98390

Внешняя политика Польши 1989-1991 годов

Реферат

Международные отношения

В выступлении ясно давалось понять нежелание будущего правительства резко рвать с традиционной внешнеполитической линией и намерение лишь внести в нее определенные коррективы: покончить с монополией коммунистов на контакты с СССР и опереть отношения между странами на дружбу и сотрудничество обществ а также активно включиться в политическую...

Русский

2015-11-02

78.18 KB

0 чел.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Реферат на тему:

«Внешняя политика Польши 1989-1991 гг.»

Студентка 3 курса                                                               В.Я.Кучукова

Руководитель:

доктор исторических наук,

профессор                                                                      В.Е.Снапковский

Минск

2012

В рамках настоящей работы речь пойдет о III Речи Посполитой. (Данное определение было употреблено в Конституции польского государства, появившегося после основных политических изменений, происшедших в 1989 году. Официальное название государства — Польская Республика).

 Политика перестройки, проводимая Горбачёвым, ослабила влияние СССР на Польшу, что привело к переменам в стране. В сентябре 1988 года представители правительства проводят первые встречи с Лехом Валенсой, на которых было достигнуто соглашение о созыве «круглого стола» между правительством и оппозицией, который начал работу 6 февраля 1989 года. 5 апреля эти соглашения были подписаны, 7 апреля согласованные положения об изменении политической системы принимаются Сеймом. Согласно договоренностям, 65% мест в Сейме гарантировались для членов ПОРП, ОКП, ДП и еще трех проправительственных христианских организаций. Борьбу за эти мандаты могли вести только кандидаты, назначенные руководством этих партий. Оставшиеся 35% мандатов подлежали прямым свободным выборам. Верхняя палата парламента, Сенат из 100 человек, избиралась прямым голосованием. Был учрежден пост президента, избираемого Сеймом и Сенатом. На выборах в июне 35% мест в Сейме и 99% мест в Сенате завоевала «Солидарность», что было воспринято как поражение правящей коалиции.

 19 июня 1989 г. президентом Польши был избран В.Ярузельский, а место премьер-министра отдано кандидату «Солидарности» Т.Мазовецкому. 

Внешнеполитическая программа правительства Т. Мазовецкого.

Первые контуры политики на международной арене еще только формируемого кабинета были обозначены в выступлении Мазовецкого в Сейме 24 августа 1990 г., сразу после его назначения на должность премьера. Обращает на себя внимание его подчеркнутое стремление «сохранять добрососедские и дружественные отношения с Советским Союзом» и уважать обязательства, вытекающие из Варшавского договора. В выступлении ясно давалось понять нежелание будущего правительства резко рвать с традиционной внешнеполитической линией и намерение лишь внести в нее определенные коррективы: покончить с монополией коммунистов на контакты с СССР и опереть отношения между странами на «дружбу и сотрудничество обществ», а также активно включиться в политическую, экономиче- скую и культурную жизнь Европы, что, впрочем, скорее ставилось условием улучшения экономической ситуации внутри страны. (1,с.1) Несколько по иному Мазовецкий расставил акценты в междуна- родном разделе своей правительственной программы (exposé), огла- шенной в Сейме 12 сентября. К этому времени состав кабинета был уже сформирован, и премьер мог чувствовать себя более уверенно. Возможно, поэтому вопросы отношений с Советским Союзом и странами Варшавского договора заняли в выступлении хоть и важное, но не первостепенное место. Мазовецкий подтверждал готовность сохранять и развивать союз с СССР за счет «ратификации его обществом». Но принципы союзнических отношений должны быть изменены в пользу равноправия и взаимного уважения суверенитета. То же самое касалось Чехословакии и ГДР, от желания сотрудничать с которыми Мазовецкий не отказывался, но предлагал «избавить наши отношения от бюрократии и опереть их на широкие контакты, не ог- раничиваясь только выбранными группами и политическими сила- ми». (1, с.3)

Но все-таки главное место в exposé заняло западное направление внешней политики. По сути, в этом своем выступлении Мазовецкий провозгласил курс на «возвращение в Европу», заявив: «Мы жаждем открытия Польши Европе и свету... Мы должны наверстать упущенные возможности, особенно в сотрудничестве со странами Европейского экономического сообщества, США и другими мировыми экономическими державами». Признавая большое значение хозяйственного взаимодействия с СССР и странами СЭВ, Мазовецкий говорил о жизненной заинтересованности в тесных контактах с ЕЭС, обуславливая необходимость их развития прежде всего тем, что планируемые в Польше радикальные экономические реформы будут требовать получения существенной финансовой помощи. Премьер высказывался и за укрепление отношений с ФРГ, как экономических, так и политических.

Мазовецкий вновь подтверждал, что политика «возвращения в Европу» не означает отказа от союзнических обязательств Польши, причем такая позиция – это не «успокаивающий тактический ход», а убеждение, вытекающее из «понимания польского государственного интереса и анализа международной ситуации». Однако, заглядывая в будущее, он предупреждал, что «если настанет день, когда европей- ская безопасность не будет опираться на военные союзы, распроща- емся с ними без сожаления. Мы верим, что такой день придет». (1,c.5)

Как нетрудно заметить, с самого начала внешняя политика правительства Т. Мазовецкого приняла двойственный характер, разрываясь между союзническими обязательствами по Варшавскому договору и стремлением к интеграции с Западной Европой. В существовавших на рубеже 1989-1990 гг. международно-политических условиях, как уже говорилось, такой курс был очевиден и неизбежен как разумный компромисс между желаемым и возможным. Однако можно предполагать, что в тот период и Мазовецкий, и Скубишевский искренне считали, что развитие экономических отношений с Западом вполне рeально сочетать с политическим и военным союзом с Востоком до тех пор, пока линии разделов в Европе окончательно не рухнут и страны

континента не образуют единую экономическую общность, допол- ненную общеевропейскими структурами безопасности. Обвальное же крушение существующего международного порядка правительство Мазовецкого считало нежелательным, видя в этом угрозу для Польши, остающейся без должных гарантий безопасности и отягощенной грузом экономических проблем.

Двойственность внешней политики отчетливо проявилась и в первых практических шагах нового кабинета. Очень характерно, что первым зарубежным визитером, с которым Мазовецкий провел бесе- ду в качестве премьера, был председатель КГБ В. Крючков, приехав- ший в Варшаву в сентябре 1989 г. По-видимому, в задачу гостя из СССР входило убедиться в намерении пришедшей к власти польской оппозиции признать верность союзническому долгу. (1,c.1) В последующее время Польша продолжала поддерживать тесные двусторонние связи с СССР, а также участвовать в работе СЭВ и ОВД.

Однако помимо сохранения традиционных контактов не менее характерным явлением стала значительно расширившаяся активность Польши на западном направлении. Вопреки многолетней традиции первый зарубежный визит в качестве главы правительства Мазовецкий нанес не в СССР, а в Италию, что как раз и призвано было символизировать «возвращение в Европу». В ходе его встреч затрагивались главным образом экономические сюжеты – Мазовецкий просил финансовой помощи Польше. В течение 1990 г. премьер-министр посетил большинство столиц стран ЕЭС, а также Вашингтон, завязывая контакты, решая возникающие политические проблемы и прося поддержки для проведения реформ. Польская дипломатия предпринимала все усилия, чтобы ускорить процесс интеграции страны в европейские политические и экономические структуры. И эта деятельность приносила свои плоды. В январе 1990 г. было инициировано рассмотрение вопроса о вхождении Польши в ЕС в качестве ассоциированного члена, а в феврале Польша подала формальное заявление о вступлении в Совет Европы. (2, c.67)

В наиболее развернутом виде внешнеполитическая концепция правительства Т. Мазовецкого была сформулирована 26 апреля 1990 г. в парламентском выступлении К. Скубишевского, в котором тот подвел первые итоги дипломатических усилий возглавляемого им МИД и представил свое понимание первоочередных задач Польши на международной арене. С точки зрения Скубишевского, польская внешняя политика руководствуется 9-ю главными приоритетами. На первое место он поставил участие в развитии системы европейской безопасности на базе СБСЕ.

Среди других приоритетных целей Скубишевский называл: подписание договоров об ассоциации с ЕЭС и Советом Европы, реформирование ОВД и СЭВ, вывод с польской территории советских войск, завязывание отношений с отдельными республиками СССР, подтверждение объединенной Германией границы по линии Одер- Нейсе, развитие взаимодействия в рамках треугольника Польша- Чехословакия-Венгрия, а также сотрудничества в дунайско- адриатическом и балтийском регионах, реструктуризация польских долгов и получение помощи от развитых стран Запада.(3, c. 79)

По его мнению, политическое разделение Европы уже практически преодолено, поэтому преимущественные усилия следует направить на уничтожение экономического раздела и создание общеевропейской системы безопасности. Реализовав эти цели, можно будет стремиться к постепенному складыванию европейской конфедерации, которая охватит все страны континента от Атлантики до Урала. (1, c.3)

Объединение Германии как фактор переориентации польской внешней политики.

Процесс объединения ФРГ и ГДР вызвал в польском обществе опасения за прочность границы по Одеру и Нейсе.

Польские политики также высказывали схожие опасения, сводившиеся в целом к нескольким тезисам: в единой Германии может возродиться национализм и империализм; объединенная Европа подчинится немецким интересам; в условиях хозяйственных трудностей у восточных соседей Германия развернет экономическую экспансию; в процессе объединения Германии не будут надлежащим образом учтены интересы всех ее соседей.(4, c.20-26)

Официальная линия правительства, признавала объединение Германии возвращением к нормальному положению вещей и реализацией права немецкого народа на самоопределение. Скубишевский рассматривал немецкое единство как важный фактор европейской стабилизации и шаг на пути к окончательному устранению разделительных линий в Европе. По его мнению, тяжкие преступления и страдания военных лет уже отошли в прошлое, и в обществах двух стран созрели реальные предпосылки для избавления от исторического груза. В какой-то степени народы уже открылись друг другу, что выразилось в росте числа межличностных контактов, развитии взаимодействия в культурной и духовной сферах. (1, с.3)

В результате сложился консенсус политических сил в отношении того, что Польша должна принять самое непосредственное участие в процессе объединения, активно отстаивать свои интересы, добиваться немедленного разрешения всех спорных вопросов и предоставления твердых гарантий.

В наибольшей степени польскую дипломатию волновали 3 аспекта создания единого немецкого государства:

1) признание объединенной Германией западной польской границы по линии рек Одер-Нейсе;

2) участие польского представителя в переговорах «2+4» (два германских государства и державы-победительницы СССР, США, Великобритания и Франция);

3) обеспечение гарантий безопасности польского государства после восстановления германского единства.

Правительство Польши составило декларацию согласно которой, парламенты ФРГ и ГДР должны были принять совместную декларацию о нерушимости границы по Одеру и Нейсе. 21 июня парламенты ФРГ и ГДР одобрили соответствующую декларацию.

Еще через месяц Скубишевский принял участие в парижском туре конференции «2+4», где нерушимость границы по Одеру и Нейсе

подтверждена на международном уровне и принято решение о подписании польско-немецкого договора о границе сразу после объединения Германии. Как заметил современный исследователь А. Дeдек, «Польша одержала победу, но это была победа в вопросе о престиже, поскольку ни одна из участвующих в конференции сторон, включая ФРГ, не оспаривала существующей линии границы». (4, c.64)

Увлекшись проблемами закрепления линии границы и участия в переговорах «2+4», которые, как оказалось, не создали серьезных препятствий к разрешению, польское правительство гораздо меньше внимания уделило третьему аспекту германского объединения. Между тем именно проблема обеспечения безопасности в центре Европы в связи с созданием сильного единого немецкого государства была наиболее сложной, а принятые в отношении ее решения привели к далекоидущим последствиям, в том числе для положения Польши на международной арене. Возможно, одной из причин ухода проблемы безопасности на второй план стала уже отмечавшаяся уверенность Скубишевского в скорой ликвидации военных блоков и создании принципиально новой системы общеевропейской безопасности на основе СБСЕ. В связи с этим решения об участии Германии в военных блоках могли восприниматься как переходные и носящие временный характер.

На встрече министров иностранных дел стран – членов ОВД Скубишевский поддержал мнение коллег из Венгрии и Чехословакии о том, что объединенная Германия может стать членом НАТО, несмотря на то, что Москва крайне отрицательно отзывалась о такой перспективе. Надо думать, это решение далось правительству Мазовецкого нелегко, поскольку в случае включения Германии в состав Североатлантического альянса граница по Одеру и Нейсе становилась бы новой разделительной линией, представляясь для Польши барьером на пути в Европу. Поэтому согласие Скубишевского было обставлено целым рядом условий: сокращением немецких вооруженных сил, участием Германии только в политической, но не военной структуре альянса и, конечно же, возможно скорейшим роспуском обоих военных блоков – и НАТО, и ОВД. (1, c.1)

Польша получила в непосредственные соседи не просто единую Германию, но Германию, входящую в состав военно-политического блока, роспуск которого откладывается на неопределенный срок. В то же время сама Польша уже не могла рассчитывать на поддержку рассыпающегося ОВД, а значит, должна была искать новых вариантов обеспечения собственной безопасности. Думается, не случайно в начале осени 1990 г. Скубишевский обращается к Шеварднадзе с предложением скорейшего открытия переговоров о выводе из Польши советских войск. Тогда же в Варшаву впервые пребывает генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер, после встречи с которым Скубишевский называет альянс «необходимым элементом, обеспечивающим стабилизацию в Европе». Все это становится наглядным свидетельством того, что понятие «возвращение в Европу» начинает переноситься с экономической и культурной сфер на вопросы обороны и безопасности. Однако для полного вызревания этого процесса потребовалось еще дождаться окончательного распада социалистического лагеря и его патрона – СССР.

Последствия кризиса в СССР для внешней политики Польши.

Провозгласив лозунг «возвращение в Европу», правительство Мазовецкого должно было считаться с союзническими обязательствами Польши по Варшавскому договору, а значит воздерживаться от слишком радикальных шагов в своей внешней политике. Однако произошедшие перемены не могли не отразиться на качестве польско-советских отношений, которые необходимо было приспособить как к наличию в Польше некоммунистического правительства, так и к изменению политического ландшафта в Восточной Европе в целом. Реформированию подлежали обе связующих структуры социалистического лагеря: экономическая (СЭВ) и военно-политическая (ОВД). В обоих случаях польские предложения на первых порах не отличались решительностью. В конце октября 1989 г., на первом после смены власти в Польше совещании министров иностранных дел стран – членов ОВД, К. Скубишевский в очередной раз заверил своих коллег в верности Польши принятым обязательствам, одновременно предложив два пути эволюции союза. С одной стороны, он должен был трансформироваться из преимущественно военной структуры в организацию прежде всего политическую. А с другой стороны, внутренние устои ОВД подлежали демократизации в том смысле, что отдельные страны могли получить большую свободу в проведении своей политической линии. Собственно, обе меры в условиях осени 1989 г. были вполне назревшими, очевидными и не могли вызвать негативной реакции Советского Союза, и без того уже отказавшегося от доктрины Брежнева. Но вот острый и болезненный вопрос пребывания советских войск на польской территории Скубишевский предпочел не затрагивать, считая его зависящим от «протекания переговоров по разоружению». (1, c.1)

8 января 1990 г. Л. Валенса перед объективами телекамер неожиданно заявил советскому послу В. Бровикову, что Москва должна вывести свои войска еще до конца календарного года, официальная позиция правительства продолжала оставаться сдержанной. Комментируя слова Валенсы, правительственная пресс-служба только подчеркнула, что Польша готова проводить переговоры на тему присутствия советских войск, однако их результат ставит в зависимость от создания новой структуры европейской безопасности, надеясь, что в будущем необходимости в их присутствии на польской земле не возникнет. Конечно, польское правительство руководствовалось в данном случае не только стремлением «не злить» Советский Союз, но и более тонкими расчетами. Скубишевский сознавал, что советские войска – условие равновесия сил в Европе, которое пока еще не уступило место какой-либо иной системе безопасности и резкий слом которого повредит интересам Польши. Кроме того, нельзя было не учитывать неразрешенного тогда германского вопроса, а в переговорах с объединяющейся Германией присутствие советских войск могло стать дополнительным козырем в руках у польских политиков.

На фоне углубляющегося в конце 1980-х гг. кризиса наметилась тенденция к падению объемов взаимной торговли, накапливался груз невыполненных обязательств, увeличивалась финансовая задолженность Польши Советскому Союзу за поставленные сырье и энергоресурсы. Ситуация усложнялась тем, что СССР стал требовать перехода к взаимным расчетам в твердой валюте по мировым ценам, что заметно удорожало стоимость польского импорта.

До конца 1990 г. правительство Мазовецкого, несмотря на все более крепнущие голоса о необходимости роспуска СЭВ, продолжало придерживаться точки зрения, что входящие в него страны имеют множество общих целей, в достижении которых организация может быть полезна. Оно считало, что до момента создания общеевропейской интеграционной структуры СЭВ может играть роль переходного механизма, конечно, при условии обретения им менее обязательного, консультативного статуса. (6, c.15) Между тем усиливавшийся в СССР экономический кризис вел к тому, что на повестку дня вставал вопрос не столько реформирования характера хозяйственных связей, сколько их элементарного сохранения. Если в 1990 г. с трудом, но удавалось поддерживать объемы торговли в запланированных рамках, то на пороге 1991 г. СССР определенно дал понять, что не сможет обеспечить поставок энергоносителей в прежних количествах. Это создавало для польской экономики, на 90 % зависящей от экспорта нефти и газа из СССР, весьма серьезную угрозу. Но если энергоносители еще можно было рассчитывать купить на мировом рынке, то отказ Советского Союза от покупки польских машин, экскаваторов, самолетов и прочих технических изделий грозил настоящей катастрофой. (2, c.65, 150) В условиях реальной угрозы невыполнения СССР своих партнерских обязательств польскому правительству не оставалось ничего другого, кроме как рекомендовать своим производителям искать новые рынки сбыта, обещая им посильную поддержку.

Помимо сложностей, вызванных экономическими факторами, в польско-советских отношениях на протяжении 1990-1991 гг. накапливались и другие проблемы и противоречия. Еще в 1989 г. Польша подняла вопрос о признании правительством СССР ответственности за убийства польских офицеров в Катыни, что, хотя и было сделано, но не сразу, с нежеланием и не в полном объеме. Сложным моментом оставалось пребывание в Польше советских войск.

7 сентября Скубишевский направил Шеварднадзе официальную ноту с предложением немедленного начала переговоров о выводе войск и компенсации Польше нанесенного их пребыванием ущерба. Переговоры открылись в ноябре, но быстро выяснилось, что советская дипломатия увязывает вопрос о выводе войск из Польши с эвакуацией их из Германии, что не устраивало польскую сторону, поскольку грозило затянуть процесс на несколько лет. Правительство Мазовецкого так и не отважилось на более жесткие шаги, чтобы поторопить советских коллег, хотя, скажем, Чехословакия и Венгрия подписали с СССР соответствующие соглашения еще в феврале-марте 1990 г. Только после того как в Варшаве в самом конце декабря 1990 г. на президентский пост заступил Л. Валенса, поручивший сформировать правительство Я.К. Белецкому, Польша решительно воспротивилась политике затягивания времени, проводимой Москвой. В январе 1991 г. было принято весьма спорное решение о блокировании транзита частей советской армии, выводимых из Германии. Эта мера, безусловно, повредила отношениям Польши как с СССР, так и с Германией, опасающейся срыва графика перемещения войск, хотя вряд ли помогла намного ускорить разрешение вопроса. Польско-советское соглашение о выводе войск в итоге было подписано только 26 октября 1991 г. Согласно нему последние советские части покидали Польшу до конца 1993 г.

Довольно непростой для польской дипломатии стала проблема завязывания отношений с отдельными советскими республиками, на протяжении 1990-1991 гг. все более громко заявлявших о своем стремлении к независимости. Стремясь не осложнять отношения с СССР, но в то же время не отталкивать республиканские власти, Скубишевский принял на вооружение концепцию «двунаправленности восточной политики», подразумевавшей поддержание контактов и с центральным правительством, и с республиками. Польша придерживалась ее до самого конца СССР, еще в октябре 1990 г. заключив соглашения о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве с Россией, Украиной и Белоруссией. Однако политика двунаправленности давала сбой в отношении прибалтийских республик, чье стремление к самостоятельности было наиболее выраженным. Когда в марте 1990 г. Литва провозгласила независимость, а Москва ответила на этот шаг введением экономических санкций, польское правительство ограничилось осторожным выражением «надежды и убеждения, что Литва и СССР разрешат взаимные проблемы». Несмотря на давление из кругов, связанных с «Солидарностью», Варшава официально признала независимость балтийских государств только в декабре 1991 г. (7, c.105)

Результатом всех вышеописанных процессов стал полный разрыв той структуры отношений, которая связывала Польшу и СССР до конца 1980-х гг. 1 июля 1991 г. в Праге было принято решение о прекращении существования ОВД, двумя днями раньше в Будапеште произошло подписание соглашения о роспуске СЭВ. При этом Белецкий твердо воспротивился попыткам советской стороны создать какую-либо новую экономическую организацию. А в декабре 1991 г. распался и сам Советский Союз, оставив на своем месте независимые государства, отношения с которыми необходимо было выстраивать, по существу, с нуля. Эти новые соседи не могли обеспечить сохранение на прежнем уровне экономического сотрудничества в силу глубокого системного кризиса, да и сами стремились повернуть свои экономики лицом к Западу, что побуждало Польшу рассчитывать только на поиск торговых партнеров в странах ЕЭС. Ну а главное, распад СССР ставил крест на надеждах создания общеевропейской системы безопасности в связи с исчезновением с карты мира одного из ее возможных гарантов и неспособностью России играть соответствующую роль. Это становилось мощным аргументом, заставлявшим Польшу искать безопасности под крылом НАТО, а отсутствие опасений перед потенциальной реакцией грозного восточного соседа делало этот шаг неизбежным. (8, c.1)

Выводы.

1989-1991 гг. Польша начала процесс принципиальных системных перемен, направленных на создание демократического государства и конкурентоспособной рыночной экономики в условиях интеграции в мировую экономику. Можно заключить, что переориентация внешней политики Польши с участия в структурах социалистического лагеря на евроатлантический курс состоялась не в момент прихода к власти правительства Т. Мазовецкого, а стала достаточно длительным и сложным процессом, растянувшимся на 1989-1993 гг. На переломе 1980-1990-х гг. никто в мире не отдавал себе полного отчета в том, как будет выглядеть международный порядок по завершению холодной войны, какие контуры примет система европейской безопасности и от каких угроз она должна будет защищать, поэтому ни одна из политических сил страны не имела четкой концепции, определяющей новое место Польши на международной арене, ее стратегические цели и конкретные задачи для дипломатии.

На рубеже 1980-1990-х гг. Евроатлантический курс был основным, но не единственным вариантом внешнеполитической ориентации Польши. Решающую роль в том, что именно он был претворен в жизнь, сыграли международно-политические факторы: объединение Германии, обвальный распад социалистического лагеря и СССР, неудача в создании эффективной региональной группировки в Центральной Европе, неспособность СБСЕ взять на себя роль главной опоры европейской безопасности. Для Польши, по сути, не оставалось иного выбора, кроме как включиться в процесс поиска членства в ЕЭС и НАТО, поскольку в любом другом случае она оставалась бы в международной изоляции.

Используемая литература:

  1.  Gazeta wyborcza. – 26-28.08.1989;
  2.  Dudek A. Pierwsze lata III Rzeczypospolitej 1989–2001 (2002);
  3.  Czas na zmiany. Z Jarosławem Kaczyńskim rozmawiają Michał Bichniewicz i Piotr M. Rudnicki. – W-wa, 1995;
  4.  Polityka zagraniczna RP. 1989-2002 / red. naukowa R. Kuźniar, K. Szczepanik. – W- wa, 2002;
  5.  Dudek A. Historia polityczna Polski 1989–2005 (2007);
  6.  Tarnowski P. Odłożony pogrzeb. Polityka. – 1990. – No 26;
  7.  Polityka zagraniczna RP. 1989-2002, red. naukowa R. Kuźniar, K. Szczepanik. – W-wa, 2002;
  8.  Pawłowski W. Trójkąt, sześciokąt i reszta Europy. Polityka. – 1991. – No 8.

  1.    


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

65847. Проектирование локальной сети 23.94 KB
  Цель работы: Изучить основные виды, преимущества и недостатки сетевые топологии, их, наиболее распространенные типы сетей, виды и методы доступа к среде передачи данных, сетевые архитектуры.
65848. Исследование модели шинной ЛВС с маркерным доступом 1.31 MB
  Исследование особенностей построения и функционирования шинной ЛВС с маркерным методом доступа и определение основных характеристик сети. Определить основные характеристики ЛВС шинной топологии с маркерным методом доступа на основе исследования аналитической модели сети.
65849. Концепция антропогенеза. Идея происхождения человека 34.5 KB
  Выделяет несколько стадий происхождения человека и животных: В воде появляются какие-то отдельные формы живого Отдельные вещи начинают случайно объединяться. Ему времени приписывалась циклическая форма соответственно что классическая трактовка изменений человека...
65851. Строение микро-ЭВМ (архитектура) 179.5 KB
  ОБ операционный блок производит прием и временное хранение исходных данных их преобразование и передачу результата обработки следующим устройствам. Кроме того ОБ проверяет соответствия результата обработки данных заранее обусловленным признакам например отрицательные числа нули четность и т.
65853. Вибір архітектури обчислювальної мережі. Загальна схема взаємодії локальних, міських та глобальних мереж. Вибір локальної обчислювальної мережі 373.5 KB
  Мета: Вивчити cхему взаємозв’язку різних типів мереж: локальних міських та глобальних. На основі поставлених задач вміти обирати архітектуру обчислювальної мережі. Вибір локальної обчислювальної мережі Загальна схема взаємодії локальних міських і глобальних обчислювальних...