99267

Подавление человеческой личности на примере литературных источников

Реферат

Литература и библиотековедение

Личность понятие выработанное для отображения социальной природы человека рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни определения его как носителя индивидуального начала самораскрывающегося в контекстах социальных отношений общения и предметной деятельности. Хотя эти два понятия – лицо как целостность человека лат. В этом смысле страны где было подавление идеалами намного больше сберегало достоинство человека как личности. Следующее за нами поколение вообще не будет...

Русский

2016-08-10

88.5 KB

0 чел.

Федеральное агентство железнодорожного транспорта

Сибирский государственный университет путей сообщения

Факультет «Управление процессами перевозок на железнодорожном транспорте»

Проблема: Подавление человеческой личности.

Реферат по дисциплине «Культурология»

                  

Руководитель:                                                      Разработал:

                                                                                Студент гр. Д-111

_______ Быстрова А.Н.                                        _______Часовитина В.Б 

                        

2011 год

Содержание


Введение

Личность – понятие, выработанное для отображения социальной природы человека, рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни, определения его как носителя индивидуального начала, самораскрывающегося в контекстах социальных отношений, общения и предметной деятельности. Под «личностью» понимают: 1) человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности («лицо» – в широком смысле слова) или 2) устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности. Хотя эти два понятия – лицо как целостность человека (лат. persona) и личность как его социальный и психологический облик (лат. регsonalitas) – терминологически вполне различимы, они употребляются иногда как синонимы

Подавление личности – это попытка добиться от индивида послушания и сделать его восприимчивым к институциональному контролю, дисциплине и «ресоциализации».

Целью данной работы является рассмотрение подавления человеческой личности. Откуда все эти премудрости? Кто так сказал, думает, пишет? Как называется источник?

В связи с этим поставлены следующие задачи:

  •  рассмотреть понятие подавления человеческой личности;
  •  изучить подавление человеческой личности в произведениях Артура Хейли «Отель», Куприна «Молох», Братьев Стругацких «Град Обреченный».

  1.  
    Понятие подавления человеческой личности

Вся история человечества пропитана различными способами подавления личности, то есть способами подавления человеческого эгоизма. На начальных стадиях его подавляли элементарной силой. Сильные государства подавляли слабых, захватывали их и присваивали все, чем они владели. Затем возникали более сильные и так продолжается по сей день. Сила – самый эффективный метод. Кто сильнее тот и прав – это понятно всем и тут нечего добавить. Мы и сегодня с успехом используем это безотказное средство. Отец ремнем подавляет сына, который не хочет учиться, начальник рублем подавляет подчиненного, который не хочет работать, муж кулаком подавляет жену, которая не желает слушаться. Но подавление никогда не было полностью эффективным, потому, что личность эгоиста, которая подавлена, на самом деле будет всего лишь показывать видимость того, что она выполняет требования подавляющего. В итоге, сколько ребенка не бей, сколько на него не кричи, он все равно осознано учиться не будет. Сколько раба плеткой не били, он все равно всегда рвался на волю. Были государства, которые подавляли людей страхом или идеологией. Но если смысл жизни эгоиста сделать так, чтобы ему было хорошо, то чем бы вы его личность не подавляли, вы делаете ему плохо, а значит, лишаете основного смысла. Поэтому, пока он не сможет сбросить с себя ваш гнет, он будет приспосабливаться, притворяться, делать вид, что он все понял и покорился, но стоит ему выйти из под контроля, он тут же попытается взять власть в свои руки и уже сам будет подавлять другие личности [1, с. 101].

Есть еще подавление внушением, убеждением, навязыванием, гипнозом, но это все равно способы подавления. Они используются повсюду – в бизнесе, в управлении, куда бы вы ни пошли, чем бы вы ни занимались вас обязательно на это кто-нибудь толкает или создает условия, для того, чтобы вы сами делали выбор. Но так, как наш мозг зависит от условий, а не от цели, ведь цели нет, все будет происходить по задуманному кем-то сценарию, но не вашей личности. Мы, эгоисты сами создаем условия, друг для друга, которые напрямую ведут нас не известно куда, судя по ситуации в нашем обществе, да и во всем мире, человек, как личность находится на том же уровне развития, на каком он был 2000 лет назад.

Сегодня, когда в нашем диком обществе основной метод подавления - деньги, государство, и личность, как таковые вообще теряют всякий смысл. То есть совершенно ясно, что сделать государство могут те, кто имеет денег больше всех. Там где нет других ценностей, кроме денег, практически невозможно нормально ничем управлять, единственный выход – договариваться с теми у кого есть деньги. В этом случае государственный аппарат – это базар, где идет спор за сферы влияния. В этом случае проблемы страны и ее населения отходят на последний план. Призыв к обогащению в истории человечества сделал страшное дело. В этом смысле страны, где было подавление идеалами, намного больше сберегало достоинство человека, как личности. В данном случае мы не просто равнодушны к своим детям, мы относимся к ним как звери. Следующее за нами поколение вообще не будет знать ни настоящей дружбы, ни настоящей любви, нам нечего передать нашим детям, кроме хрустящих напечатанных бумажек, которые еще ни одного человека не сделали счастливым. Дело в том, что мир вещей, который мы создали, пусть даже они очень красивые и интересные, они не стоят, чтобы человек их ценил выше другой личности, они не развивают человека, делают его зависимым от предметов и отдаляют от живых людей. В данной ситуации, мы едва ли найдем достойную личность для общения и развития, потому, что сами себя одновременно и считаем лучше других и в то же время не уважаем, а за что нас уважать, мы же эгоисты. Мы можем позволить себе только необоснованное самолюбование и самовосхваление.

Причина подавления в логике очевидна, ведь если человека не подавить, то он допускает своеволие и распускается. Тогда усмирять его становится намного сложнее [2, с. 48].

Поэтому люди и придумали государство, чтобы оно ограничивало их свободу. Мы ведь не можем действовать, пока нам не укажут путь и не подавят нас. На всех уровнях мы имеем вертикаль власти, поэтому никто не совершает ничего без приказов и указаний. Если подчиненный не слушается, начальник его подавляет с еще большей яростью. Но начинается подавление именно с родителей. Они первыми раздражаются на ребенка и наказывают его. Они говорят, что ему делать и если он делает, то поощряют, а если не делает, то подавляют. Элементарная дрессировка и элементарный террор – вот как мы овладеваем сознанием друг друга. Никакого творчества, никакой свободы мысли, никакого сознания. Каждый только и делает, что ждет указаний сверху, а затем отсылает свои указания вниз. А тех, кого не устраивает такая схема, ждет не только подавление, но и жестокость под общее равнодушие. Таким образом, если не забивать голову логическим туманом исторических заблуждений, то рабство, которое мы имели двадцать веков назад, мы имеем и сегодня. Ничего не изменилось, кроме, разве что методов подавления, и ничего не изменится, пока мы будем оставаться эгоистами.

  1.  
    Подавление человеческой личности в произведениях Артура Хейли «Отель», Куприна «Молох», Братьев Стругацких «Град Обреченный»

«Отель» Артура Хейли, из нее почти невозможно выцепить глубокомысленных афоризмов или красивых описаний. Хотя бы потому, что их почти нет. Вся прелесть – в адски интересно написанном детективном сюжете, великолепно прорисованных характерах [6, с. 141].

Центр повествования – Питер Макдермотт. Все вращается вокруг него, ниточки-паутинки тянутся к множеству других персонажей, чтобы постепенно затянуться в один сложный и плотный узел. Дяденька хорош собой в моральном и умственном плане, но при этом не чурается слабостей и косяков, за что автору отдельное спасибо. Если рассматривать роман глобально – то его теплое отношение к собственному делу противопоставлено капиталистической машине, где каждый работник обезличен и сведен к процентам на бумаге.

Вот блестящая графиня и граф, которые надменно отчитывают официантов и держат в отеле собак. Вот задыхающийся старичок, который не смеет роптать на плохое обслуживание. Вот бессердечный денежный магнат, который мыслит исключительно долларами. Стареющий вор, который не брезгует мелочью. Вот мусорщик, который даже не приравнивается к полноценному человеку. А вот Питер Макдермотт, который окунается во все это. И все меняется. Графиня и граф оказываются убийцами, всеми правдами стремящимися уйти от законной кары. Старичок – миллионером, который с легкостью спасает то, что больше не может спасти никто. Денежный мешок обнаруживает в себе любящее сердце. Ворюга – проводит блестящую операцию по изъятию денежек. Мусорщик одним только своим желанием трудиться разрешает проблемы множества людей. Единственная нереалистичная вещь – хэппи-энд. Тем не менее, этот счастливый конец необходим, чтобы наградить Питера [6, с. 143].

Первые творческие искания Куприна завершились наиболее крупной вещью, которая отражала реальность. Это была повесть «Молох». В ней писатель показывает противоречия между капиталом и подневольным трудом человека. Он сумел уловить социальные особенности новейших форм капиталистического производства. Гневный протест против чудовищного насилия над человеком, на чем основан в мире «Молоха» промышленный расцвет, сатирический показ новых хозяев жизни, разоблачение беззастенчивого хищничества в стране чужеземного капитала – все это ставило под сомнение теории буржуазного прогресса [2, с. 88].

В повести дана картина жизни крупного капиталистического завода, показан убогий быт рабочих поселков, стихийные протесты рабочих. Писатель показал все это через восприятие интеллигента. Инженер Бобров болезненно и остро реагирует на чужую боль, на проявление несправедливости. Герой сравнивает капиталистический прогресс, созидающий фабрики и заводы, с чудовищным идолом Молохом, требующим человеческих жертв. Конкретным воплощением Молоха в повести является делец Квашнин, который не брезгует никакими средствами для того, чтобы нажить миллионы. В то же время он не прочь выступить в роли политического деятеля и вождя («нам принадлежит будущее», «мы соль земли»). Бобров с брезгливостью наблюдает сцену пресмыкательства перед Квашниным. Предметом сделки с этим дельцом становится невеста Боброва Нина Зиненко. Герою повести свойственны двойственность и колебания. В момент стихийной вспышки протеста герой стремится взорвать заводские котлы и тем отомстить за свои и чужие страдания. Но потом угасает решимость, и он отказывается от мести ненавистному Молоху.

Главный герой повести – интеллигент Бобров – мягкий, слабовольный человек, правдоискатель, мечтатель. Но он не хочет мириться с насилием, лицемерной моралью, прикрывающей это насилие. Он ратует за чистоту, честность в отношениях между людьми, за уважение к человеческому достоинству. Он искренне возмущен тем, что личность становится игрушкой в руках кучки собственников и стяжателей. Вместе с тем Бобров стремится понять свою роль в бурном процессе капиталистического развития. Мучительные поиски приводят Боброва к выводу, что он способствует только тому, что «сотня французских лавочников-рантье и десяток ловких русских пройдох со временем положат в карман миллионы».

Слабый, надломленный человек, раздираемый внутренними противоречиями, Бобров совершенно не способен на протест против социального зла. Вспышка негодования заканчивается признанием собственного бессилия: «У тебя нет на это ни решимости, ни силы… Завтра же опять будешь благоразумен и слаб». Причина слабости Боброва коренится в том, что он чувствует себя одиноким в своем возмущении несправедливостью, царящей вокруг. Он мечтает о жизни, основанной на чистых отношениях между людьми. Но как добиться такой жизни? Кто принесет освобождение человечеству? На эти вопросы ни правдоискатель Бобров, много рассуждающий о жизни, ни сам автор не дают ответа [2, с. 91].

Куприн подчеркивает вялость, бездеятельность в характере своего героя, человека субъективно честного и благородного. Автор так описывает Боброва в начале повести: «По складу его ума, по его привычкам и вкусам ему лучше было посвятить себя кабинетным занятиям, профессорской деятельности или сельскому хозяйству… Его нежная, почти женственная натура жестоко страдала от грубых прикосновений действительности… Он сам себя сравнивал в этом отношении с человеком, с которого заживо содрали кожу».

Уже в этой первой характеристике Куприн подчеркивает те черты натуры героя, которые могут объяснить слабость его в столкновении с «грубой действительностью». Бобров не ничтожный человек. Интеллигенты в произведениях Куприна обычно люди талантливые, умные, прогрессивно настроенные. Но они неизлечимо больны пассивностью духа, терзаются собственными бедами и лишь сострадают несчастьям людей, их окружающих. Они становятся как бы «резервуаром» общественных страданий, но вмешиваться в жизнь, избавить людей от мук не в состоянии [2, с. 93].

Таков и Бобров. Внешний портрет его типичен для русского интеллигента: «Наружность у Боброва была скромная, неяркая… Он был невысок ростом и довольно худ, но в нем чувствовалась нервная, порывистая сила. Большой белый прекрасный лоб прежде всего обращал на себя внимание на его лице. Расширенные и притом неодинаковой величины зрачки были так велики, что глаза вместо серых казались черными. Густые, неровные брови сходились у переносья и придавали этим глазам строгое, пристальное и точно аскетическое выражение. Губы у Андрея Ильича были нервные, тонкие, но не злые и немного несимметричные… усы и борода маленькие, жидкие, белесоватые, совсем мальчишеские. Прелесть его в сущности некрасивого лица заключалась только в улыбке. Когда Бобров смеялся, глаза его становились нежными и веселыми, и все лицо делалось привлекательным».

Черты характера Боброва проявляются в его отношении к рабочим. Боброву нестерпимо стыдно, что он видит таких же, как он, людей, но изуродованных каторжным трудом, создающих своими мускулами, кровью условия для того, чтобы господствовало страшное чудовище – капитализм. «Глядя на их упорный труд в то время, когда их тела обжигал жар раскаленных железных масс, а из широких дверей дул пронзительный осенний ветер, он сам как будто бы испытывал часть их физических страданий. Ему тогда становилось стыдно и за свой выхоленный вид, и за свое тонкое белье, и за три тысячи своего годового жалованья».

Роман «Град обреченный» братьев Стругацких самый композиционно стройный среди текстов Стругацких. Он состоит из шести частей, в каждой из которых описывается жизнь главного героя – Андрея Воронина. Художественное время каждой части не превышает одних суток, промежутки же между частями занимают как минимум год. Однако сутки эти наполнены событиями, причем событиями, важнейшими для героя [5, с. 96].

Стругацкие с непостижимым упорством, год за годом, книга за книгой, выделяют для нас главные проблемы». Например, одна из них, наиболее часто повторяющаяся и наиболее подходящая для «Града обреченного» (и одна из важнейших для самих Стругацких, естественно, ведь большинство лучших их произведений написано «в стол» во время брежневской стагнации; годы написания «ГО») – тема тоталитаризма, а если шире – тема отношений человека и власти, его подавляющей.

Тема власти и человека рассматривается с нескольких позиций: человека подчиненного, человека власть имущего, с точки зрения психологии власти; власть в диахронии [5, с. 97].

Точка зрения подчиненного власти человека (если говорить не о «довольном» человеке из безразличной массы, какими являются в романе Отто, Румер и т.д.) наиболее полно выражена в первом посещении Андреем Красного Здания и сцене самоубийства Денни Ли. В обоих случаях человек отказывается играть по правилам, навязанным ему сверху. Власть сталинской идеологии, с которой Андрей борется во второй части (борьба, в принципе, ведется лишь в его сознании, но это – освобождение, ведущее к бунту) и власть Гейгера мало похожи в частностях, но одинаковы в главном: любая власть суть подавление личности. Наиболее волевые и интеллектуально не обделенные люди не могут выносить этого подавления. Об этом говорит Андрей в кулуарной беседе с Фрицем: «Пойми, пожалуйста: эти люди не могут не брюзжать. Так уж они устроены. Кто не брюзжит, тот ни черта не стоит».

В свою очередь, желая предоставить максимальное количество благ населению, власть имущие вынуждены идти на поводу у массы, превращаются в ее рабов, за что мстят ей глубоким презрением. Любого человека, стоящего ниже себя, власть имущий считает быдлом, духовные потребности его сводит к минимуму. Таким образом, неизменно возникает противоречие между интеллигентом и власть имущим – и тот, и другой видят друг в друге не то, чем они являются на самом деле: интеллигент становится нездоровым маньяком, связанный по рукам и ногам интересами массы, власть имущий – тираном.

Стругацкие показывают психологию и того, и другого: выхода из наметившегося противоречия нет; Изя говорит: «В итоге – либо голодный бунт, либо сытый бунт – выбирайте по вкусу» [5, с. 99].

Интересно рассмотреть также психологию власти и логику ее существования. В основе ее всегда лежит порядок, тот или иной, следовательно, это – прочная структура с маленьким запасом гибкости, старающаяся сохранить себя в целости. Разрушение одной из ее частей ведет к ее гибели – это прекрасно видно на примере Поворота: невозможность упорядочить исчезновение солнца привела к изменению государственного строя. Среди абсурда Эксперимента же (насколько он соотносится с земной жизнью – вопрос, который будет рассмотрен позже) предусмотреть все возможные несуразности нельзя, следовательно, какая бы власть не была создана, перед ней неизбежно встанет проблема, которую она окажется не в состоянии решить. Таким образом, любая власть – явление преходящее.

Человек же, стоящий у власти, может либо понимать это, либо отвергать. Отвергающий становится просто винтиком существующей помимо его воли системы. В «ГО» эта идея тоже присутствует, хотя и не доведена до такого логического конца. Соответственно, человек, подчиняющийся подобной логике, как было сказано выше, ведет и себя, и свою систему власти к гибели.

Человек же, понимающий это, оказывается как между молотом и наковальней. Он должен и продолжать линию своей системы, и одновременно развенчивать ее. Такой человек должен быть по истине гениальным властителем. Фриц Гейгер во многом приближается к этому идеалу. Напомним, что речь идет о любой власти – не только административно-командной, но и демократической [5, с. 101].

Тут мы приближаемся к проблеме власти, существующей в истории; у Стругацких она обозначена как проблема величия, рассматривается же в монологе Андрея перед памятниками.

Пантеон, где происходит это действо, является очередной тайной Эксперимента, вроде Красного Здания. Итак, величие здесь – совершенно особая категория, в рамках которой политик соотносим с творцом, преобразующим хаос в космос. Величие – то, что позволяет человеку не оказаться забытым. Следовательно, это также проблема памяти, памяти исторической в первую очередь.

Таким образом, величие тоже сводится к главной (во всяком случае, в «ГО») для Стругацких проблеме. Власть через величие к памяти оценивается ими как кандидат на цель в жизни – достойна ли окажется? Стругацкие развенчивают власть: «Я ведь не против величия. Пушкин, Ленин, Эйнштейн… Я идолопоклонства не люблю. Делам надо поклоняться, а не статуям. А может быть, даже и делам поклоняться не надо. Потому что каждый делает, что в его силах. Один – революцию, другой – свистульку. У меня, может, сил только на одну свистульку и хватает, так что же я – говно теперь?..».

С другой стороны, память не ограничивается памятью исторической. В самом конце этой же пятой части Андрей берет с собой в безнадежный поход пистолет полковника, и последние его слова здесь: «На память, - громко сказал он белоснежной подушке». Это – как погребальный салют глубоко уважаемому им человеку. Такая память предстает резким контрастом памяти исторической и в итоге, несмотря на монументальность последней, оттеняет ее, этот путь авторы оставляют открытым, как и, например, путь Вана.


Заключение

Если наставник станет смирять человека или он сам начнет понуждать себя к смирению, к отсечению своей греховной воли, то это будет подавлением греховной личности «ветхого» человека и того особенного греха, который отличает его от другого грешника. Грех разделяет людей, а добродетель соединяет. Грех - это то, что противно нашей природе. Добродетель же свойственна нашей природе. Ложное развитие личности делает людей совершенно чужими друг другу, лишает человека любви, делает его врагом другому до такой степени, что древние римляне, например, даже говорили: «Человек человеку - волк». Мы видим, что с развитием личностей вражда в человечестве увеличивается. Казалось бы, если провозглашен гуманизм, любовь к человеку, то люди должны все больше преуспевать во взаимном доброделании, но мы видим, что никогда прежде не было таких страшных войн, как в тот период, когда человечество стало отходить от христианства. С течением времени эта нечеловеческая жестокость все более и более увеличивается: чем больше мы говорим о любви, взаимопонимании и уважении, тем враждебнее отношение людей друг к другу. И от этого никуда не уйдешь. Конечно, войны и ненависть были и в древние времена, но никогда войны не достигали такого масштаба, не приносили столько бед и горя человечеству, как это было в двадцатом веке и даже уже в двадцать первом. Все мы как будто гуманисты, все мы считаем, что человек выше всего и что он есть «мера всех вещей», но если раньше, чтобы уничтожить человека, надо было хорошо поработать мечом и копьем, то сейчас достаточно сбросить одну бомбу, чтобы убить сотни тысяч людей. Вот плоды такого гуманизма.

Таким образом, развитие культуры в каком-то определенном направлении говорит об устремлении человеческого духа. Стремление утвердиться, стремление развить свою личность привело к совершенному непониманию людьми друг друга, к совершенной замкнутости и отчужденности. Если мы возьмем даже сравнительно недавние времена, скажем девятнадцатый век или начало двадцатого, то по крайней мере в русских деревнях были очень простые отношения, да и в небольших городах все друг с другом здоровались, двери в домах не закрывались, все были радушны и приветливы. Странника, отправлявшегося по святым местам, принимал всякий, всякий готов был его приветить и оказать ему услугу. Сейчас же странника, пожалуй, мы уже побоимся принять, во-первых, потому что нам не хочется с ним делиться, а во-вторых, мы, может быть и справедливо, его испугаемся, потому что он может оказаться проходимцем, который принесет беду; то есть человек все больше и больше замыкается в себе. Мы видим, что люди, с которыми мы общаемся в общественном транспорте или где-нибудь еще, - совершенно для нас чужие и как бы для нас не существуют. Это говорит об охлаждении любви, о замкнутости человека внутри самого себя под предлогом развития личности.

Мы и сами замечаем, что как только начинаем беречь свою «личность», а на самом деле охранять свою греховную волю, и бояться, чтобы она никак не пострадала, тут же в наше сердце вкрадывается безразличие, равнодушие ко всем людям. И наоборот, если мы отсекаем свою волю, если смиряемся, когда «нашу личность подавляют», примиряемся, соглашаемся с этой воспитательной мерой, а не противимся ей, тогда видим, что в нас сохраняется доброе расположение к тем людям, которые нас окружают.

Таким образом, мы можем выделить в человеческой жизни две составляющие. Первая - природа человека, которая может быть разрушена ложным самовыражением, потому что это самовыражение есть сочетание и развитие греховных качеств человека и попытка отличаться от других греховными свойствами. Вторая - это ипостась человека. Здесь можно говорить о различиях внешних и внутренних. Различия по внутреннему человеку, которые также относятся к нашим ипостасным свойствам, но которые труднее описать и даже уловить и понять, - это отличия друг от друга по добродетелям: один более упражняется в одной добродетели, другой - в иной; одному больше свойственна милостыня, другому - молитва, третьему - смирение, четвертому - покаяние, а иному кротость.


Список литературы

  1.  Зеркалов А. Игра по собственным правилам. – М.: Инфра-М, 2008. – 325 с.
  2.  Куприн А.И. Молох. – М.: Инфра-М, 2009. – 245 с.
  3.  Мирер А. Непрерывный фонтан идей. – М.: Проспект, 2009. – 214 с.
  4.  Некрасов С. Власть как насилие к утопии Стругацких: опыт деконструкции. – М.: Логос, 2008. – 318 с.
  5.  Стругацкий А., Стругацкий Б. Град обреченный. Второе нашествие марсиан. Серия «Миры братьев Стругацких». – М.: Норма, 2009. – 352 с.
  6.  Хейли А. Отель. – М.: Логос, 2009. – 377 с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

59553. Бінарний урок. Весна в житті тварин 42 KB
  Обладнання: ілюстрації тварин предметні малюнки індивідуальні картки карта Великобританії аудіозапис пісень. Сьогодні на уроці діти ми поговоримо про особливості життя тваринного світу весною. Актуалізація знань Зараз ми відгадаємо загадки про тварин...
59555. Вивчення містерії Великий льох Т. Г. Шевченка 84 KB
  Мета виховна: на основі розуміння істинної історії України виховати почуття любові і співпереживання за її трагічну долю; виховати почуття гордості за свою націю і державу; Соціальні та комунікативні компетенції: поглибити поняття про містерію як жанр твору.
59556. Видозміна та декоративна обробка об’ємної форми 48.5 KB
  Виконати ескіз предмета побуту на вибір: підсвічник; ваза; чайник із чашкою; світильник з видозміною форми: у вигляді рослини тварини або іншого предмету з урахуванням принципу підходу до виготовлення творів декоративноприкладного мистецтва.
59557. Виховуємо на традиціях рідного народу 46 KB
  Для мене особисто стало доброю традицією розповідати кожному поколінню моїх вихованців про рушники. І вже на конкретних прикладах можна показати різні за призначенням рушники: утирачі стирки покутники плечові подарункові весільні.
59558. Голодомор. Сценарій уроку 79.5 KB
  То ж пом’янемо хоч сьогодні із запізненням у декілька довгих десятиліть мовчання тих великомучеників нашої тяжкої історії мільйони українських селян жертв небаченого в історії людської цивілізації голодомору. Та забути жахи голодомору люди не могли.
59559. Інтегрований урок з основ економіки. Гроші, їх види та функції 71 KB
  Механізми що приводять у дію економіку досить складні але один з найдавніших і важливих гроші. Як економічний механізм гроші відомі нам з раннього дитинства з першої монетки чи банкноти. Рольова гра учні класу виступають у ролі представників наукових і фінансових структур.
59560. Гурток англійської мови 75 KB
  People of different countries celebrate Christmas in various ways. But some traditions of celebrating it are common for all the countries. Two of them should be mentioned here. They are to decorate Christmas tree and to light candles.
59561. Засоби масової інформації 39 KB
  Мета та завдання: познайомити учнів із поняттям засобів масової інформації її інформаційними функціями розвивати вміння знаходити інформацію та користуватись нею аналізувати її розвивати критичне ставлення до подачі інформації.