98978

Человек в поисках смысла жизни

Реферат

Логика и философия

Будущий звездный строй настоящего братства и любви в романе Платонова Чевенгур Роман Чевенгур рассказывает об Октябрьской революции в центральных губерниях России о людях которые защищали революцию в гражданской войне о строителях стран об их идеях мыслях переживаниях. Платоновские герои готовые неизбежно умереть в обиходе революции впитывали в себя идеи социализма причудливо сочетая их со старыми понятиями и взглядами. В романе сталкиваются утопические надежды перестроить мир...

Русский

2016-07-22

97 KB

0 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 16

Федеральное агентство железнодорожного транспорта

Сибирский государственный университет путей сообщения

Кафедра «Управление процессами перевозок»

Человек в поисках смысла жизни

Реферат

по дисциплине «Культурология»

             Руководитель                                                           Разработал

           доцент                                                                         студент гр. Д-111

       __________ Быстрова А.А.                      ___________Салпанов М.В.

           (подпись)                                                            (подпись)

       _______________                                          ______________

          (дата проверки)                                                 (дата сдачи на проверку)

2011 год

СОДЕРЖАНИЕ

     

Введение…………………………………………………………………….

   Расцвет человеческой личности в романе Ивана Бунина «Жизнь Арсеньева»…………………………………………………………………..

   «Отвращение к грубому, животному рабству…» в романе  Жорж Санд «Индиана»………………………………………………………………..

    «Будущий  звездный  строй настоящего братства и любви…»  в романе  Платонова «Чевенгур»……………………………………………….

   Формирование личности в процессе поиска смысла жизни………….

Заключение…………………………………………………………………

Литература………………………………………………………………….

3

4

7

9

12

14

16

Введение

Издревле человек пытался познать себя и определиться, найти свое место в окружающем обществе и в окружающей его социальной среде.

Проблема смысла жизни теснейшим образом связана с проблемой сущности человека; они во многом переплетаются и часто даже совпадают.

Однако, до сих пор не найдено единственного четкого (И не будет найдено, поскольку это невозможно: это не таблица умножения) ответа на этот глубокий вопрос. Каждая личность, каждый индивид рассматривает эту проблему в своем ракурсе (и это совершенно неправильно: человек живет в обществе, которое емсу предлагает определенные условия и ценности), следовательно, и решение он пытается найти непосредственно как можно более сильно соответствующее именно своим (и моральные устои уже существуют в обществе до его рождения. Он их не создал, а получил)  моральным, устоям, принципам и вообще мировоззрению. Поэтому-то и сложно каждому  человеку определиться в этом выборе. Но, естественно, если личность действительно заинтересована в этом, то настоятельно рекомендуется изучить если не все (это просто невозможно), то по крайней мере как можно больше трудов других людей. В процессе оценки очередной работы, человек осмысливает все изложенное, а позже разделяет осмысленное на то, с чем он согласен, и на то, что он отрицает. (Так какое значение имеют существующие в обществе устои, ценности, критерии и пр.?) Кроме того, в процессе осмысления и рассуждения, человек набирается опыта и возможно даже изменяет какие-то свои принципы и мировоззрение.

Поэтому в данной работе мне хотелось бы представить различные мнения и различные воззрения на смысл жизни и на поиски его человеком в таких произведениях как роман Бунина «Жизнь Арсеньева», роман Платонова «Чевенгур» и роман Жорж Санд «Индиана». А именно, расцвет человеческой личности  на примере Арсеньева, протест против тирании  в образе креолки Индианы

Расцвет человеческой личности в романе Ивана Бунина «Жизнь Арсеньева»

«Во все времена и века,— писал он,— с детства до могилы томит каждого из нас неотступное желание говорить о себе — вот бы в слове и хотя бы в малой доле запечатлеть свою жизнь — и вот первое, что должен я засвидетельствовать о своей жизни: это нерасторжимо связанную с нею и полную глубокого значения потребность выразить и продлить себя на земле... Да, Книга моей жизни — книга без всякого начала... Но она и без конца, потому что, не понимая своего начала, не чувствуя его, я не понимаю, не чувствую и смерти...»

        Именно таким настроением был охвачен писатель, когда писал «Жизнь Арсеньева» — «Книгу своей жизни». Бунин, бывший, по заметкам современников и многочисленных критиков, крайне требовательным к себе в творческом отношении, всегда работал трудно, но поставленная им перед собой в «Жизни Арсеньева» задача -  написать жизнь человека от самых «истоков дней» до взрослого состояния – была, несомненно, куда сложнее всего, что он сделал до того.

           На протяжении романа главный его герой  проходит  несколько ступеней развития, — от первых шагов маленького ребенка, воспринимающего мир и себя самого лишь на уровне зрительных и звуковых реакций, через отрочество подростка, начинающего ощущать пространство и время, многомерность окружающего его мира, неоднозначность встречающихся в его жизни людей и, наконец, обнаруживающего в себе самом первые признаки самоанализа,  к юности и полувзрослому состоянию, когда начинается самостоятельная (и от родителей, и от дома) жизнь, когда в его душе разыгрывается глубокая драма первой любви с вплетающейся в нее проблемой различения своей самостоятельности, эгоизма и истинной свободы своего Я.             

 Неразрешенность этой дилеммы для юного Арсеньева приводит любовную драму к трагическому исходу (смерть Лики).  Сам Бунин позже писал о созданном им образе: «Я хотел показать жизнь одного человека в узком кругу вокруг него. Человек приходит в мир и ищет в нем место, как и миллионы ему подобных: он работает, страдает, мучается, проливает кровь, борется за свое счастье и в конце концов или добивается своего, или, разбитый, падает на колени перед жизнью. Это все!.. Арсеньев, Дипон, Диран, можете назвать героя как угодно, суть дела от этого нисколько не изменится».

   Основная особенность образа Арсеньева в том, что он как бы раздваивается на двух Арсеньевых: один — «юный» — живущий, взрослеющий, совершающий ошибки, делающий свои «первичные» умозаключения; другой — «повествователь», — уже с расстояния прожитых лет оценивающий поведение «юного» Арсеньева, вспоминающий и оценивающий его чувства и мысли, его взаимоотношения с людьми.   Для него главный вопрос не «как жить», а «в чем смысл жизни», которая есть «ни на единый миг не останавливающееся течение несвязных чувств и мыслей», но которая «еще нечто такое, в чем как будто и заключается некая суть ее, некий смысл и цель, что-то главное, чего уже никак нельзя уловить и выразить…».

Во многом образ Арсеньева имеет ностальгический характер: он гордится своим родом — «знатным, хотя и захудалым», тоскует о его былом величии и богатстве.  Арсеньев — не эпический, а лирический герой, его не интересуют «социально-общественные задачи искусства», он отдает предпочтение «вечным темам». Призывы типа «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!» раздражают Арсеньева-человека и Арсеньева-писателя. Образ Арсеньева у многих исследователей ассоциируется с «Третьей симфонией» Рахманинова (1936): те же элегические видения детства и юности, та же красота и радость отчего дома и родной природы, та же цикута ностальгии, то же душевное смятение, удручающая радость дум о смерти, пронзительное ощущение свершившихся в мире катаклизмов (Н.П.Смирнов). Высказывалось также мнение, что образ Арсеньева и весь роман имеют музыкальную структуру, строящуюся на вариациях шести тем: любовь, природа, искусство, душа, Россия и биологическая наследственность.

«Жизнь Арсеньева» посвящена путешествию души юного героя, необыкновенно свежо и остро воспринимающего мир. Главное в романе — расцвет человеческой личности, расширение ее до тех пределов, пока она не оказывается способной вобрать в себя огромное количество впечатлений. Перед нами исповедь большого художника, воссоздание им с величайшей подробностью той обстановки, где впервые проявились его самые ранние творческие импульсы. У Арсеньева обострена чуткость ко всему — «зрение у меня было такое, что я видел все семь звезд в Плеядах, слухом за версту слышал свист суслика в вечернем поле, пьянел, обоняя запах ландыша или старой книги».

«Отвращение к грубому, животному рабству…» в романе  Жорж Санд «Индиана»

Жизнь Индианы,  родившейся  на  острове  Бурбон  в  Индийском  океане, вышедшей  замуж  за  полковника  Дельмара  и  увидевшей  в   своем   супруге обыкновенного   деспота,   жадного   и   жестокого,   чуждого    возвышенных стремлений,— такова отправная точка сюжета роман Жорж Санд «Индиана».

 Уже в начальных главах поражает гнетущая атмосфера,  царящая в доме Дельмара. Застывшие лица слуг, пугливо взирающих на  своего  хозяина, боящихся  вызвать  каким-нибудь  словом  его  гнев,  грустная,   подавленная Индиана. По всему видно, что Дельмар противопоставлен  пленительному  образу Индианы, которая не может полюбить своего мужа не потому, что он стар и  она стала его женой по принуждению отца, а  в  силу  его  грубого  деспотизма  и ограниченности. В своем богатом и красивом доме она обречена влачить  жалкое существование, будущее не сулит ей ничего светлого и отрадного.

Но  внезапно  печаль  Индианы  рассеивается.  Жизнь  сталкивает  ее  с человеком, который сразу же  поражает  ее  воображение  своей  необычностью. Реймон де Рамьер — парижанин, публицист, так  непохожий  на  ее  мужа  и  на друга  детства  —  вялого  англичанина  Ральфа.  В  конце   концов   Индиана оказывается жестоко обманутой — ее герой холодный, расчетливый,  неверный  и не способный на подлинное чувство.

Первая редакция романа заканчивалась смертью Индианы. Но  писательница не удовлетворилась этим финалом. По новой версии,  жизненная  драма  Индианы завершалась ее возвращением на родной остров,  где,  вдали  от  цивилизации, она смогла вновь обрести силу,  ощутить  радость  жизни,  познать  настоящую любовь.

Есть в романе еще один пленительный женский образ — это  креолка  Нуh. горничная Индианы и ее молочная сестра. Встретив  на  деревенском  празднике Рамьера, она увлеклась им, не подозревая, что он  не  способен  ответить  ей  взаимностью и даже не помышляет  об  ответственности  за  последствия  своей легкомысленной связи. Брак со служанкой был невозможен для  властителя  умов в масштабе светских салонов. «Если бы он действительно любил ее, он бы  мог, пожертвовав ей всем — будущим, семьей и репутацией,— обрести с ней  счастье, а следовательно, дать счастье и ей, ибо любовь — такой же взаимный  договор, как и брак. Но на какую жизнь обрекал он эту женщину  теперь,  когда  он  ее разлюбил?  Жениться  для  того,  чтобы  она  ежедневно  мучилась,  видя  его печальное лицо, чувствуя, что он охладел  к  ней  и  что  ему  опостылел  их семейный очаг?»

Встреча  Нун  с  Реймоном,  страстная  любовь  креолки,  ее   душевные терзания, а  затем  трагическая  развязка  —  все  это  овеяно  трогательной простотой  и  дышит  искренним  сочувствием   автора   к   невинной   жертве бессердечия и эгоизма.

 Когда Жорж Санд писала «Индиану», она ставила перед собой широкую цель. Буржуазная критика упорно видела только один вопрос в творчестве Жорж Санд — именно женский вопрос. Он, безусловно, занимает большое место в ее творчестве. В «Индиане» автор признает за женщиной право порвать семейные узы, если они ей тягостны, и решить семейный вопрос так, как ей это подсказывает сердце.

Однако нетрудно увидеть, что женским вопросом не исчерпывается проблематика творчества Жорж Санд. Она сама в предисловии к роману писала о том, что роман ее направлен против «тирании вообще». «Единственное чувство, руководившее мною, было ясно осознанное пламенное отвращение к грубому, животному рабству. «Индиана» — это протест против тирании вообще».

В романе отчетливо выступают две тенденции: стремление показать семейную драму Индианы как типичную на фоне социальных отношений той эпохи и в то же время, указать единственно для нее возможный романтический выход — в одиночестве, в удалении от общества, в презрении к грубой «толпе».

«Будущий  звездный  строй настоящего братства и любви…»  в романе  Платонова «Чевенгур»

Роман «Чевенгур” рассказывает об Октябрьской революции в центральных губерниях России, о людях, которые защищали революцию в гражданской войне, о “строителях стран”, об их идеях, мыслях, переживаниях. Платонов показывает не только то, как идеи овладевали массами, но и то, как эти массы осваивали новые идеи. Ускоренное освоение народными массами нового мировоззрения, наряду с революцией этих масс, порождало и противоречивые, утопические представления о социализме. Платоновские герои, “готовые неизбежно умереть в обиходе революции”, впитывали в себя идеи социализма, причудливо сочетая их со старыми понятиями и взглядами.

      В романе сталкиваются утопические надежды перестроить мир “по коммунистическому велению”и “хотению масс” с необходимостью повседневной кропотливой работы. Его герои наивно надеются, что “социализм где-нибудь нечаянно сложится вместе от страха бедствий и для утешения нужды”.

      Главный герой романа — Александр Дванов. Он сирота, мастер (важное для Платонова понятие), коммунист. Этот герой, размышляющий, одаренный свойством сопереживания (“сочувствовал любой жизни”) больше всего соответствовал замыслу писателя. Саша Дванов, “самосозданный” народный интеллигент, проходит через смерть, трупы, тоску, сам чуть не умирает от голода, воспаления легких. Он отправляется в город Чевенгур, где образовался полный коммунизм, по дороге встречается со Степаном Коненкиным, освободившим Сашу из рук бандитов. Коненкин — бывший комиссар “полевых большевиков”, а ныне одиноко скитающийся паломник к могиле Розы Люксембург, беззаветный рыцарь идеи всеобщего равенства и полного душевного товарищества, причем равенство понимается как одинаковость физическая, умственная, духовная. Такое равенство сделало бы невозможным никакое развитие, при его достижении стала бы невозможной сама жизнь. Копенкин едет в далекую Германию освобождать от “живых врагов коммунизма” мертвое тело Розы Люксембург.

        Копенкин и Дванов проезжают деревню Ханские Дворики, где уполномоченный переименовал себя в Федора Достоевского, а за ним и весь актив окрестился кто в Христофора Колумба, кто во Франца Меринга. Затем они попадают в коммуну “Дружба бедняка”. Все члены ее правления занимают должности и носят длинные и ответственные названия.

   Никто не пашет, не сеет, чтобы себя от высокой должности не отнимать. Та же трогательная и детская компенсация прежней униженности, что и переименование в Достоевских и Колумбов. Наконец они достигают Чевенгура, где Чепурный и его товарищи установили коммунизм. Чевенгурцы живут по-евангельски беззаботно, они не желают трудиться, одной только силой веры они стремятся приблизить реальный коммунизм, а пока в центре внимания — абсолютное равенство, обожание товарищей, их душ.

   Роль идеолога выполняет Прокофий Дванов, хитрый мужик. В многодетной семье его родителей какое-то время жил приемыш Саша, пока в голодный год его не выгнал из дома тот же маленький Прошка, уже тогда отличавшийся жестоким оборотистым умом и характером. Трудная жизнь отточила эти качества, усугубила корыстность. В Чевенгуре Прокофий воссел грамотеем и умником, идеологическим помощником при Чепурном. “Прокофий, имевший все сочинения К. Маркса для личного употребления, формулировал всю революцию как хотел — в зависимости от настроения Клав-дюши и объективной обстановки”.

       Именно Прокофию принадлежит мысль тотального уничтожения “густой шелковой буржуазии”, населявшей город. Платонов подводит к страшному парадоксу: горя изначально идеалами “душевного равенства”, всемирного братства, его представители закончили тотальным разделением на “чистых” (пролетариев, босоту) и “нечистых” (буржуи и т. д.), и вышибаются жизнь и душа у всех буржуев Чевенгура. Коммунары действуют с уверенностью и воодушевлением, но в душах их возникает тоска, несмотря на то, заглушается она мыслью о грядущем пришествии коммунизма: вроде все для не го сделали, всех гадов перебили, имущество уничтожили, “голое место” готово, остались одни товарищи и ждут первое утро “нового века”. Но оказывается, что накал одной только веры не может вызвать чуда. Нельзя объявить наступление коммунизма, как нельзя отменить смерть. Беспочвенная идея тонет, разрушается и Чевенгур каким-то страшным вражеским отрядом, что символизирует саморазрушение заблудившегося в лесу превратно понятых идей общества.

          Гротескный роман завершается дорогой, открытостью в будущее, надеждой. Платонов зовет к такому строю бытия, где каждая личность одна от другой “не слишком далеко” (нераздельность) и “не слишком близко” к будущему звездному строю настоящего братства и любви.

       Собственная оценка рукописи “Чевенгура”: “Ее не печатают, говорят, что революция в романе изображена неправильно, что все произведение поймут даже как контрреволюционное. Я же работал совсем с другими чувствами... в романе содержится честная попытка изобразить начало коммунистического общества”. В искренности сомневаться не приходится, так же как и в том, что отобразилась не идиллическая сказка, а жестокая и страшная реальность: дар художника прорывается там, где человек слеп или же хочет быть слепым.

Формирование личности в процессе поиска смысла жизни

В принципе, так или иначе, по существу, вся жизнь человеческая проходит в поисках её смысла. Открытие своего внутреннего мира начинается с ранней юности. Можно даже сказать наоборот – главное психологическое приобретение ранней юности – это открытие своего внутреннего мира. В этом возрасте человек начинает обретать способность погружаться в себя, в свои переживания, открывает целый мир новых эмоций, красоту природы, звуки музыки, новые краски. Также в этом возрасте человек начинает задумываться над такой проблемой, как необратимость времени. (Откуда этот текст?)

Ребенок слабо ощущает течение времени. Из всех измерений времени самым важным для него, а то и единственным является настоящее: тут и сейчас. Будущее  представляется ему только в самом общем виде.

С возрастом заметно увеличивается субъективная скорость течения времени. У индивида, как и у культуры, в которой он существует, имеется несколько разных понятий времени. Особенно важно соотношение исторического и личного времени. В детстве и отрочестве историческое время воспринимается как нечто безличное, объективное. Личное время всегда переживается как нечто живое, конкретное, связанное с какими-то значимыми событиями и мотивами. Но значение разных периодов времени – прошлого, настоящего и будущего – неодинаково для людей разного возраста. Главным измерением времени в самоосознании юноши является будущее, к которому он себя готовит. Сегодняшнее «Я» для него только залог будущего, момент становления.        Но как сознание своей неповторимости и особенности приводит личность к «открытию» одиночества, так чувство текучести и необратимости времени сталкивает ее с проблемой конечности своего существования. (Откуда этот текст?)

         Хотя ребенок рано начинает интересоваться темой смерти, такой интерес в большинстве случаев является у него чисто познавательным, а полученная информация не распространяется на себя: все умрут, а я останусь.

Юношеское философствование не может обойти проблему смерти, которая становится одновременно теоретической и экзистенциальной, занимая важное место в размышлениях и дневниках молодежи. Мысль о неизбежности собственной смерти вызывает у многих подростков смятение и ужас.

             В.А. Сухомлинский описывает мальчика, у которого эта мысль вызвала нервное потрясение: «никогда не забуду тихого сентябрьского утра, когда до начала уроков ко мне в сад пришел Костя (воспитанники мои учились тогда в восьмом классе). В глубоких, тревожных глазах парня я почувствовал какое-то горе. «Что случилось, Костя?» – спросил я. Он сел на скамью, вздохнул и спросил: «Как же это так? Через сто лет не будет никого – ни вас, ни меня, ни товарищей… все умрем. Как же это так? Почему?..» Это переживание универсально. Именно отказ от детской веры в личное бессмертие и принятие неизбежности смерти побуждает человека всерьез задуматься о смысле жизни, о том, как лучше прожить ее.

            Человек, прочувствовавший и осознавший свою конечность рассматривает себя в определенной исторической перспективе: что я могу, хочу и должен сделать? (Откуда этот текст?)

Заключение

Люди обсуждают проблему смысла жизни и на обыденном уровне сознания. Одни видят его в том, чтобы иметь семью, детей, дать им образование, хорошую специальность, вывести их “в люди”. Другие, в частности ветераны Великой Отечественной войны, с большой гордостью говорят о том, что, пройдя через “огонь и воду”, остались живы и внесли свою лепту в победу над фашизмом. И в этом они видят свое счастье, находят смысл своей жизни. А некоторые из молодых людей заявляют о том, что они хотят стать миллионерами и смысл жизни видят в обретении богатств.

Итак, философы и мыслители вкладывают в смысл жизни человека разнообразное содержание: одни отрицают его, считая, что смысла жизни нет (“все суета сует”); другие хотя и признают, но вкладывают в него все негативное, отрицательное (“страдание”, например); третьи признают смысл жизни, подразумевая что-то “положительное” – “счастье”, “нравственность” и т.д.

По моему мнению, совершают ошибку те, кто отрицает смысл жизни. Нельзя согласиться и с теми, кто вкладывает в него пессимистический смысл. Иначе возникает однобокое, метафизическое решение проблемы, происходит абсолютизация трудностей жизни, доказывается полная зависимость человека от окружающего мира (природы, общества, других людей). Подобное толкование смысла жизни препятствует укреплению сил человеческого духа в борьбе с действительными трудностями и противоречиями. В то же время во всякой теории имеется немалая доля истины.

Для новейшей эпохи с ее глобальными проблемами свойственно обостренное отношение людей к поиску смысла жизни. Так, природа приносит человеку множество страданий и лишений: землетрясения, вулканы, засухи, пожары и т.д. И устройство человеческого общества далеко не только от идеала, но даже от нормального состояния. Постоянные войны, кризисы, безработица, голод, революции, межнациональные конфликты – это такие социальные стихии, которые приводят не только к страданиям, но и к гибели людей.

Моя позиция состоит в том, что пессимистические теории (какие именно? Кто их авторы?) о смысле жизни, в конечном итоге, не отражают всего содержания реальной и возможной жизни людей. Эти теории нельзя признать полностью истинными. Общеизвестно, что жизнь людей имеет и вторую сторону – позитивную. Можно привести множество фактов, которые свидетельствуют: в целом жизнь действительно хороша и интересна – в ней можно быть счастливым и испытать много радостей. Немало счастья человеку приносит брак по любви, рождение ребенка, любовь, успешное окончание вуза, научные открытия, защита диссертаций и т.д. То есть я отдаю предпочтение теориям, которые признают смысл жизни человека. Не признавать смысла жизни – все равно что недооценивать человека и его жизнь. 

Признавая смысл жизни, нельзя его сводить к одному какому-либо свойству, хотя и очень важному: “быть нравственным”, “быть личностью”, “быть счастливым”, “быть богатым” и т.д. По моему глубокому убеждению, такое сложное понятие, как “смысл жизни”, следует рассматривать во взаимосвязи со следующими феноменами: сущность человека (биосоциальная природа и осознание жизнедеятельности), его цели и идеалы, содержание его жизни.

По всей видимости, смысл жизни человека многослоен. Он включает в себя нравственность, борьбу с трудностями – природными, социальными, людскими, получение счастья и удовольствия от самого факта человеческого существования. Он требует от человека способствовать сохранению и улучшению окружающей природы, развитию справедливого общества, приносить добро другим людям, постоянно развиваться и совершенствоваться в физическом, умственном, нравственно-эстетическом отношениях, действовать в соответствии с объективными законами мира. (Откуда этот текст?)

Список литературы

  1.  Бахрах А. «Бунин в халате». - М.: Согласие, 2000.
  2.  Бунин И.А. «Окаянные дни. Воспоминания. Статьи» // Сост., пред. и комм.  
  3.  Бунин И.А.«Жизнь Арсеньева. Повести и рассказы». - М.: Правда, 1989г.
  4.  Волков А. Проза Ивана Бунина.-  М., 1969 г.
  5.   История французской литературы. - М.,1956 г.
  6.  Кон И.С.– «Открытие «Я».
  7.  Культурология. - Уч.пос. под ред. Радугина А.А.
  8.   Лазаренко О. Письменное слово и история в романе «Чевенгур» // «Страна философов» Андрея Платонова: проблемы творчества. Вып.4. Юбилейный.- М., 2000г.
  9.  Линков В.Я. Мир и человек в творчестве Л.Толстого и И.Бунина.- М., 1989г.
  10.  Ничипоров  Б.В.– «Введение в христианскую психологию».
  11.   Платонов А.П. Чевенгур: Роман. - М., 2002г.
  12.   Реизов Б.Г. Французский роман XIX века. - М.,1997 г.
  13.   Санд.Ж. Собрание сочинений в 9 т.Т.1. - Л.,1971 г.
  14.   Сент-Бев Ш. Литературные портреты. Критические очерки.- М.,1970г.
  15.  Сухих С.И. Память и прошлое: «Жизнь Арсеньева» И.Бунина // Бунин И. Жизнь Арсеньева. Рассказы. Горький, 1986г.
  16.   Трескунов М.С. Жорж Санд. Критико- биографический очерк. - Л.,1976г.

   Ресурсы интернет

          http://www.ozersk.ru/philosophy/ro3/masl_ro3.shtml

          http://www.portal-slovo.ru


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

76889. Продолговатый мозг 180.62 KB
  Внутреннее строение мозга на фронтальном разрезе: ядра нижние оливные: правое и левое в оливах; ретикулярная формация лежит над оливами; сердечный и дыхательный центры функциональные объединения на основе ядер ретикулярной формации и блуждающего нерва; ядра IX X XI и XII пары черепных нервов: двигательное двойное ядро IX X черепных пар заднее ядро X пары парасимпатическое двигательные ядра XI и XII черепных пар; глотательнорвотный центр на основе функционального объединения ретикулярной формации и ядер IX X XII пары;...
76890. Ромбовидная ямка, её рельеф, проекция на нее ядер черепных нервов 183.14 KB
  В ней различают мало заметные но важные структуры: треугольник подъязычного нерва узкая часть медиального возвышения в нижнем углу с проекцией двигательного ядра этого нерва; треугольник блуждающего нерва кнаружи от треугольника подъязычного нерва в нем проекция парасимпатического заднего ядра данного нерва; мозговые полоски IV желудочка проходящие поперечно между латеральными углами ямки и содержащие отростки клеток улитковых ядер. На ромбическую поверхность ямки в направлении спереди назад проецируются все ядра черепных нервов с...
76891. Четвертый желудочек головного мозга, его стенки, пути оттока спинномозговой жидкости 182.17 KB
  В его строении различают следующие структуры: Нижняя стенка – дно ромбовидная ямка образованная дорсальными поверхностями моста и продолговатого мозга и ограниченная по бокам ножками мозжечка: сверху и спереди верхними с боков средними снизу и сзади – нижними. Сверху и спереди через верхний угол ромбовидной ямки в IV желудочек впадает водопровод мозга. Четвёртый желудочек через нижний угол ромбовидной ямки прикрытый задвижкой открывается в центральный канал спинного мозга.
76892. Экстероцептивные проводящие пути 178.53 KB
  Первые псевдоуниполярные нейроны находятся в спинномозговых узлах. Вторые нейроны лежат в собственном ядре заднего рога спинного мозга. Третьи нейроны лежат в дорсолатеральном ядре таламуса. Четвертые нейроны во внутренней зернистой пластинке постцентральной извилины и верхней теменной дольки.
76893. Проводящие пути проприоцептивной чувствительности мозжечкового и коркового направления 181.16 KB
  1е нейроны псевдоуниполярные находятся в спинномозговых узлах. 2е нейроны лежат в тонком и клиновидном ядрах продолговатого мозга их аксоны формируют: внутренние дугообразные волокна начало медиальной петли перекрест ее происходит на уровне нижнего угла ромбовидной ямки; передние наружные дугообразные волокна перекрещиваются и уходят в нижнюю мозжечковую ножку и кору полушарий мозжечка; задние наружные дугообразные волокна не перекрещиваются и уходят в нижнюю ножку мозжечка и кору червя. 3и нейроны расположены в коре червя...
76894. Медиальная петля, состав волокон, положение на срезах мозга 180.14 KB
  Тела первых псевдоуниполярных нейронов бульботаламического пути находятся в спинномозговых узлах а их периферические отростки в составе спинальных нервов подходят к опорнодвигательным органам в которых заканчиваются рецепторами. Центральные отростки первых нейронов вступают в синаптические контакты с телами вторых нейронов которые находятся в тонком и клиновидном ядрах продолговатого мозга. Аксоны вторых нейронов образуют в продолговатом мозге дугообразные волокна: внутренние и наружные. Аксоны вторых нейронов участвующих в образовании...
76895. Двигательные проводящие пирамидные и экстрапирамидные пути 182.52 KB
  Первые нейроны представлены большими пирамидными клетками коры мозга. Вторые нейроны находятся в ядрах мозгового ствола и передних рогах спинного мозга а их аксоны заканчиваются в органах опорнодвигательного аппарата. Первый проходит от нейронов прецентральной извилины до двигательных нейронов сосредоточенных в ядрах ствола мозга это кортикоядерный путь. Два других тракта: кортикоспинальные передний и боковой идут от прецентральной извилины до ядер передних рогов спинного мозга.
76896. Ретикулярная формация 180.5 KB
  Далее проходит через мозговой ствол и его составляющие продолговатый мозг мост ножки мозга и четверохолмие зрительные бугры и достигает базальных ядер и коры конечного мозга. Крупные нейроны сосредотачиваются в ядрах ретикулярной формации: субталамическом красном черной субстанции мостовом ретикулярных ядрах продолговатого мозга и др. Причем один отросток имеет восходящее направление вплоть до клеток коры другой нисходящее к нейронам мозжечка спинного мозга.
76897. Оболочки и пространства мозга 183.61 KB
  В отверстиях основания твердая оболочка окружает и фиксирует проходящие через них сосуды и нервы. Паутинная оболочка состоит из волокнистой соединительной ткани покрытой эндотелием. Вблизи менингеальных синусов паутинная оболочка образует эти самые грануляции врастающие в просвет синусов и вен костного диплоетического вещества.