98860

Анализ становления и развития взглядов Карла Маркса на сущность человека

Дипломная

Логика и философия

Актуальность выбранной темы определяется разнообразием в истолковании взглядов Маркса на сущность человека. Первая определяет марксизм как гуманизм то есть как философию которая рассматривает историю как реализацию идеи всесторонне развитого человека. Первая глава называется Становление взглядов Маркса на сущность человека.

Русский

2016-07-13

48.23 KB

0 чел.

Введение

Целью  диссертационной  работы является анализ становления и развития взглядов Карла  Маркса на сущность человека. За последние 20-30 лет интерес к Марксу вновь возрос, особенно на Западе. Во многих книгах и статьях внимательно анализируются разные стороны деятельности Маркса.

Многие современные западные авторы, воздавая должное Марксу как величайшему мыслителю современности, в то же время считают его идеалистом и великим гуманистом.

Вряд ли с этим можно согласиться. И в «Немецкой идеологии», и в «Капитале», и в «Тезисах о Фейербахе», и в более ранних работах Маркс подчеркивает, что в отличие от идеалистов он исходит не из того, что люди говорят или что они думают, а из того, что они делают. Критикуя Гегеля и Фейербаха, Маркс создает свою философскую систему, которая им же именуется как исторический материализм.

Уже в анализе ранних трудов Маркса, начиная с докторской диссертации посвященной теме «Различие между натурфилософией Демокрита и Эпикура», мы можем наблюдать неоднозначную оценку взглядов Маркса. Ярчайший пример тому является разгоревшийся спор по поводу «Экономическо-философских рукописей 1844».

Эти рукописи явились основанием для этических, антропологических и даже религиозных интерпретаций мысли К. Маркса. Одним из такой интерпретаций стало истолкование  «Капитала» как развитие идей молодого Маркса.

Отличительной чертой  «Рукописей 1844г.» является обращение Маркса к политической экономией, стремление объяснить природу частной собственности.

Актуальность выбранной темы определяется разнообразием в истолковании взглядов Маркса на сущность человека. Существуют два вида интерпретаций работ К. Маркса. Первая определяет марксизм как гуманизм, то есть как философию, которая рассматривает историю как реализацию идеи всесторонне развитого человека. Другая интерпретация, напротив, рассматривает марксизм, как науку. Такое понимание ограничивается изучением зрелого марксизма, вычеркивая ранние работы Маркса, а также вообще идею гуманизма из марксизма.  Основанием такого понимания является мнение, что Маркс в период работы над «Капиталом» преодолел теорию отчуждения, разработанную в «Экономическо–философских рукописях 1844г.».  «Рукописи 1844г.»  признаются важным этапом в переходе Маркса от старой, спекулятивно - гуманистической точки зрения, к новой, исторической и научно - экономической точке зрения. Анализ,  проделанный в «Рукописях 1844г.» не признается материалистическим. Ошибка такой интерпретации основывается на неправильном понимании разрыва между работами зрелого Маркса и «Экономическо – философскими рукописями 1844г.». Так как это был не только разрыв непрерывности, но и единство процесса. Это, в частности,  доказывается многочисленными обращениями самого Маркса к «Рукописям 1844г.». Как отмечает Л. Сэв, если судить по многочисленным абзацам, отчеркнутым вертикальными линиям, то ссылки Маркса на «Экономическо-философские рукописи 1844 г.» не вызывают  сомнения (См. 13, стр. 123). К примеру, в «Капитал» были включены  такие фрагменты, как анализ всемогущества денег из «Тимона Афинского» Шекспира. Также рассматривается проблема душевной борьбы капиталиста между склонностью к бережливости и роскоши. Маркс продолжает также рассматривать в «Капитале» параллель между экономическим отчуждением и отчуждением религиозным, отмечает Сэв (См. 13, стр124).

Диссертационная работа состоит из двух глав. Первая глава называется «Становление взглядов Маркса на сущность человека». Она состоит из четырех параграфов:

  1.  Марксов анализ различий в понимании природы человека и его места в мире у Демокрита и Эпикура.
  2.  Маркс о взаимоотношении философии и действительности.
  3.  Марксов анализ способов существования индивидов.
  4.  Антропологизм Фейербаха и его критика.

Вторая глава посвящена развитию взглядов Маркса на сущность человека.

Она состоит из четырех параграфов:

  1.  Марксово истолкование взаимоотношений «человек – природа – общество» как человеческой практики.
  2.  Диалектика индивидуального и социального в процессе производства и воспроизводства.

Помимо текстов самого Маркса в диссертационной работе  были использованы труды  Т.И. Ойзермана, И.И. Чангли и Ю. Н. Давыдова, И.А. Андрианова, И.Ф. Балакиной, П.Н. Гуйвана, В.Г Завьялова,  М.Я. Корнеева, Я. Кубка, М.Г. Макарова, А.К. Можеевой, Г.А. Макаревича, И.С. Нарского, Н. Пожитнова, С.Л. Рубинштейна, С. Родригеса, Б.Ф. Киктева и Ф.В. Цанна, В.И. Шинкарука и др., а также труды западных философов, которые были до сегодняшнего дня неизвестны. Среди них работа Аллена Мегилля «Карл Маркс. Бремя разума», Канон+, 2011г., Тома Рокмора «Маркс после марксизма: Философия Карла Маркса», Канон+,2011г.

Глава 1. Становление взглядов Маркса на сущность человека.

Проблема сущности человека рассматривалась уже в докторской диссертации, в статьях в Рейнской газеты и в рукописи «К критике гегелевской философии права». Анализируя «Философию права» Гегеля, Маркс характеризует гегелевского человека как абстрактного и заключает, что все его рассуждения заканчиваются признанием эмпирического мира, в котором нуждается логическая субстанциональность (См. 2, стр. 98). В процессе критики Гегеля, Маркс приходит к выводу, что рождение дает человеку лишь индивидуальное бытие, то есть жизнь как природному индивиду, все остальные характеристики приобретаются в процессе социализации (См. 2, стр. 98). Только в обществе, в связи с другими индивидами можно познать человека.     

       Дальнейшее становление учения о человеке характеризуется работой «Экономическо–философские рукописи 1844 года», здесь Маркс говорит о сущности человека, как о единстве природного и общественного. Отношение человека к остальной природе есть самая глубокая его сущность. Труд существует благодаря наличию природы, из которой и с помощью которой рабочий производит свои продукты. Помимо прочего природа является условием физического существования самого рабочего. Природа существует для человека благодаря труду. Труд есть способ жизнедеятельности человека. Благодаря ему он сам себя выделяет из природы. Человек развивается, образовывается лишь благодаря тому, что предметы природы он приспосабливает к своим потребностям. Физически человек живет только предметами продуктами природы, превращая их в форму пищи, одежды, жилища и т.д. Природа для человека, таким образом, есть неорганическое тело самого человека, с которым он должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы продолжать существовать. Эта единение физической и духовной жизни человека с природой, означает, что природа неразрывно связана с самой собой, ибо человек есть часть природы. Неразрывная связь человека с природой и есть родовая жизнь человека. Она заключается в производстве, в переработке предметного мира, в которой человек утверждает себя как родовое существо. Благодаря этому производству природа оказывается его произведением и его действительностью.

Человеческая сущность природы существует для общественного человека. Только в обществе природа становится тем звеном, которое связывает человека с человеком. Тогда бытие другого человека воспринимается человеком как его собственное бытие, а его бытие становится бытием для другого. Природа как жизненный элемент человеческой действительности воспринимается только общественным человеком. В обществе человеческое природное бытие является для человека его человеческим бытием, и природа становится для него человеком. «Таким образом, общество есть законченное сущностное единство человека с природой, подлинное воскресение природы, осуществленный натурализм человека и осуществленный гуманизм природы», - пишет Маркс (См. 7, стр. 118).

   Общественное пользование и общественная деятельность существуют не только в форме  коллективной деятельности и коллективного пользования. Но и даже, тогда когда человек занимается научной деятельностью - он занимается общественной деятельностью, так как он действует как человек. Орудие теоретической деятельности – язык, тоже является продуктом общественной деятельности, а также материал,  которым  пользуется человек, есть общественный материал. Помимо прочего само человеческое бытие является общественной деятельностью. Поэтому, то, что делает человек из своей особы, он делает из себя для общества, сознавая себя как общественное существо (См. 7, стр. 118).

Все природное, духовное и социальное различие индивидуальной деятельности обнаруживается в труде. Результатом труда является продукт труда. Продукт труда есть овеществленный труд, а осуществление труда есть его опредмечивание.

  Человек делает свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания. Его жизнедеятельность – сознательная. Эта сознательная жизнедеятельность и есть родовая характеристика человека, которая отличает его от животных. Благодаря этому человеческая деятельность есть свободная деятельность (См. 7, стр. 93). «Практическое созидание предметного мира, переработка неорганической природы есть самоутверждение человека как сознательно-родового существа, т.е. такого существа, которое относится к роду как к своей собственной сущности, или к самому себе как к родовому существу», - пишет Маркс (См. 7, стр. 93).

     Для социалистического человека всемирная история есть не что иное, как порождение человека человеческим трудом.  «Так как для социалистического существенная реальность человека и природы приобрела практический, чувственный, наглядный характер, причем человек наглядно стал для человека бытием природы, а природа наглядно стала для него бытием человека, то стал практически невозможным вопрос о каком-то чуждом существе, о существе, стоящим над природой и человеком, - вопрос, заключающий в себе признание несущественности природы и человека», - отмечает Маркс  (См. 7, стр. 127).

Человеческий глаз воспринимает и наслаждается иначе, чем грубый нечеловеческий глаз, человеческое ухо – иначе, чем грубое, неразвитое ухо и т.д. Этот предмет, формирующий человека, может быть воспринят человеком, положительно, лишь в том случае, если этот предмет становится для него человеческим предметом, или опредмеченным человеком. Это возможно лишь в том случае, если предмет становится для него общественным предметом, сам он становится общественным существом, а общество становится для него сущностью в данном предмете. По мере того как человек воспринимает предметную действительность как действительность человеческих сущностных сил все предметы становятся для него опредмечиванием самого себя. А это значит, что он сам становится предметом. То, благодаря чему они становятся для него предметами, зависит от природы самого предмета, а также сущностной силы. Именно данная характеристика отношения создает особый действительный способ утверждения.  К примеру: глаз иначе воспринимает предмет, нежели ухо, и предмет глаза – иной, чем предмет уха. Своеобразие предмета и есть та сущность, та особая форма его опредмечивания, следовательно, и своеобразный способ его предметно-действительного живого бытия. Поэтому не только в мышлении, но и всеми органами человек утверждает себя (См. 7, стр. 121).

Глава 2. Развитие взглядов Маркса на сущность человека.

В   «Немецкой   идеологии»   мы   находим   первое   развернутое   и    
систематическое изложение  материалистического понимания  истории.  Общество  и   история рассматриваются  здесь  в  процессе их самопорождения и саморазвития. Формы человеческой жизни предстают как результат деятельности и одновременно как предпосылка дальнейшего развития.  Авторы  «Немецкой  идеологии»  прослеживают формирование и развитие общественно-исторической целостности  как органической системы.  Каким  же образом достигается понимание общества как органической системы?

Изложение своей концепции Маркс и Энгельс начинают с констатации предпосылки, в качестве которой выступают определенные индивиды, определенным образом занимающиеся производственной деятельностью». Это означает, что люди рассматриваются не только как «чувственные предметы» и тем более не в качестве единичных «самосознаний», а в контексте их собственной производственной деятельности. В таком случае предметом анализа с самого начала выступают люди как субъекты труда, производственной деятельности. Анализ этой деятельности выявляет ее отдельные моменты, существующие с самого начала истории: производство средств, необходимых для удовлетворения жизненных потребностей; порождение новых потребностей; производство других людей, т. е. отношения между мужем и женой, родителями и детьми. Наконец, производство собственной жизни и чужой всегда связано с определенным способом совместной деятельности, с определенным общественным состоянием.

Далее необходимо рассмотреть проблему человеческой природы чувственности.

    Человек присваивает себе свою всестороннюю сущность всесторонним образом, как целостный человек. Каждое отношение к миру будь то зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, желание, деятельность, любовь – все органы человека, включая общественные органы, являются в своем предметном отношении, или в своем отношении к предмету, присвоением последнего. «Присвоение человеческой действительности, ее отношение к предмету, это – осуществление на деле человеческой действительности, человеческая действенность и человеческое страдание, потому что страдание, понимаемое в человеческом смысле, есть самопотребление человека», - пишет Маркс (См. 7, стр. 120).

    «Глаз стал человеческим глазом точно так же, как его объект стал общественным, человеческим объектом, созданным человеком для человека. Поэтому чувства непосредственно в своей практике стали теоретиками», - отмечает Маркс (См. 7, стр. 120).  Чувства имеют отношение к вещи ради вещи, но сама эта вещь есть предметное человеческое отношение к самой себе, к человеку и наоборот. Именно поэтому люди способны к обмену чувств. Поэтому кроме этих непосредственных органов, образуются общественные органы, в форме общества. Примером может служить общение, в процессе которого  человек может проявить свою жизнь и способом усвоения человеческой жизни.  

Человек является предметом естествознания. Так как чувственной природа для человека есть человеческая чувственность (это тождественные выражения), которая осознается человеком благодаря, существованию другого человека. А природа есть предмет науки о человеке. «Первый предмет человека – человек – есть природа, чувственность; а особые человеческие чувственные сущностные силы находящие свое предметное осуществление только в предметах природы, могут обрести свое самопознание только в науке о природе вообще. Даже элемент самого мышления, элемент, в котором выражается жизнь мысли – язык, -  имеет чувственную природу.  Общественная действительность природы и человеческое естествознание, или естественная наука о человеке, это тождественные выражения» (См. 7, стр. 125). Таким образом, возникает вопрос, можем ли мы утверждать, что гуманистическая направленность «Экономическо-философских рукописей 1844г.» полностью преодолена и ничто не перешло в работы Маркса позднего периода? Именно в данном пункте, пишет Сэв, невозможно согласиться с Луи Альтюссером, который полагал, что Маркс с 1845г. радикально порывает с проблематикой человека, человеческой сущности, а, следовательно, и с гуманизмом. В своей работе «За Маркса» опубликованной в 1965г. Луи Альтюссер пишет, что Маркс отвергает философские категории субъекта, эмпиризма, идеальной сущности и т. д. изо всех областей. Не только из политической экономии, истории, морали, но также и из самой философии, поскольку материализм Маркса исключает эмпиризм субъекта и идеализм понятия (См. 1, стр. 324). Таким образом, пишет Альтюссер, в строго теоретическом отношении можно говорить о теоретическом антигуманизме  Маркса и рассматривать этот теоретический антигуманизм как условие познания человеческого мира и его преобразования (См. 1, стр. 325). Однако, пишет Сэв, чтобы присоединиться к той мысли, что Маркс, являясь гуманистом 1844г., окончательно перестает быть им начиная с переворота 1845-1846г.г., необходимо односторонне обрисовать теоретическую революцию. Этому предположению противостоит факт присутствия исторического развития индивидов в «Немецкой идеологии» (См. 13, стр. 127).

     Работа Маркса «Экономическо-философские рукописи 1844 года» насквозь пронизана экономической проблематикой и на первый взгляд кажется, что он занимается только ею. На самом деле в центре рукописей стоит не только проблема происхождения частной собственности, но и сущности человеческой жизнедеятельности. Маркс начинает с констатации господства частной собственности, власти денег и нищеты. Маркс исходит из того, что человек - живое природное существо, наделенное природными жизненными силами, которые существуют в виде влечений. Для их удовлетворения он обращается к остальной природе и должен находиться с ней в постоянной связи и взаимодействии для физического существования. В отличие от животных, человек - сознательное существо, которое делает свою жизнедеятельность предметом своей воли и сознания. Это означает, что человек делает предметом своего сознания, свою жизнь, благодаря тому, что он есть родовое существо. «Только в силу этого, пишет Маркс, его деятельность есть свободная деятельность» (См. 7, стр. 93). Так как человек есть сознательное - родовое существо, он утверждает себя в природе, перерабатывая и созидая ее. Животное, правда, тоже производит. «Оно строит себе гнездо или жилище, как это делают пчела, бобр, муравей и т.д. Но животное производит лишь то, в чем непосредственно нуждается оно само или его детеныш; оно производит односторонне, тогда, как человек производит универсально; оно производит лишь под властью непосредственной физической потребности, между тем как человек производит даже будучи свободен от физической потребности, и в истинном смысле слова только тогда и производит, когда он свободен от нее; животное производит только самого себя, тогда как человек воспроизводит всю природу; продукт животного непосредственным образом связан с его физическим организмом, тогда как человек свободно противостоит своему продукту», отмечает Маркс (См. 7, стр. 93).  

     Продукты взаимодействия с природой являются основой для его представленности другим индивидам. Таким образом, из совокупности отношений человека к природе Маркс рассматривает, прежде всего, трудовые отношения и отмечает, что они существует в отчужденной форме. Это значит, что труд, есть самая богатая сущность человека, ибо именно благодаря ему человек выделяет себя из остальной природы, а вся всемирная история и есть процесс порождения человека человеческим трудом. Однако этот процесс осуществляется в отчужденной форме. Труд производит не только товары, но и самого себя и рабочего как товар. Поэтому труд выступает для рабочего как что-то «внешнее» и принудительное.

      Если бы человек проявлял свою сущность свободно, без всякого принуждения, то  труд был бы проявлением индивидуального своеобразия человека, деятельностью, в которой индивид себя утверждает,  чувствует себя счастливым. Человек в процессе труда, по мысли Маркса, наслаждался бы индивидуальным проявлением жизни. В созерцании же от произведенного предмета человек  испытывал бы индивидуальную радость от сознания того, что его  личность выступает как предметная, чувственно созерцаемая. Тогда  производитель испытывал  бы радость от того, что удовлетворил потребность другого, радость от того, что в результате труда другой человек видит проявление человеческой личности. Восприятие  же творца продукта  было  иным, а именно, он воспринимался   бы как посредник между родом и другим индивидом. В процессе труда человек  утверждал бы и осуществлял  бы свою истинную сущность, свою человеческую и общественную сущность. Труд был бы истинной, деятельной собственностью. «Таково было бы положение вещей, при котором с твоей стороны имело бы место то же самое, что имеет место с моей стороны»,- пишет Маркс (См. 8, стр. 36).

Глава 3. Критика Марксом гегелевского истолкования отчужденного труда.

Маркс связывает генезис отчуждения с отчужденным трудом в условиях частной собственности на средства производства.

Фейербах использовал категорию отчуждения для исследования религиозного и спекулятивного мышления. Фейербаховская критика религиозной спекулятивности основывалось на том, что религия ведет к искажению отношения между подлежащим и именной частью сказуемого (См. 9, стр.  21). Т.е. получается, что не человек создает Бога, а Бог человека, таковы перевернутые отношения. Маркс распространяет последствия отчуждения на политическую философию (уже на этапе «Критики гегелевской философии права») (См. 9, стр. 21).

   Характеризуя процесс анализа Марксом категории отчужденный труд можно сказать, что Маркс рассмотрел проблему отчуждения этико - экономически, общественно – экономически и даже с точки зрения рабочего к своей деятельности и к ее продукту.

Далее следует указать, что предмет анализа Маркса – это проблема присвоения капиталистами производимого рабочими продукта; сведение труда рабочего до положения товара, до абстрактной деятельности и т.д.  Все эти факты, Маркс обозначает понятием отчужденного труда. Это понятие выступает не только как обобщение, но также характеризует капитализм в качестве момента, отчужденной формы движения родовой сущности человека (См. 3, стр. 104). В процессе капиталистического производства рабочий отчуждает природу, что ведет к оторванности работника от предметно-материальных факторов (См. 3, стр. 117). Система отчужденного труда отдаляет физическое бытие работника от «круга прочей человеческой деятельности» (См. 3, стр. 118). Однако отмечает Гуйван, опредмечивание сущностных сил возможно сперва в форме отчуждения (См. 3, стр. 118). Исходя из выше сказанного и получается, что отчуждение понимается Марксом как система отчужденного труда, как конкретная совокупность производственных отношений, конкретно-историческая организация производства, как момент движения родовой сущности.

    Ценный вклад, сделанный в «Рукописях 1844 года» заключается в том, что понятие труда связывается с материальными условиями, в которых осуществляется производство, а, следовательно, и общественные отношения. Исходя из выше сказанного, можно сделать вывод, что понятие «отчужденный труд» необходимо для обозначения формы труда, а также влияния этой формы на родовую сущность. Значение же категории отчужденный труд заключается в том, что Маркс сумел дать первую критику классической политэкономии и капиталистического строя. Это отчуждение имеет своим источником самоотчуждение. Самоотчуждение заключается не только в том, что труд рабочего становится предметом, приобретает внешнее значение, но и в том, что его труд существует вне человека, независимо от него, как чуждая противостоящая ему самостоятельная сила (См. 11, стр. 73). Иными словами, отчуждение акта труда, является причиной отчуждения продукта труда.

    Отчуждение в процессе труда предшествует отчуждению продукта труда. Лишь благодаря отношению рабочего к труду, пишет Маркс, возможно отношение другого человека к продукту труда. Это отношение к процессу труда и продукту труда есть результат развития человечества, становления производственных отношений.

    Когда рабочий стал создавать продукт труда из необходимости присвоения чужого продукта труда, тогда возникло извращенное отношение к производственной деятельности. Т.е. когда рабочий относится к своему труду, к продукту труда как чуждому себе средству, то этим он позволяет другому человеку присваивать продукт его труда. Труд, как самоотчуждение порождает также отношения, при которых продукт труда является для рабочего потерей, а сам рабочий попадает в зависимость от этого продукта (См. 6, стр. 23). Последствием отчуждения труда, понимаемого как отношение к процессу труда и к его продукту, является отчуждение остальных человеческих общественных и природных функций.     Отчужденный продукт выступает для рабочего, как сила, не зависящая от него, как некий чуждый продукт, который противостоит труду, выступающий в роли эквивалента и хозяина труда. Отчужденный продукт отнимает у рабочего его родовую жизнь, противопоставляет человеку его собственное тело, природу, духовную и человеческую сущность. Следствием отчуждения продукта труда является отчуждение человека от человека. «То, что можно сказать об отношении человека к своему труду и к самому себе, тоже можно сказать и об отношении человека к другому человеку, а также  к труду и к предмету труда другого человека», - пишет Маркс. (7, стр. 94). Следует отметить, что следствием отчуждения продукта труда является предметный мир, который создается рабочим и воспринимается им же, как чужой. Чем больше рабочий вкладывает в этот продукт, тем могущественнее сила, которая ему противостоит, тем беднее он сам. «Рабочий вкладывает в предмет свою жизнь, но отныне эта жизнь принадлежит уже не ему, а предмету», пишет Маркс (См. 7, стр. 88). Это отношение извращает восприятие богатства человеком. Оно воспринимается как средство удовлетворения потребностей капиталиста, как проявление своей воли и силы, как собственная сущность. Труд рабочего воспринимается в таком случаи, владельцем капитала, как средство удовлетворения своих вожделений. Именно поэтому рабочий в глазах капиталиста есть всего лишь средство, приносимое в жертву для удовлетворения своих прихотей. Отношение капиталиста к труду и к рабочему указывает на то, как он сам относится к себе. «Он еще не ощутил богатство как некую совершенно чуждую силу, стоящую над ним самим. Он скорее видит в богатстве лишь свою собственную силу, и последней, конечной целью (для него является не) богатство, а наслаждение…», - пишет Маркс (См. 7, стр. 138).

         Следует отметить и тот факт, что освоение предметного богатства человечества стало для рабочего невозможным, т.к. рост численности продуктов отчужденного труда делает его еще большим рабом продуктов труда.

           Если политическая экономия исходит из предпосылки, что частная собственность есть атрибут  человеческой  природы, которая изначально присуще человеку, то Маркс иначе формулирует задачу своего исследования:

    «… нам предстоит теперь осмыслить существенную взаимосвязь между частой собственностью, корыстолюбием, отделением друг от друга труда, капитала и земельной собственности, между обменом и конкуренцией, между стоимостью человека и его обесценением, между монополией и конкуренцией и т.д., между всем этим отчуждением и денежной системой» (См. 7, стр. 87).  Маркс отвергает предпосылку политэкономистов и ставит задачу показать, что частная собственность есть результат той формы труда, в которой рабочему приходится трудиться. Он хочет продемонстрировать, что не всякий труд создает товары, капитал, частную собственность, а исторически определенная форма человеческой деятельности, а именно отчужденный труд.

Но прежде  чем говорить об эмансипации общества от кабалы частнособственнических отношений следует выяснить причины возникновения частной собственности. «Спрашивается теперь, пишет Маркс, как дошел человек до отчуждения своего труда? Как обосновано это отчуждение в сущности человеческого развития? И сам же формулирует исходные посылки анализа: « Для разрешения этой задачи многое нами уже получено, поскольку вопрос о происхождении частной собственности сведен нами к вопросу об отношении отчужденного труда к ходу развития человечества» (См. 7, стр. 98). Следовательно, по мысли Маркса из развития человека, человеческого общества необходимо искать корень возникновения отчужденного труда.

Изначально существовал «примитивный труд» который забирал у человека все его свободное время, но человек не стоял на месте, а развивался, что впоследствии и породило прибавочный продукт, кто стал возможен благодаря развитию производительных сил. И вместо распределения труда возникло разделение труда, что и явилось источником отчуждения.

    В общем, Маркс считает, что непосредственно чувственная частная собственность является материальным, чувственным выражением отчужденной человеческой жизни. «Ее движение – производство и потребление - есть чувственное проявление движения всего предшествующего производства, т.е. оно представляет собой осуществление или действительность человека. Религия, семья, государство, право, мораль, наука, искусство и т.д. суть лишь особые виды производства и подчиняются его всеобщему закону» (См. 7, стр. 117). Из выше отмеченного понятно, что положительное упразднение частой собственности есть условие возвращения человека к своему истинно человеческому, т.е. общественному бытию.

    Диалектика частной собственности и отчужденного труда такова, что они выступают одновременно как причина и следствие.

     Частная собственность это не просто обладание материальными благами – предметами человеческих потребностей, а эксплуатация человеческих «сущностных сил, опредмеченных в предметах». Помимо прочего, частная собственность есть результат исторического развития человечества, и все ее виды являются необходимым порождением. Результатом отчужденного труда является господство овеществленного труда над живым.

Маркс в «Экономическо-философских рукописях 1844 года» анализирует гегелевское понимание философии. Предпосылки, с которых начинает Гегель, это отчуждение абсолютной идеи, которая в этом процессе порождает всю действительность. Вся гегелевская «Энциклопедия философских наук», говорит Маркс, «есть не что иное, как развернутая сущность философского духа, его самоопредмечивание, а философский дух есть не что иное, как отчужденный дух мира, мысленно, т.е. абстрактно, постигающий себя внутри своего отчуждения» (См. 7, стр. 156). Задача же духа, по мысли Гегеля, заключается в том, что дух должен пройти ряд перевоплощений и в конце, вернуться в свое «материнское лоно», в котором дух находит себя как «абсолютное знание», т.е. абстрактный дух, где оно замыкается на себе и относится только к самому себе и «получает свое сознательное и соответствующее себе бытие». Но это бытие, пишет Маркс, есть абстракция.

     В процессе анализа, Маркс отмечает, что у Гегеля имеется двоякая ошибка. Первая - это попытка убедить читателя «Феноменологии», в том,  что богатство, государственная власть и т.д. есть движение духа, мышления, как сущности отчужденные от человека. «Они - мыслимые сущности и поэтому только отчуждение чистого, т.е. абстрактного философского мышления. Поэтому все движения заканчиваются абсолютным знанием. То, от чего отчуждены эти предметы и чему они противостоят с притязанием на действительность,- это именно абстрактное мышление», отмечает Маркс (См. 7, стр. 157).

    Таким образом, Маркс демонстрирует нам тот факт, что, все движение отчуждения у Гегеля есть лишь мысленный процесс, который начинает с абсолютного духа и завершает абсолютным знанием. Все это движение есть, лишь «противоположность между в - себе и для – себя, между сознанием и самосознанием, между объектом и субъектом, т.е. противоположность между абстрактным мышлением и чувственной действительностью, или действительной чувственностью, в пределах самой мысли» (См. 7, стр. 157).

    По мысли Гегеля, абсолютная идея отчуждает себя - то в природе, то в человеке. Само это отчуждение мыслится Гегелем как надисторическое явление, которое охватывает все эти отношения.

    Маркс принимает терминологию Гегеля, но не согласен с пониманием отчуждения и выстраивает свою систему. Отчуждение понимается Марксом как историческое явление, которое возникает в бытии, а не в сознании. Основу же отчуждения Маркс видит в экономическом отчуждении. Снятие отчуждения рассматривается Марксом как исторический процесс, который заключается в упразднении частной собственности. Таким образом, мы видим, что это процесс, преобразуемый действительными индивидами в бытии, а не в сознании, по Марксу.

Маркс выделяет в концепции Гегеля три ошибки:

    Первая, заключается в том, что на место реального субъекта, Гегель поставил абстракции мышления, сознание или самосознание; вторая, идеалистическое стремление снять весь предметный мир, вобрав и растворив его в абстракции мышления. Наконец, третья – Гегель превращает снятие отчуждения в чисто умственную операцию, ничего не меняющую в действительности, в реально совершающемся отчуждении продуктов человеческой деятельности (См. 11, стр. 196). Если Гегель видит источник отчуждения в сознании, в мышлении, Фейербах в религии, то Маркс усматривает ее в экономическом отчуждении. Базисом, по мысли Маркса, иных форм отчуждения, будь то религиозное, политическое или социальное является экономическое отчуждение. Сознание своей отчужденности рабочим еще не меняет угнетение рабочего. Маркс настаивает на необходимости действительного снятия отчуждения. Залогом успеха этой            процедуры является положительное упразднение частной собственности.                      

    Необходимо отметить и тот факт, что Маркс признает величие Гегеля. Гениальность Гегеля, по мнению Маркса, является то, что он показал понятия в их связи, благодаря чему понятия предстали как целое. Это достигается тем, по мнению Т.И. Ойзермана, что одно понятие снимается другим: сущность есть снятое бытие, понятие есть снятая сущность и т.д. Гегель, следовательно, обосновывает необходимость отрицания, обнажая тем самым противоречие между методом и системой, пронизывающее всю его философию. Ведь если все подвергается отрицанию, значит, и абсолютная должна быть снята» (См. 10, стр. 237). Верно, отмечает Т.И. Ойзерман, действительно, если все подвергается отрицанию, то и сам абстрактный дух должен быть снят. «Абстракция, пишет Маркс, постигающая себя как абстракцию, знает, что она есть ничто; она должна отказаться от себя, абстракции, и этим путем она приходит к такой сущности, которая является ее прямой противоположностью, к природе. Таким образом, вся логика является доказательством того, что абстрактное мышление само по себе есть ничто, что абсолютная идея сама по себе есть ничто, что только природа есть нечто» (См. 7, стр. 171). Маркс обращается к самой материальной жизни. Однако не является данный процесс созданием своих идей – идолов – призраков. Именно в таком ракурсе критикует Деррида Маркса и марксистов. Призраков Маркса было много, но Деррида выделяет несколько: призраки, преследовавшие Маркса, призраки, порожденные Марксом, призраки самого марксизма, призраки общества, в котором утвердился марксизм, призраки распространенные этим обществом. Анализируя эти призраки, Деррида отмечает, что эти призраки разлагаются на три вещи. Это оплакивание, язык и работа. Оплакивание есть попытка онтологизировать останки, сделать их присутствующими. Язык упоминается, в том смысле, что только через него можно вступить в отношение с призраками. Работа в том смысле, что призраки привносят много изменений в жизнь людей. Деррида усматривает заслугу Маркса в том, что Маркс верил в  призраков и видел их. Но, основной вклад марксизма заключается в том, что марксизм смог наделить призраков реальным существованием в социалистическом государстве.

Далее Деррида отмечает, что начало новому восприятию мира было положено толкованием социального строя, 19 века, как строя неистинного. Это явилось тем источником, пишет Деррида, исходя из которого, марксисты и строили свой проект уничтожения целого общества. Призрак нового общества, коммунистического, явился первым философским проектом в истории. Однако коммунизм не только начинался, как призрак, но таким и остался. Коммунизм всегда в будущем. Но он никогда не наступит, отмечает Деррида, так как у призрака не может быть реального бытия. Это лишь фантом, пытавшийся вести марксистов к достижению невозможного идеала. Вина же Маркса заключается в том, что он предвидел будущее призрака. Поэтому критический анализ и развенчание призраков является необходимым фактором критики субъективных преставлений и абстракций, которые отрываются от реальности . Проблема понимания Марксом своего метода заключается в том, что он убедил в том, что он преодолел свои призраки. Другая же ошибка сводиться к тому, что Маркс верил в возможность перехода к реальному обществу. Следовательно, возникает следующий вопрос: Что в наследии Маркса является философией принимающей форму онтологии? Является ли политической философией наследие Маркса? Является ли это наследие политической философией имеющей форму онтологии? Итак, это тройной вопрос, пишет Деррида (См. 5, стр. 6). Для правильного ответа на данный вопрос, Деррида пользуется методом перформативной интерпретации. То есть интерпретации, которая трансформирует то, что она же интерпретирует. Следствием такого познания, является постановка вопроса под вопрос. С одной стороны напомнить о забытых вопросах, с другой стороны вопрос о призраках Маркса. «Я полагаю, пишет Деррида, что сегодня необходима деконструкция марксистской онтологии» (См. 5, стр. 17). Необходимо понять причины теоретические и политические аспекты исторических провалов, а также реполитизировать наследие Маркса. Реполитизация должна осуществляться через деполитизацию, отмечает Деррида (См. 5, стр. 21). Также необходимо учитывать наличие перформативного измерения, которое в свою очередь необходимо попытаться деконструировать.

Заключение.

     Исходя из рассмотрения поставленных вопросов можно сделать следующие выводы. Вся так называемая всемирная история есть не что иное, как порождение человека человеческим трудом. Универсальность человека проявляется именно в той универсальности, которая всю природу превращает в его неорганическое тело. Человек живет природой. Это значит, что природа есть его тело, с которым человек должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы не умереть. Общество есть законченное сущностное единство человека с природой, подлинное воскресение природы, осуществленный натурализм человека и осуществленный гуманизм природы. Общество есть продукт взаимодействия людей.

   Категорией отчуждения в процессе труда К. Маркс в «Рукописях 1844 года» – характеризует внешнее отношение рабочего к своему труду, который воспринимается рабочим как вынужденная деятельность, в процессе которой рабочий изнуряет себя, свою физическую и духовную жизнь, а также чувствует себя несчастным. За отчуждением рабочего в процессе труда следует отчуждение в продукте труда. Продукт труда выступает как сила, не зависящая от производителя. Отчуждение труда порождает отношение других людей к производству и результату производства рабочего, его отношение к другим.

     Генезис отчужденного труда необходимо искать не в сознании или природе рабочего, а в неразвитости производительных сил, а также в типе производственных отношений. Отчуждение существовало не всегда, поэтому ее снятие, упразднение, есть условие освобождения человека от кабалы частнособственнических отношений.

     Базисом религиозного, политического и других форм отчуждения является экономическое отчуждение – отчужденный труд.

      Причинами разнообразия в интерпретации содержания        взглядов Маркса на сущность человека является неадекватное восприятие содержания работ Маркса в условиях идеологического господства марксизма – ленинизма.                 

Для правильного понимания Маркса необходимо заново поставить вопрос о философском, политическом и онтологическом содержании наследия К. Маркса. Необходимо понять теоретические и политические аспекты исторических провалов, а также реполитизировать наследие Маркса. Реполитизация должна осуществляться через деполитизацию. Также необходимо деконструировать перформативные измерения.