? Возможно, что да. Но только на первых этапах.

Затем наступает такой период, когда информация, использующаяся у большинства участников системы воспринимается как аксиома. Человек живет, как привык и не хочет воспринимать что-то новое. Он делает это не осознанно, потому что так делают все. Это нормальное поведение.

Когда он осознает что правила и нормы системы ему мешают, а дают пользу другим – тем под кого эта система создавалась, он начинает искать ответы. Он начинает бороться с системой. Сначала в голове – простое осознание дает уже очень многое. Он начинает искать единомышленников.

В заключении можно сказать следующее: во всех этих произведениях прослеживается различного рода борьба, борьба за свободу, за спокойствие, за свою роль в жизни, за равноправие и с методами наживы для личной выгоды, борьба с незнанием и системой серости и однотипности, с уничтожением накопленных материалов прошлого.

Есть еще в этих произведениях один способ борьбы, который идет красной нитью через все рассказы это игнорирование данной системы во всех произведениях. В каждом произведении есть персонажи, которые очень ярко описаны и выражено их отношение к системе -  это гений техники Сухов в произведении Виль Липатов « И это все о нем», Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» образ водителя, чуть не сбившего главного персонажа, Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина» образ матушки, которая была увлечена ведением хозяйства и не задумывалась над тем, что вокруг неё творилось.

Список литературы

  1.  Липатов В.В., И это все о нем. Роман. - Новосибирск: Западно – Сибирское книжное издательство, 1983. 365с., ил.
  2.  Салтыков-Щедрин М.Е., Пошехонская старина. – Москва: Государственное издательство художественной литературы, 1950. 550с.
  3.  Брэдбери Рэй, 451 градус по Фаренгейту. Роман. – Москва: Молодая гвардия, 1965. 162с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

82204. Ці жанри, жанри, жанри… 154.5 KB
  Мета: Розширити знання та уявлення учнів про жанрове розмаїття художніх творів (романс, симфонія, історичний, батальний, побутовий, анімалістичний жанри). Розвивати вміння створювати композиції на основі емоційно-звукового сприйняття.
82205. Розумники і розумниці 169.5 KB
  Мета: виховувати любов до рідної мови; розвивати логічне мислення, пам’ять, кмітливість; закріпити програмовий матеріал; викликати бажання вивчати і любити рідну мову. Обладнання: кросворд, роздатковий матеріал, вислови про мову.
82207. Я є рушниця, радістю набита, якою вистрілю на честь життя 160.5 KB
  До 100-річчя з дня народження БогданаІгоря Антонича Мета: ознайомити учнів з творчістю поета його світобаченням поповнити знання школярів позапрограмовими творами автора розвивати і удосконалювати навички виразного читання виховувати естетичні смаки...
82208. Бабусине свято 8.95 MB
  Прищеплювати почуття любові і поваги до старших членів сім’ї виховувати почуття обов’язку і турботи про бабусів. Наші бабусі рідненькі Для вас готували це свято. Любі добрі бабусі Ми ваші внучата. Чи є в світі краща і рідніша людина Звичайно що ні Скільки пережили наші бабусі скільки недоспали ночей голублячи онучат.
82209. Технології вдосконалення техніки читання. Швидке читання – запорука успішного навчання 58 KB
  Мета: Ознайомити батьків з нормами читання у початковій школі згідно програми. Викликати інтерес у батьків з питань виховання любові до читання художньої літератури дітьми та сімейного читання.
82211. Художнє втілення ідеї гуманізму в романі Ч.Діккенса «Пригоди Олівера Твіста». Соціальна дієвість творчості Ч.Діккенса 38.03 KB
  Діккенс чи не вперше в англійській літературі позбавив злочинний світ будь-якої романтики. Але автор Пригод Олівера Твіста вперто захищав своє право зображувати злодіїв у всій їх потворності такими якими вони були насправді: І тому я не приховав жодної дірки в сюртуку Пронози жодної папільйотки у скуйовдженому волоссі Ненсі.