99643

Конституционный суд РФ. Юридическая сила решений Конституционного Суда Российской Федерации

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Конституционный суд как орган конституционного контроля. Виды решений Конституционного Суда Российской Федерации. Юридическая сила решений Конституционного Суда Российской Федерации. Среди таких создаваемых институтов особое место заняло учреждение конституционного контроля как формы специального государственного контроля за соответствием Конституции РФ актов решений и действий определенных субъектов права.

Русский

2016-10-04

150 KB

0 чел.

34

PAGE   \* MERGEFORMAT 2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………….3

1. Конституционный суд как орган конституционного контроля…….6

2. Виды решений Конституционного Суда Российской Федерации…..13

3. Юридическая сила решений Конституционного Суда Российской Федерации……………………………………………………………………….19

Заключение………………………………………………………………..27

Список использованной литературы……………………………………30


Введение

Актуальность темы исследования. Начавшееся четверть века назад формирование российского конституционализма сопровождалось учреждением ранее неизвестных отечественной государственно-правовой жизни институтов, направленных на обеспечение развития конституционализма и отдельных его сегментов. Среди таких создаваемых институтов особое место заняло учреждение конституционного контроля как формы специального государственного контроля за соответствием Конституции РФ актов, решений и действий определенных субъектов права. Значимость решений Конституционного Суда РФ и выраженных в них правовых позиций для целей осуществления правосудия и обеспечения единообразия судебной практики, а также необходимость исполнения решений Конституционного Суда РФ обусловливают актуальность вопроса о юридической природе правовых позиций Конституционного Суда РФ и формах их осуществления. Анализ научной литературы показывает, что имеет место дискуссионность о юридической природе правовых позиций Конституционного Суда РФ и, соответственно, о том, являются ли решения Конституционного Суда РФ, а также содержащиеся в них правовые позиции источниками права. Отсутствие единства взглядов по данному аспекту оказывает влияние на судебную практику, поскольку имеют место случаи, когда отдельные постановления нижестоящих судебных инстанций, соответствующие действующим правовым позициям Конституционного Суда РФ или конституционно-правовому смыслу нормы закона, отменяются вышестоящими инстанциями.

Бесспорно, что решения Конституционного Суда РФ, принятые в результате официального толкования Конституции РФ, имеют силу, приравненную к юридической силе Конституции РФ, и в данном случае правоприменитель, руководствуясь конкретной статьей Конституции РФ и соответствующим решением, принятым в процессе официального толкования Конституции РФ, может применить их при рассмотрении конкретного дела. Однако неясным остается вопрос, связанный с правовой природой иных видов решений, принимаемых Конституционным Судом РФ, а именно с их правовой природой в той части, которая касается признания их как источников права. Данное обстоятельство дает возможность авторам в научной литературе раскрывать аспект, связанный с реализацией решений Конституционного Суда РФ, руководствуясь формами реализации права, и акцентировать внимание на их соблюдении, исполнении, использовании и применении.

Объектом настоящего исследования является изучение правового регулирования общественных отношений, которые складываются в сфере конституционной юстиции в Российской Федерации.

В качестве предмета исследования выступают правовые нормы отечественного законодательства, регламентирующие принятие Конституционным Судом РФ решений по вопросам своей компетенции, выяснение их правовой природы, различные теоретические и практические аспекты реализации правоотношений в сфере конституционного судопроизводства, а также материалы правоприменительной практики Конституционного Суда РФ.

Цель данной работы заключается в рассмотрении имеющихся теоретических положений о сущности и правовой природе решений Конституционного Суда РФ, тщательном анализе конституционно-правовых положений, регулирующих организационно-правовой статус Конституционного Суда РФ, в выявлении существующих проблем и разработке рекомендаций, направленных на преодоление проблемных явлений.

В ходе написания настоящей работы были поставлены следующие наиболее важные взаимосвязанные и взаимообусловленные частные задачи:

1) рассмотреть понятие и статус Конституционного Суда РФ как органа конституционного контроля;

2) рассмотреть виды решений Конституционного Суда Российской Федерации;

3) определить юридическую силу решений Конституционного Суда Российской Федерации.

Методологической основой исследования послужили общенаучный диалектический метод познания объективной действительности, а также частные методы, к числу которых относятся исторический, формально- логический, методы сравнения и анализа, приемы и способы толкования различных юридических понятий и явлений и другие.

Теоретическую основу данного исследования составили труды таких ученых и исследователей рассматриваемого вопроса, как С.А. Авакьян, Д.Н. Бахрах, Н.В. Витрук, Н.А. Власенко, А.В. Гринева, В.Д. Зорькин, Л.В. Лазарев, Ю.Н. Старилов и многих других.

Структура работы обусловлена содержанием темы и включает в себя введение, три главы, заключение, а также библиографический список использованной научной литературы, нормативно-правовых и судебных актов.


1. Конституционный суд как орган конституционного контроля

Для того, чтобы лучше уяснить сущность и правовую природу решений Конституционного Суда РФ, необходимо рассмотреть правовой статус Конституционного Суда РФ в системе органов судебной власти, выявить его полномочия.

В деле становления правового государства в нашей стране значительная роль принадлежит правоохранительным органам. Именно они должны обеспечивать законность и правопорядок, а также защиту прав и свобод человека в Российской Федерации. Только при надлежащем выполнении указанных задач в государстве могут быть сформированы все необходимые условия для социально-экономического развития, культурного и научного прогресса. Согласимся с высказыванием А.Г. Гатауллина, что «формирование конституционной юстиции не только на уровне Федерации, но и в ее субъектах, является необходимым условием существования правового государства» [14, с. 37].

Классической схемой на сегодняшний день является концепция разделения властей на три ветви власти:

1) законодательную;

2) исполнительную;

3) судебную. Статья 10 Конституции РФ 1993 года [1] устанавливает, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Глава 7 Конституции РФ называется именно «Судебная власть». Как отмечает А.В. Мелехин, «данное обстоятельство подчеркивает самостоятельный, относительно обособленный характер судебной власти в системе ветвей государственной власти» [22]. Согласно ч. 1 ст. 118 Конституции РФ судебная власть реализуется судами посредством осуществления конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Как отмечает Р.З. Фахретдинов, «в Российской Федерации действует европейская модель судебного конституционного контроля в виде функционирования самостоятельного Конституционного Суда РФ» [26, с. 108].

В непростой дискуссии начала 90-х гг. XX в. зародился специализированный судебный конституционный контроль, призванный обеспечивать охрану Конституции РФ, утверждение и развитие основ конституционного строя, сбалансированность государственной власти и защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина. Отметим, что в советский период функция по контролю за соблюдением Конституции СССР была возложена на образованный в 1924 году Верховный Суд СССР, который был правомочен давать заключения о законности тех или иных постановлений союзных республик с точки зрения Конституции по требованию высшего представительного органа тех лет - ЦИК СССР. На Верховный Суд возлагалось внесение представлений о приостановке и отмене «постановлений, действий и распоряжений» всех союзных органов. Впоследствии роль Верховного Суда СССР как органа конституционного контроля снижалась, итогом чего явилось отсутствие в тексте Конституции СССР 1936 года упоминания о конституционном контроле, осуществляемом судами. И только в конце 80-х годов прошлого столетия проблема учреждения специального органа конституционного контроля стала актуальной. Так, в 1989 г. был принят Закон «О конституционном надзоре в СССР» [7], который учредил Комитет конституционного надзора СССР. Итогом дальнейших преобразований стало включение 15 декабря 1990 года в Конституцию РСФСР положения, которым предусматривалось учреждение Конституционного Суда, а также принятие 12 июля 1991 г. Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» [8]. Как отмечает В.Д. Зорькин, «прежняя Конституция определяла предназначение Конституционного Суда необычайно широко – «высший орган судебной власти по защите конституционного строя» [20, с. 978]. Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 года данный закон был признан недействующим, и началась разработка нового закона о высшем органе судебного конституционного контроля. Как закреплено в ст. 1 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [2] (далее – Федеральный конституционный закон, ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»), Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

В рамках избранной «европейской модели» федеральное конституционное судопроизводство изначально пошло в конституционном механизме своеобразным срединным путем между соблазном возвышения над всеми органами государственной власти в политико-правовой сфере и принижением его роли, вплоть до иерархического подчинения законодательной и исполнительной власти. Как замечает А.А. Гравина, «Конституционный Суд РФ с момента своего возникновения рассматривался как орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть в форме конституционного судопроизводства» [16, с. 47].

Г.А. Трофимова обоснованно полагает, что «Конституционный Суд Российской Федерации должен иметь право констатировать пробелы в имеющемся законодательстве и устанавливать Федеральному Собранию Российской Федерации сроки для их устранения» [25, с. 57]. Как отмечает С.Э. Несмеянова, «Конституционный Суд РФ при обнаружении пробела в правовом регулировании должен ставить соответствующий вопрос перед компетентным органом (путем послания или представления) о необходимости разработки и принятия закона» [24, с. 24].

Конечно, это не означает, что Конституционный Суд, будучи государственным органом, решая государственные вопросы, оказывался всякий раз вне взаимодействия с иными органами государственной власти, а также, что он не ориентировался в той или иной ситуации на определенные политические решения, на происходящие государственно-правовые и социально-экономические изменения. Н.С. Бондарь констатирует, что «будучи органом судебной власти, Конституционный Суд РФ одновременно (в силу своих функциональных и институционных характеристик) - это больше, чем суд» [11, с. 28].

Российский Конституционный Суд создан как орган конституционного контроля, деятельность которого должна служить гарантией надлежащего применения положений Конституции РФ как основополагающего нормативного правового акта страны.

Статья 2 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» закрепляет следующие полномочия Конституционного Суда: разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации нормативно-правовых актов; разрешает споры о компетенции между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле и другие полномочия.

Только Конституционный Суд РФ наделен правом толкования Конституции РФ, а также рассматривать споры о соответствии Конституции РФ нормативно-правовых актов субъектов РФ по предметам совместного ведения, а также договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов. Значимость решений Конституционного Суда РФ и выраженных в них правовых позиций для целей осуществления правосудия и обеспечения единообразия судебной практики, а также необходимость исполнения решений Конституционного Суда РФ обусловливают актуальность вопроса о юридической природе правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и формах их осуществления. Как отмечается в литературе, Конституционный Суд РФ воспринял именно на германскую модель, ввели институт конституционной жалобы, предусматривающий право прямого непосредственного обращения гражданина в Конституционный Суд [10, с. 30].

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что порядок деятельности Конституционного Суда РФ находит фрагментарное отражение в Конституции РФ (например, относительно численного состава Суда и назначения судей) и в большей мере, чем полномочия, определяется федеральным конституционным законом (ч. 3 ст. 128 Конституции РФ). При этом, однако, законодатель связан положениями Конституции, в том числе общими принципами, на основе которых в Российской Федерации функционируют органы государственной власти, включая суды (ст. 10, ч. 1, 2 ст. 15, ст. 120 – 124 Конституции РФ).

Статья 5 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» гласит, что основными принципами деятельности Конституционного Суда РФ являются независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон. Деятельность Конституционного Суда РФ, как и деятельность общих и арбитражных судов, основывается на общих принципах российского судопроизводства: верховенство Конституции РФ; самостоятельность суда и независимость судей; обязательность судебных решений; равенство всех перед законом и судом; состязательность; непрерывность судопроизводства; участие граждан в отправлении правосудия; гласность; гарантированность ведения судопроизводства и делопроизводства на государственном языке, права участников процесса выступать и давать объяснения на родном языке либо на любом избранном языке общения (ст. ст. 5 - 10 Закона о судебной системе). Как и в иных видах судопроизводства, здесь существуют определенные стадии: внесение в Конституционный Суд РФ обращений и их предварительное рассмотрение; назначение и подготовка дела к слушанию в судебном заседании; рассмотрение дела в судебном заседании; принятие решения суда. В.В. Невинский полагает, что «к конституционному судебному разбирательству, облаченному в детально урегулированную процессуальную форму, применимо определение его значения как наилучшего способа разрешения споров, установления истины, отыскания правды» [23, с. 88].

Согласно ст. 4 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд РФ состоит из девятнадцати судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Конституционный Суд РФ вправе осуществлять свою деятельность при наличии в его составе не менее трех четвертей от общего числа судей. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации не ограничены определенным сроком.

Как свидетельствует сложившаяся практика функционирования конституционных судов большинства зарубежных государств, оптимальной структурой служит модель, предполагающая образование единой коллегии судей (пленум), призванной рассматривать и разрешать наиболее сложные конституционно-правовые вопросы и создание специальных структурных подразделений (сенатов, палат), наделенных определенной компетенцией по разбирательству отдельной категории дел. По этой причине вызывает серьезные возражения новелла законодателя о восстановлении ранее действовавшей структуры Конституционного Суда РФ, предусматривающая упразднение палат и рассмотрение дел на заседаниях всем составом судей, поскольку она увеличит сроки судебного разбирательства, снизит интенсивность рассмотрения дел и, в конечном счете, затруднит доступ сторон-заявителей к конституционному судопроизводству

Для совершенствования организации и деятельности Конституционного Суда РФ остается широкий простор. В целях преодоления отдельных проблем конституционного судопроизводства важно, прежде всего, дальнейшее повышение правового авторитета Конституционного Суда РФ как официального интерпретатора Конституции Российской Федерации и арбитра в спорах между органами государственной власти и гражданами. Конституционный Суд может играть более инициативную роль по синхронизации практики общей и арбитражной юрисдикции в части защиты ключевых конституционных ценностей посредством различных организационных форм (регулярных совместных координационных совещаний, совместных аналитических обзоров по отдельным вопросам юридической практики, посланий о состоянии конституционной законности и пр.).

Подводя итоги первой главы настоящего исследования, отметим, что в Российской Федерации действует европейская модель судебного конституционного контроля в виде функционирования самостоятельного Конституционного Суда РФ. Российский Конституционный Суд создан как орган конституционного контроля, деятельность которого должна служить гарантией надлежащего применения положений Конституции РФ как основополагающего нормативного правового акта страны. На фоне усиления централизации государственной власти, механизма правового регулирования в различных сферах общественных отношений особое значение может иметь деятельность Конституционного Суда РФ по сбалансированию центров принятия политико-правовых решений по горизонтали (в рамках конституционного принципа разделения и взаимного уравновешивания «ветвей» государственной власти) и вертикали (в рамках конституционных принципов федерализма и субсидиарности); по сбалансированию интересов граждан, общества и государства. Дополнительные усилия Конституционного Суда в этом направлении могли бы стимулировать и дальнейшее развитие конституционного (уставного) судопроизводства в субъектах федерации, для которого в современной государственно-правовой жизни России (при существующих концентрации законодательных полномочий у федерации, централизации и унификации правового регулирования, абсолютной компетенции федерального Конституционного Суда по рассмотрению конституционных жалоб граждан) почти не остается правового поля деятельности.

2. Виды решений Конституционного Суда Российской Федерации

Конституционный Суд РФ в результате рассмотрения дел принимает решения. Такие решения подразделяются на две категории:

1) итоговые, именуемые постановлениями и заключениями (заключение принимается по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления);

2) все иные, называемые определениями.

Конституционный Суд РФ, руководствуясь в своей практике фундаментальными естественно-правовыми положениями, в частности принципом справедливости, исправляет просчеты законодателя и тем самым вносит существенный вклад в дело становления правового государства в нашей стране. Так, Определениях от 7 декабря 2010 года № 1621-О-О [33], от 22 марта 2011 года № 391-О-О [34] и от 21 июня 2011 года № 774-О-О [35] Конституционный Суд РФ неоднократно обращал внимание, что распределение бремени доказывания не освобождает уполномоченные органы, включая суды, при рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, от соблюдения требований статей КоАП РФ, направленных на обеспечение всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения всех обстоятельств и справедливого разрешения дел об административных правонарушениях.

Презумпция конституционности Конституционного Суда РФ предполагает, что законодатель придерживается идей и принципов конституционализма. Поэтому у Конституционного Суда появляется возможность не признавать норму обычного закона неконституционной, а истолковать ее с точки зрения конституционного права. Таким образом, Конституционный Суд, подтверждая конституционность конкретной правовой нормы, придает ей иной смысл, наполняя новым внутренним содержанием, и, по сути, завуалированно изменяет истинную неконституционную волю законодателя. В итоге такая новая конструкция существующей нормы права являет собой правовую фикцию. Подобное гипотетическое правомочие Конституционного Суда приемлемо и оправданно в свете специфики генезиса российского конституционализма. При отсутствии легального закрепления по существу правотворческой деятельности Конституционного Суда РФ созданная конституционная фикция конкретной нормы права облекается в форму правовой позиции. Правовая позиция Конституционного Суда - это особая нормативность, отличная от правовой нормы.

Одним из самых дискуссионных в теории конституционного права является рассмотрение феномена правовой позиции Конституционного Суда, касающийся нормативной, прецедентной, преюдициальной природы данного явления. Л.В. Лазарев определяет правовую позицию Конституционного Суда РФ «как содержащаяся в итоговых решениях Конституционного Суда России интерпретация конституционно-правовых принципов и норм, которая становится системой правовых аргументов, лежащих в основе таких решений» [21, с. 46]. Формулируя собственную дефиницию, Н.С. Волкова, Т.Я. Хабриева указывают, что, «определяя соотношение понятий «правовая позиция» и «решение Конституционного Суда», последнее необходимо рассматривать как взятые в единстве аргументацию, приводимую в обоснование решения, и итоговый вывод по делу» [13, с. 29]. Закономерным этапом исследования сущности правовой позиции Конституционного Суда является изучение процедурных аспектов формирования правовой позиции как продукта научной и профессиональной мыслительной деятельности судей. Так, авторы выделяет обязательные и факультативные стадии данного процесса, а также следующие приемы формирования правовой позиции: анализ международных норм и общепризнанных принципов международного права и исследование их отражения в российском праве, герменевтический прием, а также обращение к научному, доктринальному анализу. Полагаем, что данная концепция вызывает определенный интерес прежде всего своей композицией. Она оставляет открытым перечень способов создания правовой позиции, поскольку весьма проблематично досконально выявить порядок объективации всех форм творческой деятельности по конструированию и логическому обоснованию правовой позиции. Это всегда дискреционные полномочия суда.

По мнению О.В. Борисовой, «правовая позиция Конституционного Суда РФ - это не сама норма, а понимание смысла, «духа» нормы права или самого закона» [12, с. 52]. Вместе с тем проблема нормативности правовой позиции Конституционного Суда в силу ее объема и сложности требует самостоятельного глубокого изучения, не входящего в предмет настоящего исследования.

Обратим внимание на то обстоятельство, что ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» термин «правовая позиция» можно встретить в нескольких правовых нормах, например, в части 3 статьи 29, согласно которой решения и другие акты Конституционного Суда Российской Федерации выражают соответствующую Конституции Российской Федерации правовую позицию судей, свободную от политических пристрастий. Дефиниция «правовая позиция» используется законодателем и в статье 73 ФКЗ, гласящей, что в случае если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда Российской Федерации, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание. В этой связи С.П. Маврин полагает, что ФКЗ различает два вида правовых позиций:

1) правовую позицию судей Конституционного Суда РФ;

2) правовую позицию непосредственно Конституционного Суда РФ. При этом, как отмечает автор, «любая позиция судей, не соответствующая Конституции либо не свободная от их политических пристрастий, уже изначально признается не способной составить надлежащую основу для принятия решения Конституционного Суда и потому не может признаваться в качестве какого-либо самостоятельного правозначимого явления» [22, с. 23].

Полагаем, что правовые позиции Конституционного Суда РФ следует рассматривать в качестве правовых выводов общего характера Конституционного Суда, выступающих правовым основанием для принятия его итоговых решений. Решения Конституционного Суда РФ и его правовые позиции следует соотносить как форма и содержание. При этом, правовые позиции Конституционного Суда РФ, как правило, размещаются в мотивировочной части решения, а не в резолютивной, что позволяет прийти к выводу о невозможности признания правовых позиций Конституционного Суда РФ как итоговых выводов органа судебного конституционного контроля о конституционности либо неконституционности рассмотренных им правовых норм. Поэтому правовые позиции представляют собой промежуточные выводы и суждения, способствующие принятию Конституционным Судом окончательного (итогового) решения.

Согласно ст. 71 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» итоговое решение Конституционного Суда РФ по существу любого из вопросов, перечисленных в пунктах 1, 2, 3, 3.1 и 4 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона, именуется постановлением. Таким образом, решения Конституционного Суда РФ о толковании Конституции РФ принимаются в форме Постановлений. Так, в Постановлении от 11.07.2000 № 12-П Конституционный Суд РФ разъяснил, что «содержание и назначение статьи 92 (часть 2) Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность прекращения исполнения полномочий Президента Российской Федерации досрочно в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия, не затрагиваются установлением в статье 91 Конституции Российской Федерации положения о неприкосновенности Президента Российской Федерации» [31].

Наиболее проблемной является совместная компетенция Российской Федерации и ее субъектов, поскольку именно здесь происходит столкновение федеральных и региональных интересов. Наличие неточных формулировок, неясностей является следствием несовершенства конституционной модели разграничения предметов ведения. Исходя из смысла конституционно-правовых норм, нашедшего свое подтверждение в Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996 г. от 01.02.1996 № 3-П [29], по предметам совместного ведения федеральные органы власти, как законодательные, так и исполнительные, могут осуществлять регулирование в том объеме, в котором они посчитают необходимым. Региональные же власти должны осуществлять свою деятельность в этих сферах только при условии соответствия федеральному законодательству, отсутствие федерального закона по вопросам совместного ведения не препятствует принятию собственного нормативного акта региональным законодательным органом.

Представляется, что установление фактического баланса полномочий между всеми ветвями власти в Российской Федерации может быть реализовано исключительно посредством взаимного установления и применения органами государственной власти мер контроля и ответственности, составляющими основу системы сдержек и противовесов. Напомним, что правом толкования положений Конституции РФ наделен Конституционный Суд РФ, который в Постановлении от 11.11.1999 г. № 15-П [30] отметил, что превентивное значение названных конституционно - правовых последствий возможного роспуска Государственной Думы заключается в том, что они призваны удерживать Президента Российской Федерации и Государственную Думу от необоснованных конфликтов, препятствующих согласованному функционированию и взаимодействию органов государственной власти.

В заключение подчеркнем, что решение Конституционного Суда РФ - это акт, содержащий индивидуальные предписания, принятый на основе применения Конституции РФ в результате властной индивидуально-правовой деятельности, которая была направлена на решение юридического дела. По существу, это индивидуализация конституционных норм в связи с конкретной жизненной ситуацией, требующая разъяснения, выражающаяся в формировании имеющих конституционно-правовой смысл принципов права. Отметим, что, во-первых, необходимо разрабатывать новую модель реализации решений Конституционного Суда РФ и содержащихся в них правовых позиций, отличающуюся от модели, приемлемой для реализации права. Новая модель, как представляется, должна учитывать позитивные особенности всех типов правопонимания; учитывать интеграцию России в международно-правовое пространство и, соответственно, должна быть приемлема и для решений и содержащихся в них правовых позиций Европейского суда по правам человека; обеспечивать незыблемость конституционных положений о том, что судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону (ст. 120 Конституции РФ).


3. Юридическая сила решений Конституционного Суда Российской Федерации

Актуальность и практическая значимость вопроса о юридической силе решений Конституционного Суда РФ присутствует в теоретико-правовой мысли права. По данному вопросу российская правовая доктрина не имеет столь категоричного мнения. Можно констатировать иное: активное развитие в последние годы среди ученых и юристов-практиков дискуссии по вопросу относительно возможности осуществления Конституционным Судом РФ правотворческой деятельности.

Следует сделать необходимую оговорку о том, что в данном параграфе под решениями Конституционного Суда РФ следует понимать только постановления и определения, т.к. заключения в силу исключительности сферы своего применения не обладают нормативностью. Гораздо сложнее обстоит дело с решениями Конституционного Суда РФ. По верному замечанию И.А. Алешковой, «правовая природа Конституционного Суда Российской Федерации предопределяет юридическую сущность принимаемых им решений, которые в рамках конституционного судопроизводства всегда имеют письменную форму и обязательны для всех органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц граждан и их объединений» [9, с. 9]. Обязательность решений Суда не ограничивается ни по сфере распространения, ни по кругу адресатов. Но являются ли они императивными? Пытаясь ответить на данный вопрос, стоит отметить, что в научной литературе сформировалось два подхода к пониманию юридического значения решений Конституционного Суда РФ. Так, одна группа ученых, например, В.В. Ершов [17, с. 7], считает, что решения Конституционного Суда РФ являются правоприменительными актами, выступающими для других судов основанием для судебного обжалования соответствующих решений, хотя и способствуют утрате юридической силы норм (закона), признанных неконституционными. Конституционный Суд РФ как орган, осуществляющий правосудие, дает юридическую квалификацию (юридическое толкование) рассматриваемого им нормативного правового акта в смысле его соответствия или несоответствия Конституции РФ. В результате данные судебные решения являются актами индивидуального регулирования и, по сути, относятся к актам толкования. Соответственно, относятся к судебной практике и не могут рассматриваться как имеющие нормативный характер.

Б.С. Эбзеев полагает, что в действительности решения Конституционного Суда Российской Федерации являются источниками права [27, с. 536]. Так, в частности, Б.С. Эбзеев отмечает, что решения Конституционного Суда Российской Федерации, с одной стороны, являются правоприменительными актами, с другой стороны - источниками права и им присуща материально-правовая сила закона. Прецеденты, создаваемые судом, имеют нормативно-регулирующее значение, и в этом смысле они являются правовыми нормами, распространяющимися на неопределенный круг случаев и субъектов конституционно-правовых отношений. Решения Конституционного Суда РФ выступают в качестве способа преодоления неопределенности в понимании положений Конституции РФ, выяснения ее объективного смысла и выявления содержащихся в Конституции Российской Федерации позитивных правовых принципов. Любой правоприменитель обязан руководствоваться тем пониманием положений Конституции Российской Федерации, которое содержится в постановлении или определении Конституционного Суда РФ. Отмечая влияние Конституционного Суда РФ на разработку доктрины источников современного российского права, высказывая позицию о правовой природе постановлений Конституционного Суда РФ, следует обратить внимание на то, что о них можно говорить не как о прецеденте в строго юридическом смысле (как обязывающем прецеденте, являющемся источником права), а как о прецедентном значении решений Конституционного Суда РФ. Под решением Конституционного Суда Н.А. Колабухов понимает «правовой акт, принятый Судом в пределах своей компетенции и в установленном законом процессуальном порядке, содержанием которого является констатация определенных юридических фактов и изложение государственно-властных велений, имеющих обязательное значение для участников конституционных правоотношений» [19, с. 17].

Так, многие ученые высказываются о нормативности решений Конституционного Суда РФ. Говоря о нормативности, необходимо отметить, что в современной теории права эта правовая категория может пониматься в разных аспектах, в зависимости от общетеоретического подхода к правопониманию:

1) понимание нормативности в концепте позитивной теории права;

2) понимание нормативности в концепте психологической теории права.

Рассматривая данный вопрос в контексте изучаемой проблемы нормативности решений Конституционного Суда РФ, можно привести в качестве аргумента подход, изложенный А.Н. Кокотовым в одной из своих научных статей. Исследуя вопрос обязательности решений Конституционного Суда РФ, автор констатирует наличие в структуре решения КС РФ характерных элементов - конституционно-судебных положений (которые, в свою очередь, подразделяются на обязательные и рекомендательные) [18, с. 11]. Обязательные конституционно-судебные положения могут быть как индивидуальными, так и общими (нормативными) по своему содержанию. Причем общий характер таких положений может проявиться не сразу, а как итог их последующей универсализации. Таким образом, нормативные конституционно-судебные положения формируют ядро правовой позиции, изложенной в решении Конституционного Суда РФ.

Говоря о нормативности правовых позиций Конституционного Суда РФ, нельзя оставить без внимания вполне справедливое замечание Л.В. Лазарева относительно данного вопроса. Рассуждая о юридической природе решений Конституционного Суда РФ, он приходит к выводу, что данные решения являются нормативно-интерпретационными актами, а правовые позиции - выраженным в них «правом» [21, с. 59].

В странах романо-германской системы права (где изначально судебная практика не признается в качестве источника права) решения конституционных судов выделяются особо, конституции, а также специальные законы придают им общеобязательный характер. В частности, решения конституционных судов (или их часть) определяются как имеющие силу закона (ФРГ, Литва), содержащие нормативные правоположения (Австрия), как нормативные акты, являющиеся составной частью действующего права (Конституционный Совет Казахстана), акты нормативного характера (Армения, Беларусь).

Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ» закрепляет в качестве существенных свойств решений Конституционного Суда РФ общеобязательность, неоспоримость, немедленное вступление в силу после провозглашения, незамедлительное официальное опубликование, непосредственное действие (ст. 78, 79 Закона). Таким образом, принимаемые Конституционным Судом акты не могут быть пересмотрены или отменены по ряду причин:

1) не существует на сегодняшний день органа, способного осуществлять пересмотр или инициировать отмену данного акта;

2) отсутствует легально установленная процедура утраты силы такого рода актом.

В силу действия принципа неоспоримости решения Конституционного Суда РФ, содержащие новое нормативное правило, зачастую вызывают процесс «легитимации» данной нормы путем фиксации ее в привычных правовых формах (федеральных законах и т.п.). Данное явление получило на сегодняшний день достаточно массовое распространение, особенно в отношении решений, принятых в 90-е гг. При этом необходимо отметить, что нормативность, содержащаяся в установлении Конституционного Суда РФ, не «переходит» в нормативный правовой акт, в его конкретную норму, а, по сути, лишь фиксируется в соответствующем акте и таким образом принимает некий производный характер. Подводя некоторые итоги по данному вопросу, необходимо отметить, что на сегодняшний день в существующей практике сложилась ситуация, при которой решение вопроса об «исчерпаемости» нормативности решений Конституционного Суда РФ напрямую зависит от господствующих в праве тенденций (например, тенденция изменения собственных правовых позиций и т.п.). На наш взгляд, наиболее верным представляется подход, при котором нормативность актов органа конституционной юстиции будет неисчерпаема. Только в этом случае мы сможем достичь определенной правовой стабильности, а также унифицировать подходы к решению фундаментальных конституционно-правовых проблем.

Рассматривая более конкретно проблему нормативности решений Конституционного Суда РФ, необходимо отметить, что Конституционный Суд РФ обладает полномочием по проверке конституционно-правового качества законов и приданию им качества правовых законов. Именно таким образом Конституционный Суд РФ и участвует в процессе «позитивации» права, в его нормативной конкретизации. Для подтверждения данной точки зрения необходимо привести несколько наиболее ярких решений Конституционного Суда РФ, одно из которых касается признания нормы неконституционной, другое - признания нормы конституционной, но только в конкретном конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом, третье - признания нормы конституционной с определенной конкретизацией ее правового содержания.

Примером решения Конституционного Суда РФ с признанием законоположения конституционным и конкретизацией его правового смысла может стать Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 1996 г. № 5-П. В одном из пунктов резолютивной части данного Постановления Конституционный Суд признал норму ст. 19 Федерального закона «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» соответствующей Конституции Российской Федерации, но не допускающей расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и ст. 52 Конституции Российской Федерации [28].

В правовой науке существует множество подходов к определению нормативности как правовой категории. Несмотря на это, данные точки зрения объединяет наличие определенной универсальности и объективной обязательности. Говоря о нормативности, всегда имеем в виду содержательную сторону акта, а не его форму, именно такая позиция соответствует мнению, сложившемуся в науке и подтвержденному правоприменительной практикой. Понимая нормативность как правовое свойство содержания акта, необходимо говорить об общем правиле (норме), которое может трансформироваться или отменяться исключительно в рамках формализованной процедуры сущностного изменения конкретного акта.

Могут ли судьи судов общей юрисдикции или арбитражных судов при разрешении дела применять решения Конституционного Суда РФ? Бесспорно, что решения Конституционного Суда РФ, принятые в результате официального толкования Конституции РФ, имеют силу, приравненную к юридической силе Конституции РФ, и в данном случае правоприменитель, руководствуясь конкретной статьей Конституции РФ и соответствующим решением, принятым в процессе официального толкования Конституции РФ, может применить их при рассмотрении конкретного дела. Однако неясным остается вопрос, связанный с правовой природой иных видов решений, принимаемых Конституционным Судом РФ, а именно с их правовой природой в той части, которая касается признания их как источников права. Данное обстоятельство дает возможность авторам в научной литературе раскрывать аспект, связанный с реализацией решений Конституционного Суда РФ, руководствуясь формами реализации права, и акцентировать внимание на их соблюдении, исполнении, использовании и применении.

По мнению Л.В. Головко, «в условиях низкого качества законотворчества, вызванного различными коренными причинами, в том числе недостаточным финансированием и нехваткой высококлассных специалистов в области юриспруденции, Конституционный Суд РФ, имея возможность совершенствовать правовое регулирование, является надежным оплотом в защите прав и свобод человека и гражданина в нашем государстве» [15, с. 77]. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 18.07.2012 № 19-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области» [32] отметил, что правом гражданина участвовать в предоставленных законом пределах в принятии и реализации решений, затрагивающих его интересы, и контроле за их исполнением возможность вступать в диалог с субъектами, осуществляющими функции публичной власти является неотъемлемой характеристикой нормативного содержания конституционных основ взаимоотношений личности с обществом и государством и элементом конституционных гарантий защиты прав личности всеми не противоречащими закону средствами.

В заключение третьей главы настоящего исследования укажем, что только Конституционный Суд РФ наделен правом толкования Конституции РФ, а также рассматривать споры о соответствии Конституции РФ иных принимаемых в стране нормативно-правовых актов. Значимость решений Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции РФ и выраженных в них правовых позиций для целей осуществления правосудия и обеспечения единообразия судебной практики, а также необходимость исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации обусловливают актуальность вопроса о юридической природе правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и формах их осуществления.

Несмотря на достаточно большой массив нормативной и доктринальной базы, на сегодняшний день отсутствует единое мнение относительно признания решений Конституционного Суда РФ в качестве источника права как в теоретическом, так и в практическом аспекте. Как бы то ни было, проблема существования нормативности как одного из юридических свойств решений Конституционного Суда Российской Федерации требует, на наш взгляд, более четкого и последовательного правового (предпочтительно законодательного) регулирования. Анализ научной литературы показывает, что имеет место дискуссионность о юридической природе правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и, соответственно, о том, являются ли решения Конституционного Суда Российской Федерации, а также содержащиеся в них правовые позиции источниками права.


Заключение

В заключение рассмотрения темы настоящей работы подведем её итоги и сформулируем следующие выводы и предложения:

1. В Российской Федерации действует европейская модель судебного конституционного контроля в виде функционирования самостоятельного Конституционного Суда РФ. Российский Конституционный Суд создан как орган конституционного контроля, деятельность которого должна служить гарантией надлежащего применения положений Конституции РФ как основополагающего нормативного правового акта страны. На фоне усиления централизации государственной власти, механизма правового регулирования в различных сферах общественных отношений особое значение может иметь деятельность Конституционного Суда РФ по сбалансированию центров принятия политико-правовых решений по горизонтали (в рамках конституционного принципа разделения и взаимного уравновешивания «ветвей» государственной власти) и вертикали (в рамках конституционных принципов федерализма и субсидиарности); по сбалансированию интересов граждан, общества и государства. Дополнительные усилия Конституционного Суда в этом направлении могли бы стимулировать и дальнейшее развитие конституционного (уставного) судопроизводства в субъектах федерации, для которого в современной государственно-правовой жизни России (при существующих концентрации законодательных полномочий у федерации, централизации и унификации правового регулирования, абсолютной компетенции федерального Конституционного Суда по рассмотрению конституционных жалоб граждан) почти не остается правового поля деятельности. Хорошим подспорьем в этом могут быть происходящие в последнее время процессы демократизации и децентрализации политической системы России.

2. При всей позитивной роли Конституционного Суда в формировании конституционной законности следует констатировать ряд существенных недостатков, устранение которых является одним из приоритетных направлений долгосрочных конституционных реформ. Во-первых, необходимо четкое закрепление правового статуса Конституционного Суда РФ с учетом особенностей его компетенции, роли и места в системе конституционных органов. Во-вторых, требуется определить и закрепить правовую природу и сущность принимаемых данным органом решений. В-третьих, является актуальным развитие компетенции Конституционного Суда за счет расширения механизмов оспаривания конституционности актов, обладающих характером нормативности. Также к числу необходимых реформ следует отнести пересмотр процедуры назначения судей и руководящих органов Конституционного Суда РФ и закрепление за Конституционным Судом РФ возможности самостоятельно инициировать рассмотрение вопроса о несоответствии Конституции РФ тех или иных положений.

3. Несмотря на достаточно большой массив нормативной и доктринальной базы, на сегодняшний день отсутствует единое мнение относительно признания решений Конституционного Суда РФ в качестве источника отечественного права как в теоретическом, так и в практическом аспекте. Как бы то ни было, проблема существования нормативности как одного из юридических свойств решений Конституционного Суда РФ требует, на наш взгляд, более четкого и последовательного правового (предпочтительно законодательного) регулирования.

Значимость решений Конституционного Суда РФ и выраженных в них правовых позиций для целей осуществления правосудия и обеспечения единообразия судебной практики, а также необходимость исполнения решений Конституционного Суда РФ обусловливают актуальность вопроса о юридической природе правовых позиций Конституционного Суда РФ и формах их осуществления.

4. Анализ научной литературы показывает, что имеет место дискуссионность о юридической природе правовых позиций Конституционного Суда РФ и, соответственно, о том, являются ли решения Конституционного Суда РФ, а также содержащиеся в них правовые позиции источниками права. Отсутствие единства взглядов по данному аспекту оказывает влияние на судебную практику, поскольку имеют место случаи, когда отдельные постановления нижестоящих судебных инстанций, соответствующие действующим правовым позициям Конституционного Суда РФ или конституционно-правовому смыслу нормы закона, отменяются вышестоящими инстанциями.

5. Полагаем, что в судебной практике стоит активнее прямо применять Конституцию РФ в связке с решениями Конституционного Суда РФ и содержащимися в них правовыми позициями Конституционного Суда РФ.

Под влиянием решений Конституционного Суда Россия продвинулась далеко вперед, глубоко изменив свое законодательство, приведя его в соответствие с международными нормами и существенно улучшив судебную практику. Вместе с тем предпринятые ею колоссальные усилия (законотворческие, организационные, финансовые и пр.) оказываются напрасными, если решения высшей судебной власти не исполняются, причем не только органами исполнительной власти, гражданами, но и судами, игнорирующими, а порой и прямо саботирующими решения Конституционного Суда РФ.

Сегодня имеется потребность в регулярном мониторинге постановлений Конституционного Суда РФ с целью выявления правовых позиций, касающихся совершенствования правового регулирования тех или иных общественных отношений. Одним из вариантов выхода из сложившейся ситуации может быть закрепление на уровне закона обязанности Государственной Думы РФ как основного участника законотворческого процесса в государстве постоянно изучать и учитывать в нормотворческой работе практику Конституционного Суда РФ, например, при разработке поправок в нормативные акты, регулирующие различные правоотношения.

Список использованной литературы

Нормативные правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Российская газета, № 7, 21.01.2009.

2. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 г. № 1-ФКЗ (ред. от 04.06.2014) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Российская газета, № 138 - 139, 23.07.1994.

3. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 03.02.2014) «О судебной системе Российской Федерации» // Российская газета, № 3, 06.01.1997.

4. Федеральный закон от 17.12.1998 г. № 188-ФЗ (ред. от 04.03.2013) «О мировых судьях в Российской Федерации» // Российская газета, № 242, 22.12.1998.

5. Федеральный закон от 06.10.1999 г. № 184-ФЗ (ред. от 27.05.2014) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Российская газета, № 206, 19.10.1999.

6. Указ Президента РФ от 23.12.2007 г. № 1740 «О месте постоянного пребывания Конституционного Суда Российской Федерации» // Российская газета, № 291, 27.12.2007.

7. Закон СССР от 23.12.1989 г. «О конституционном надзоре в СССР» (утратил силу) // Ведомости СНД СССР и ВС СССР, 1989, № 29, ст. 572.

8. Закон РСФСР от 12.07.1991 г. № 1599-1 (ред. от 25.02.1993) «О Конституционном Суде РСФСР» (утратил силу) // Ведомости СНД и ВС РСФСР, 25.07.1991, № 30, ст. 1017.

Специальная литература:

9. Алешкова И.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: правовая природа и формы их осуществления // Российский судья. 2013. № 8. С. 6 - 9.

10. Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного контроля в правовой системе России // Журнал конституционного правосудия. 2012. № 6. С. 25 - 38.

11. Бондарь Н.С. Конституционный Суд России: не «квазисуд», а больше, чем суд // Журнал конституционного правосудия. 2010. № 3. С. 28-33.

12. Борисова О.В. Конституционная экономика и правовые позиции Конституционного Суда РФ // Право и политика. 2006. № 10. С. 52-59.

13. Волкова Н.С., Хабриева Т.Я. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и парламент. М., 2005.

14. Гатауллин А.Г. Конституционное правосудие: старые проблемы и новые тенденции // Конституционное и муниципальное право. 2012. № 7. С. 37 - 39.

15. Головко Л.В. Необходимость принятия организационных мер по преодолению негативных тенденций развития уголовного и уголовно-процессуального законодательства // Закон. 2012. № 9. С. 70-82.

16. Гравина А.А. Акты Конституционного Суда РФ и законодательство о судебной власти // Журнал российского права. 2011. № 10. С. 47 - 54.

17. Ершов В.В. Индивидуальное и правовое регулирование // Российское правосудие. 2013. № 4. С. 4-23.

18. Кокотов А.Н. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2011. № 4(22). С. 6 - 12.

19. Колабухов Н.А. Правовая природа решений Конституционного Суда Российской Федерации // Российский судья. 2012. № 4. С. 17 - 21.

20. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) / Л.В. Андриченко, С.А. Боголюбов, Н.С. Бондарь и др.; под ред. В.Д. Зорькина. 2-е изд., пересмотренное. М.: Норма, Инфра-М, 2011.

21. Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. 2-е изд., доп. М.: Формула права, 2008.

22. Маврин С.П. Некоторые соображения о понятии правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2010. № 4. С. 12 - 18.

23. Невинский В.В. Сущность и развитие федерального конституционного судопроизводства в России // Российский юридический журнал. 2013. № 3. С. 88 - 96.

24. Несмеянова С.Э. Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями. М., 2009.

25. Трофимова Г.А. Конституционный Суд Российской Федерации как субъект конституционно-правовой ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 1. С. 56 - 60.

26. Фахретдинов Р.З. Роль постановлений Конституционного Суда Российской Федерации в регламентации уголовного судопроизводства // Журнал российского права. 2013. № 10. С. 107 - 113.

27. Эбзеев Б.С. Введение в Конституцию России. М.: Норма, 2013.

Материалы судебной практики:

28. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.1996 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 Федерального закона от 8 мая 1994 года «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Российская газета, № 41, 29.02.1996.

29. Постановление Конституционного Суда РФ от 01.02.1996 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Устава - Основного Закона Читинской области» // Российская газета, № 33, 17.02.1996.

30. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.11.1999 г. № 15-П «По делу о толковании статей 84 (пункт «б»), 99 (части 1, 2 и 4) и 109 (часть 1) Конституции Российской Федерации» // Российская газета, № 229, 18.11.1999.

31. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.07.2000 г. № 12-П «По делу о толковании положений статей 91 и 92 (часть 2) Конституции Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий Президента Российской Федерации в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия» // СПС «КонсультантПлюс».

32. Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 № 19-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области»: Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 № 19-П // Собрание законодательства РФ. 2012. № 31. Ст. 4470.

33. Определение Конституционного Суда РФ от 07.12.2010 г. № 1621-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Долженкова Ивана Васильевича на нарушение его конституционных прав положениями части 3 статьи 1.5, примечания к статье 1.5, статьи 2.6.1, части 3.1 статьи 4.1 и части 3 статьи 28.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс».

34. Определение Конституционного Суда РФ от 22.03.2011 г. № 391-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петрова Юрия Викторовича на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 1.5, примечанием к статье 1.5 и статьей 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс».

35. Определение Конституционного Суда РФ от 21.06.2011 г. № 774-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Акимовой Веры Викторовны на нарушение ее конституционных прав примечанием к статье 1.5 и статьей 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс».


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

60728. Пользовательский интерфейс графического редактора 339 KB
  Цель: дать учащимся понятие о пользовательском интерфейс графического редактора аdobe PhotoShop. Закрепить на практике умения учащихся использовать графический редактор аdobe PhotoShop.
60729. Сканирование изображений 3.05 MB
  Задачи: Актуализировать знания учащихся о компьютерной графике. Закрепить на практике умения учащихся использовать графический редактор Paint. Развивать творческое мышление через задания творческого характера.
60730. Форматы изображений растровой графики 182.5 KB
  Сохраните рисунок в другом формате воспользовавшись командой Файл Сохранить как в папке Эксперимент Имя файла: урок 1; Тип файла: 24-разрядный рисунок. Откройте первый рисунок Файл Открыть в папке Эксперимент Имя файла: урок 1...
60731. Компьютерная графика. Виды графических изображений 8.23 MB
  Цель: дать понятие компьютерной графике и видам графических изображений. Задачи: Актуализировать знания учащихся о компьютерной графике. Закрепить на практике умения учащихся различать виды графических изображений.
60732. Этапы решения задач с помощью компьютера 237 KB
  Построив модель задачи и исследовав ее можно найти оптимальное решение. 2 Этап: информационную модель процесса После постановки задачи построить информационную модель процесса выбора подарка а такая модель предполагает три составляющих...
60733. СТЫД И СОВЕСТЬ 42 KB
  Более того многие подростки отмечают что совесть мешает жить по законам современного общества. А между тем по русской православной традиции к 12-13 годам человек должен обладать достаточно зрелой совестью ведь с 7 лет ребенок допускается...
60735. Компьютерная графика. Графический редактор Paint 90 KB
  Цель урока: формирование практических навыков работы в среде графического редактора Pint с использованием ЭОР. Тип урока объяснение нового материала и закрепление практических навыков.
60736. Построение графиков функций 3.91 MB
  Задачи: сформировать у учащихся представления о построение диаграмм в среде Microsoft Excel, актуализировать и углубить знания о возможностях Microsoft Excel.